Дик-добытчик


Дик-добытчик
Под занавес рабочего дня, пустив шапку по кругу, мужики отправили молодого, почитай, салагу, автослесаря Игоря Бабия за «горючим». Спустя пятнадцать минут он возвратился, торжественно держа в руке бутылку с самогоном. И не мудрено, что быстро управился, ведь в известном любителям горячительных напитков, «пьяном углу», что вблизи набережной в любое время суток есть, чем поживиться. Были бы деньги, а зелье найдется.
«Углов» и «пятачков» с тайными винокурнями в ту пору, когда «сухой закон» потерпел фиаско, а медвытрезвитель и каретой специальной медпомощи для любителей «зеленого змия» закрыли, в Керчи было немало.
— Убойный первак, горит синим пламенем, — сообщил Игорь и водрузил бутылку на стол, за которым в перерывах забивали «козла» в домино.
— Сомневаюсь, что крепкий и горит, — взирая на бутылку с мутной жидкостью, заметил аккумуляторщик Мыкола Кудря. — Обычно первак, словно слеза, прозрачный а это какая-то бурда. Всучили тебе кальвадос, чачу или денатурат. Прежде, чем покупать, следовало снять пробу.
— Если бы Игорь приложился к горлышку, то долго пришлось бы его ждать, — подал голос рихтовщик Федор Опарин.
— По резкому запаху определил, что крепкая, годится, — пояснил Бабий и с обидой упрекнул. — Какая разница, главное, чтобы по шарам била.
— Закусывать, чем будем? — оглаживая казацкие усы, спросил Кудря.
— Что бог послал, — отозвался Игорь. — Знаешь ведь, что закуска теперь дороже самогона. Едва на бутылку и хлеб наскребли. Занюхаем коркой, а харчами и ласками жены дома угостят.
— Да, угостит скалкой или сковородкой по тыкве, — усмехнулся Кудря. — Хоть бы пару сырков или банку «Кильки в томатном соусе» прихватил. Без закуски пьют лишь алкоголики, мы — рабочий класс, который, как сказал поэт, «тоже выпить не дурак», но под хорошую закуску.
— Мыкола, Николай, брось причитать, — урезонил его долговязый и добродушный Опарин, жаждущий быстрее взбодрить себя напитком. — С одной бутылкой не разгуляешься, по сто шестьдесят три грамма на брата, что капля в море, ни одном глазу. А насчет закуски — без проблем. Давеча полез я в ящик с болтами и гайками, наткнулся на палку колбасы. Может, кто из водителей припрятал и забыл. Кто-то ее погрыз, но это не беда. Как говорят, зараза к заразе не пристанет. Не брезгливые, схаваем, все полезно, что в рот полезло.
Федор удалился в дальний угол автомастерской к стеллажам и ящикам с запчастями. Возвратился с огрызком копченной колбасы. Бабий, наклонил к ней лицо, принюхался.
— Вкусно пахнет, деликатес, — оценил он. — Это вам не протухший ливер, а отличная закусь, за уши не оторвешь.
— Дожили, словно бомжи, объедками питаемся, — брезгливо поморщился Кудря. — Вдруг ее крысы или мыши грызли и мы туда же. Рискуем заразиться. Эх, надо было из дома шматок сала с чесноком и луком прихватить…
— Хорошо живешь, горилку пьешь, сало жуешь, — подколол его Бабий
— Для щирого украинца, справжне сало с хлебом та цыбулей — гарне блюдо, — напомнил Мыкола. — Недаром сало сравнивают с наркотиком.
— Самогон, спирт убивают микробы и вирусы,— просветил рихтовщик. — Зараза нас не возьмет, поэтому нечего харчами перебирать. В магазине такой деликатес мигом бы разобрали.
Учуяв запах мяса, поднял голову Дик — пес темно-коричневой масти, помесь овчарки и дворняжки. Глядя на кусок колбасы в руке Опарина, угрожающе зарычал.
— Вот у кого мы ужин конфисковали, — догадался аккумуляторщик. Пес подбежал к Федору и, вцепившись зубами в колбасу, потянул ее к себе.
— Фу, Дик! — замахал на него руками Игорь. — Не будь жлобом, поделись. Жаль, что самогон не употребляешь, а то бы граммов пятьдесят пожертвовал.
Пес разомкнул челюсти. Опарин отрезал обглоданный конец колбасы, Дик поймал его с лету.
— Где он мог раздобыть дефицит? — недоумевал Кудря. — После этого язык не повернется сказать о том, что только от жизни собачьей собака бывает кусачей. Наш Дик не бедствует, наел холку.
— Стащил у кого-нибудь из сумки, а может у зазевавшейся торговки на рынке с прилавка, — разливая самогон по стаканам, ответил Бабий.
Пожелав друг другу здоровья и долгожданной зарплаты, крякнув, выпили. Трапеза продолжалась недолго — осушили бутылку, умяли деликатес. В голове Опарина острой занозой засел вопрос: «Где Дик взял колбасу?»
В отличие от других работников автомастерской он, прознав о неразгаданной тайне, мистике, чувствовал себя не в своей тарелке. Сменив замасленные робы на обычную одежду, Бабий и Кудря пошабашили, а Федор решил понаблюдать за Диком.
Вскоре пес вышел за территорию мастерской. Держась на дистанции десяти метров, Опарин последовал за ним. Дик привел его к двухметровой высоты бетонной ограде мясокомбината, расположенного вблизи городской набережной возле завода пивных и безалкогольных напитков у бухты морского рыбного порта.
В тени кустов он увидел бездомных собак. Дик, взирая на гребень ограды, оплетенной колючей проволокой, повел носом. На той, невидимой, стороне послышалось движение, шум. Не прошло двух-трех минут, как перелетев через ограду, едва ли, не на голову Федора упала, шмякнула, распластавшись на траве сумка, за ней вторая….
Собаки, а с ними и Дик выскочили из засады, принялись клыками и зубами рвать сумки. Из них вывалилось свежее с темно-красной мякотью мясо, колбасы, рулет, сардельки и сосиски…
Схватив добычу, собаки отбегали подальше в кусты. Дик, очевидно, сообразив, что колбасой или рулетом придется делиться с рабочим классом, в качестве трофея отгрыз кусок свежины. Вовремя отбежал подальше от четвероногих собратьев по охоте.
— Теперь понятно, где наш постоялец, добывает харчи на пропитание, — обрадовался разгадке Опарин. — Умный пес, с голоду не околеет.
Через десять минут со стороны проходной мясокомбината в этой тыльной части ограды появился выше среднего роста крепкий мужик.
«Типичный несун, — определил Федор. — Пока мы в мастерской ключами, отвертками и прочими инструментами зарабатываем жалкие гроши, он здесь жирует. Ловко приноровился и, наверное, не один, похищать мясопродукты, перебрасывая их через ограду. На проходной задержит охрана, позора и наказания не избежать, а здесь, разве что собаки урывают свою пайку.
— Кто такой, из ОБХСС* или ОВО*? — спросил несун, хотя по внешнему виду Опарина не сложно было догадаться, что обычный работяга.
— Нет, случайный прохожий, — ответил Федор и заметил, что тревога, испуг сошли с лица мужика.
— Если прохожий, то проходи, нечего зырить по сторонам.
Он подошел к разодранным сумках с остатками содержимого и посетовал. — Опять собаки полакомились. Нет от них спасения, хоть ружье покупай.
— Делиться надо, не забывать, что собака — друг человека.
В ответ невнятное грубое бормотание.
— Дик! — окликнул Опарин пса, сытно поужинавшего добычей и, тот послушно последовал за ним. С этого для работников автомастерской он стал снабженцем, добытчиком закуски. Теперь они пускали шапку по кругу лишь для покупки «горючего».
Однажды, не дождавшись Дика, приняли «градусы» на грудь без закуски. А спустя полгода из-за кризиса и других катаклизмов мясокомбинат приказал долго жить. Ушлые дельцы сдали технологическое оборудование на металлолом, а цеха, где нашли пристанище бомжи, превратились в декорации для съемок фильмов ужасов и детективов.

* ОБХСС — отдел борьбы с хищениями социалистической собственности.
* ОВО — отдел вневедомственной охраны.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 01.06.2019 в 10:41
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1