ПЕТЕРБУРГСКИЙ РОМАН. Полжизни во мраке в поиске всего лишь плеча надёжного самца. 21.



Часть IV.
Глава 1.

Полжизни во мраке в поиске всего лишь плеча надёжного самца.


        По расчётам Бахметова, Миша должен был прийти не раньше десяти часов – можно было успеть повидать мать. Вспомнив обещание Кате о вечернем свидании, Сергей решил прежде забежать домой и оставить ей записку. Перед входом в собственный двор он раздражённо поморщился, за­метив парковавшийся у обочины серебристый «Лексус» Раевского.
      – Я – не вовремя? – отгоняя липнувший к лицу пух, Евгений Алексан­дрович рассмеялся на столь живую реакцию Сергея. – Проезжал мимо, вспомнил, что вы здесь живё­те, и сами вы тут как тут, – Раевский вышел из машины и про­тянул Бахметову руку. – Всегда хотелось поближе с вами познакомиться, и, думаю, мы вполне могли бы стать друзьями – насколько, конечно, можно ими быть в наши дни.
    Бахметов машинально кивнул головой и усмехнулся, подумав: «А ведь он, наверное, любил её».
      – Чёрт закривлялся передо мной, прыгает, сволочь; а я – хрясь его об стенку. Ха-ха! Смотрю – а это кот! – услышал Сергей гулкий звук бубнежа стоящих в подво­ротне мужчин.
      – У меня такое ощущение, что вы будто дуетесь на меня за Любу – это правда? – спросил, улыбаясь Раев­ский. – Покраснели – значит, угадал. Объяснимся сразу, Сер­гей Александрович, – Любу я не убивал и даже не представ­ляю, кто это мог сделать. Точнее, почти не представляю. Поймите, дорогой вы мой, у какого-нибудь Тёмы было куда больше резона в этом деле – он любил её когда-то, и был отвергнут.
   – Но ведь он же ей брат…– пробормотал Бахметов, слегка задетый фамильярным обращением Раевского.
    – Всего лишь сводный – такое простое, на первый взгляд, дело, и столько скрытых обстоятельств. А если учесть его смешное желание насолить мне – вот уже и двойной мотив. Уверен, что для следователей Тёма будет подарком. Но, скорее всего, и он не убивал. Видите, я с вами честен.
       – Но кто же тогда? – в каком-то нервном возбуждении спросил Бахметов.
    – Не знаю, – засмеялся Евгений Александрович. – Или почти не знаю. Никуда не спешите?
       – Нет, – ответил Бахметов, понимая, что полетели намерения увидеть сегодня мать.
   – Не думаю, что отниму у вас и четверти часа времени. Вы немногословны, как египетский сфинкс, что в наши дни большая редкость. Да вы, наверное, и есть сфинкс при та­ких родителях, – уже без улыбки посмотрел в глаза Бахме­тову Раевский. Сергей взгляд выдержал. – Покажите мне свою квартиру.
        Пожав плечами, Бахметов махнул рукой в сторону парадного.
     – Вы ещё и аскет ко всему прочему,  осматривая через минуту табурет, на котором вчера ёрзал Почечуев, сказал Ра­евский и сел на стул. – Масса добродетелей при отсутствии желаний фанфаронства. Мне нужна ваша услуга, Сергей Александрович, и срочная. Между мной и вашей сестрой из-за этого молодого человека и вчерашних собы­тий назревает разрыв – с её стороны, конечно, но он может многое запутать. Не удивляйтесь, что я обращаюсь к вам – сейчас самое время, поверьте, восстановить всем привычный статус-кво именно через вас, поскольку Маша, увы или не увы, в любом случае, – подчёркнуто усмехнулся Раевский на вскинутые брови Бахметова, – выйдет за меня замуж. Это решено, но далеко не всякий любой случай был бы предпочтительней именно ей. Понимаете? Вы един­ственный человек, кто мог бы ей объяснить, через другие, разумеется, аргументы, все выгоды брака со мной – этим вы, дорогой Сергей Александрович, убережёте её хрупкую психическую организацию от никому не нужной ситуации принятия, извините за несердечное слово, приня­тия крайних мер. Я к вам обратился как к умному человеку, и не спешите отказываться от посредничества, подумайте о Маше – слишком многие кармические обстоятельства сошлись в одной точке необходимости брака и, добавлю, даже помимо моей воли. Конечно, роль свата или какого-нибудь ходатая за мои интересы для вас была бы смешна, – засмеялся Евгений Александрович, – но во всякого рода решениях руководствуйтесь соображениями о душевном по­кое вашей сестры.
     – И её отца? – брякнул Сергей.
     – Ну, разумеется, – совсем весело рассмеялся Раев­ский, – и моём, и вашем – всех близких ей людей.
     – За откровенность спасибо, будем думать, – сказал Бахметов, почувствовав, как поплыла перед глазами кар­тинка кухни и сидящего у стола Раевского.
    – Ну, и славно, – встал Евгений Александрович и опять протянул Бахметову руку. – Сестра ваша – девушка необыкновенно чувствительная, и я её по-своему люблю. Не хмурьтесь, я всё люблю по-своему, а особенно женщин. Непросто идти полжизни во мраке в поиске всего лишь плеча надёжного самца. А если она ещё и пытается что-то понять! Их стоит жалеть, Сергей Александрович.
    – Если по-своему, так это, может, и не любовь, – усмех­нулся Бахметов, глядя в неподвижные зрачки Раевского.
     – Подобные мысли заводят в тупик, и вы рано или поздно это поймёте,— заметил Раевский. – Слишком при­вяжешься к вещи и потеряешь мир. И это, впрочем, сло­ва. Приходите как-нибудь ко мне на Гороховую, адрес мой вам известен. Выпьем по рюмке абсента и поговорим. Я уверен, нам есть о чём поговорить. А вот и Екатерина Дмитриевна, – на пороге квартиры столкнулся он с Катей. – Кромвель сказал кому-то: «Никто не заходит так далеко, как тот, кто не знает, куда же идти».
      – Зачем он к тебе приходил? – вдруг накинулась на Бахметова Катя, когда за Раевским закрылась дверь. Бах­метов с удивлением посмотрел на неё и пожал плечами.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Ключевые слова: ПЕТЕРБУРГ, РОМАН, РОССИЯ, ЗАПАД, БАХМЕТОВ, РАЕВСКИЙ, АДИК КОЗОРОЕЗОВ.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 07.06.2019 в 09:50
© Copyright: Александр Алакшин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1