ПЕТЕРБУРГСКИЙ РОМАН. Знай, что из-за таких, как ты, спиваются такие, как я. 30.



Глава 3.

Знай, что вот из-за таких, как ты, и спиваются такие, как я.


    «Шалаш» Шамиля Моисеевича смотрелся призе­мистым зам­ком из трёх этажей с бесчисленными куполами, башенками и стёклами цветного витража. Лужайку перед домом выстилал ровнёхонький зелёный газон, на котором в этот час копошились двое мужчин в синих комбинезонах. Адвокат проводил Сергея в небольшую беседку в рощице, а сам побежал в дом. Бахметов чувствовал неловкость оттого, что знал, о чём будет разговор, и оттого, что ему, возможно, при­дётся врать, отвечая на вопросы Шамиля Моисеевича. Си­туация же выбора чьей-то стороны раздражала его больше всего. В голове Бахметова всплыли слова Шкатова о пер­вых жертвах, и он вспомнил, как нахмурился Вольский на «дне ангела» на реплику Любы о том, что у Шамиля Моисеевича есть общие интересы с Раевским.
     Появившийся в беседке угрюмый парень в уни­форме официанта, молча перебросил с привезённой тележки на дубовый стол для двух персон несколь­ко тарелок с закусками, рюмки, фужеры, бутылки и в мгновенье исчез. Бахметов посидел ещё минуту, осматривая ветки нависших над беседкой деревьев, и кожей вдруг по­чувствовал напряжение направленного на него сбоку взгляда. Сергей повер­нул голову и вздрогнул – из-под перил беседки, почти просунув голову между столбиками балюстрады, на него смотрел ребёнок. Что-то неестественное было в этом ребёнке, и Бахметов опять вспомнил рассказанный Эмилией Львовной сон.
     – Меня послали развлекать вас, а желания особого нет, – сказал этот странный ребёнок и, быстро обежав беседку, по-гусиному с усилиями взобрался на её ступеньки. Сергей встряхнул головой, быть может, отгоняя лярв бредового состояния послед­ней недели, и не поверил своим глазам – черты лица ребёнка фантасмогорически превращались в невыспав­шуюся физиономию… Адика Козорезова. Действительно, перед Бахметовым стоял большеголовый принц городско­го перфоманса. Адик подошёл к накрытому столику и, положив на стоявшую перед ним скамью принесённый с собой плотный кожаный валик, уселся на него, оказав­шись, таким образом, головой и плечами уже над столом.
    – Присаживайтесь и ни в чём себе не отказывай­те, – хмуро проговорил Адик, сплетя толстенькие паль­цы рук, – и будьте любезны налить мне бокал вина или лучше водки – вот в эту большую рюмку.
Бахметов сел напротив и налил Адику водки. Кар­лик, не говоря ни слова, опрокинул рюмку в рот и вни­мательно посмотрел на Бахметова.
    – А себе? Ну, как знаете, а мне ещё рюмочку. Пред­лагаю без долгих церемоний быть на «ты», – сказал Адик, выпив и вторую рюмку.– Ты – брат той сумасшедшей дочки миллионера, к которой меня приводил Аркашка? Славная квартирка, а дочка – так себе… То есть, пардон, не в моём вкусе. Это ведь её окучивает Раевский? Дочку, конечно, а не квартиру, хотя… – хмыкнул он и взял своей короткой рукой рюмку. – Налей мне ещё, не могу пить так медленно. Приехал посмотреть на местных муда…? – надсадно продолжал гудеть в нос его резковатый неразвив­шийся голос.– Как в цирке! Все повально любят цирк. Magnus Circus Romanis! Нет, уж лучше Peterburgis. Слыхал о таком? Все мы здесь клоуны, а ты – первый! Молчишь? Ну, и молчи. Теперь ты знаешь всю правду и живи с ней, как сможешь… Они послали меня развлекать, и я тебя развлеку! Хотел развлечений, мать твою? Смо­три, петух саксонский, – размахивая перед лицом коротки­ми руками, разошёлся вдруг в крике Адик, – как пью; и знай, что вот из-за таких, как ты, и спиваются такие, как я. Что за дрянь – жрать эти ананасы! – сморщил он своё детское лицо, закусывая водку. – Как тут не стать паншовинистом? Давить всех гнид севера и юга, запада и востока! Всех без разбора! Распушили хво­сты, твари! Подберите! Подберите! И Аркашка твой тоже сволочь полная – изображает покровителя, а сам – гнида и лизоблюд. Тут все гниды! Все! И окорок – дрянь, – до­бавил вдруг Адик, поднося к носу маленькую тарелку. – Даром, что ты не ешь. Таких, как ты, парень, я особенно не люблю – не ешь, не пьёшь и молчишь. К Шамилю захаживаешь – кто ты? Налей мне водки – вот так, вот так,– взял он опять рюмку.– С меня спроса нет. Кто ни придёт, даже такие, как ты, а всё развлекай. Тьфу! Хоть девок щупать не запрещают. Все достали. Но первый – ты! – помолчав немного, карлик опять выпил водки и, загляды­вая в тарелку с селёдкой, не удержался на своём валике и полетел на пол. Бахметов бросился к нему, но Адик зло оттолкнул его своими маленькими ручками. В беседку, тя­жело отдуваясь, вошёл Шамиль Моисеевич.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Ключевые слова: ПЕТЕРБУРГ, РОМАН, РОССИЯ, ЗАПАД, БАХМЕТОВ, РАЕВСКИЙ, АДИК КОЗОРОЕЗОВ.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 10.06.2019 в 10:46
© Copyright: Александр Алакшин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1