Кровь ангела. Глава 11. "Детские игры кончились"


Кровь ангела. Глава 11. "Детские игры кончились"
Прошло несколько дней…

С утра погода не заладилась и небо от горизонта до горизонта заволокло тяжёлыми тучами. Ветер стих. Воздух сгустился так, словно землю накрыло непроницаемым куполом. Моросящий с утра дождь лишь добавлял ощущение душной сырости.

Пользуясь тем, что Афаэл очень рано куда-то ушёл, Лайла сидела на диване, поджав под себя ноги, и, закутавшись в мягкий плед, изучала рекламки колледжей. Всего через три дня им с Сандалом исполнится по семнадцать лет, а значит, они наконец-то избавятся от отцовской тирании и смогут начать новую жизнь. Лайла уже решила, что непременно уедет из этого дома. А если Афаэл откажется оплачивать колледж, она найдёт работу и будет оплачивать обучение сама. В конце концов, в кафе всегда требуются официантки, а в супермаркетах — продавцы. Не стоит ждать до осени. Лучше поехать в город прямо сейчас, пока много вакансий и существует вероятность найти недорогое общежитие.

Лайла вздохнула, понимая, что все трудности самостоятельной жизни пугают её гораздо меньше, чем предстоящий разговор с отцом. И хотя она храбрилась, внушая себе, что никто и ничто не сможет свернуть её с намеченной цели, сердце девушки противно ёкало каждый раз, как только она собиралась поговорить с Афаэлом. Твёрдо решив, что сегодня не струсит, рыжая отложила рекламки и пошла встречать отца, который только что зашёл в дом.

Как оказалось, Афаэл вернулся не один. Услышав ещё чьи-то тяжёлые шаги, девушка повернула было назад, но тут её внимание привлёк негромкий диалог, происходивший между старостой и его гостем.

— Осталось только три дня, Афаэл. Девушку пора готовить.

Лайла замерла на лестнице, узнав голос Самаэля и невольно вслушиваясь в разговор.

— Да, я уже предупредил Армисаэля. Пусть сначала осмотрит её, потом назначим день.

— Нам понадобится кровь…

— Тадиэль об этом позаботится. А вам с Беллором нужно позаботиться о Сандале. Я оставлю ключи от подвала на каминной полке.

— Когда ты хочешь, чтобы мы это сделали?

— Как только я увезу Лайлу к доктору. И привяжите его как следует. Позже зайдёт Армисаэль и сделает необходимые заготовки. Скорее всего, донор нам всё же понадобится. Первая церемония всегда проходит слишком тяжело для девственницы, а мы не можем позволить себе роскошь, её потерять.

— Может, стоит провести обряд дефлорации? Ей будет легче.

— Посмотрим, что скажет Армисаэль, — Афаэл небрежно повёл плечами. — Если будет нужно, пусть доктор это сделает. Ни к чему девочке лишний стресс.

— Конечно, — Самаэль согласно кивнул и очень скоро Лайла услышала, как хлопнула входная дверь.

***

— Что за хрень?! — выдохнула Лайла, после того, как на цыпочках вернулась в свою комнату и закрыла дверь. Её зубы стучали, и девушка никак не могла прийти в себя. Она плохо поняла, о чём говорил Самаэль с отцом, но от этого становилось ещё страшней. Было ясно, что разговор двух мужчин касался её и Сандала. Что их готовили к чему-то мерзкому и ужасному, и Афаэл против этого совсем не возражал. И ещё они собирались отвезти её к доктору, который должен провести обряд… Как там Самаэль сказал?.. Дефлорации, кажется… Лайла бросилась к ноутбуку и, войдя в поисковик, дрожащими руками набрала странное слово. Через секунду она прочитала:

Дефлорация: Ритуальное лишение девственности — древний обычай ряда языческих народов.

— Вот, блин! — пискнула рыжая, едва не свалившись в обморок. — Они, что, совсем охренели?!!!

Лайла ощутила, как вспотели ладони и к горлу подступила тошнота. Она захлопнула ноутбук и, зажав рот, бросилась в туалет. Её вывернуло наизнанку, после чего в ушах зашумело, словно кто-то налил в них воды. Перед глазами поплыл противный белый туман. Прислонившись к стене, девушка медленно сползла по ней и уселась прямо на пол. Согнула колени, низко опустив голову. Кровь прилила к вискам, и стало чуть-чуть легче. Сделав несколько глубоких вздохов, Лайла хотела было уже встать, но неожиданная, ослепительная боль в спине пронзила всё её существо, заставляя выгнуться дугой и плюхнуться на четвереньки. В следующее мгновение ей показалось, что кто-то пытается вырвать у неё позвоночник. Она почувствовала, как кожа вдоль лопаток растягивается, потом лопается, словно надрезанная острым лезвием. Мелкие брызги крови окрасили стены и девушка завизжала, катаясь по полу от невыносимой боли.

В эту минуту дверь туалета с грохотом распахнулась, и появился Афаэл. Подхватив дочь на руки, он крепко прижал её к себе и понёс в комнату.

— Успокойся! Всё хорошо! — опустив девушку на кровать лицом вниз, он жёстко прижал её за плечи, не позволяя вырваться. — Сейчас всё пройдёт, Лайла. Не дёргайся!..

Одним рывков разорвав футболку на её спине, Афаэл замер, наблюдая, как серебристо-пепельные крылья, словно ростки весенней травы, пробиваются наружу. Прошло несколько секунд и последним мощным порывом они раскрылись полностью, явив себя миру во всей своей красе.

— Умница, девочка! — улыбнулся Афаэл и отпустил дочь, которая больше не кричала, лишь тяжело дышала, с трудом приходя в себя. — Как вовремя. Теперь всё гораздо проще.

— Что проще? — раздался голос Лайлы, и она стала медленно подниматься с постели. — И что, чёрт возьми, со мной такое случилось?

— То, что случается с каждым из нас, дорогая, — Афаэл криво усмехнулся. — Ты выросла. И теперь стала частью клана. Впрочем, со временем ты сама всё поймёшь. А теперь сложи крылышки и переоденься. Тебе нужно к доктору.

— Нет!.. — сорвалось с языка Лайлы прежде, чем она успела его прикусить. Афаэл замер, потом повернулся и посмотрел ей в глаза. В первый раз рыжая увидела у него такой угрожающе-ледяной взгляд, напоминающий взгляд кобры, приготовившейся к броску.

— Со мной не нужно спорить, Лайла, — прошипел староста, по-змеиному сузив зрачки. — Детские игры кончились. Переоденься и спускайся к машине. Я тебя жду! — и он ушёл, захлопнув за собой дверь.

***

Дождавшись, пока шаги Афаэла стихнут на лестнице, Лайла без сил опустилась обратно на кровать и попыталась собрать в кучу мысли, которые стремительно разбегались. Светло-пепельные крылья за спиной плавно колыхались, мешая сосредоточиться. Очень странно, но девушку уже не шокировал сам факт их появления. Сейчас ей казалось, что она всегда была такой, и перья за спиной — это вполне естественно. Кроме того, обострились и другие чувства. Зрение, слух, обоняние — стали более совершенными. Её разум стремительно адаптировался, принимая положенную ему данность. Человеческая сущность медленно, но уверено отступала, освобождая место тому, что до сих пор дремало в её сознании. Восторг и ужас перерождения одновременно захватили Лайлу, не позволяя понять, какое из этих чувств в ней перевешивает. Страх, между тем, никуда не исчез. И, вспомнив про разговор Самаэля с отцом, девушка вновь ощутила, как подгибаются колени, а в жилах застывает кровь. Нужно предупредить Сандала и бежать! Бежать сейчас, пока Афаэл не опомнился…

Лайла подошла к окну и посмотрела вниз, во двор. У крыльца никого не было. Машина старосты стояла перед воротами, но где был он сам — непонятно. Возможно, отправился во флигель, к Сандалу.

Взглянув на затянутое серыми тучами, низкое небо, девушка вдруг почувствовала непреодолимое желание взлететь. Желание было таким сильным, что на мгновение пересилило всё остальное. Лайла распахнула окно и, больше не в состоянии сопротивляться вспыхнувшему в крови инстинкту, бросилась вниз. Крылья легко подхватили её и уже через секунду рыжая парила среди тусклого марева облаков. Из её горла сам собой вырвался торжествующий крик пленника, наконец-то получившего свободу.

— Ещё ни один перерождённый не смог удержаться от этого дурацкого крика, — поморщившись, раздражённо заметил Самаэль, лениво наблюдая за полётом Лайлы.

— И каждый из них начинает с того, что я ломаю ему крылья, — Беллор задумчиво кивнул, затем перевёл взгляд своих фиалковых глаз на Афаэла, стоявшего рядом.

Тот выждал минуту, словно давая время девушке проветриться, затем тихо бросил:

— Крылья не ломай. Просто приземли её… Нам пора ехать.

Беллор не ответил. Рывком оторвавшись от земли, он нырнул в облака, где секунду назад скрылась девушка. Уже через минуту он показался вновь, но теперь с ним была Лайла. Старший не стал ломать ей крылья, как Миэлу. Просто вцепился в одно из них, и повис на нём, словно на куполе парашюта. Работая только одним крылом девушке не удалось долго сохранять равновесие. С непривычки она быстро устала и камнем полетела вниз, беспомощно барахтаясь в воздухе. Беллор, не выпуская Лайлу, падал с ней, и только у самой поверхности развернул свои чёрно-серебристые крылья, чтобы смягчить приземление.

Едва ноги девушки коснулись твёрдой поверхности, Беллор перехватил её за шею и одной рукой поволок к машине. Лайла не могла не только сопротивляться, но даже как следует вздохнуть. Когда Падший открыл дверцу авто и бросил рыжую на заднее сиденье, она была уже чуть жива.

— Проводить вас, Афаэл?

— Нет. Спасибо, Беллор. Займитесь теперь другим делом.

— Хорошо, — блондин захлопнул дверцу и, подождав, пока машина старосты скроется за углом, повернулся к Самаэлю.

— Идём. Нужно запереть щенка в клетку, — буркнул он, направляясь к флигелю.

Поднявшись по ступенькам небольшого кирпичного дома, стоявшем на значительном удалении от главного здания, Беллор вежливо постучал. Затем замер, прислушиваясь к звуку шагов, донёсшемуся изнутри. Прошло немного времени и на пороге появился Сандал.

Увидев Беллора и стоявшего позади него Самаэля, парень попятился, затем резко захлопнул перед ними дверь.

— Люблю, когда малыши бунтуют, — ухмыльнулся Самаэль и, обойдя блондина, мощным ударом ноги выбил дверь, которая, жалобно скрипнув, повисла на одной петле. Падший ринулся внутрь, но тут же замер, едва не наскочив на острие ножа, которое Сандал приставил к его горлу.

— Что надо? — процедил парень, чувствуя, как от напряжения закипает кровь и по телу проносятся волны ярости.

Самаэль не успел ответить. А сам Сандал не успел ничего понять, как в его спину упёрлось острое обжигающее лезвие меча.

— Убери нож, дурачок, — фыркнул Беллор над его ухом, чуть шевельнув рукояткой меча, который тут же распорол кожу и слегка вошёл дальше в мышцы спины. — Или хочешь, чтобы я тебя кубиками нарезал?

— Что вам надо? — Сандал поморщился от боли и стиснул зубы, но нож всё же опустил.

Ответом ему стал удар Самаэля, от которого юноша отлетел в сторону, едва не размозжив свою голову о стену. В следующую секунду его схватили за шкирку и потащили через весь двор к подвалу особняка.

Искры ещё продолжали сыпаться из глаз Сандала, когда ему грубо скрутили руки за спиной и, швырнув на холодный бетонный пол, привязали за ноги цепью, другой конец которой торчал из стены.

Почувствовав себя мухой, завёрнутой в паутину, Сандал зарычал и забился в своих путах, пытаясь вырваться. Его охватила паника, кровь прилила к голове, и прежде, чем парень смог совладать с собой, его позвоночник скрючило от ослепительной, но такой долгожданной, сладостной боли. В следующее мгновение рубашка разлетелась кровавыми лоскутами и миру явились два блестящих серых крыла, украшенные у основания бархатно-смоляным оперением, которое слабо фосфоресцировало в тёмной камере подвала. Сандал тихо охнул и, сделав глубокий вздох, медленно поднялся на ноги, помогая себе крыльями удерживать равновесие.

— Смотри-ка, а цыплёночек тоже оперился! — хмыкнул Самаэль с интересом разглядывая юношу. — Какой-то странный у него цвет крыльев… Я в первый раз такой вижу.

— Чем чище кровь, тем светлее оперенье, — отозвался Беллор, пожав плечами. — Потом потемнеют. У меня раньше тоже были пепельные.

— У тебя? — Самаэль, казалось, удивился.

— Я — наполовину Светлый, — то ли с гордостью, то ли с раздражением заявил блондин, с вызовом взглянув в лицо Падшего. — Во время войны в Раю чего только не было, — лениво протянул он. — Тёмные, Светлые — все перемешались…

— Что ж, теперь, по крайней мере, понятно, в кого ты такой красавчик, — Самаэль рассмеялся. — А то я всё гадал, где таких блондинов делают.

— Что бы ты понимал… — презрительно процедил Беллор, отворачиваясь и вновь переключая своё внимание на перерождённого, который резко взмывал к потолку, пытаясь оборвать цепь, оплетавшую его ноги. Цепь скрипела, но не поддавалась, а Сандал падал на пол и вновь повторял попытку, с каждым разом дёргая всё сильней.

— Не хилый такой цыплёнок, — Самаэль помрачнел, наблюдая за неослабевающими попытками парня разорвать оковы. — Сильный, малый… Как бы и правда, не вырвался.

— Это специальные цепи, — Беллор спокойно покачал головой. — Ни один Старший из них не вырвался. И этому тоже не удастся… Пошли, — кивнул он в сторону выхода. — Надоел этот звон…

Самаэль ещё раз оглянулся на пленника, затем отвернулся и пошёл за блондином к выходу.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мистика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 23
Опубликовано: 23.05.2019 в 13:58






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1