ПЕТЕРБУРГСКИЙ РОМАН. ​И слёзы бабулек в сердце не стучат? 29.




Глава 2.

И слёзы бабулек в сердце не стучат?


      Спустя час серый «Рено» Шкатова летел вдоль Фонтанки в сторону Литейного моста. Сидевший молча Бахметов никак не мог отвязаться от мысли, что ему знаком сюжет странного сновидения Эмилии Львовны – кажется, что-то подобное снилось ему самому; в символике же и мотивах сна проступала пока не до конца чувствуемая Сергеем Александрови­чем идея. Особенно его воображение занимали камен­ные губы, шептавшие «Отдайте нам нашего ребёнка!» – перед этими словами даже мерк и безумный крик змея. Адвокат с весёлым любопыт­ством поминутно поглядывал на Бахметова своими желеобразными глазками.
    – Друзья мои не по душе, Сергей Александрович? – за­смеявшись, вдруг вступил в разговор Шкатов и свободной от руля рукой стал разминать коричневую сигаретку. – Так оставались бы дома. Извините, я так шучу. Человек вы сим­патичный, но уж очень молчаливый. А ведь молчание в наше время опасней вольнодумства, знаете об этом? Да, клиенты мои, быть может, народ особый и Шопенгауэра не читали; но народ это очень серьёзный, со своей философией и знает, чего желать от жизни. Шушеры вокруг них только довольно, но ведь шушера есть везде.
     – А в чем их философия? – спросил Бахметов, думая о чёрном и красном башмаках во сне Эмилии Львовны.
    – Да у каждого своя, – опять засмеялся Шкатов, – но есть и объединяющие мотивы – ну, например, тот, что вещи любят сильных хозяев. И не смотрите на меня с уко­ром – здесь всё логично и без стран­ностей. На разломе любой, извините за пафос, эпохи вещи всегда ищут новых хозяев. Доходит и до смешного – у нас тут в Питере актёришки на радио голосами ублюдочных интеллигентов с утра до ночи с придыханием благодарят антикваров, великодушно согласившихся ку­пить их фамильное бюро или колечко с сапфиром. Бабуль­ки поплюют на такую рекламу месяц-другой, а потом и сами бегут в указанный магазин с каким-нибудь затёртым подсвечником времён последних Людовиков, который, быть может, был безапелляционно экспроприирован у из­неженного Шереметева доблестным матросом Балтфлота – папой нашей бабульки. Красивые вещи любят сильных. Но бабульками шушера занимается.
    – Шамиль Моисеевич, надо понимать, бабульками не занимается?
    – Ну, по крайней мере в том смысле, что мы имеем в виду, – сказал Шкатов. – А вещами… Кто Богу не грешен, а бабке не внук? Почти каламбур. Вы здесь насмотрелись, наверное, на всё и понимаете, что к чему – кто чем у нас только не зани­мается. С вещами очень занятные комбинации быва­ют, какие не выдумаешь и в романах. Один мой клиент, например, месяцев и лет, не скажу, сколько назад, оказывал почти интимные услуги жене очень влиятельного, пардон, в федеральном масштабе лица – дама была помешана на драгоценностях и, заметив что-либо интересное на шее или в ушах своих подруг, об­ращалась к авторитетному человеку, моему клиенту, с за­казом на эту вещь. Получив её, что бывало почти всегда, дама имела возможность любоваться колье или брошкой всего лишь перед зеркалом в спальне. И муж был в курсе происходящего, но со своей сорокой-клептоманкой поде­лать ничего не мог. Видите, какие случаются чудеса.
   – А вы во всех этих комбинациях посредник? – с усмеш­кой спросил Бахметов. Лоснящееся потом лицо адвоката подёрнулось улыбкой.
   – Не во всех, но посредник. Я человек дела, Сергей Александрович и работаю на результат; всё же отвлечённые размышления оставляю на досуг, которо­го, увы, почти нет. Между различными мирами всегда сто­ят сталкеры, и я, наверное, один из них – вот и вся моя философия. Судьба такая.
     – И слёзы бабулек в сердце не стучат?
   – Дались вам бабульки! Некоторые из них, скажу между нами, вполне заслуживают обмана – а как иначе ле­чить глупость? И в молодости умом не блистали, а тут ещё впали в тотальный старческий маразм – кого тут жа­леть? Чтобы пожалеть человека, нужна хоть какая-то изна­чальная симпатия, а где её взять на всех? Слишком много развелось на Земле людей – одним больше, другим мень­ше… Да бог с ними, с бабульками – они будут всегда. А сре­ди них случаются ещё те экземплярцы! Пробок, кажется, мы избежали, и это уже хорошо, – задумчиво проговорил Шкатов, выворачивая машину на Литейный проспект. – Вы, Сергей Александрович, судя по всему, идеалист, и это, пардон, перманентное качество вашей натуры похваль­но; но бывают обстоятельства, когда хочешь – не хочешь, а просто необходимо принимать чью-то сторону. Кстати, вы должны знать, что можете всегда рассчитывать на мои услуги, как бы эти обстоятельства не повернулись. Вы воль­но или невольно впутались в очень сложную игру, исхода которой не знает никто; и в игре этой вы, кажется, самый незаинтересованный участник. Могу вам сказать, что в та­кого рода делах желательно сделать какую-либо ставку и лучше не проигрывать.
   – Игра эта связана с банками Владимира Павловича Вольского?
   – Вообще, знайте, – засмеялся Шкатов. – не в моих правилах вести душевные беседы с кем-либо, кроме клиентов, но для вас один раз сделаю исклю­чение; тем более, что, возможно, вы этим клиентом и ста­нете. Да, игра эта чрезвычайно изощрённа и втягивает в себя сразу несколько группировок, а одна из них возглав­ляется Владимиром Павловичем Вольским. Существуют командные пункты, заключаются союзы и подписываются пакты о ненападении; кто-то атакует, а кто-то защищает­ся, всё может перевернуться в мгновенье, и есть уже пер­вые жертвы. Хотя, нужно сказать, война почти бескров­ная; по крайней мере, пока. Расклад сил я вам описывать не буду, – хохотнул он, – но помните о моём предложении конфиденциальной помощи.
     Адвокат замолчал. Через минут сорок клаксон его ав­томобиля согнал шустрых воробьёв с конька ворот одного из особняков Разлива.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Ключевые слова: ПЕТЕРБУРГ, РОМАН, РОССИЯ, ЗАПАД, БАХМЕТОВ, РАЕВСКИЙ, АДИК КОЗОРОЕЗОВ.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 10.06.2019 в 10:36
© Copyright: Александр Алакшин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1