Карпаты - общеславянская прародина


На далеком русском севере и поныне поют - о славном Волынце городе, красном Галиче, о князе Романе Митриевиче, о борьбе с степным Змеем-Горынычем, о Владимире Красном Солнышке, о тихом синем Дунае...
Памяти Н.И. Надеждина

Исторiя Карпатской Руси
Первый перiодъ (съ X до половины XIV вЪка)
Галицкая (и Буковинская) Русъ подъ управленiемъ русскихъ князей
Карпаты являются общеславянской прародиной
, откуда въ VII вЪкЪ славянскiя племена разселились въ разныя стороны. Находясь на рубежЪ между Русью и Польшей, Галичина постоянно служила предметомъ спора между этими двумя государствами. Въ 981 году русскiй князь Владимiръ Великiй завоевалъ у Польши Червонную Русь или Червенскiе города. Однако, междоусобица, начавшаяся послЪ смерти Владимiра, привела къ тому, что польскiй король Болеславъ Храбрый въ 1018 году присоединилъ эти города вновъ къ ПольшЪ. ПослЪ смерти Болеслава Храбраго, русскiй князь Ярославъ Мудрый въ 1031 году снова отвоевалъ у Польши Червонную Русь. ПослЪ смерти Ярослава Мудраго (1054г.) Русъ была раздЪлена на удЪлы

Изображены (слева сверху по часовой стрелке): A.И. Добрянский, Д.И. Зубрицкий, Я.Ф. Головацкий, А.С. Петрушевич, И.Г. Наумович, В.Д. Залозецкий, Н.Л. Устианович, И.Н. Гушалевич, Б.А. Дедицкий, В.И. Хиляк, А.А. Полянский, Ф.И. Свистун, О.А. Марков, Д.А. Марков, М.Ф. Глушкевич, Ю.А. Яворский, О.А. Мончаловский, Д.Н. Вергун, И.И. Процык, В.Ф. Луцык, Г.И. Купчанко, Е.А. Фенцик, И.А. Сильвай, А.Ф. Кралицкий, И.И. Раковский, А.В. Духнович
Ф.Ф. Аристов. Карпато-русские писатели. Том первый. Исследование по неизданным источникам. В трех томах. Том первый. Москва 1916, 304с.
https://vk.com/doc399489626_499301940 1 изд. 1916 304с.
https://vk.com/doc399489626_504568963 2 дополн. изд. 1977 424с.
http://bookre.org/reader?file=1337589 19мб
https://imwerden.de/publ-6890.html

Вопрос о том, каким образом проникло за Карпаты русское имя, является одним из самых сложных и малоразработанных вопросов русской исторической науки. Впервые обратил на это внимание ученых Н.И. Надеждин, который в своей Записке о путешествии по южно-славянским странам (Журнал Мин. Народного Просвещения 1842г., ч.34) писал следующее: До сих пор все изследования наших историков, этнографов и археологов обращались преимущественно, даже можно сказать исключительно, на Русь, заключающуюся в обширных пределах Российского государства. И здесь еще, особенное, впрочем весьма естественное предпочтение оказывалось Руси Северо-Восточной, основательнице настоящей славы и величия имени русского.
Русь Юго-Западная, коей чистейшая и самообразнейшая часть уходит из пределов Российской Империи, простирается за Карпат до Дуная, во всю длину его течет по древней Паннонии - эта Русь едва удостаивалась мимоходного упоминания в предисловиях к Русским историям. Доходило даже до того, что сознание нашего кровного родства и единства с Юго-Западными нашими соименниками - сознание столь ясное и живое, как напр. во время Герберштейна, который всех Руссов признавал и называл равно Руссами - затмевалось совершенно в новейших бытописателях и изследователях, впрочем достойных всякого уважения своею ученостью и добросовестностью. Причина тому, очевидно, заключалась в ложном предубеждении, распространенном венгерцами, а вслед за ними и другими европейскими историками, кои, с нелепых слов безымянного нотаря короля Белы, повторяли в один голос, что Руссы венгерские увлечены за Карпат из нашей украины мадьярами, которые потом бросили их, как безполезную тягость, при пороге своего распространения в Паннонии. За тем еще позднейшее переселение Федора Кориатовича - из Подолии в Мункач - считалось второю эпохою, с которой Закарпатье наполнилось руссами. При таких предположениях понятно, что пребывание нынешних русняков в Венгрии признавалось недостойным занимать место в древней истории и археологии народа Русского.
Я был точно того - же мнения, пока не познакомился лично с венгерскими русняками, с местностью их настоящих жилищ и окружных стран, с преданиями, искони существующими у карпато-руссов, равно как и с преданиями самых венгерцев и других окрестных народов, в их полноте и чистоте, из самых источников. Напротив того, теперь я убедился вполне, неопровержимыми доказательствовами, что русская стихия простиралась на Юго-Запад, по обе стороны Карпата, вплоть до Дуная, задолго до вторжения мадьяров в Панонию; что мадьяры: не привели сюда с собою руссов, а нашли их здесь, осилили, расположились жить и господствовать меж них, и таким образом разорвали то непосредственное соседство, в котором руссы, по свидетельству и наших отечественных и чужих преданий, находились некогда с сербами, хорватами и славяно-чехами. Доказательства, на коих основалось мое переубеждение суть: историческое, этнографическое, топографическое и даже лингвистическое. На сей раз упомяну об одном, у нас едва-ли известном факте, но которого важность чрезвычайна: в Трансильвании, в сокровеннейших ущельях Карпата, при истоке Ольты, между румынами, мадьяро-секлерами и саксами, находятся деревни, которые по cиe время называются Русскими, жители которых, на памяти ныне живущего поколения, говорили между собою по русски. т.е. Карпато-Русинским или что то же малороссийским языком! Никто не знает и не помнит, каким образом и когда образовались здесь эти оазисы: они, очевидно, отмыты от родного материка приливом мадьяров и немцев. Что можно сказать против этого живого вопиющего свидетельства?
Какой новый свет открылся мне, когда я под моею путническою ногою, ощутил везде следы старой самородной Русской жизни на этом забытом нами пространстве Южно-Славянского Mиpa. Начало нашей истории, происхождение и смысл нашей древней летописи, разлитие благодатных лучей христианства в нашем Отечестве, путешествие к нам церковно-славянского языка, имевшего столь существенное влияние на наше умственное и литературное образование: все эти пункты, более или менее загадочные, более или менее сумрачные, прояснились. Я понимаю теперь, как наш достопочтенный Нестор мог говорить о разселении Славяно-Россов на севере с Дуная: это взял он не из преданий отдаленной древности, как думают обыкновенно, но из живого наглядного познания придунайской стороны, которая в его время, без сомнения еще ощутительно трепетала чистою Русскою жизнью. Я понимаю даже сказку о Кие, основателе Киева, которую многие из восторженнейших читателей древнего летописца считают басней, вымышленною из патриотического хвастовства. Понимаю известный список Русских городов дальних и ближних, сохранившийся при некоторых наших Летописях: эту загадку Сфинкса, которая до сих пор не находила еще счастливого Эдипа. Понимаю образование древней нашей Иерapхии, пугающее изследователей своею темнотою и недостоверностью: и проч. и проч. -
После Н.И. Надеждина вопроса о русском имени на Карпатах касались: академик А.А. Куник, проф. В.И. Ламанский, немецкий ученый Рэслер, академик В.Г. Василевский, проф. А.А. Кочубинский и проф. Ф.И. Успенский. Обо всех этих попытках выяснения русского имени Угорской Руси. проф. И.П. Филевич в своем сочинении Угорская Русь и связанные с нею вопросы и задачи русской исторической науки (Варшава, 1894г., с.11-12) говорит следующее: Все это только отрывки и наброски: ничего не только цельного, но даже сколько нибудь определенного. В течение полувека после Надеждина разработка занимающего нас вопроса, собственно говоря, не продвинулась ни на шаг. Русская мысль боролась с норманистами под знаменем Руси поморской, роксолан, скифов и наконец готтов. Угорская Русь, ни разу не выступала на сцену прямо, но несомненно всегда скрывалась за кулисами, смущая своим именем спокойствие всех названных ученых партий, к решительным или умеренным сторонникам которых принадлежат у нас в настоящее время все представители русской исторической науки. Во взглядах на Угорскую Русь ученые до сих пор колеблются между двумя противоположными взглядами: ак. Кулика с одной и Надеждина с другой стороны. Существенная разница обоих взглядов заключается не в научном их обосновании, а так сказать, в научной обстановке и, пожалуй, в тоне, весьма решительном у норманнистов, и весьма робком у их противников. Упоминания об Угорской Руси находят, как мы видели, место лишь в примечаниях и приложениях. Специального изследования, посвященного вопросу о русском имени на Карпатах нет, и ученые упоминают об этом только по случаю, попутно -.
С исчерпывающей полнотой этот же вопрос проф. И.П. Филевич разобрал в своем труде История древней Руси (Варшава, 1896г.), посвященном выяснению - связи Руси Карпатской с остальным русским миром...
Ф.Ф. Аристов. "Истинная история карпато-россов" А. Духновича. Значение А.В. Духновича, как угро-русского историка. Русский архив. М., 1914, N5, кн.2, с.144-155
http://www.runivers.ru/gal/today.php?ID=450165 том 145
https://vk.com/doc399489626_504661654

Николай Иванович Надеждин - Записка о путешествии по южно-славянским странам (представлена Императорской Российской Академии, 1842). Журнал Мин. Народного Просвещения 1842г., ч.34
https://runivers.ru/bookreader/book450628/#page/237/mode/1up
https://vk.com/doc399489626_504662538



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 04.06.2019 в 09:31
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1