Карпаты - общеславянская прародина


Только на Карпатах русская историческая наука может найти твердую почву для обьяснения начал Киевской государственности - Иван Порфирьевич Филевич (1856-1913) - русский историк и публицист. Родился в семье сельского священника. Образование получал на историко-филологическом факультете Петербургского университета. В 1890 году защитил магистерскую диссертацию - Борьба Польши и Литвы-Руси за галицко-владимирское наследие. Дважды ездил в командировку в Австро-Венгрию, где ознакомился со свидетельствами о русском населении в Венгрии и Трансильвании, а также посетил предположительно русское поселение близ Германштадта. Материал, собранный во время поездок, послужил основой для докторской диссертации - История древней Руси. Т. I. Территория и население. Потом Филевич занялся изучением истории Карпатской Руси. В 1902 году он начал издавать Обзор новейшего периода галицко-русской жизни. 1772-1900...Филевич выступал против революционных и сепаратистских идей, в частности против украинского движения. Уделяя большое внимание изучению проблем малорусских окраин Империи, он пришёл к выводу, что главную опасность этого движения составляет не столько распространение идей сепаратизма среди народа, сколько его демонстративное значение для внешних врагов России. В 1912 году, в своём докладе на заседании петербургского Западно-русского общества на тему Украинофильство как фактор разложения России, Филевич предположил, что украинское движение может быть использовано Австрией в будущей войне против России

И.П. Филевич. История древней Руси
...Под древней Русью мы разумеем ту часть славянского целого, с которою русское имя, как обозначение земли и народа, было наиболее крепко связано с самого начала исторической эпохи. В этом случае древняя Русь представляет для нас факт этнографический, как коллективное обозначение известной части славянских колен. Определить обьем этой части и взаимное отношение составляющих ее элементов - вот задача изследования, предлагаемого в настоящем вводном томе (Предисловие, с.IX)
Автор. Варшава 29 фев. 1896 (Предисловие, с.X)
...Все отмеченные указания на русский элемент в Карпатах и за Карпатами остались неизвестными русской науке, усердно продолжавшей скитания по отдаленному европейскому северу, северо- и юго-востоку.
С 20-х годов вопрос о Карпатской Руси проникает и в нашу науку, на первый раз случайно и, по-видимому, мимолетно, но в действительности уже не сходит с ея страниц. Развитие этого вопроса в нашей науке весьма интересно и потому не лишне будет отметить главнейшие моменты. Такое разсмотрение во многом поможет уяснению обьема и характера самого вопроса, а следовательно, и предстоящей нам задачи.
Впервые на него наткнулся П.И. Кеппен, попавший случайно в 1822 году в дунайское Залесье и нашедший там горсточку каких-то славян. - Он занялся даже ими, но затем забыл, хотя и отметил их в своем историческом плане ученого славянского путешествия, появившемся в «Библиографических Листах». Когда же через 20 лет подневольный житель Одессы, Н.И. Надеждин повторил путешествие Кеппена в Трансильванию (сведомый о его плане) и стал разыскивать тех славян, ему указали лишь одни свежие славянские могилы (А. Кочубинский. Дунайское Залесье. с.48).
Таким образом научное преемство мысли о Карпатской Руси установляется несомненно от Кеппена к Надеждину. Но в этой цепи недостает еще одного звена - Венелина, который в Москве был представителем Карпатской Руси во плоти, и был, повидимому, в близких отношениях с Надеждиным (к Надеждину - первому - отправился Венелин из Университета, по получении аттестата. - Древн. и нын. Словене. Биография Венелина. с.49).
Нельзя допустить, чтобы угро-русс не разсказывал Надеждину о своей родине, как равно нельзя допустить, чтобы Надеждин не интересовался этими разсказами. Быть может, Надеждину была даже известна венелинская рукопись об Угорской Руси, если, даже на взгляд акад. Куника, замечания Венелина об Угорской Руси представляют «единственное сносное из всех его писаний». Мы склонны приписать знаменитому Гуце (такова действительная фамилия Ю.И. Венелина) некоторую долю влияния в том, что славянские могилы в Трансильвании не оказались для Надеждина немыми.
25 марта 1839 умер в Москве представитель Карпатской Руси; к 40-м годам относятся блестящие статьи Н.И. Надеждина по вопросу о началах русского имени и русского племени и о значении Карпат в этих отношениях. В торжественном заседании Одесского общества любителей истории и древностей 4-го февраля 1840г. Надеждин произнес речь, в которой указал предстоящие обществу научные задачи: изучать Новороссию не только в мертвых и немых ея остатках, которыми усыпана поверхность, упитаны недра наших степей, но и в дышащих, говорящих памятниках национальности народов, жизнью которых наполнялись эти степи (Торжеств. заседание. Одесса 1840, с.34).
Не малая роль, по мнению Надеждина, принадлежала здесь с отдаленной древности и русскому племени. Надеждин вкратце проследил эту роль, развернув перед слушателями картину, исторически обоснованный фон которой - IX в. - теряется в «сером мраке, окружающем колыбель первоначального заселения Европы». Обозрев громадное пространство от гирл Дуная до устья Риона, от хребта Балканского до хребта Кавказского, Надеждин закончил указанием на особенно важное значение Дуная в исторической жизни нашего племени. Через два года, вернувшись из путешествия по славянским землям, Надеждин прочитал в торжественном заседании того же общества (22 марта 1922) свой Отчет о путешествии. Здесь он открывал русской науке новый мир славянского юга, связанный с русским югом неразрывными историческими связями с древнейших времен, но к сожалению, до сих пор у нас русских не только совсем неизвестный, но даже считавшийся как бы недостойным известности. (с.7-9)
Важные указания на постепенное образование Руси Надеждин представил в своей знаменитой речи 4 февр. 1840г. в одесском обществе; но это была речь, а не изследование. Надеждин писал ее, правда, «своего ради отечества русския земли», как обозначено в эпиграфе, но скорее ad monendi, чем docendi gratia (т.е. ради упоминания, а не изучения). Мы видели уже, что, начав с дальнего востока - с Подкавказья, Надеждин неуклонно влечется к Дунаю, к тому Дунаю, который доныне по всему безпредельному пространству земли русской величается родным Дунаем. След русской жизни, трепетание русского духа, отзвук русского имени, где бы ни замечались, ни с какой, однако, территорией не казались Надеждину так органически связанными, как с дунайско-карпатской. Только здесь мог представлять себе Надеждин русское племя в связи с славянском родом, в той связи, на которую так ясно указывает начальная летопись и живо сохранили до сих пор предания народные.
Здесь и нигде более!
Надеждин высказал это не только с необыкновенной силой убеждения, но и указал путь, которым факт этот может быть констатирован научно. - Географическая номеклатура не только сопредельных с нами Молдавии и Валахии, но даже Трансильвании и Венгрии, почти вплоть до Дуная во всю длину течения его по Паннонии, под толстым слоем румынского и мадьярского наноса, скрывает основной кряж - мало того славянский - собственно и именно русский! Развить это - смею сказать - неожиданное, для нас особенно драгоценное, я предоставляю времени и времени, находя, что в таком щекотливом пункте, больше чем где либо, должна иметь приложение мудрая речь стариков: festina lente (т.е. спеши медленно). (Отчет, 545). (с.36-37)
И.П. Филевич. История древней Руси: Т.1. Варшава: тип. Ф. Черпака, 1896-1897. 383с.
https://vk.com/doc399489626_502897185
http://feb-web.ru/feb/izvest/1896/02/962-392.htm
https://www.litres.ru/ivan-filevich/istoriya-drevney-rusi-t-1/
https://www.twirpx.com/file/1883932/

…В 1889 проф. Ф.И. Успенский высказал между прочим следующее: „И теперь уже можно сказать, что древнейшее существование русского населения на Дунае перестает быть ученой теорией или патриотическим увлечением. Известия летописи о русских городах дальних и ближних более не должны быть признаваемы за праздный вымысел. По-немногу накопляется материал, которым невозможно пренебрегать. Нельзя при этом не пожелать, чтобы славяно-русская филология обратила свое внимание на те остатки русской речи и русского населения, которые путешественники видели в Трансильвании еще в начале настоящего столетия”.
...Только на Карпатах русская историческая наука может найти твердую почву для обьяснения начал Киевской государственности. (Считаю не лишним напомнить. соображения проф. Кочубинского: Если необходимо признать особенную фонетическую и формальную близость словацкого наречия чешского языка к наречиям русского языка. то справедливо видеть в речи бедных обитателей Карпат звено, связующее языки крайних славян запада и востока - Чехов и Русских. Если с другой стороны, принять во внимание, что современное словацкое наречие представляет в известном смысле собственно чешское наречие в его древнейшей форме, XI-XIIIв., то можно даже допустить, что чешско-словацко-русский язык есть говор одной обширной народной семьи, члены которой связаны между собою более тесными узами, чем кто либо из них с своими соплеменниками на севере и юге. - Зап. Новор. Ун. XIII, 123. Тоже у Гедеонова: без пособия чешского языка нельзя обойтись для уразумения древне-русских памятников; древне-чешские памятники не требуют знания русского языка (Вар и Р, 313)).
Всестороннее обследование древнего Киевского периода до Смерти Владимира Святого может дать, думается мне, очень много прямых исторических указаний, подтверждающих предлагаемую мною мысль...
Иван Порфирьевич Филевич (1856-1913). Угорская Русь и связанные с нею вопросы и задачи русской исторической науки. Памяти Юрия Венелина. Варшава, 1894, 32с. - Отрывки настоящей заметки были читаны на IX Археологическом сьезде 1893г., в 70-летнюю годовщину прибытия Венелина в Россию
https://vk.com/doc399489626_502898304
http://bookfi.net/book/1338338

М. Скрiпник. Влес книга: Лiтопис дохристияньской Русi-України. Частина VII. На правах рукопису. ВИДАВНИЦТВО МЛИН. Лондон-Гага, 1975
https://vk.com/doc399489626_504043029
Дощ.7в Тогдяше не бя iнакосте а днесе пре бенде достяi ны А межахом сме се одразiте сен од вразех А деньмо такосе одразеньме i яхом све сева а ова ПервЪ зовенхом до стенге вутце наше якове не суть ще збабнена а грде Прiхождахомсе во icтЪ на стогна све а рещемо же iнЪ не буде то а сме iмаме iтi на Грьце якова ста бенше Мълвiхом бо ясне а Iнтра iде за не яко шед за Отце наша на Ромiе до Трояне земе А суть немо бенде колiбва варензе ведле наше вое на то яко саме сме можахом вденте Тенсеце ляте смехом бiлi од Роме i Годе а Сурiанта якова бенде со ны Нiже не опоменемо яко Годь соеднесеше со Егунште на ны а Галареке се верзе од полнще а Егунште о полдне А ту плакала Русколане Боруся елiце же Егунште оброящеша Годь Ту Русь се венздвегла сва сыла а Егунштiе оразiша утворяi крае Онтов а Скуфь Кыеву А днесе за сеще средьце наше се крвi од iтра до вчерже Ходястехомо а iзроняшехомо слзы о судове нашея жiвота Тi се нЪмы в ча стоне А тако вЪхом ста iже щас прiде яко по за сенще сме ходяшете iмахом на врзi ащi бо ту Грьцi щi бо Енгуштi А ны те б то iмахом хомытате а стрнъжете абонь не ста намо врза iа яко мрзенсть пренд ощесы нашiя Галарек бо залатi за ть а iмаме пронуденте Хорсуне заплатенте за слзы дцере нашiа уточена а сыны одренiа взято Плать бо та не србрна а нi злата поненже одсенть главе iа на щепоту стрщемо
Тогда еще не было иначе, а сегодня войны беды достают нас. И можем [мы] отбиться от врагов. И ежедневно так отбиваемся и взяли себе то и это. Во-первых позвали [мы] под стяги вождей наших — которые еще не обабились, а суть герои. Сходимся [мы] воистину на площадях своих и говорим, что по-другому не будет это, а [мы] должны идти на Грецей, которых стало больше.
Молвили [мы] ведь ясно, и Интра идет за нас, как шел за Отцов наших на Ромеев на Тройскую землю. И беда нам, когда б варяги вели наших воинов на то, как [мы] сами можем ведать.
Тысячу лет отбивались [мы] от Ромев и Годи, и Сурьянту [будем помнить], которая с нами. И не забудем, как Годь соединилась с Егунцами на нас. И Галapex набросился с полночи, а Егунцы - от полудня. И тут плакали Русколань [и] Борусь, поскольку Егунцы вооружали Готов. Тут Русы поднялись своей силой и Егунцев отразили, сотворяя край Онтов (Антов) и Скуфь Киевскую (в дощ. 8(27): Тако бо Русколанье падьма до нiць од ГодЪ а Iегуншта звЪжства А тодЪ Кiiска Русе творящесе а Онтува).
А нынче от сечей сердце наше кровит от утра до вечера.
Ходим [мы с вами] и роняем слезы о судьбах нашей жизни. Они ведь немы в час стонов (?), а так [мы с вами] знаем, что время придет, что по сечам ходить [мы] должны на врагов - Греци ли то, или Егунцы. А мы ведь их-то должны охомутать и стреножить, чтобы не стало нам врагов, как мерзости перед глазами нашими.
Галapex ведь заплатит за то, и [мы] должны принудить Хорсунь заплатить за слезы дочерей наших убитых и сыновей, в рабство взятых. Плата ведь та не серебряная и не золотая, потому как отсечь их головы - и в мелкую крошку истолчем.
Влескнига, Жар-Птица и историческая память
https://vk.com/doc399489626_504791213



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 05.06.2019 в 09:08
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1