ПЕТЕРБУРГСКИЙ РОМАН. Стоит ли завидовать Казановам? 33.




Глава 6.

Стоит ли завидовать Казановам?



      – Дайте слово, что больше никогда так не поступите, – строго выго­варивала Сашенька сидевшему за тарелкой борща Бахме­тову. – Вам лежать ещё два-три дня, а вы на но­гах, и промокли! Что скажу вашей маме? Знайте, за эту неделю она звонила на ваш сотовый – сна­чала я сказала, что вы с Александром Петровичем пое­хали в Руссу и Новгород – не очень ловко соврала, а во второй – что просто гуляете по городу. А вы, и вправ­ду, гулять горазды – только поднялись с постели, и сразу в бега. Елизавета Фёдоровна сокрушалась, что от­пустила вас; подождала-подождала да и подалась на Выборгскую.
      – Вы сегодня удивительно выглядите, – с улыб­кой сказал Бахметов, всматриваясь в лицо девушки.
      – Начинаете говорить комплименты? – засмеялась Сашенька и вдруг покраснела.
      – Не такие изящные, как хотелось бы; но, в общем, да.
  – Стоит ли завидовать Казановам? Вот Евгений Алексан­дрович мастер говорить комплименты, и что? Глаза глядят как будто сквозь тебя, и вряд ли говорит то, что думает. Впрочем, он – точно не Донжуан и не Казанова, а что-то другое. Приходил сюда на второй день вашей болез­ни, но я его дальше кухни не пустила. Рассказывает о чём-то, спрашивает, а сам всё осмотрел глазами и даже как будто не хотел уходить.
     – Это вы его к себе влечёте, Сашенька?
    – У него и без меня подружек хватает. Страшный в этом смысле человек, – засмеялась девушка. – Да и не только в этом. Мне кажется иногда, что и не человек он вовсе – слишком всё складно у него выходит и без ма­лейшего усилия. А женщин он использует в сво­их интересах – это ж понятно, – а они и рады стараться. Жалко мне Машу – теперь он вправе будет распоряжаться и её свободой, а сможет ли она это вы­держать? Сегодня уже прибегала – и надулась, и обра­довалась одновременно, что вы ушли из дома; ушёл, мол, значит, идёт на поправку. Она уже привыкла за вами ухаживать. Будьте осторожны, Сергей Александрович, – вдруг сказала она. – Что бы ни происходило, будьте осто­рожны.
      Заметив, что Бахметов о чём-то задумался, Сашенька вымыла тарелку и, коротко махнув на прощание рукой, вы­шла из квартиры.
     Бахметов, подойдя к дверям на площадку, проверил – заперт ли её замок, – и прошёл в спальную комнату. Серд­це его сильно заколотилось. Он осторожно просунул руку за стенку комода и вытащил оттуда папку с цифровым шифром. Протерев рукавом сложенной на стуле рубашки успевшую запылиться с двух углов сторону папки, он, на­конец, раскрыл её и разложил на столе все спрятанные в ней документы.
     Всего оказалось восемнадцать бумаг. Бахме­тов разложил их на столе ровными рядами и стал соображать – какой же мотив подобия мог сближать эти документы между собой? Листки были разного формата и разного цвета, сильно потёртые и едва ли не пахнущие свежим графитом; некоторые заполня­лись посредством печатной машинки и датой имели первую половину девяностых годов. Кто собирал эту коллекцию, и по какой причине она оказалась у По­лины – вопросы об этом, наверное, составляли для Бахметова главные загадки. Люба, без сомнения, при­шла к Маше для удовлетворения вполне тривиально­го чувства мстительной ревности; но зачем же она оставила эту бесценную, судя по всему, папку у По­лины, оставалось непонятным. Две бумажки являлись дубликатами документов на русском и английском языках о переводе небольших, по сравнению с цифрами на соседних бланках, сумм в несколько сотен тысяч долларов из банка Вольского куда-то в Голлан­дию. Один листок фиксировал передвижение средств из Италии через Германию в Москву. Пара неряш­ливо напечатанных денежных удостоверений были очень похожи на те, что Бахметов отдал Шамилю Моисеевичу. Все эти бумаги, возможно, составляли как минимум часть одной большой и чрезвычайно изощрённой комбинации. Десяток документов явля­лись расходными и приходными ордерами банка Вла­димира Павловича.
    Бахметов поменял листики местами, отчего суть скрытой логики возможной схемы не стала более яс­ной. Люба, видимо, не захотела оставлять папку у себя дома? Сергей вспомнил грязное потное лицо Почечуева, сообщавшего о том, что бан­ки Вольского могут уплыть из его рук. По телу Бахме­това вдруг липкой дрожью прошла судорога синдрома мышечной памяти, а перед глазами встала картина вечера именин Маши, дымка рассеивающейся жары над Коломной и уходящая к Крюковому каналу Са­шенька. Бахметов быстро собрал документы в папку, сунул её в сложенную вчетверо газету и выскочил из квартиры.
        Оглянувшись по сторонам улицы, он убедился, что за ним никто не следит, и торопливо пошёл в сторону Садовой. Нужно было немедленно спрятать опасные документы, о которых уже знали Шамиль Моисеевич и Шкатов. В голове Бахметова веретеном прокручива­лись варианты устройства тайников на островах, об­ращений к Вольскому или Раевскому и даже кремации этих опасных бумаг. Зайдя в один из торговых под­вальчиков, Сергей сде­лал ксерокопии всех листков и направился на поиск квартирного агентства.
      Уже через час он заталкивал папку в вентиляци­онный люк на кухне снятой им квартиры в Соляном переулке. Решение, может, было не самым выи­грышным, но, в любом случае, позволяло перевести дух и потянуть время для поиска более комфортных условий выхода из этой дурацкой ситуации. Сергей разложил на кухонном столе все ко­пии в форме кроссворда и опять принялся разгады­вать смысл каждого ответвления. По всему выходило, что эти бумаги имели отношение к структурам Вольского. Три бланка были подписаны непосред­ственно рукой Владимира Павловича, обозначая об­ратный перевод нескольких сотен миллионов долларов из крупного московского банка на счета «империи». В углах каких-то листков стояла подпись Раевского – эти документы, на первый взгляд, не были связаны между собой, но два из них как будто дублировали фиксацию денежного потока из Москвы. Разобраться во всех этих шарадах с первого раза было невозмож­но – поразмышляв о том, что, может, стоит оставить в этой грязноватой, с почти казённой мебелью квартире и копии документов, Бахметов всё же положил их в задний карман брюк и побрёл к выходу. Пора было навестить Машу.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Ключевые слова: ПЕТЕРБУРГ, РОМАН, РОССИЯ, ЗАПАД, БАХМЕТОВ, РАЕВСКИЙ, АДИК КОЗОРОЕЗОВ.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 12.06.2019 в 06:18
© Copyright: Александр Алакшин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1