МНОГОГРАННИКИ Сергей Молодцов


МНОГОГРАННИКИ   Сергей Молодцов
МАРИНЕ

* * *

Зачем я жил? Кому всё это надо:
Что вкалывал, как вол и ползал с автоматом?
Приходит время - затихает пыл,
И задаёшь вопрос: «Зачем я жил?»

Зачем нужны были: восторги и страданья,
Паденья, взлёты, неприятье, пониманье?
Порой, напрасный, жизненный надрыв,
Или слепой, восторженный порыв?

Я понял суть и повторяю вновь:
Важнее псевдоцелей лишь Любовь.
И тот, кто эту чашу не испил -
Он не был. И впустую жизнь прожил.

Я не богат и не имею славы,
И целью жизни я не ставил власть.
Но жил не зря - ведь счастлив в самом главном:
Познал Любовь, а не простую страсть.

Не осчастливят блага никакие:
Коль одинок в душе, то силы рви не рви...
Зачем я жил? Зачем живут другие?
Ждёт каждый Дара Божьего - Любви.

БЛЮЗ НАШЕЙ ОСЕНИ

Тихо шумит наш Листопад,
Падают вниз листья-года...
И устилают путь золотым ковром,
Играя грустный блюз, под дождём...
Осени блюз... Красок игра...
Как хороша эта пора!
Даже осенний дождь навевает покой,
Играя грустный блюз, нам с тобой.
Грусть улетит вместе с дождём.
Блюз зазвучит: солнца лучом,
Голубизной небес, золотой листвой...
Блюз нашей Осени... Наш с тобой...

* * *

Я полюбил встречать рассвет:
Когда заря слегка алеет,
И небо надо мной светлеет,
И городского шума нет.

Я полюбил хранить твой сон,
Что на рассвете - самый сладкий;
Цветной и, делает загадкой,
Тебя и Мир, что дарит он.

Я полюбил минуты эти
За тишину и за покой.
Неважно: летом иль зимой
Встречать луч солнца на рассвете...

ЖЕНЩИНАМ К 8 МАРТА

Гимн Женщине и Гимн Весне!
Какие словосочетанья!
Не важны: время, расстоянья,
Чтоб он звучал по всей стране.
От Запада-до Дальнего Востока,
От Юга жаркого - до Северных широт -
Для Гимна Женщине - Зелёная дорога!
Он - Воспевает и с Весной идёт.
Поёт о красоте, любви и счастье;
О ласковой и трепетной душе;
О стойкости - в любых ненастьях,
Что возникают, вдруг, на вираже
Накатанной, казалось бы, дороги.
Но, Женщина: Сестра, Жена и Мать -
Перенесёт все горести, тревоги,
Воспрянет, расцветёт опять.
Она для нас - Надежда и Отрада,
Любовь, Хранительница очага.
И в честь её слагаются баллады.
Да будет так! Во все века!

«ЖИЗНЬ ПРОЖИТЬ - НЕ ПОЛЕ ПЕРЕЙТИ»
(народная мудрость)


* * *

Опять - вставай и топай в школу,
А не в спортивный комплекс рядом...
И алгебра вместо футбола...
Ах, как не хочется, но - надо...

Часочек лишний бы поспать –
Почти всю ночь пел серенады!
Но сессию пора сдавать.
Ах, как не хочется, но - надо!

Ты на задание идёшь,
Боясь нарваться на засаду.
Приказ: «Влетел - себя рванёшь!»
Ах, как не хочется, но - надо!

И «строчки» АКМом «шить»,
И пули получать в награду,
И под вопросом: «Быть не быть?»
Ах, как не хочется, но - надо!

Семья и мир над головой.
Чего желать? Увы! Зарплату!
Стоять за нищенской такой,
Ах, как не хочется, но - надо!

Ждёшь пенсию ты, как билет,
В Страну покоя и отрады.
Тебе ж дают ещё пять лет:
«Мол, хоть не хочется, но - надо!»

Спокойно не дают пожить:
Встают преграды за преградой.
А вскоре - вовсе уходить...
Ах, как не хочется, но - надо...

МОИМ ОДНОКУРСНИКАМ ПО АМУ

* * *

Пора собрать разбросанные камни. Час настал.
Подходит жизнь к закономерному пределу…
Не важно: кем ты был и что ты делал,
А важно: что ты Сделал и кем Стал.

Ложатся камни в кладку жизненной стены
И не всегда ряды ровны и плотны.
Их не поправить - жизнь бесповоротна
И как видны они сейчас со стороны…

Чем выше - тем стена ровней
И камешки впритирочку ложатся.
Знать научился, камнетёс, не ошибаться,
При обработке жизненных камней.

В своей стене, рядочкам ровным, всякий рад.
Они-то сплошь, то изредка мелькают.
У всех по-разному. Но я считаю,
Главнейшим - верхний ровный ряд.

* * *

На миг присел и - снова в путь
Когда ж закончится дорога?
Не отдохнуть... Не отдохнуть
У стен родных и у порога...
Лишь за Чертою отдохнёшь,
Воскреснувши, согласно Чуду...
А здесь из памяти уйдёшь:
Был - помнили. Ушёл - забудут...

ИЗ СЕРИИ «ЛУЧШЕ БЫ ЭТОГО НЕ ДЕЛАТЬ!»


НЕ ИМЕЙ 100 КЛЮЧЕЙ

Все знают, что новогодняя ночь щедра на сюрпризы и вольно-невольно ждут чуда. А чудеса бывают: ожидаемые и, конечно же, неожиданные...

Тридцатидвухлетняя сотрудница одного из банков, Клеопатра Сергеевна сюрприз в эту ночь ждала с нетерпением: её шеф, директор банка, Анатолий Семёнович (уменьшительно-ласкательно «папик Толик»), наконец-то разрешил свои семейные проблемы и собирался сделать официальное предложение руки и сердца своей давней «боевой подруге».

Сама Клео тоже лихорадочно «подчищала хвосты». Во-первых: окончательно и бесповоротно выставила бывшего мужа, музыканта рок-группы, который никак не хотел взрослеть, был для всех «Лёхой» и вёл «богемную жизнь». Во-вторых: дала отставку «запасному варианту» - старшему оперуполномоченному горотдела УВД Володе, сделав выбор в пользу стабильного «папика Толика».

Так как у Клео вначале предстоял корпоратив, а затем новогодняя ночь в ресторане, с сюрпризом от Анатолия Семёныча - она вертелась, как белка в колесе и допустила существенную ошибку: вопросы с Лёхой и Володей решала по телефону, а не при личной встрече, упустив при этом такую важную деталь, как ключи от квартиры... Лучше бы она этого не делала...

... Покинув по-английски коллектив, Клео с «папиком Толиком» поехали в ресторан. Новогодняя ночь сияла для них звездой нового брака и готовила свои сюрпризы...

А в это время...В горотделе милиции все, кто дежурил в эту ночь (да и те, кто задержался на службе и кому спешить было некуда, а кому и не к кому), тоже встречали Новый год. Старший опер Володя, получивший накануне отставку от Клео, глушил стопку за стопкой, пытаясь унять тоску от потери уютной любовницы. Напряжение дня и «огненная вода» сделали своё дело: через час после начала «корпоратива», Вова уже был в состоянии мешка с тряпьём и коллеги решили отправить его домой.

Так как «сидели хорошо» и ехать никому не хотелось - вызвонили такси. Усадив (вернее уложив) в машину Вову, щедро «отстегнули» таксисту с наказом – «доставить аж прямо в квартиру». Таксист пообещал и решил выполнить обещанное чего бы это ему ни стоило, так как «клиенты» были не те, с кем можно шутить. Отъехав немного, таксист сообразил, что ему не сказали адрес и принялся «допрашивать» Вову.

Вова почему-то решил, что его захватили в плен бандиты, которым зачем-то нужен его адрес, «сыграл в партизана» и наглухо замолчал. Бедный таксист бился и так и этак. Наконец Вова выдал «ложный след» и, довольный собой, заснул. Надо ли говорить, что он назвал адрес своей бывшей любовницы, по которому и был доставлен. Подтащив Вову к дверям квартиры и не дозвонившись, таксист обшарил его карманы, вытащил связку ключей и методом «тыка» нашёл нужный, который Клео ещё не успела изъять... Затащив Вову в квартиру, он вышел захлопнув дверь и, перекрестившись, уехал...

Вова же, на «автомате», добрался до спальни, умудрился раздеться, но почему-то напялил назад на голое тело наплечную кобуру с верным «ПМ» и рухнул в постель...

А в это время... Ресторан гудел, как растревоженный улей. Вокруг ёлки прыгали, но чаще уже падали, солидные дяди и тёти. «Папик Толик» не составлял исключения и, после его последнего эффектного кульбита на пол, более-менее державшаяся на ногах Клео, решила: «Пора домой!» Загрузив в «Мерс» себя и «папика» при помощи водителя и охранника, Клео умиротворённо заснула.

Доставив и сопроводив в квартиру будущих «молодожёнов», охранник с водителем благополучно ретировались. «Папик Толик», находясь в позе «краба» и, чувствуя сильную усталость, начал потихоньку пробираться к спальне. А Клео, как истинная светская дама, прихватив из бара бутылочку виски «Белая лошадь» и рюмку, извилистым курсом мигрировала в ванную, где и продолжила расслабляться, грезя о будущей семейной жизни...

К чести Толика: он без приключений дополз до кровати, опрокинув при этом лишь сервировочный столик и торшер (по причине полного отсутствия света в спальне), как смог разделся и принялся брать штурмом кровать. Завершив успешно очередную «атаку», Толик с умилением посмотрел на храпящего под одеялом Вову и нежно промурлыкав: «Клеочка, заинька, спокойной ночи!» - залез под одеяло, крепко обнял Вову и, счастливый, заснул...

Клео, выбравшись из ванной, придерживаясь одной рукой за стену, а в другой зажав бутылку с остатками вискарика, продефилировала к спальне. В дверях спальни её остановил несущийся навстречу могучий храп двух мужских глоток. Со словами: «Этой музыки мне ещё не хватало!» - Клео развернулась на 180 градусов, на удивление ровно дошла до тахты, уселась на неё, тяпнула прямо из горла «на посошок» и, забравшись под плед, отключилась...

А в это время... Возле подъезда Клеопатры Сергеевны притормозил частник и из легковушки выпал клиент. Приняв вертикальное положение и взяв курс на подъезд; размахивая, как флагом, еловой веткой и вопя: «В лесу родилась ёлочка! В лесу она росла!» - мужичок исчез в чреве дома.

Добравшись до дверей квартиры Клеопатры, Лёха (а это был её бывший муж собственной персоной, который прибыл с твёрдым намерением - помириться), открыл дверь не сданным ещё Клеопатре ключом и ввалился в квартиру. Решив сделать Клео сюрприз, он почти бесшумно (не считая опрокинутой вешалки), добрался до гостиной, где в сереющем свете наступающего утра увидел спящую на тахте бывшую благоверную, а также узрел ополовиненную бутылку с виски, содержимое которой тут же оприходовал. Сил хватило, чтобы кое-как раздеться, завалиться к Клеопатре под тёплый мягкий бочок и умиротворённо заснуть...

Пробудилась Клеопатра странно. Ей приснилось, что она смотрит фильм «Золотой телёнок», а именно: одну из многочисленных сцен разборок между Паниковским и Шурой Балагановым...

Оторвав голову от подушки, глянув на закутанного в плед с головой Лёху и приняв его за «папика Толика», она не могла сообразить: почему сцена из фильма происходит в её спальне, так как голоса доносились оттуда. А фразы звучали узнаваемые: «А ты - кто такой?», «А ты-то, кто такой?»

Требовалось незамедлительно вмешаться и разобраться, что происходит и Клео ринулась в спальню.

Сказать, что она потеряла дар речи от увиденного, значит не сказать ничего. В спальне стояли друг против друга Вова с Толиком, на которых из всей одежды было: на Вове - наплечная кобура, а на Толике - шикарный галстук (не считая носка на левой ноге) и, пихая друг друга в грудь, воспроизводили один к одному сцену из «Золотого телёнка». Клео, узрев сие действо, ахнула и ошалело оглянулась на тахту, где из пледа, как из кокона, высунулась на шум Лёхина голова...

Ничего не понимая, но памятуя, чем заканчивались разборки между Балагановым и Паниковским (а тут ещё и Лёху приплюсовывать надо!), Клео приняла единственное в данный острый момент решение: рванула в прихожую как была, схватила валявшуюся на полу шубку и какую-то обувь, выскочила из квартиры и захлопнула за собой дверь...

Позвонив соседям и извинившись за вид (а видок был ещё тот: короткая шубка на голое тело, разномастная мужская обувь на ногах и всклоченная голова с глазами по блюдцу), Клеопатра Сергеевна вызвонила свою подругу и слёзно упросила срочно забрать её, как она говорила рыдая в трубку, «из этого дурдома!»

Подруга не заставила себя долго ждать и вскоре, охая и ахая, слушала невероятную новогоднюю историю.

Мал-помалу, подлечиваясь коньячком и приводя в порядок хаос, творящийся в голове, Клео стала понемножку выстраивать версии произошедшего, но ничего более-менее понятного не вырисовывалось. В конце концов, махнув рукой на этот «кубик Рубика», подруги с возгласами: «Будь что будет!» и «Куда кривая вывезет!» - продолжили праздновать наступление Нового года.

Через пару часов, напевшись, наплясавшись и насплетничавшись, Клео решительно заявила: «Поехали ко мне! Двум смертям не бывать, а одной не миновать! Да и нет там уже никого. Глянем, что от квартиры осталось. Раскатали, наверное, всё по брёвнышку, гладиаторы эти!»

Подруги приоделись, причепурились, тяпнули на посошок по сотне граммулек «для храбрости», вызвали такси и отправились в неизвестность...

Подъехав к дому, притихшие подруги поднялись к квартире и прислушались. Из-за двери звучала музыка, слышались весёлые мужские голоса и женский смех. Обе недоумённо и вопросительно посмотрели друг на друга, а затем Клео решительно нажала на кнопку звонка и держала до тех пор, пока женский голос за дверью не поинтересовался: «Кто там?»

«Конь в пальто!» - взорвалась Клео, - «Открывай, давай! Сейчас разберёмся «ху есть ху!» Дверь распахнулась и на Клео уставилась соседка с нижнего этажа, а за ней, в коридоре, в одеянии римлян (простынь на голое тело), столпились три мужика, из-за спин которых торчали две головы в милицейских шапках.

Клеопатра Сергеевна, повторно за этот день, лишилась дара речи.

«Милости просим!» - гаркнул стоящий во главе мужской делегации Лёха – «Светочка, Клеочка, проходите, девушки! Мы вам очень даже рады!» Мужики наперебой загомонили и чуть ли не силком завели в квартиру очумевших от такой встречи дам. В гостиной был накрыт по полной праздничной программе стол, из телевизора звучали песни и, судя по состоянию на столе, компания (соседка, три «патриция» и два милицейских сержанта), неплохо проводила свой досуг перед приходом хозяйки. Оглушённая непониманием происходящего, Клеопатра Сергеевна обессилено опустилась на услужливо подставленный стул. А компания наперебой и взахлёб начала растолковывать ей ситуацию.

В конце концов, с грехом пополам, Клео поняла, что всё устаканилось. Надо отдать должное мужикам. После того, как Клео сбежала, у них хватило выдержки и ума разрулить ситуацию мирным путём и разобраться - что же произошло на самом деле. Вывод был однозначный: Клео - не при делах, винить её не в чем, виноваты сами. И Вова с Лёхой, извинившись ещё раз перед Толиком, и, оставив ему ключи, уже собрались было уходить, но не тут-то было! Звонок в квартиру вынес их в прихожую. Они подумали что это вернулась Клео, распахнули дверь, а на пороге нарисовались два сержанта из местного райотдела, которых вызвала бдительная соседка с нижнего этажа, увидевшая по утру полуголую и зарёванную Клео и услышавшая подозрительные мужские голоса за дверью её квартиры. Но, как говорил «прораб перестройки», «консенсус был найден» и общество осталось дожидаться возвращения хозяйки. А чтобы ожидание не было скучным, праздник решили продолжать...

Вот такая история случилась однажды в Новогоднюю ночь...

«РЕАНИМАЦИЯ»
(юмористическая миниатюра)

На сцене, за столом сидит врач, что-то мурлыкает себе под нос и пишет. Из-за кулис доносятся тревожные голоса. Слышны команды: «Подключить аппарат искусственной вентиляции лёгких!», «Дефибриллятор!» и т.д.
Входит мужчина в белом халате и обращается к сидящему за столом.

Н. П. - Пал Семёныч, что у тебя творится в операционной?

П. С. - Да интерн с сёстрами-практикантками работают, Николай Палыч.

Н. П. - А ты-то чего сидишь?

П. С. - А что я там забыл?

Н. П. - В чём дело, Семёныч? Случай, видать, не из простых! Столько времени справиться не могут!

П. С. - Вот то-то и оно, Николай Палыч! Тут, слушай, такая история. Купил мужик в секс-шопе последнюю японскую модель силиконовой куклы. Человек - один к одному! И кожа, и температура тела, и глазками моргает, и даже двигается и говорит! Ну и одета прилично. Усадил он её в машину, чин-чинарём и - поехали. По дороге - авария. Ну, их обоих «скорая» к нам и привезла! Мужик-то сразу оклемался, вон в коридоре сидит, а у куклы какие-то микросхемы заклинило. Короче - труп. Хотел я уже его домой отпускать, а тут интерн Володя со своей свитой сестёр-практиканток под руку подвернулся. Думаю пусть попрактикуются лишний раз, чем лясы точить!

Н. П. (еле сдерживая смех) - Так они там её… (давясь от смеха) Пытаются… (хохочет)

Вбегает медсестра и, сорвав маску, радостно кричит:

1-я м/с - Получилось! Получилось!!!

Н. П. и П. С. (вместе) - Что!?

1-я м/с - Ожила женщина! Даже заговорила!

Н. П. (еле сдерживая смех) - А что говорит-то?

1-я м/с (смущаясь) - Да не в себе она видать после аварии! Раскинулась на столе и кричит: «Где ты, мой тигр? Твоя кошечка ждёт!»

Н. П. и П. С. уже не сдерживаясь, хохочут в голос.

Вбегает 2-я медсестра.

2-я м/с - Быстрей на помощь! Там больная зажала Владимира Сергеича и рвёт с него одежду!

Все бегут в операционную.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 13.05.2019 в 11:45
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1