БЕССОННАЯ НОЧЬ В СТРАНЕ ЧУДЕСНЫХ ДУРАКОВ . ГЛАВА ИЗ РОМАНА "Страна Чудесных Дураков"


Не спал в эту ночь и Иван. Конечно, в отличие от многих людей, он умел отключать свой ум и погружаться в сон, если на то была особая необходимость.
Но сейчас предпочёл воспользоваться ночным уединением, чтобы ещё раз что-то обдумать, что-то подытожить, а что-то попытаться восстановить в своей памяти.
Лёжа с закрытыми глазами, он изо всех сил пытался представить Вику маленькой. Но у него ничего не получалось.
Вместо дочери в своём воображении он видел, каких угодно, знакомых ему малышей, но только не собственную дочь. Не мог он воскресить для себя детство Виктории, как и не мог воскресить с того света свою любимую, не мог повернуть события своей жизни вспять.

Вот только, спрашивается?! За какие такие грехи он так поплатился?!
Ну, ладно бы, приударил тогда за той девицей втайне от своей подруги. Было бы понятно. Так нет же! Всего-навсего, поступив по-рыцарски, проводил даму до дома. Ведь пьяных тогда, в этой ночи, вон сколько было! Всякий мог обидеть. Да вот только всё наоборот вышло. Не даму обидели, а дама эта - его, как ему казалось, рыцаря….
Иван ещё и ещё раз напряжённо всматривался в те дни.
Странным ему казалось то обстоятельство, что поплатился он, как раз не за грехи, а за вполне нормальный, мужской, человеческий поступок.

Она ведь тогда непросто попросила солдата провести до дома по тёмным, небезопасным улицам, она плакала, да так горько, что его сердце на части разрывалось! Вот он и сжалился над несуразной, безликой, несчастной девчонкой.
Но, как помнится, за всю дорогу, даже слова не произнёс. И молчать было неловко, и что говорить ей - не знал. А вот сама она как раз говорила и говорила без умолку.
И тогда ведь ни ей он комплиментов не говорил, ни сам, ни разу не покрасовался, чтобы как-то там обворожить, прельстить, дать намёк на развитие отношений в дальнейшем. Наоборот, замкнулся и сторонился. А как только к ней в общежитие пришли, шинельку на пол бросил и, сделав вид, что его разморило от усталости, притворился спящим.

Мало того. Если бы на месте Люськи этой какая-нибудь красавица оказалась, он бы точно также себя повёл. Он ведь тогда света белого не видел из-за того, что из-за торжеств этих городских, лишился возможности поехать к своей любимой, которой уже совсем скоро надлежало стать его женой.
Кстати, будь он пьяницей и разгильдяем, его не обязали бы в этих торжествах участвовать. Напротив, рады были бы, куда подальше из части услать.
А так, наоборот, решили всему городу своего образцово-показательного солдата продемонстрировать. Вот и выходит, что не за грехи, а за свои положительные качества он поплатился.
Не найдя ответов на свои вопросы, Иван повернулся на правый бок и накрылся с головой.

Но тут же, словно жало, его пронзала одна единственная мысль – "жалость!"
Он невольно подскочил и, свесив ноги, сел на диване.
Вот только сейчас он понял, что явилось причиной всех его бед и страданий.
Его подвела жалость. Да-да! Жалость!
И ведь он уже не раз ловился на крючок этой эмоции. К примеру, взять тот факт, когда он лишился возможности пойти в долгожданное увольнение.
Ведь накануне того злосчастного дня к командиру вызвали не его, а его сослуживца. Но тот, как обычно за ним водилось, чего-то там натворил и, не желая лишний раз начальству глаза мозолить, стал умолять Ивана сходить к командиру и соврать, что на данный момент выполняет поручение прапорщика где-то на территории части.
А когда Иван явился к командиру, так тот так обрадовался, что явился не тот, кого он вызывал, а именно Иван, что даже и не вспомнил о том, кто ещё недавно ему вроде бы нужен был.

И сейчас Иван чётко вспомнил, как командир, увидев его, подскочил, радостно потёр руки и воскликнул: "Ваня! Как же это я про тебя забыл?! Вот кто действительно достоин исполнить почётную миссию от имени нашей части!"
Вот оно! Он пожалел нерадивого человека!
А ведь хотел тогда сказать своему сослуживцу, что если тот умеет шкодить, то пусть научится и за поступки свои отвечать.
Так нет же! Так он только подумал.
А когда тот стал на жалость давить, да на чувство солидарности однополчан намекать, окончательно сдался и уступил.

Это была его первая ошибка. Роковая ошибка.
А потом ещё одна.
Он повёлся на слёзы той, которой на самом деле ничего не угрожало.
Да было поздно. Но город-то был праздничным! И света от праздничных иллюминаций да салютов хватало. И пустынно вовсе не было. Люди тогда всю ночь гуляли, и уж далеко не все они были пьяными. Кстати. Ведь подружка её, которая с парнем была, тогда предлагала проводить несчастную домой! Так нет же, отказалась!
А Иван почему-то счёл этот поступок деликатностью со стороны той, которая, как ему показалось, вопреки своему страху, не стала подруге вечер портить.
Это теперь ему понятно, что это не было деликатностью. Это был вполне преднамеренный, холодный расчёт.

А потом он хотел нанять этой девице такси! И как не сообразил, что слёзы горючие из глаз её полились не тогда, когда подруга с другом ушли, а тогда, когда он предложил её в такси посадить…. Лживые, крокодильи слёзы взяли в плен его сердце!
А ведь Иван хорошо помнит, как тогда всё понять не мог, с чего это, вдруг, она так горько заплакала? Как и непонятно ему было, почему наотрез отказалась от такси. Ни сама не захотела в него садиться, ни с ним. Пришлось ехать в трамвае,который оказался последним, а такси в том районе, как назло, не оказалось. Так что нечем ему было в часть возвращаться.
И как же надо было ослепнуть, чтобы не догадаться, что вот это самое слабенькое, бедненькое, юное существо, уже с того самого момента, как только заприметило его, красивенького, скромненького солдатика,начало цепкими ручонками коварные свои силки расставлять!

И ведь знала, хитрая девчонка, что не может охмурить солдатика обворожительной улыбкой или роскошными формами своего тела, как не в состоянии сразить его блеском своего ума или россыпью тончайшего юмора, так как этого всего в ней нет, и никогда не было. Почвы не было для развития всех этих качеств и талантов. Зато в её распоряжении имелось оружие не менее опасное, чем красота, харизма или женская манкость. Ей с лёгкостью гениальной актрисы удавалось вызывать в людях чувства жалости и сострадания к себе.
Слепая любовь, слепая ревность, слепая вера, слепая жалость…. Ох, уж эта слепота!
Глубоко вздохнув, Иван подумал о том, что это как раз тот случай, когда вот такие горе доброхоты, как он, своими благими намерениями и выстилают дорогу в ад….
Это сейчас он взвешивает и свои чувства, и мысли, и поступки.
А тогда…. Слишком молод был и слишком доверчив….

Прокручивая ещё и ещё раз события тех лет, сейчас Иван думал не столько о себе, сколько о тех, кто был в двух шагах от того возраста, в котором он сам, вроде бы неплохой парень, наломал столько дров. Конечно же, все его мысли, на самом деле, сейчас были о Вике с Ромой.
Ох, как он их понимал! Как точно и остро чувствовал всё, что творилось в их душах!
Ведь он отлично знал, каким испытанием для влюблённых является разлука, как импульсивна и эмоционально зависима молодость в своих поступках и как не хватает мудрости в эти годы молодым людям. Однако как ни хотелось бы Ивану уберечь ребят от ошибок или защитить от козней зла, он прекрасно понимал: снабдить их некой инструкцией на все случаи жизни или в одночасье передать им собственные опыт и накопленную мудрость - невозможно.

Конечно, кое-что сделать всё же можно.
Ведь его учителю удалось же изменить его взгляд на мир? Удалось.
Правда не стоит забывать, что главные свои ошибки на то время он сам свершить уже успел, а его жизнь тогда реально висела на волоске.
Так что ещё неизвестно, смог бы его учитель изменить его взгляд на мир, не имей он, Иван, уже при себе этого печального багажа……(?)….
Ещё минут двадцать Иван сидел в неподвижной позе, а потом, перекрестившись, нырнул под одеяло и почти мгновенно заснул.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Роман
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 34
Опубликовано: 21.05.2019 в 06:32






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1