ПЕТЕРБУРГСКИЙ РОМАН. Это что за бумер? 20.


                                                                                           Глава 7.
                                                                                 
                                                                                    Это что за бумер?


      Мишу Бахметов застал в приготовлениях – на тело были напялены старое трико и немыслимого возраста куртка работника торго­вого флота. В глазах мальчика лихорадочно проблёски­вал огонёк босяцкого азарта.
     – Н-наши в семь часов возвращаются с С-Сенной, – сказал он глухо, трамбуя сигарету в захватанную паль­цами ржавую банку. – В вашем п-прикиде лучше н-не от­ходить от меня ни на шаг и думать, как бы п-поменьше походить на н-наивного мента. К-ко мне уже п-прилетала сорока с новостями, так что р-район поисков б-более- менее ясен, – Миша примерил к пальцам остроконечный кастет и сунул его в карман.
     Спустя полчаса он и Бахметов пробирались вдоль нагретых стен портовых пакгаузов островов. Погода стала переменчивой – вечерний ветер в минуту оттеснил в сторону едва заморосивший дождик, и опять выглянуло жаркое солнце. На открывшемся пятачке, за­валенном коробками лопнувших контейнеров, жгли ко­стёр десятка полтора загорелых ребятишек. Увидев Мишу, почти все они бросились его обнимать, оживлённо пере­крикиваясь и похлопывая по плечам грязными руками.
     – А это что за бумер? – указывая на Бахметова, спро­сил оставшийся у огня веснушчатый парень лет пятнадца­ти. Сергей Александрович с удивлением отметил, что дети сразу стихли и вновь расселись у костра.
      – Мы Риту р-разыскиваем, Стас, и мне сказали, что ты з-знаешь, у кого она.
     – У кого – не знаю, но видел её с каким-то стариком в Дровяном у Пряхи, за ними ещё Пупсы увязались. На Пе­ревозной увидишь склад, за ним нора с железной дверью – стукни три раза, потом подожди и ещё три. Даже если Пупсы с клиентами – откроют. Если Скула возбухнет – скажешь, что это в счёт того должка.
     – Теперь и я твой должник, – проникновенно сказал Миша.
   – Сочтёмся, – усмехнувшись, прикурил от зажженного прутика сигарету Стас, и его крупные веснушки порозове­ли. – Не води больше сюда кого попало – Самвел твердит, что менты на нас облаву готовят – обещал, правда, подма­зать, но без уверенности. А позавчера уже пара здесь кру­тилась. Придётся на Камчатку перебираться, а мои пока жмуриков боятся, да и мотаться туда замаешься.
    – Г-говорил я ей без меня н-никуда не ходить – и в-вот, – горестно повторял Миша, пока они возвращались в Ко­ломну, – я д-дурак, всё д-дулся на неё, а за что? Что с ней м-может сделать этот г-грязный старик?
    Бахметов молчал. Доволь­но скоро они добрались до Перевозной – она оказалась за­холустным проулком промзоны.
    – П-постойте там, – кивнул Миша Бахметову на противо­положную сторону улочки и условным знаком постучал в находящуюся с фасада железную дверь подвала за складом.
     Пока Бахметов переходил дорогу, Миша уже исчез. Было тихо. Сергей Александрович оглянулся и увидел рядом двух одуревших от жары собак, колодками лежав­ших у чугунной решётки. По пустынной набережной молча прошли два молодых человека. Что-то было в па­рочке безусловно непривычное, и Бахметов на секунду остановил свой взгляд. Один, в болоневой куртке и нед­линных «семейных» трусах, шлёпал по булыжникам бо­сыми грязными ногами; на втором были надеты только зимние ботинки и брюки. Потянувшая за собой тележку с мусором дворничиха прикрикнула на Бахметова, и он, взявшись за опять заболевшую голову, вынужден был перейти к малоуютной лавочке двадцатью метрами в сторо­ну. Наконец, Миша выбрался из подвала, за ним, прыгая, выскочили и встреченные вчера Бахметовым длинново­лосые двойняшки.
     – Дяденька, дайте сто рублей на покупку «Жигулей», – засмеялся один из них, в ком Сергей Александрович вдруг угадал мальчишку.
        – Вы здесь живёте? – спросил Бахметов, показывая на дверь в подвал.
       – Нет, мы живём наверху, а это – дно Скулы, – по­пыталась объяснить сестра мальчика, но, видя недоуме­ние на лице Бахметова, махнула рукой. – Он тоже здесь не живёт, здесь просто дно. Мишка рассказал, что вы – дядя Серёжа, и тоже ищете Риту. А меня зовут Тайка, а брата моего – Майка, хотя он никакой не Майка, а тоже Мишка. Мы – погодки! – гордо добавила она. У Бахметова отчего-то сжалось сердце, и он потрепал волосы на голо­ве Тайки.
     – П-пупсы г-говорят, что в-видели Р-Риту с каким-то с-стариком с-с авоськой,— с трудом сдерживая слёзы, про­говорил Миша.
    – Да-да, и в зелёном берете, – закивала головой Тай­ка, – он один раз даже звал нас к себе домой есть куличи и фотографироваться. Весна ещё была, помнишь, Майка? Да всё сорвалось – Клюка прибежала и раскричалась.
    – Это бабушка наша, – вздохнул Майка. – А родителей нет, они уже полгода оба в ЛТП. Клюка заплатила за них деньги, вот они там и отходят.
    – Соскучился! – презрительно перебила его Тайка. – Не переживай, нюня, выйдут скоро твои любимые, и опять будешь отдавать им все свои деньги.
    – А где живёт этот старик? – спросил Бахметов, кляня себя за то, что не сказал Рите о собственных поисках её отца – ситуация сейчас могла быть явно другой.
     – Он нас звал на… Витебскую, – наморщив лобик, выда­вила Тайка. – Майка, не тормози, вспомни, мы же видели его несколько раз на Витебской.
    – Д-да там всего т-три дома! – воскликнул возбуждён­ный Миша.— Возьмём по Пупсу и будем ходить по кварти­рам, пока не н-накроем старика.
    – Есть путь короче! – вдруг вскричала Тайка и без объ­яснений побежала вперёд.
     Пока Бахметов с Мишей и Майкой дошли до Витебской, Тайка успела переговорить с парой ровесников; и, не скрывая торжества, стояла возле одиннадцатого дома. Квартира старика размещалась в бывшей дворницкой сразу после выхода из арки. Бахметов с неудовольствием смотрел на малоуправляемую армию (к которой, вдобавок, присоедини­лись ещё и Тайкины консультанты), но решил не мешать де­тям. Миша сразу принялся колотить в обитую железом дверь.
     – Это он! – закричала Тайка, когда на пороге появил­ся высокий сутулый старик. Миша ящерицей проскочил у него под мышкой и растворился в квартире.
   – Кто вам нужен? – испуганно отшатнулся старик и посмотрел вслед мальчику. Дети загалдели, и старик в ужасе заткнул уши. Через секунду появился Миша и, как будто сам не веря в то, что говорит, упавшим голосом сообщил:
    – Риты здесь… нет.
  – Вы вчера шли с ней по улице, мы вас видели! – закри­чала Тайка, а Майка вдруг заплакал.
   – Я не знаю никакой Риты, – зло и, как показалось Бах­метову, всё же слишком растерянно проговорил старик; осмотрев лица всех стоящих на крыльце, он захлопнул дверь.
    – А всё равно мы его видели, скажи, Майка…– плак­сиво заныла Тайка. Из подворотни, громко стуча культяш­ками по разбитому асфальту, выкатился на повозочке без­ногий инвалид. Бахметов оглянулся – из открытых окон за ними наблюдали десятки любопытных глаз. Сергей Алек­сандрович взял за плечи ослабевшего Мишу и повёл его к арке. Вслед поплелись и остальные дети.
   В нос Бахметову ударил пряно-сладкий запах липы, и уже через секунду Сергей Александрович почувствовал, как в его глазах сильно качнулась картинка серо-жёлтых домов и двигавшихся вдоль стен людей. Он прикрыл рукой веки; но, вдруг под­хватив появившуюся в голове мысль, отвёл в сторону Мишу, переговорил с ним пять минут, дал ему три тысячи рублей и пошёл домой.





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Ключевые слова: ПЕТЕРБУРГ, РОМАН, РОССИЯ, ЗАПАД, БАХМЕТОВ, РАЕВСКИЙ, АДИК КОЗОРОЕЗОВ.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 06.06.2019 в 10:41
© Copyright: Александр Алакшин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1