ПЕТЕРБУРГСКИЙ РОМАН. Могла, смеясь, встать перед Раевским на колени посреди улицы. 31.




Глава 4.

Могла, смеясь, встать перед Раев­ским на колени посреди улицы.




      – Извините, дорогой друг, что заставил вас ждать, – протягивая руку Бахметову, заурчал хозяин би­льярдной и, скинув валик, с шумом опустился на скамью. – Присаживайтесь напротив, выпьем настоя­щего коньячку и поговорим об интересующих нас делах. Водка тоже не лыком шита, но коньячок для меня нежней – таков мой организм! Кре­пит руки и голову свежит. А нам с вами нужна свежая голова, Сергей Александрович, – добавил Шамиль Моисеевич, разливая коньяк в две тонкостенные рюмки.
       Адик, исподлобья поглядывая на Бахметова, пополз к ступенькам беседки.
   – Привыкший к водке медведь, – усмехнулся Шамиль Моисеевич и пододвинул к Бахметову блюдце с лимоном. – Сейчас найдёт себе под деревцем место и заляжет спать. Я люблю его – нервы железные, а силё­нок на жизнь не хватает. Когда-нибудь умрёт под забо­ром с оторванным ухом. Ну, да Бог с ним. Вы, наверное, поняли, Сергей Александрович, что я человек слова, ска­зал – и сделал. Брата барышни освободил от долга, мало того, строго-настрого запретил обоих когда-нибудь трогать – ваш документ того стоил. Мне ясно, что к вам он попал более чем случайно, ведь вы других страстей чело­век. Но, извините, есть сведения, что документ этот входил в обойму других, и поважнее. Я, конечно, не могу вам сказать всего, но… Пейте коньяк, пейте, – накло­нившись грудью к столу, приблизил своё грузное лицо к лицу Бахметова Шамиль Моисеевич. – И знайте, что раз встали на эту дорожку – по ней вам и идти, – Шамиль Моисеевич откинулся на спинку скамейки и выдохнул воздух. – Жара спала, и слава Господу миров. Вас прямо с постели сюда привезли? – засмеялся он. – Но, из­вините, не мог больше находиться в неведении – неделю уже вас жду. Слушайте меня, мой молодой друг, и услышь­те меня. Я готов заплатить вам хорошие деньги за любую банковскую бумажку, и я знаю, что они у вас есть, просто не могут не быть! Не хотите отвечать сейчас, не нужно, – отвёл, наконец, свои глаза от лица Бахметова Ша­миль Моисеевич. – И если вы человек здравомыслящий, то поймёте, что о нашем разговоре ни Евгению Александро­вичу, ни дяде вашему сообщать не стоит ни слова, а я буду ждать. Связь с вами будет держать мой адвокат – он в кур­се дел, и можете быть с ним откровенны, – да и не стоит вам светиться рядом со мной. Помните о моей услуге вам и не забудьте передать привет Екатерине Дмитриевне. Скажу вам в качестве аванса нашим будущим доверительным отношениям – у Екатерины Дмитриевны есть какие-то частные дела с Раевским. Сам недавно узнал.
     – Но ведь и у вас с ним какие-то дела? – спросил, похоло­дев, Бахметов, и выпил-таки свою рюмку коньяка.
   – Даёт мне советы по бизнесу, – заглядывая в глаза Бахметову, сказал Шамиль Моисеевич, – а я иногда оказы­ваю ему мелкие услуги. Бизнес наш многообразен и часто «нал» смыкается с «безналом».
       – А Любу,– сглотнув слюну, проговорил Бахметов, – не ваши люди, случайно…
     – Э, нет, – засмеялся Шамиль Моисеевич и погрозил пальцем с крупным перстнем. – Чужих подвигов не нужно, со своими бы разобраться. Кто убил эту дивную де­вушку (вы даже не представляете, Сергей, насколько она была непосредственна – могла, смеясь, встать перед Раев­ским на колени посреди улицы, и все созерцавшие зрелище раскрывали рот, будто видели спустившуюся с небес игривую Афродиту), кто убил её – и для меня сейчас загадка, ну не тот же мальчишка-коробейник! У него, кста­ти, вдруг обнаружилось алиби, которого не было прежде, и его отпустили. Всего-то милостью Евге­ния Александровича неделю в Крестах и попарился. Ниче­го, всё со временем узнается. Давайте-ка еще по коньячку, да прогуляемся к заливу – сегодня вода может сильно под­няться, да…
   – Пожалуй, поеду в город, меня уже хватились, – встав из-за стола, устало улыбнулся Бахметов. – За коньяк спаси­бо. Нет сомнений, что мы скоро увидимся.
   – Вы даже сами не понимаете, насколько скоро, – почти небрежно бросил ему вслед Шамиль Моисеевич и налил себе коньяку.
   Через час Бахметов был уже в Коломне. Выйдя из ма­шины Шамиля Моисеевича, он кивнул довёзшему его во­дителю и пошёл в сторону Катиного дома. Машина не­сколько минут следовала за ним метрах в двадцати, но затем свернула в переулок и скрылась. Сергей, однако, не замечал ни машины, ни прохожих, ни даже того, что одет он был в этот день не по погоде – стал на­крапывать холодный дождик, веерной пылью оседавший на обдуваемом ветром асфальте.
     Дверь на звонок открыла сама Катя. Увидев Бахметова, она, на секунду растерявшись, втянула его за руку в квартиру и поцеловала в щёку.
   – Похудел и промок, – отбежав на шаг в сторону, по­смотрела она в лицо Бахметова и рассмеялась. – Без разго­воров в мой угол растирать волосы полотенцем, а я уже ставлю чайник на огонь.
    Бахметов пошёл вдоль обшарпанной и расколотой по­середине стены коридора. В дверях дальней комнаты уви­дел скрестившего на груди руки отца Кати – коллекционер обмерил лицо и фигуру гостя и, не отвечая на приветствие, едва ли не хлопнул дверью. Бахметов улыбнулся и вошёл в Катину комнату. Движения Сергея были немного скованы, а перед воспалёнными глазами ещё стоя­ла пелена оцепенелости прошлой недели; ощущения, одна­ко, были уже острее и осознаннее, чем, быть может, даже мгновенье назад – Бахметов почувствовал, что замёрз и ему хочется укрыться. Растерев голову полотенцем, он сел в старое продавленное кресло и укрылся пледом. Шерсть успокаивающе ласково защекотала шею и руки. Катя всё не шла. Не в силах сопротивляться потоку сочившегося в окно пасмурного света, Бахметов закрыл глаза и в секунду уснул.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Ключевые слова: ПЕТЕРБУРГ, РОМАН, РОССИЯ, ЗАПАД, БАХМЕТОВ, РАЕВСКИЙ, АДИК КОЗОРОЕЗОВ.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 10.06.2019 в 10:57
© Copyright: Александр Алакшин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1