МНОГОГРАННИКИ Александра Синеглазова, Андрей Синеглазов


МНОГОГРАННИКИ   Александра Синеглазова, Андрей Синеглазов
Александра Синеглазова

«МАМ! ДАВАЙ КУПИМ!»
(из дневника матери)

Какими же порой находчивыми бывают наши маленькие дети!

Наслышана, как неосторожно бывает заходить с малышами в магазины детских игрушек. Как они по-разному проявляют желание во что бы то ни стало приобрести понравившуюся игрушку...

Мы с Андрюшкой иногда тоже наносили визиты магазину «Детский мир»... Дети быстро растут, и потому и обувь, и одежду не успеваешь обновлять, как всё уже становится мало...

Пока я выбираю Андрюшке одежду и обувь, он восторженными глазами рассматривает игрушки...

А потом спрашивает:

- Мам! А у нас деньги есть?

- Есть немного, - отвечаю.

- Мам! А у нас хватит денег вот на эту игрушку?

- Нет, сынок! На эту не хватит.

- А на ту?

- И на ту не хватит.

- А на вот на эту?

- Хватит!

- Мам! Давай купим!

- Купим!

В те годы на один рубль можно было купить полные руки: игрушки-малышки, которые помещаются в ладошке. Малыши любят с ними играть: танки, солдатики, матросики, альбом для рисования, книжки-малышки по пять копеек, с цветными иллюстрациями, цветные карандаши, шарики...

И со счастливыми глазами, Анрюшка уходил из «Детского мира».

Сейчас такое невозможно даже представить...

У меня всегда вызывало улыбку – «ХВАТИТ ЛИ ДЕНЕГ» и «МАМ, ДАВАЙ КУПИМ»...

Ну и дипломат... Ну и дипломат... Вот это подход!

РЫБАЛКА
(из дневника матери)

Вот мы и остались с Андрюшкой одни...

Дочка закончила школу и уехала учиться в Россию, приезжала только на каникулы, и мы с Андреем стали привыкать жить вдвоём...

Зимой Андрей сам растапливал котёл для обогрева квартиры, работающий на твёрдом топливе (когда повзрослел, конечно) пока я ещё была на работе и когда я возвращалась, то дома уже было тепло и уютно...

Учил уроки, читал книги, бегал с мальчишками кататься с обрыва на камышах, ходили на крепость Ени-Кале играть в войнушки...

Летом все дни проводил с ребятами на море.

Любили ходить на пирс Межколхозного Судоремонтного завода. Там стояло много судов. Забирались на какое-нибудь судно и весь день ныряли с него и плавали.

Но была у него и обязанность - это полив огорода и он выполнял эту работу без напоминаний...

Сердце моё на работе болело от страха за его жизнь, но запретить не могла. Он должен был вырасти мужчиной. И живя на море - великолепно плавать. Все мальчишки и девчонки во дворе плавали отлично, и Андрей тоже!

Летом мы часто ходили на рыбалку на пирс того завода, где они с мальчишками играли.

Но лучше всего мне запомнился один день, в который он был особенно доволен собой.

Андрей взял удочку, а я закидушку, а наживку я готовила так: нарезала мелкими кусочками говяжье мясо и обильно поливала элеутерококом...

Керченские рыбаки смеялись и говорили, что бычок сошёл с ума, что клюёт на такую наживку. Сами они ловили рачков - и убеждали, что это лучшая наживка...

Вначале клёва у нас не было и мы меняли места. Подошли к корме старого ржавого судна. Андрей забросил удочку и сразу же вытащил бычка! Только крикнул мне: «Мам!» - чтобы я успела отбежать, так как мог меня зацепить крючком...

Довольные, что пошла рыбалка, положили бычка в пакет с водой. Андрей сразу же опять забросил удочку. Опять кричит: «Поберегись!» - бычок трепещется на крючке! Снова в пакет! Опять закинул удочку, и вновь крик – «Мам!» Итак, мне было самой уже не до рыбалки.

Я еле успевала уворачиваться и отскакивать от его удочки, в своём длинном платье, боясь зацепиться за крючок!

Удачная была рыбалка! Андрей тогда выловил сорок три бычка, а я - всего три.

Когда клёв прекратился, собрали удочку, свернули закидушку и пошли домой. У Андрея от счастья и гордости блестели глаза, горели щёки, он радостно смеялся, а я приговаривала:

«Ты мой кормилец! Теперь мы не пропадём!»

Андрей Синеглазов

ПУСТОТА

Нет боли, нет любви и нет желаний.
Как пресс сжимает голову тоска.
И сердце глухо стонет от страданий,
Но боли нет, в груди лишь пустота.

Живу, как будто в ледяной пустыне.
Мне холодно, и я прошу огня.
Плыву один я в никуда на льдине,
И льдина неприступна, как стена.

Живу один я в неприступном замке,
И не рассеет мрак весёлый шум
Гостей, что приезжают спозаранку.
Ничто не нарушает мрачных дум.

Я оградился от людей стеною,
И не впускаю никого к себе.
Пускай они смеются надо мною,
Душа сгорает в ледяном огне.

Кричу им, чтоб оставили в покое
Меня! Ведь, я же человек! Но смех
Меня прервал... Я вас не понимаю
И этот мир бездушья и потех.

ЗАКАТ

Порозовел небесный свод,
Смотрю на огненный закат.
На берегу лазурных вод
Я Солнцем любоваться рад.
Ярило - древнерусский Бог,
Сложивши крылья над водой,
Прощаясь с девственной землей
Уходит вглубь, во тьму веков.
Целует макушки дерев,
Как будто губы нежных дев
И шепчет им, что завтра вновь,
Расправив крыл по небу кровь,
Рассеет тьму, прогонит ночь
И та умчится рысью прочь.
Нырнёт в пучину чёрных вод,
И брызги тучей янтарей
Окрасят светлый небосвод
В цвета любви. И всё добрей
И краше станет. И людей
Разбудят птицы: им невмочь
Уж станет спать. Ушла ведь ночь!
А та, укрывшись в глубине,
Уснёт на целый день во мгле.

Я СОЗДАМ ЧУДО-МИР

Я создам чудо-мир,
Что не ведает зла.
Где сплетёмся мы в два
Неразлучных узла.

Докажу я любовь,
Как горю я в огне,
Подарив свою кровь,
Что играет во мне.

Подарю тебе мир,
Где мы будем вдвоём,
Где любви вечный пир,
Я мечтаю о нём.

Счастье вижу во сне,
В жизни я не с тобой.
Я пою о весне,
Что мне делать с собой?




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 13.05.2019 в 11:25
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1