Я помню всё: мороз под минус тридцать...


* * *
Я помню всё: мороз под минус тридцать,
совковую лопату, самосвал,
сырой бушлат и злые наши лица —
черны, как ночь. «Подохните!» — сказал
Иконников-сержант. Но всё течёт —
не сдохли, нет! И вот мы на Крестовском:
дворцы, как бриллианты от Сваровски.
Не нам считать чужие деньги, чёрт!
Не врёт закон — одно вгоняет в краску:
жена моя, кто вылечит тебя?
Об этой неприятности скорбя,
мы ставим инвалидную коляску
подальше в угол и вздыхаем: «Ох,
куда идёт страна!» Уж лучше выпить
с вареньем чаю, вспомнить, что ли: лыбит
Иконников дурную рожу. Плох
солдат, что не мечтает дембельнуться.
Ну что же, потому-то и слова
особенные в ночь легко даются,
что в голове семь шестьдесят и два
отверстие, и надо мной могильная трава
зелёная шумит, и дерева под ветром гнутся.

Прим. Семь шестьдесят два – калибр автомата Калашникова



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика философская
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 01.06.2019 в 04:37
© Copyright: Сергей Аствацатуров
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1