"История моего падения"


«История моего падения»

     Как и все истории падения в бездну моя начиналась с невинной шалости. В самом конце мая я наконец-то получил долгожданный отпуск, и как раз на время моего отпуска приходился чемпионат мира по футболу. Матчи проходили в том числе и в Питере. Будет чем заняться! Кругом висели афиши, кучи иностранцев оккупировали центр города и подземку, вспышки фотоаппаратов, иноземная речь. Я был в предвкушении чего-то светлого.
     Я вёл в то время довольно замкнутый образ жизни: работа-дом, по выходным – можно и в рюмочную заглянуть, изредка выбирался на концерты…и тишина… Ни ветерка какого-нибудь. Всё гладко и тускло. И вот как-то раз уйдя с концерта, который мне не пришёлся по душе, я оказался в уже изрядном подпитии в фан-зоне на Конюшенной площади: куча разношёрстного народу, шум-гам, пиво текло рекой (естественно из-подполы). Откуда-то из ниоткуда передо мной выплыла девушка азиатской внешности. Мы как-то сразу скорешились будто сто лет знакомы. Оказалось, что её зову Юкки, и она из Японии! Говорила по-русски она довольно сносно, почти без акцента. Оказалось, она приехала по обмену изучать русский язык да так и решила остаться. Зарабатывала преподаванием японского в одной из частных школ и жила в общежитии. Мы договорились выбраться из этой вакханалии и пойти прогуляться по набережной. Взяли ещё вина и почти до утра бродили по городу. Договорились встретиться через день.
     Я поначалу сомневался: стоит ли ехать, придёт ли она, может она уже обо мне и не помнит - мало ли что по пьяни случается… Но всё-таки поехал, и, как потом выяснилось – на свою голову! Она уже поджидала меня возле «Гостинки». Я хотел-было вежливо поздороваться, но не тут-то было: она неожиданно подлетела и поцеловала меня в щёку, затем взяла меня под руку и потащила за собой. Мы погуляли по городу, сходили в музей Достоевского (её любимого писателя), потом опять – поход по питейным заведениям… В общем – утром я проснулся у неё в общежитии. Вот так всё и началось. Отпуск пролетел как один день, ночевали попеременно то, у меня, то у неё, и я даже не заметил, как постепенно она перебралась окончательно в мои более чем скромные апартаменты. А ещё через месяц мы с ней внезапно оказались в ЗАГСе…
     Как-то раз, когда я пришёл с работы, она заявила мне, что решила отказаться от преподавательской деятельности: далеко ездить- мол, занимает много свободного времени… Что хочет простую, обычную работу, и чтоб рядом с домом. Я ничего на это не сказал. Мне нужно было собираться в командировку, почти на месяц.
Когда я приехал, всё в квартире оказалось переставлено, поклеены новые обои, появился новый модный шкаф-купе, на кухне тоже новые приборы. Всё просто супер! Времени видно зря не теряла. Дома её уже не было – видно на работу уже уехала. Я тоже поехал на службу отчитываться за командировку. Всё прошло хорошо, даже выписали премию и дали пару дней на отдых.
Вечером, выйдя из метро, я решил заглянуть в свой любимый подвальчик: шутка ли – месяц не был, мне, наверное, там уже прогулы ставят! Открыл дверь и замер: за стойкой не было ставшей за многие годы уже родным человеком дражайшей и всезнающей тёти Тани, - там бойко орудовала моя супруга японского происхождения некто Юкки! Причём складывалось такое ощущение, что она там работает уже лет десять. Безошибочно знала кто что пьёт и по сколько, называла всех по именам, непринуждённо шутила и болтала с завсегдатаями как с родными. Я готов был провалиться сквозь землю. Это была моя последняя крепость! Моё тайное убежище от жестокого и несправедливого мира. Там можно было уютно помолчать, выпить, поговорить о политике с мужиками, посмотреть футбол, хоккей… Гнездо оказалось занятым! Я захлопнул дверь и пошёл по улице в магазин, проклиная злополучный мундиаль и весь футбол в целом. Ощущение было такое будто наступил на что-то холодное липкое и вонючее. И вот иду я и от меня – воняет, и все оглядываются на меня и сторонятся. Мир стремительно сворачивался в трубочку, уменьшался на глазах. Становилось очевидным то, что я вляпался по-крупному! Я взял маленькую и за углом влил в себя. Глаза заслезились, но мир, как это бывало раньше уже не развернулся. Только – горечь во рту, и холодок нехороший по спине. Покурил и побрёл домой.
    Переодевшись в домашнее, я выпил чаю, просмотрел почту на ноутбуке, но успокоиться так и не смог – было какое-то смутное ощущение, что это ещё не всё. И вот, проходя по прихожей на кухню, я услышал осторожное, но настойчивое постукивание в дверь. Звонок за ненадобностью не работал уже много лет и особого смысла чинить его не было. Неужели кредиторы? Но всё оказалось на много, на много хуже! Открывая дверь, я уже знал, что сейчас произойдёт что-то страшное, непоправимое и неотвратимое, то, чего я смутно боялся и силился избежать во снах. На площадке стояли два пожилых азиата низкого роста: плешивый старик и его моложавая спутница. Старик прижимал к груди небольшую тряпичную котомку, а его спутница держала в руках клетку с канарейками. Позади них я заметил огромный чемодан с ручкой и на колёсиках, на нём была багажная бирка из аэропорта. Оба заискивающе и вопросительно смотрели прямо на меня и лучезарно улыбались. В их улыбках чувствовалось чудовищное напряжение, которое постепенно передалось и мне. Я смотрел на них, а они на меня. Немая сцена. Тут я увидел всю сцену как-бы сверху: себя в дверях с бледным испуганным лицом и улыбающихся извиняющимися улыбками пожилых японцев. Очень кинематографично! Постепенно кадр стал преобразовываться в рисованную картинку и застыл окончательно в виде советской карикатуры времён журнала «Крокодил». Но всю статику разбила внезапно появившаяся ниоткуда Юкки и, положив руки на плечи старикам весело проговорила:
- А вот и мои родители, познакомься! – Она отстранила меня и подтолкнула своих родителей внутрь некогда моей квартиры. Указала жестом на чемодан, а сама провела гостей в комнату, расспрашивая их о чём-то по-японски. Я послушно втащил чемодан в прихожую и закрыл за собой дверь, прошёл на кухню и молча закурил. Мыслей не было вообще, я был полностью опустошен. Из комнаты тем временем раздавалась восторженная японская речь, звуки расстёгиваемых чемоданных молний и застёжек.
Юкки привела меня за руку в комнату. На полу уже был расстелен матрац с цилиндрическими подушками и одеялом. Старики молча сидели на стульях, сложив руки крестообразно на коленях и улыбаясь, по-отечески ласково смотрели на нас. Юкки представила их мне, а потом меня им. Они молча кивали головами.
- Они совершенно не говорят по-русски. Я не думала, что они так быстро всё сделают и оформят все бумаги, но, видимо боги на нашей стороне. Я уговорила их продать свой домишко и переехать к нам, им там одним тяжеловато. Пенсия мизерная. Надо помогать. После моего письма в администрацию президента нам пошли на встречу и сейчас им оформляют российское гражданство. Будем жить все вместе как настоящая семья! Ты рад? Ну да ладно, я вас оставляю, мне пора на работу, а ты покажи им всё, они понятливые, погуляйте тут по округе. Пока, до вечера! Не скучайте!
Ну вот, с тех самых пор я и не скучаю.

30 мая 2019 г.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 09.06.2019 в 12:56
© Copyright: Сергей Виноградов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1