ПЕТЕРБУРГСКИЙ РОМАН. Отчего я не физиолог творчества? 22.


Глава 2.

Отчего я не физиолог творчества?


       Минуты три Катя молча звенела выставляемыми на стол чашками и заваривала чай.
    – Держался бы ты от него подальше, – смяг­чилась она. – Просто так он никого не прощупывает. Ну, да об этом после. Серёжка, что будем делать с этим проклятым долгом? Как изволили выразить свою мысль Шамиль Моисеевич, «шесть миллионов рублей не стоят любви к высокому».
      – Шесть миллионов?! – вскрикнул Бахметов. – Разве может мальчишка проиграть шесть миллионов?
    – Сейчас говорила с ним, – устало сказала Катя, – он намерен топиться. Только не вздумай сказать, что нужно идти в милицию – будет ещё глупее.
      Бахметов заходил из угла в угол.
    – Но если я попрошу у…
   – Исключено, – вздохнув, отрезала Катя. – Денег ни у кого брать не буду. Да и как можно отдавать такую сум­му за фантом, мираж, за какие-то дурацкие «спички»! У меня, наверное, женский ум, и мне не понять. Кирилл твердит – «долг, долг», – но не за «спички» же! И как из-за этих глупых спичек в восемнадцать лет можно пустить под откос всю жизнь?! Ведь у него и денег-то своих никог­да не было. Я бы у отца, быть может, и попросила, но он в последние годы стал настоящим помешанным, с нами уже не разговаривает – записки только пишет. А, может, отдать им все эти ключи и планы, и пусть подавятся его коллекцией?
   – Тогда будешь первой сообщницей, – горестно ска­зал Бахметов.— Подумай, что ты говоришь! Господи, ещё кого несёт?
      Действительно, в дверь позвонили несколько раз.
      – Ну, конечно, он дома, и телефон не включён, – во­рвалась в квартиру Елена Павловна и расцеловала сына. – Даже Станислав Игоревич говорит – пойдём напоследок прове­даем твоего затворника, всё лучше, чем раскланиваться на коктейлях музыкального бомонда. Ох, не любит он мест­ных примадонн и критикесс!
    – А за что их любить? – уверенно облизнул губы иду­щий следом Станислав Игоревич (судя по всему, он был частью прощён), – корчат из себя стоиков на обломках культуры Империи, а за грант из какой-нибудь, смешно сказать, Швейцарии разгрызут друг другу любой хрящ. Вообразите, друзья, прошёл слух, что Елена Павловна возвращается в Россию, и с концами. Дамская часть Мариинки, в возбуждении от перспектив возможных перетрясок репертуара, бегает вокруг Ленечки, и всё в гла­за заглядывает. А Елена Павловна как всегда интригует и молчит.
     – Пойду, наверное, – вдруг встала Катя, – мне ещё бы Машу проведать — как она там?
   – Я в чужих страстях не пловец…– хотел что-то доба­вить о Маше Шостакович; но замолчал, сообразив, что секунда для фразы ушла. Елена Павловна, поджав губы, наблюдала за поспешностью движений бросившегося провожать Катю сына. У двери Бахметов поцеловал ей руку и шепнул на ухо несколько слов.
   – Ты бледноват для такого жаркого дня, – сказала Еле­на Павловна, когда Бахметов вернулся к столу и стал раз­ливать в чашки чай, – это было заметно ещё вчера. Всё бежишь куда-то, а полежал бы в тишине и прохладе пару дней. Давай перевезём тебя в Лисий – там настоящий рай! Ну, не сердись, колючий ёжик, уже меняю тему. Вчера решила купить что-нибудь поблизости от усадьбы твоего дяди; ну, а поскольку Владимир Павлович сам вызвался найти вариант, к следующему приезду, я думаю, у нас с то­бой здесь будет большой уютный дом.
    – Если брать дом побольше, Ленечка, – осматривая углы кухни, начал было Шостакович, но Елена Павловна так посмотрела на мужа, что он едва не откусил себе язык. Впрочем, и она не успела сказать и слова – в дверь опять позвонили.
   – Не судьба нам с тобой спокойно поговорить. А мы через час на Витебский – и на фестиваль в Ригу. Всё в по­следнюю минуту, но президентам не откажешь. Это вы, Сашенька? – широко улыбнулась Елена Павловна. – Не да­ёте грязью зарасти нашему отшельнику? Как ваша карьера, милая? Можно я вас поцелую? Слыша­ла, что вы уже танцуете Мари?
     – В общем-то больше «китайский» танец, – не­много смущённо усмехнулась Сашенька. – А Мари иногда на замену…
   – Лиха беда начало, – я в вашем возрасте к сцене по­дойти боялась, – засмеялась Елена Павловна. – А уж петь перед всеми! До последнего пряталась в кулисах.
  – Лёнечка и сейчас ещё перед выходом порой под­мышки от волнения трёт, – заграссировал забывший обиду Станислав Игоревич. – Отчего я не физиолог творчества?
   – Не оставляйте его, Сашенька, – ещё раз обняла девуш­ку Елена Павловна, – он пока и сам не знает, чего хочет – смотрите, как опять насупился, но из него ещё будет толк. А в вас я просто влюблена.
     Сашенька, бросив серьёзный взгляд в лицо Бахметова, поцеловала Елене Павловне руку.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Ключевые слова: ПЕТЕРБУРГ, РОМАН, РОССИЯ, ЗАПАД, БАХМЕТОВ, РАЕВСКИЙ, АДИК КОЗОРОЕЗОВ.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 07.06.2019 в 10:47
© Copyright: Александр Алакшин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1