Последний рейс


Ильину едва исполнилось сорок, но он уже успел вдоволь поколесить по стране. И где он только не крутил баранку огромного большегруза: на Урале, на Дальнем Востоке и даже на Крайнем Севере. Словно вихрь мечтаний носил его по жизни. Но с годами, ни то от усталости, ни то от желания обрести своё уютное гнёздышко, жизнь как-то вдруг коснулась Ильина несвойственной монотонностью, не обещая новизны. Нестерпимое желание тянуло его на родную Брянщину.
Он твердо для себя решил - сделать еще пару-тройку рейсов и домой; осмотреться, найти спокойную работу, завести семью, зажить, как все нормальные люди.
Рейсы предстояли долгими, тяжелыми, ехать приходилось в глубинку. Выехал Ильин рано утром, ехал без передыха и уже совсем поздно вечером остановился у небольшого придорожного кафе с названием "Трактир". Кафе показалось Ильину довольно приличным, справа от входа под стеклом большой стойки лежала различная выпечка, сладости, а на полках стояло множество бутылок с напитками. На широких окнах висели шторы с кисточками, столики были накрытые светлыми бумажными салфетками с узором по краям, кругом было чисто, опрятно, тихо играла музыка, свет был притушен, что создавало еще больший уют. Он не спеша прошел в дальний угол, снял куртку и, повесив её на спинку стула, сел за столик. К нему тут же подошла молодая женщина лет тридцати пяти, в белом переднике поверх темного платья с едва заметной улыбкой, и приятным мягким голосом, сказала :
- Добрый вечер.
Ильин ответил не сразу, он невольно задержался взглядом на выражении её уставшего лица - оно показалось ему милым и нежным, что смутившись, неловко ответил:
- Добрый...
- Извините, но мы уже закрываемся. - все тем же приятным голосом продолжила она. - Могу предложить только что- нибудь...
- Ну что ж... - перебил он. - Я не задержу вас... Если можно, то чашечку крепкого кофе.
Он мельком посмотрел на её светлые волнистые волосы, серые, нежные глаза, высокую грудь, и губы - молодые, чувственные... " Какая интересная женщина. - подумал он, глядя ей вслед, на её стройную фигуру, тонкую талию, красивые ноги. Когда она принесла ему кофе, он неожиданно для себя, спросил:
- Как вас звать?
- Ольга Павловна, - безучастно ответила она.
- Очень приятно! Алексей Иваныч. - представился он, и хотел было подать руку, но удержался.
- Ольга Павловна, если я попрошу сделать мне в термос крепкий кофе... Это можно?.. Мне ехать всю ночь. - и он пристально посмотрел ей в глаза.
- Да, конечно. - ответила она, приятно улыбнувшись.
Ильин давно не испытывал такого оживления, как теперь, и всю дорогу часто вспоминал её лицо, голос и то, как она изящно двигалась, её робкую улыбку. "Да, - думал он. - Есть в ней что-то притягательное, манящее." и в то же время, он чувствовал легкое раздражение от того, что эта удивительная женщина не его. Он встречал женщин: серьёзных и легкомысленных, красивых и не очень, хитрых и простодушных, но такой очаровательной, как Ольга Павловна - впервые.
Через три дня, на обратном пути, он остановился у кафе с единственным желанием увидеть её вновь. Его охватило легкое волнение, когда он вошел, окинув взглядом зал, он увидев её. Она была занята с посетителями, и Ильин сел за прежний столик.
Закончив с посетителями, она пошла к нему легко улыбаясь, словно к старому знакомому.
- Добрый день! Вы снова к нам.
- Здравствуйте. - радостно ответил он.
- Сегодня я предложу вам рыбную солянку, очень вкусная. - сказала она своим приятным голосом.
- Охотно съем, а на второе... - он нежно посмотрел на неё. - Вы уж сами, я надеюсь на ваш вкус.
Она ласково улыбнулась и, в какой-то момент, их взгляды встретились. И это мгновение было наполнено надеждой на дальнейшее сближение, доверительное продолжение, такой случайной и неожиданной встречи для обоих.
- Вы, конечно, замужем и дети есть ? - осторожно, между прочим, спросил Ильин, когда она подошла снова.
- Да, но детей нет. - с тенью грусти, ответила она.
- А муж чем занимается?
- Городишко наш маленький, работы нет, ездит на заработки... Вот и сейчас уехал на всё лето.
Ольга Павловна нравилась Ильину все больше и больше, и с давно не испытанным волнением, он всякий раз старался уловить её движение, голос, улыбку, заглядывая ей в глаза. Ему казалось, (возможно, только казалось) что и она, проходя мимо, тоже с интересом, без тени кокетства, радостно улыбается ему.
Ильин стал постоянно останавливаться у кафе, когда ехал туда и обратно. Он с трудом представлял себе, что их мимолетное, необъяснимое завораживающее знакомство может оборваться в одночасье, и когда думал об этом, то приходил в тягостное уныние.
Однажды он засиделся, ехать не хотелось, посетителей не было, и она, придвинув стул поближе, села к столику напротив его. Говорили много и о разном, как давние друзья.
- Знаете, Алексей Иваныч. - она задумалась и, немного погодя, продолжила:
- Женщинам, порой так хочется излить обо всём наболевшем на душе первому встречному, но удерживает их это сделать неуверенность, что поймут ли, проникнутся, да и не просто выслушают - легко, беспечно, а так, чтобы искренно, как близкий, родной, до самого... - она замолчала.
Ильина радовала и, в тоже время, до боли трогала, та доверительность и простота, с которой они долго и о многом говорили в этот вечер.
- Как хорошо, что мы с вами встретились Ольга Павловна. - заговорил Ильин после недолгого молчания. - Не часто, ох, как не часто, встретившись два незнакомых человека, так понимали бы друг друга с полуслова, как мы... Правда, Ольга Павловна? - спросил он, нежно улыбаясь.
- Да... Это очень хорошо. - вскинув на него свой взгляд, будто оценивая сказанное, отозвалась она.
- Алексей Иваныч, сама не знаю отчего, но я могла бы рассказать вам все-все без утайки, как на духу, без стыда и боли, как самому близкому... - она вдруг замолчала, словно споткнулась о последнее слово. - Только прошу, ради Бога, не осуждайте меня.
- Ну, что вы, что вы Ольга Павловна!.. Говорите, говорите! - с искренним порывом вырвалось у Ильина, и он с такой нежностью взял её руку, что у неё на лице выступил румянец.
- Я ведь деревенская, воспитывалась мачехой. - начала она и грустная улыбка вспорхнула с её губ. - Страшно хотелось уехать куда глаза глядят... Однажды познакомилась с приезжим, старше меня на десять лет, позвал замуж. Приехали вот сюда и все по началу было хорошо, но потом начались у мужа проблемы с работой, стал грубым, начал выпивать. - она тяжело вздохнула, взгляд её был исполнен невыразимой тоской. - А недавно узнала, что он изменяет, и все как-то пошло кувырком... Хотя в доме у нас достаток, всё как будто бы есть, а главного-то и нет... Ни радости, ни счастья... Были бы дети, то знала бы ради чего всё это терпеть...
Весь вечер Ильина донимала тяжелая дума: он не знал как сказать Ольге Павловне, что это его последний рейс. Это было нестерпимо больно и, наконец-то, он решился:
- Ну, мне пора. - тяжело вздохнув, сказал Ильин и нехотя поднялся из-за стола. - Это мой последний рейс.
- Последний? - с едва скрываемым сожалением и растерянностью во взгляде, спросила Ольга Павловна.
- Да... последний... Ольга Павловна, вы удивительная, очаровательная женщина... У вас все так хорошо, красиво, так ладно... - Ильин запнулся от волнения. - Вряд ли мы когда нибудь увидимся с вами снова. - немного помолчав, он с грустью посмотрел ей в глаза. - Пора... прощайте, не поминайте лихом. - и, чувствуя, как к горлу подкатил ком, быстро вышел.
- Алексей Иваныч! - она следом выбежала за ним. - Алексей Иваныч! - мягкий голос её дрогнул. - Прошу вас, ради Бога, вспоминайте меня, хотя бы изредко... Мне будет очень приятно, я почувствую это... Прошу вас!..
Не поднимая на неё взгляд, Ильин горячо пожала её руки, глаза его защипало, и он стремительно направился к машине.
Надвигались сумерки. Он ехал, как накогда - медленно и печально. Проехав километров десять, Ильин остановился, вышел из машины, сел на обочину, закурил. И пока он курил, одну за одной, перед его глазами постоянно возникало её лицо, её грустная улыбка, глаза... мысли его путались, не давая покоя. "Что ждет впереди эту очаровательную женщииу? Неужели ей всю жизнь терпеть грубость, подлость или того хуже..." - думая об этом, он отчаянно качал головой, и вдруг его словно осенило... он резко вскочил, бросился к машине, мотор взревел.
Небо резко потемнело, затянуло тучами, и где-то далеко впереди были видны слабые вспышки молнии. Крупные капли начавшегося дождя били о лобовое стекло. Ильин мчался обратно; лицо его пылало, глаза горели безумием.
Острый свет фар ворвался в окна кафе. Ольга Павловна, увидев Ильина, выбежала навстречу.
- Алексей Иваныч!.. Я знала, я чувствовала, что вы вернетесь. - послышался её взволнованный голос.
- Ольга Павловна! - он протянул ей свои руки. - Дорогая моя!.. Неужели, вот так мы расстанемся навсегда... Я так волнуюсь... не знаю с чего начать...
- Ну, говорите, говорите же... Я слушаю вас, Алексей Иваныч. - шептала она, крепко сжимая его руки.
- Оленька, милая моя, счастье моё!.. - еще больще волнуясь, он стал несвязно говорить:
- Простите меня, звезд с небес я не.., но поверьте, между нами не было бы ни хитрости, ни фальши... Боже, но почему же так несправедлива судьба... Ведь какое счастье было бы на всю жизнь. Верите, нет, вы и я, мы так похожи, что... Я погибну без вас... Ольга Павловна, уедем, соглашайтесь... Господи!.. только не молчите, умоляю вас... - сгорая от ожидания, он жадно смотрел на неё. - Вы согласны, Ольга Павловна?
Она молча, нежно прильнула своим лицом к его щеке, он крепко обнял её за талию, и было чуть слышно, как она, глотая слёзы, тихо прошептала:
- Да-да... Я согласна Алексей Иваныч!
Они долго стояли обнявшись, не замечая дождя.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 05.06.2019 в 15:45
© Copyright: Николай Загумёнов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1