Гоблин Марат и дерево Баракутты


Возле дома гоблина Марата — хотя трудно назвать это обиталище жилищем, скорее всего, полуразвалина, полуконура для собаки, полухлев! - находится большой пень. Что это за пень и почему он здесь никто не знал, но Марат любил на нем часто сидеть и стучать по нему грязными пятками своих кривых ног. При этом он весело свистел, окунаясь в приятные воспоминания. Приятные для него, для других это часто гнусные проделки гоблина, последствия которых долго расхлебывали.

Самое интересное, он никому не разрешал на нем сидеть — ни путнику, изредка проходившему мимо, ни зверю лесному, даже птиц отгонял, если они хотели здесь свить гнездо или просто попрыгать.
- А ну, брысь! - орал он на любого, покусившегося на пень. - Кыш-кыш-кыш! Не смейте прикасаться к Баракутте!
Что это за Баракутта никто тоже не знает, а гоблин об этом никому не рассказывает. А между тем, это занимательная история, имевшая место несколько лет назад.
Как-то Марат путешествовал в три девятом государстве, за десятью океанами и двумя горными цепями, протыкающими шпилями облака. Это была земля, которая на карте именовалась как Райские кущи. Что там искал жадный гоблин тоже было не известно, впрочем, это не столь важно. Просто опишем те события.
Так вот, топал гоблин по саду, плевался и бросался в птиц и мелких зверющек камнями, и тут почувствовал голод. Известно, голод — не тетка, пирожка не подаст. Стал оглядываться, смотрит, везде растут плодоносящие деревья: яблони и груши, вишня и черешня, бананы и кокосы, манго и ананасы, даже желтые арбузы на большом кустарнике висят. Короче, ешь — не хочу называется. Стал Марат пробовать каждый плод, оторвет, надкусит и, скислив и без того некрасивую рожу, говорит:
- Фу-у, какая гадость! Разве это съедобно?! - и выкидывает вполне красивое и аппетитное яблоко в сторону. Трудно угодить этому существу.
Потом берет следующее, например, банан, тоже пробует и опять выкидывает со словами:
- Ох, как противно, аж тошнит! - и его на самом деле спазмы желудка, потому что его метаболизм совсем другой, не такой, как у человека или зверя. Все перепробовал гоблин и остался недовольным тем, что росло в Райских кущах. Оно-то и понятно: гоблины едят совсем другую пищу, от которой человеку плохо станет.
И в этот момент замечает он стоявшую особняком дерево, с которого свизали плоды, похожие на раздутых жаб. Да и само дерево напоминало разгневанную ведьму с раскинутыми руками-ветвями. Уже внешний вид оживил гоблина, вселил надежду, что это еда, достойная его желудка. Он сорвал «жабу», откусил и его рот растянулся в довольной улыбке.
- О-о-о, царская пища! - вскричал он и стал жадно впиваться зубами в мякость плода, от которой так страшно воняло, что свалились на землю пролетавшие мимо птицы. Сказать какой была на вкус «жаба», мы не беремся, лишь подчеркнем: человеческий желудок вряд ли сможет переварить это, но Марат нашел в плоде самые приятные пищевые ощущения.
- О-о-о, жаль, что такое дерево не растет у моего дома? - произнес Марат, доев «жабу». В его руках осталась только большое семя в твердом панцире.
Проходившая мимо цапля Сиркуешка повернула в его сторону голову и прощелкала клювом:
- Клац-клац, значит, понравилась тебе Баракутта? - она знала многое и любила рассказывать обо всем первым встречным.
Марат повернулся к ней:
- Кто?
- Ну, плод этот, клац-клац!
- Да, - признался гоблин, гладя себя по пузу. - Вкусно!
- А жениться как намерен, клац-клац? - продолжала любопытствовать Сиркуешека, наклонив голову и закрыв левый глаз.
Марат удивился этому вопросу:
- А причем тут жениться?
- Так, Баракутта — это дерево для женитьбы. Его плоды — это жены для тех, кто хочет быть женатым!
- Что за глупости!!! - вскричал гоблин. - Я не намерен жениться!
Дерево словно услышало это и нервно затрепещало ветвями. Гоблин на это не обратил внимание, хотя цапля насторожилась. Она взмахнула крыльями, как бы успокаивая растение и продолжила разговор с Маратом.
- Но раз ты съел плод, то обязан уже жениться, клац-клац, - настаивала на своем Сиркуешка, которая знала многое о Райкой куще. - Ты, типа, заключил магический брачный контракт, клац-клац! Райские кущи — это волшебное место!
Только этим не напугать гоблина.
- Ни с кем я ничего не заключал, - разъярился Марат. Его всегда бесили разговоры о женитьбе, жене и детях, вообще. Ему было много лет, но своей семьей он так и не обзавелся. Хотя с таким характером кто сможет ужиться? - любая женщина, даже самая злобная и привередливая гоблиниха сбежит от Марата.
- У тебя в руках косточка от плода — это и есть твоя жена, клац-клац, - подчеркнула птица. Она-то знала, о чем говорит, ведь много лет живет в этих местах, многое видела, слышала и пережила. Опыт у нее был большой. Бараракутта — дерево, эмигрировавшее из других мест, возможно. с Царства Котлов. Оно искало своего мужа, теперь пойдет дальше. А ты вкусил ее плоды, значит, женился на ее дочке. Теперь ты — зять Баракутты!
Марат недоверчиво покрутил в руках косточку. Ему претило все услышанное.
- Как — это жена? - расстерянно спросил он. - Как это может быть моей женой? Эта косточка, это семя и есть жена?
Цапля рассмеялась:
- Клац-клац, так посади семя в землю — и вырастет твоя жена. Баракутта быстро плодоносит!
- Да? - обалдел гоблин и стал чесать правой рукой затылок. Ему не хотелось обзаводится ни женой, ни семьей, хотя услышанное его вывело из равновесия. Он и не знал, что чудеса и таких форматов бывает. И он не знал, хорошее или плохое это для него.
- Чем благодатнее будет почва, тем лучше будет жена, - продолжала пояснять Сиркуешка. - Там, где много питательных элементов, минералов, вырастет добрая и хорошая жена… Хотя твоя теща выросла на вулканическом побережье, поэтому она такая мрачная...
Марат хитро улыбнулся:
- А где плохая почва — там что будет?
- Там будет тебе сварливая, злая, капризная, клац-клац, - ответила цапля. - Но здесь, в Райской куще земля благодатная, советую здесь посадить… Будет жена — красавица!
Марат даже думать не стал. Он засунул косточку в карман, махнул рукой:
- Ладно, потом решу, - и зашагал дальше, свистя под нос. - Пока!
Конечно, он выбросил все это из головы. Цапля лишь вздохнула в ответ и тоже пошла своей дорогой. Больше они не встречались. Но история на этом не закончилась.
Долго ли, коротко ли бродил Марат по странам и землям, и однажды остановился у болота. Это было самое гнусное и противное место. Несло тиной и протухшими яйцами. Летали толстые жуки и звенели комары, прыгали клопы по кочкам, шелестели высокие камыши — типичная картина болотной жизни. Люди сюда не приходили, да и звери сторонились. Гиблое место. Однако запах свежих лягушек и головастиков привел гоблина в трепет. Он полез в жижу и стал ловить квакающих и прыгающих земноводных, глотать их, не пережевывая, а когда насытился, что пузо распухло как барабан, то решил взять про запас, на дорогу. Заполнив левый карман жабами и головастиками, он хотел было это сделать и с правым. Однако там что-то ему мешало. Удивленный Марат засунул ладонь и извлек оттуда косточку.
- Ах, это же от Баракутты! - всплыло тут воспоминание. Марат аж захихикал от того, что Сиркуешка предлагала ему обзавестись женой. - Ха-ха-ха! Благодатная почва… красавица… ха-ха-ха… Да не нужна мне никакая жена! Пошла она!..
И он, размахнувшись, забросил косточку подальше от себя, прямо в топь, затем заполнил карман еще живой пищей, и двинулся дальше. Ему было весело и хорошо. В кармане шевелились и квакали земноводные. Марат собирался из погриллить на досуге.
Прошло несколько месяцев. Гоблин был уже дома, занимался, как всегда, гадостями. Люди, отдохнувшие в период отсутствия Марата, вновь приуныли. Туристы меньше посещали город, бизнес опять закис, настроение даже у боргомистра не поднималось. И все беды были от гоблина, которого не любили все. От него убежали даже роющие рядом с домом кроты, которых он обманул в карты, а их норы залил цементом.
Итак, и в тот день, когда последовали новые события, он ходил вокруг дома, пока не стукнулся лбом о какое-то дерево. Это было огромное, корявое дерево, ветки напоминали щупальца, а листья больше походили на колючки. Кора была гнусно-феолетового цвета. И от этого растения исходила какая-то угроза, недоброжелательность.
- Ох! - произнес Марат, протирая ушибленное место — там уже вспухала большая шишка прям под цвет стоящего дерева. И тут гоблину показалось, что такое растение ему уже встречалось. Правда, вспомнить никак не мог.
- Что это такое? - в недоумении произнес он, обходя ее. Он был уверен, что этого дерева никогда здесь не было. Во всяком случае десять минут назад точно оно здесь не стояло. - Ты откуда взялось, полено?
В этот момент дерево вдруг согнулось, одно из ветвей схватило Марата за шкирку и подняло над землей. Тот задергал ногами от ужаса.
- Ну, что, муж, рад мне? - вдруг спросило дерево. И тут у него появились большие желтые глаза. И рот, полный острых зубов. - Назвал меня поленом, бездельник?! И тебе не стыдно?
- Отпусти! Отпусти меня! - заорал гоблин, ничего не понимая. Это вообще выходило за рамки поведения — некое создание вломилось на его территорию и устраивает террор. Причем не боится гоблина!
- Не-е-е, Марат, мы с тобой повязаны, никуда я тебя не отпущу! - продолжало говорить дерево скрипучим голосом. Оно пыталось издать нечто похожее на нежность, но больше походило на угрозу. Гоблин так это и воспринял.
- Да ты кто такая? - продолжал гневаться Марат. - Отвали от меня!
Дерево, похоже, удивилось.
- Как кто — твоя жена!
Большей глупости гоблину слышать не приходилось:
- Да я не женат!
- Не ври, ты сожрал меня и посадил семя в болоте — и я выросла, твоя жена! Я — дерево Баракутты!
И только сейчас до гоблина стало доходить, что к чему и в какую передрягу он попал. Из памяти всплыли дни пребывания в Райской Куще. Вспомнил все, что сказала та цапля, чтобы ей пусто было! - не врала Сиркуешка насчет того, что может получиться из семени. Однако он попытался легко отделаться:
- Ни черта! Я не подписал с тобой никаких брачных соглашений! Нет свидетелей! Нас никто не сочетал браком! А птица та длинноногая — не в счет! Птицы вообще вруньи.
Дерево расхохоталось и закачалось как от сильного ветра:
- Ты забудь эти людские правила, ведь мы — магические существа! Нам не нужны никаких бумажных подтверждений! Раз ты меня сожрал, значит, взял в жены, а раз посадил в почву, значит, захотел получить такой, какой я стала! Так что получай меня, муженек!
- И какая ты стала? - вздрогнул потрясенный до глубины души Марат. Его настроение разом упало.
- Увидишь — узнаешь, поживешь со мной — поймешь! - заскрипело в смехе дерево.
Марат продолжал сопротивляться:
- Да не собираюсь я с тобой жить! Ты и в дом мой не вместишься…
Дерево с презрением осмотрело жилище мужа и, найдя его ужасным, недостойным для брачной жизни, сказало:
- М-да, Марат, живешь ты не очень! Хотя мне все равно! Я могу и на природе постоять, моим корням здесь приятнее и удобнее! Давай, приготовь мне пожрать! - и ветки разжались, гоблин плюхнулся на землю. - Пошустрее только! Я голодна!
Сказанное удивило гоблина:
- Чего? Еще не хватало! Не собираюсь я тебя кормить! - он встал, протирая ушибленные места. Его взяла злость и желание сжечь это незванное растение. Просто заклинание нужно забыл. Он, если честно, часто забывал нужные ему колдовские манипуляции.
Тут дерево стало хлестать его ветвями, приговаривая:
- Ты что сказал мне, муженек? Ты перетишь мне, своей супруге? Получай, получай, мерзавец! Взял раз в жены - так корми, гаденыш! Я ради тебя тысячи километров прошла — и пустыню, и горы, и море! - а ты меня решил голодом уморить! Как бы не так!
А била она настолько сильно, что гоблин весь покрылся гематомами и порезами. Попытка от нее убежать не имела результата — та ветками ухватила его за штаны и продолжала лупить. В ярости он запустил в нее молнией — это было заклинание окаменения, однако оно отскочило от дерева Баракутты, как горох от камня, не причинив никакого вреда.
Жена расхохоталась:
- Так ты ешще и дурак, Марат! Разве не знаешь, что все магические действия против законной супруги бессильны? Ты не можешь меня заколдовать или подвергнуть какому-либо иному магическому воздействию! - и тут она поднесла к морде Марата дубину. - Чуешь, чем пахнет? Я могу размножить твой череп, если будешь сопротивляться!
И только тогда Марат сдался, понял, что сейчас он не может ничего сделать. Пришлось подчиниться. Впервые в жизни он стал слугой в собственном доме, причем жене, с которой браком не сочетался.
Кряхтя, он начал готовить пищу: взял большое ведро, налил туда болотную воду, набросал жаб, червей, тараканов, улиток, камыша и ядовитых ягод и грибов, после чего заклинанием все вскипятил. Спустя пять минут суп был готов. Однако опробовать его дерево Марату не дало — оно само схватило ведро и выпило содержимое, все, без остатка.
- Хорошо, муженек, ты меня порадовал,- сказала жена, вся трепеща от удовлетворения. - А теперь почеши мне кору, там завелись всякие опасные насекомые!
Только Марату, злому от того, что он сам остался голодным, не хотелось заниматься этой ерундой. Он так и сказал:
- Сама чеши себе! У меня своих дел полно!
И пожалел об этом, так как дерево Баракутты вновь начало стегать его ветками, приговаривая:
- Не смей перечить мне — я же тебя предупреждала!
Марат аж возопил от боли и согласился:
- Ладно, ладно, почещу, избавлю тебя от насекомых!
Жена улыбнулась:
- Ты забыл сказать слово «любимая»!
В своей жизни гоблин никогда не произносил подобных слов, да только сейчас понял, лучше не спорить и не сопротивляться, и он через силу выдавил:
- Э-э-э… лю… би… ма… я-я-я… - и тут он закашлял, так как эти слова жгли ему глотку.
Дерево перестала его бить и стало наблюдать, как Марат длинными пальцами ковыряется в коре, достает жуков-короедов.
- Они вкусные, можешь пожрать, - весело произнесла жена.
Поскольку гоблин был голодным, да и выбора большого не было, пришлось есть этих насекомых. Впрочем, они действительно оказались вкусными. Правда, Марата это больше злило, потому что понятия «вкусное» и «жена» не имели для него ничего общего. Это больше вызывало отвращение. В его голове роились мысли, как бы избавиться от этого дерева, как бы разрушить магический брачный контракт, возникший из-за собственной глупости и недальновидности гоблина.
Когда он закончил с очисткой ствола от паразитов, жена погладила его по спине и сказала:
- О-о-о-о, уже солнце садиться, пора мне спать!
- Да, спи, спи! - обрадовался этому Марат. Он думал, что если она заснет, то он сумеет сбежать.
- Спой мне колыбельную, - попросило дерево Баракутты.
- Не знаю я никаких песен, - сердито ответил гоблин.
Дерево опять стало его бить:
- Не перечь мне, не перечь! Пой!
И пришлось Марату петь. Он на ходу выдумывал строки и пел это завывающим голосом, от которого мог в страхе убежать любой зверь:
«Спи, моя жена, усни,
Пусть присняться тебе мухи!
И запах тины с болота,
А лягушки чтоб танцевали вокруг!» - сочинял гоблин, конечно, нескладно, да и смысла в песне не было, но ведь это было неважно для жены. Главное для нее — это заботливый муж-гоблин.
«А когда утром проснешься,
То птицы будут порхать.
Они совьют на тебе гнезда,
И ты станешь жильем для них!»
Дерево Баракутты заснуло. Марат обрадовался и начал тихо отходить, и вдруг почувствовал, что его что-то крепко держит за штаны. Он пригляделся и увидел, что жена одной веткой контролирует каждое движение гоблина. Тут открылся один глаз растения, и Марат услышал в угрожаюшем тоне:
- Не вздумай сбежать, муженек!
Гоблин испуганно пискнул:
- Да я здесь… я просто в туалет хотел сходить.
- Делай свои дела прямо здесь, чтобы я видела, что ты меня не обманываешь.
И Марату пришлось спускать штаны и обливать мочей корни дерева. Когда он это закончил, то обессиливший рухнул на землю и заснул. Ему снился страшный сон, что дерево завладело его сундуком и хотело извлечь все золотые монты. Гоблин просил, умолял не трогать его богатство, но Баракутта злобно хохотала и кричала: «Я имею право на эти деньги, потому что являюсь единственной твоей наследницей, твоей хозяйкой и женой!» - и стегала его ветками.
Марат проснуснулся в холодном поту. Было уже утро. Дерево зевало и растягивалось, как бы разминая мускулы, хотя никаких мускул у него не было.
- Чего лежишь, вставай! - приказала ему жена. - Готовь завтрак!
У Марата в голове все гудело и он не соображал, что происходит. Ему казалось, что это нереально, это просто кошмар. Но следующая фраза его привела в чувство:
- Сегодня прибудет моя мама!
- Какая еще мама?! - вскричал гоблин.
- Твоя теща, - пояснила жена. - Ты помнишь, как сорвал плод с дерева? Так это моя мама! Я ее пригласила сюда!
- Как ты моглда ее пригласить?
- А мы с ней телепатически общаемся, - продолжало говорить дерево. - Для тебя она сеньора Баракутта-Великая! Обращайся с ней так! К ее приходу ты должен купить всяких там украшений из стекла, золота и тканей. Моя мама — модница, так что тебе следует завоевать ее благосклонность! Иначе она из тебя сушенного жука сделает!
Что такое сушенный жук Марат понимал, однако нисколько не обрадовался этой новости. Его настроение совсем испортилось, а в душе вселился страх. Он не знал, что делать с одним деревом, а тут еще второе явится — такое гоблину не пережить.
- Давай, давай, готовь мне завтрак! - напомнила ему жена, ветками подталкивая к работе.
Марат бросился в сторону болота, бормоча ругательства под нос.
К его счастью, там мимо проходили дровосеки. Уж не известно, почему они шли этой дорогой, ведь на болоте деревья не растут. Увидев их, у Марата возникла идея.
- Эй, стойте! - заорал он, махая руками. - Подождите!
Дровосеки не хотели разговаривать с гоблином и шли дальше. И тогда Марат загородил им дорогу и сказал:
- Есть работенка!
- У нас работы хватает! - грубо ответили они.
- Я заплачу! Золотом! - и гоблин сам удивился тому, что такое предложил. Даже трудно себе представить, чтобы Марат за что-то платил, к тому же из сейфа.
Однако это заинтриговало дровосеков. Они остановились и спросили:
- Что именно?
- Есть дерево! Большое! Злое! Надло его срубить! Дам одну монету!
- Три монеты! - и самый большой дровосек загнул три пальца и сунул ладонь под нос гоблину, наглядно показывая это число. Пересилив себя, свою жадность, Марат произнес:
- Согласен!
- Так где то дерево, - и мужики расчехлили свои топоры. Три золотые монеты — это большие деньги. Ради них можно и услугу гоблину сделать, хотя общаться с представителями магического мира им было противно.
Ткнув в сторону своего дома, Марат сказал:
- Там! Дерево Баракутты находится возле моего жилья!
Дровосеки устремились туда, гогоча от радости, что легко заработают эти деньги. Марат боялся идти, он решил переждать все у болота. До него доносились визги, крики, стук топоров и жужжание электропилы. Спустя полчаса мужики вернулись. Они были уставшие, потные, красные, но довольные:
- Ну и дерево нам попалось! Боролось с нами! Но мы-то — сильные! С электропилой не поспоришь!
Дрожа от страха Марат поинтересовался:
- И чем все закончилось?
- Пень остался там! - произнесли дровосеки. - Так что гони деньги!
Марат не верил ушам и потребовал, чтобы люди пошли вместе с ним. Когда он увидел пень и разбросанные по сторонам ветки, распиленный ствол, содранную кору, то запрыгал от радости и щедро вознаградил дровосеков.
Теща, естественно, не прибыла. Поскольку брачный контракт разрушился, то Марат мог воздействовать на останки жены магическими действиями. Просто говоря, он сжег поленья, а пепел развеял на ветру.
С тех пор он любил сидеть на пеньке и вспоминать, как хитро победил свою жену. Марат решил, что самое страшное, что может с гоблином произойти, так это быть женатым. И впервые и единственный раз он не пожалел тех трех монет, которые пошли на бракоразводный процесс.
(6 апреля 2019 года, Винтертур)




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Сказка
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 24.05.2019 в 04:18






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1