Дальневосточный Чернобыль. гл.26


Дальневосточный Чернобыль. гл.26
Дальневосточный Чернобыль. Гл 26.

Сальникова Сергей Сергеевич

(Впервые повесть опубликована в журнале «ADITA», Германия, 2011 год)

Гл. 26

Сергей достал из «сейфа» - металлического ящика с замком, своё ружьё, собрал, повертел, проверил патронташ, надел его на пояс, закинул за спину почти пустой рюкзак: «Пойду, поброжу по лесу. Погодка прелесть, одно слово – бабье лето, ворон погоняю»
«А если охотнадзор?»
«Какие здесь егеря? Их тут отродясь никто не видел. Подышу воздухом, старые патроны расстреляю. На охоту я всё одно не хожу, а ружьё зачем? Зачем взносы плачу в охотничье общество?»
«Так и я о том же - зачем?»
«Может у меня инстинкт охотничий, может мне это для душевного равновесия надо»
«Ну, раз для душевного равновесия, то действуй. Когда ждать с добычей?»
«Часа через три-четыре. Видишь, припасов съестных не беру, значит не долго».
Он спустился по лестнице, вышел из подъезда и зажмурился от яркого солнца. Прелесть эта осень на Дальнем Востоке. В остальное время погода не балует, а в это время, как, бы извиняясь, за прошлые прегрешения, дарит счастье наслаждаться всеми её прелестями. Сергей поправил ружьишко, защитного цвета мешок на плече и бодро пошёл в направлении леса, что начинался прямо за домами. Что -то тревожно защемило в груди, оглянулся, пробежал взглядом по окнам дома напротив, передёрнул плечами и пошёл дальше.

Лев Петрович резко отшатнулся от окна, когда беглый взгляд Сотникова на мгновение упёрся в него.
«Вот она удача! Один пошёл в лес! Ну, держись герой-любовник, назад ты не вернешься. Я с тобой поквитаюсь за Елену Васильевну. Я тебе устрою роман буйный с моей женой» - он оглянулся, хотя знал, что в квартире никого не было, его обожаемая супруга уехала в очередную командировку во Владивосток на пару дней. Открыл стенной шкаф, поднял небольшую досточку, что закрывала нишу в полу и извлёк оттуда, завернутый в чистую тряпочку, пистолет. Оружие ему досталось совершенно случайно. Дежуривший ночью капитан-лейтенант, что оставался «ночным директором» на заводе, отправился отмечать день рождение к однокашнику на лодку, а свой пистоле, дабы не затруднять себя лишней тяжестью, бросил в задвижку стола в «дежурной рубке» заводоуправления. Утром, вернувшись назад в состоянии лёгкого головокружения после бурно проведённой ночи, он не обнаружил оружия. Его вороненый «Макрыч» исчез. Оружие умыкнул, возвращавшийся с ночной сдаточной смены, Лёвчик. Забрал исключительно, чтобы нагадить дежурному офицеру, что когда-то нагрубил ему в автобусе.
Под суд «каплей» не попал, чем очень расстроил Лёву, но был отправлен досрочно на неполную пенсию, а пистолет похититель хотел выкинуть, но вдруг стало жаль. Такая стоящая и красивая штуковина. Лев Петрович вообще ничего и никогда не выбрасывал.
Примерно месяц назад добрые люди нашептали Лёвику, что его несравненная Елена Васильевна находится в близких отношениях с этим заносчивым и высокомерным Сотниковым. Обида и жалость к себе истерзали его душу. Лёва прокручивал в уме десятки вариантов мести и вот она удача.
Лев Петрович сунул пистолет в карман куртки и бросился на улицу.

Сергей миновал очередную ложбину и стал подниматься по склону поросшей мелким лесом сопки. Примерно с трети её леса не осталось совсем, он был выпилен здесь очень давно, в годы подготовки к войне, морской ветер выдул плодородную почву и теперь лишь заброшенный бетонный дот на вершине горы скрашивал пустоту. Сотников передохнул, уселся на крышу военного бункера, что на метр возвышался над каменистой почвой, и стал рассматривать открывшееся перед ним море. Тихое, спокойное, серо-голубое до самого горизонта. Опять защемило в груди приятной истомой о потерянной когда-то мечте. Могучее, родное, спокойное, без единого судна. Достал фотоаппарат, сделал несколько снимков. Потом собрал несколько камней разных размеров, установил их на вершине дота, отошёл метров на тридцать, зарядил двустволку пулями. Он не любил стрелять дробью, дробь расслабляет стрелка, даёт шанс целиться кое-как в расчёте на площадь поражения. Погладил вороненое цевьё своего «ИЖа». Сотников любил оружие, любил его спокойную силу, его строгие лаконичные формы, ту красоту, в которой не было ничего лишнего, холодный метел соприкасаясь с руками нагревался, становился одной температурой с ним. Спокойно поднял, приложил приклад к плечу и через прорезь мушки нащупал глазами мишень. Он всегда чувствовал свою цель, казалось, невидимая связь устанавливалась между ними. Вот есть контакт, он выбрал свободный ход, чуть задержался и плавно нажал на крючок. Выстрел, пыль в том месте, где лежал камень. Быстро перевёл ствол чуть правей. Поймал на мушку второй булыжник и опять повторил выстрел. Пуля сняла с дота и второй камень. «Сломал» ствол, выброшенные инжектором гильзы отлетели в засыхающую траву. Вставил ещё два патрона, отошёл назад ещё метров на десять и снова сделал подряд два выстрела. Довольный улыбнулся, погладил рукой оружие: «Хорошее ружьё! Классное!»
Расстрелял почти весь запас, кроме двух последних патронов, ещё с полчаса тихо посидел, неподвижно глядя на море, зарядил ружьё и пошёл вниз, назад домой. Зачем он оставил эти патроны он и сам не знал тогда.
До ближайших кустов оставалось метров тридцать, когда оттуда раздался выстрел и Сотников почувствовал удар в пах, упал на колени. Ещё выстрел, пуля прошелестела уже над головой, ещё один, третий, потом ещё, все практически подряд. Лёжа он скинул ружьё с плеча и дважды выстрелил в сторону кустов, чуть вверх, чтобы не задеть незадачливого охотника и заявить о себе - я не зверь, я - человек. Следом добавил с десяток крепких выражений. Ему показалась, что за чахлыми деревьями и кустами мелькнула человеческая тень. Выстрелов больше не было. Он сел на землю, ниже пояса на брюках мокрое пятно, провёл рукой, липкое. Кровь! Расстегнул ремень, прямо из паха тонкой струйкой текла кровь, его кровь.
«Твою мать! Ранили! Но ведь там артерия, там, в этом месте, чего только нет! Кровь течет совсем слабо, значит, артерия не задета. Значит, у него полно шансов добрести до посёлка, до больницы, пока ещё есть силы. Здесь некого не дождаться. Как далеко он ушёл? Не больше пяти километров, час идти здоровому по дороге, а через лес, а раненному? До дома ему не дойти, что делать? Мозг лихорадочно искал выход. Он зажал рану рукой. Перевязать там нельзя. Что делать?»
Поджал колени к животу и постарался сосредоточиться. Надо было срочно принимать решение, одно единственное, которое спасёт его.
«Есть! Здесь внизу, примерно в километре проходит дорога, военные ездят на свою базу. Воскресенье, но служба идёт без выходных» - он посмотрел наверх - «Господи! Я тебе никогда не верил, спаси меня!»
Яркое солнце щедро дарило последнее тепло «золотой» осени, чуть шелестели, опадая, листья, прозрачный воздух ласкал лицо. Прижимая рукой рану, Сотников брёл в сторону спасительной дороги. Пальцы руки, зажимавшие рану, слипались, и их начинало сводить судорогой, кружилась голова. Он садился на мягкую листву, что устилала землю. Хотелось лечь и уснуть. Сотников кричал, вставал и шёл дальше, только не лечь, только не уснуть в этом прекрасном и весёлом лесу навсегда. Он потерялся во времени. Вот он откос спасительной дороги. Становится холодно рукам и ногам, сон полностью одолевает его, он карабкается по откосу наверх, соскальзывает на гравии, сползает вниз и опять карабкается наверх, отталкиваясь ружьём, которое не бросил. Выполз на дорогу и потерял сознание.

«Йокарный бабай, смотри мужичок лежит с ружьём! Перебрал что-ли охотничек?» - сидящий за рулём мичман давит на педаль, пыхнув воздухом тормозов, ЗИЛок становится, как вкопанный.
Выскочив из машины, водитель подходит к Сотникову: «Быстрей, сюда, убит, кажется, весь в крови!»
Из кабины уже бежит офицер, их кузова выскакивают матросы, Сергей открывает глаза, ему кажется, что это не его, а кого-то другого бережно несут на руках, усаживают в кабину, мощно ревет огромный двигатель, водитель слился с рулём, давит до пОлика на педаль газа. Сидящий рядом офицер не даёт ему упасть с сиденья.
«Давай, браток, дави, я скоро весь вытеку на пол кабины!» - беззвучно шепчут губы.
Руки ещё пытаются зажимать рану, но они слиплись от крови и не слушаются. Холодно, очень холодно. За окном окраина посёлка, женщина стоит у обочины, держит на верёвке козу. Коза? Зачем коза? Смешно. Это всё? Вот так? Коза и конец всему?
Машина въезжает в ворота госпиталя, его несут в приёмный покой, раздевают, холодно, хочется спать.
Операционная, огромная и холодная, сестричка вытирает ему лоб, значит он ещё живой. Два хирурга разговаривают между собой. Анестезиолога нет, будут делать под местным наркозом. Он смотрит на себя, лежащем на столе, перед лицом белая занавеска, дальше часть его, где колдуют врачи. Холодно, трясёт всего, он безумно устал, но он не уснёт. Боль, он дёргается. Сестра в очередной раз колет обезболивающее. Время отлетело прочь. Врач улыбается и показывает пулю: «Похоже с пистолета вас шарахнули, с «макарыча», как я понимаю. Счастливчик вы, ничего железка не задела, в миллиметре всё рядом и, что самое главное, жить будете, как и прежде. В футбол играть и жить» - он смеётся и подмигивает Сотникову. – «Ещё чутка и остался бы для тебя только футбол. Везунчик! И молодец, что из леса выполз. Вон, сказали, даже ружьишко вынес с поля боя, прямо морпех настоящий»
Бормашина сверлит треснувшую кость, опять потерялось время. Его уже везут на каталке, он в палате. Живой! Можно спать.
Утром дверь распахнулась и влетела жена. Какие-то нелепые бахилы на её прелестных ножках, слёзы, плач, поцелую. А как отлично быть живым! Просто живым и здоровым.

Вернувшись из командировки, Елена Васильевна не обнаружила дома мужа. Остатки его объеденного зверями трупа случайно найдут через несколько дней на берегу маленькой горной речушки, что впадает в залив. Почти возле посёлка. Закинув в воду пистолет, Лёва перебегал по камушкам на другой берег, поскользнулся, упал и умер на месте, ударившись затылком о камень.
Прокуратура констатирует смерть от несчастного случая в быту, а дело по ранению Сотникова будет приостановлено ввиду не выявления лица, причастного к совершению преступления.
На работу Сотников выйдет через месяц, потом ещё долго будет прихрамывать на левую ногу, но и всё реже и реже вспоминать про этот случай.
Для него стало абсолютно ясно, кто в него стрелял.

Сайт писателя Сергея Сальникова: https://sss1949.wixsite.com/salnikov






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Детектив
Ключевые слова: Сергей Сальников, Янтарный ад,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 27
Опубликовано: 02.06.2019 в 23:38
© Copyright: Сергей Сальников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1