ПРОЗА Василий Нестеренко (отрывок из повести)


ПРОЗА   Василий Нестеренко (отрывок из повести)
НА ПРОМЫСЛЕ
отрывки из повести «Африканский рейс»

В открытом океане полным ходом идёт отгрузка замороженной добытчиками рыбопродукции в трюмы нашего рефрижератора. Каждое утро на рассвете начинают сходиться два судна: «Габриэлла» и один из пяти работающих на путине СТМ-ов (Средний Траулер Морозильщик). Сегодня подходит «Fisher-01».

Он на треть короче и похож на утюг, так как корма как бы срезана для удобства траления. Говорят, в команде много керчан. На малом ходу начинается сошвартовка. Даже при тихой погоде это весьма рискованный манёвр, поскольку надо очень точно согласовать скорость, направление и сделать так, чтобы все канаты равномерно брали на себя нагрузку. А совсем тихой погоды в океане не бывает…

…Открытый океан. Это не только красиво и мощно. Это завораживает. Не гляди на воду слишком долго. Вода притягивает. Особенно, если устал. На перегонах по вечерам ещё можно позволять себе полюбоваться закатами. А сегодня я едва выполз из помещения кондиционирования воздуха после шестнадцатичасового каторжного трудового дня, который начался в три часа ночи, и, тупо пялясь в колышущуюся под ногами густеющую ультрамариновую бездну, очень пожелал в неё прыгнуть, уйти навсегда - лишь бы ощутить прохладу и невесомость.

Даже спрятаться в каюте от жары и суеты после работы невозможно: сломалась кондишка. Рядом со мной моторист Юрий, - сварщик по совместительству, - сделал шаг в сторону и блеванул за борт. Ему уже легче. Моя же доза ядовитого фосгена, в который при сварочных температурах превращается холодильный газ фреон, наружу, увы, не идёт: организм адаптирован.

- Ничего, Юрчик, прорвёмся, если не сдохнем. - Слегка удерживая за плечи, чтобы не свалился за борт, - сочувствую своему бледнозеленому в лице приятелю-керчанину.

- Так это ж я место для ужина освободил. Пошли хавать, реф. - И мой напарник, вытираясь рукавом и по блатному покачиваясь, бредёт в сторону камбуза. Mеня к еде пока не тянет. Запустив компрессор, иду делать обход своих подконтрольных объектов.

С 07 утра до 17-00 вся команда дружно отработала на погрузке в трюме и, плотно поужинав,- также дружно высыпала из душных помещений на палубу - побалагурить в группах по интересам. А мы со сварным - вместо ужина, - срочно спасать климатическую установку…

Но вот настаёт конец и моим мучениям: холодок неуверенно потянул по перелатанным воздуховодам в раскалённые душегубки кают. Завершая обход заведований, спускаюсь со шлюпочной палубы на кормовую, где не так высоко от воды и можно порыбалить со спиннингом.

- Ура рефу! - матрос Володя - единственный, кто поддерживает меня из состава «рогатых» - так называют и в глаза и за глаза палубную команду матросов. - Ну, кто говорил, что рефмеханик у нас плохой?

- Да он такой, как и ты, - старый и ленивый, - Толян Свальнов по кличке Бяка подсёк рыбу-прилипалу, заодно подначивая конкурента по спортивной рыбной ловле.

- Это я-то ленивый? Ах ты, салага! Кто тебе удочку сделал из них, я? Ты ж самостоятельно ни хрена не умеешь!

- Володя, не ругай ребёнка. Покажи что поймали - поинтересовался я.

- А вон, в бочке. Пантелей, ты что, этого двухметрового жеребца ребёнком называешь?

- Ну не ребёнок, так жеребёнок. Жеребец.

В двухсотлитровой жестянке что-то громыхнуло. Это ожила размером чуть поменьше метра чрезвычайно красивая плоская рыбина. Большеглазая голова в крови, но зелёно-розово-голубое туловище переливается всеми цветами радуги. Резкая и сильная, она подрагивает, умирая. Почему-то у здешних рыбаков такая разновидность масляной называется макрелью. Обгоняя судно со скоростью тунца, эти рыбы излучают фантастический свет. Раздвоенный хвост и два длинных плавника по бокам, в придачу к лобастому профилю, сделали их похожими на маленьких стремительных морских человечков.

В полумиле к огромному закату вместе с нами дрейфует небольшая фелюга аборигенов. Их рыбалка куда веселее: ведь вытаскивать пойманную рыбу на невысокий борт куда проще с помощью сачка. Да и на более тонкую леску, которую они могут себе позволить, рыба идёт без боязни. Середину антично изогнутой деревянной посудины, вплотную к мачте, перегораживает полуторакубовый ящик с люком для складирования добычи. Очевидно, в нём есть и термоизоляция и лёд.

После заката на «Габриэлле» включается всё наружное освещение. Ночью судно похоже на светящийся японский сайролов. Иначе нельзя: ребята из средневековых фелюг непредсказуемы. Все внешние двери и лазы у нас задраены и на замках. Пираты в этих краях официально пока не водятся, но кто знает, что на уме у полунищих афроидов ночью посреди океана?.. Толик Свальнов якобы видел, как один из этих рыбаков, обкуренно дёргаясь, вчера вечером размахивал автоматом «калашников».

Я помню насколько ловко забирались на борт советского БМРТоса (Большого Морозильного Рыболовецкого Траулера) местные продавцы барахла в Сингапуре в 1974 году. Наши власти им не запрещали. Нельзя было лишь приглашать иностранца в каюту (за такое закрывалась виза). Мы стояли на внешнем рейде, а малайцы подплывали на самоходных мини-баржах, в которых и жили и размножались, и которые теснились на воде вдоль бульвара, контрастируя с небоскрёбами города. Островитяне очень ловко метали крюк-тройник с бечевой и, зацепив его за фальшборт большого судна, в мгновение ока оказывались на вожделенной палубе. Первое, что делали торговые десантники - это очерчивали мелом окружность в пару квадратных метров, «узаконив» тем самым территорию своего передвижного мини-маркета. Далее шла вольная торговля. Благодаря им, даже те моряки, которых помполит не отпустил на берег, могли отовариться.

Здешние аборигены, видимо, тоже умеют лихо лазить по верёвкам, поскольку из шкиперской боцмана, расположенной в самом носу - подальше от жилых помещений, неоднократно пропадали ценные вещи: инструменты, краски, мелкий такелаж…

СДАЧА РЫБЫ

Трюм, трос, торс, груз.
Пак - два пуда - так - без «гака».
Бортом к борту грузим паки
Из Атлантики - в Союз.

В трюме минус 25.
Жарко-жарко-жарко-жарко:
Точно домино, в азарте
Паки, паки с плеч летят!

... Забиваем как дупли.
Доки. Докерские хватки.
Наши трудные рубли.
Наши вахты и подвахты.

Шутки были - шутки сплыли.
Ох, не только спины в мыле…
Дубль-стропы грузим скопом;
Сопом как глухонемые.

Где-то рыба роет в тине.
Раз путина, два путина!
Триста тонн! Последний дубль.
У кого счастливый дупль?
Финиш. Партия закрыта:
Рыба.
(1983г.)

Чтобы передать дух происходящего в трюме действа, нужен ритм. Поэтому прошу прощения у нелюбителей стихотворного жанра. В начале восьмидесятых ваш покорный слуга бегал куда резвее, хотя и сегодня я могу ещё форы дать некоторым. В трюме наиболее уязвим тот, у кого за спиной лет побольше, а дыхалки, стало быть - поменьше. Второй механик Николай Борзов рождён как и я в год дракона, но на 12 лет раньше. За мной он не успевает.

…В погрузке участвуют все, кроме капитана и стармеха. Как-то дед подошел к горловине трюма и, несмотря на свой иронично-юморной имидж, тихонько процедил, отмахнув рукой вниз:

- Рабский труд. Ты, Пантелей Ефимыч, можешь отказаться. Я поговорю с капитаном.

- Хорошо - ответил я, перекидывая через ограждение едва гнущуюся, распухшую в коленном суставе левую «заднюю» конечность - Когда совсем сдыхать начну, тогда, может быть, и скажу. Неизвестно, заплатят в конце рейса или нет, а так - хоть стивидорки останутся, чтобы домой добраться.

- Да. Меня вопрос денег тоже очень тревожит, - согласился он.

В порту Конакри, (Гвинея) где лежат посреди бухты вверх днищами два полузатопленных (говорят - ради получения страховки) судна, мы встречали моряков, которые были брошены своими работодателями на произвол судьбы.

Один из них, запущенно-худой пожилой россиянин, проник на борт «Габриэллы» сразу после швартовки. У него тряслась голова, и вид был настолько жалкий, что моряки совали бедолаге деньги, которые тот с мученической благодарностью прятал за пазуху под тельняшку.

Капитан сказал мне, что это стармех брошенного в дикие девяностые севастопольского СРТМа (Среднего Рыболовецкого Траулера Морозильщика). Какая-то подставная фирма, получив от государства дотации, кинула команду на зарплату. Их ржавое обиталище болталось в девятом ряду от причала среди таких же неприкаянных посудин.

Ещё в 1995-м, после долгих мытарств, украинский экипаж вывезли через посольство на родину. Но электромеханик и стармех не согласились возвращаться без денег. Липовые работодатели сэкономили тем самым на двух билетах, а два рыбака так и остались жить на судне в ожидании обещанного. Вторично с ними возиться в посольстве отказались.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 13.05.2019 в 12:29
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1