Споры мыслей в спорах рожденных. Выбор



    Очень часто можно слышать сетования о том, что человеческий разум в своем развитии не только не поборол звериные инстинкты внутри человека, но только усилил их, породив ужасающего монстра внутри каждого из нас. А поэтому, мол, мир зверей, не оторвавшийся от природного естества – чище и благородней мира человеческих отношений
Я полагаю однако, что проблема не в том, какая тропа или образ существования лучше – человека или зверя, а в том, что сам человек, оказавшийся не на своей тропе, оказывается плох, поскольку теряет на ней свою человеческую сущность. Да, человек в своих поступках может быть хуже зверя. Например, волк, при всей свое свирепости, никогда не вцепится в подставленную шею собрата, а для Homo sapiens это, что называется, без проблем.
   Но нормы животного поведения определяются системой жестких табу, заложенных в инстинкте, преодолеть которые ни волк, ни какое-либо другое животное, просто не в силах. Другое дело человек. В процессе своей эволюции он давно утратил биологические запреты, и единственным сдерживающим фактором в его социальном поведении долгое время оставались лишь осмысленные опасения за возможные последствия со стороны вождя и соплеменников за то или иное свое деяние. Причем, именно осмысленные, ибо, если расчет показывал малую вероятность негативных последствий этого самого деяния лично для него самого, то у этого человека появлялся стимул именно так и поступить.
   И только с появлением больших социальных сообществ с присущих им достаточно определенного разделения социальных ролей, вот только тогда стало зарождаться совершенно новые, невиданные доселе нормы поведения, закрепленные в морально-нравственных кодексах поведения. Сначала их, сводов правил, было много, своим числом сопоставимым с числом самих сообществ, но с укрупнением последних все более универсализировались и кодексы. А когда благодаря техническому прогрессу стали исчезать пространственные и информационные преграды между сообществами (государствами), человечество, наконец, приблизилось, возможно, к главному своему достижению – Единому Кодексу Нравственных Законов. Его основные принципы, кстати, выработаны уже давным-давно и закреплены как в христианской Нагорной проповеди, так и в постулатах других мировых религий. Да, кругом вскипали реки крови и творились немыслимые зверства, возвышались и падали тираны, но… все чаще человек с приставленным к горлу клинком стал просить о пощаде, взывая именно к милосердию - понятию, неведомому в животном мире. И клинок, бывало, да и отходил в сторону.
   К сожалению, а для многих к счастью, Нравственные законы еще не обрели качества биологической непреодолимости и поэтому человек продолжает реализовать свое право выбора далеко не всегда лучшим образом. Лично же для меня одним из самых неприемлемых и просто отвратительных деяний с точки зрения соблюдения нравственных норм является практика использования в своих целях слабостей других людей. А влечет за собой эта практика очень широкий спектр последствий: начиная от воровства игрушек, невозвращения долгов и кончая самым тяжким грехом – преднамеренным убийством.
...И, тем не менее, лишь человек приобрел способность к жертвенности в пользу другого человека не только в силу родительского или стадного инстинкта, но и в результате личного нравственного выбора.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Статья
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 09.06.2019 в 20:49
© Copyright: Сергей Дерябин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1