Последний Бой. Околдованный.


Последний Бой. Околдованный.
Впервые, я заметил изменения, которые произошли с Дмитрием Григорьевым, моим закадычным другом, уже прошлой зимой, и вот теперь, прошел ровно год с тех событий. Сегодня же, я узнал, что мой бывший друг сбежал из следственного изолятора, предварительно убив и вырвав глаза, двум сокамерникам и двум охранникам, их так и нашли лежащих в луже крови, с вырванными глазами за распахнутой настежь дверью камеры изолятора. На улице всю ночь валил снег, а Дмитрий сбежал в одной рубашке, но я знаю, что это его не остановит.

Я назвал Дмитрия сначала своим закадычным другом, а потом бывшим другом, и вы можете подумать, что я легко отворачиваюсь от людей, попавших в беду, но боже упаси вас так думать обо мне, ведь тогда окажется, что вы все неправильно понимаете. Вместе с главой семейства Григорьевых, я очень долго пытался помочь Дмитрию выйти из того состояния или морока, в который он попал. В нашем ближайшем окружении, не в пример ветряному и вспыльчивому Дмитрию, я всегда считался самой надежностью, воплощением дружбы и товарищества, но лидером был, конечно же, не я, а Дмитрий, хоть он и не мог похвастаться моими качествами и легко переступал через даже самых близких ему людей.

Это было его качеством, следовать какой-то одной ему ясной и понятной цели, мы же получали от него только загадки и намеки, но охотно составляли его свиту и следовали за ним в его порой безумных, порой чудаковатых выходках. Тем не менее, до поры до времени, эти выходки были вполне безобидными, поэтому ни я, ни кто-то из семьи или нашего круга, заранее ничего не заподозрил.

Однажды, наш вожак Дмитрий, увлекся единоборствами, с этого все и началось, меня он тоже втянул в свое любимое занятие. Я был прилежным учеником, не пропускал ни одного занятия и скоро формально стал добиваться больших результатов, чем Дмитрий. Ведь я полюбил свое новое занятие всей душой, в спаррингах я действовал формально и классически, так как учил тренер, но всегда проигрывал Дмитрию, у которого не было никакого плана, однако в бою он превращался в свирепого зверя, одержимого хищника.

Буду с вами до конца честным, именно в такие моменты, когда он смотрел на меня со своим сумасшедшим блеском в глазах, я стал его бояться и внешне отдалился от него, ушел в другую секцию, но внутренне сохранил глубокую привязанность к своему другу.
Проходили дни и в один из таких обычных, серых городских дней, от одного нашего общего знакомого, я узнал, что мой друг Дмитрий отправился в Малайзию, постигать боевой транс Амок. Тогда я даже позавидовал ему, ведь как гласят предания, воинам постигшим состояние Амок не страшны ни ножи, ни пули, голые они бросались на врага и разрывали его в клочья, вырывая противникам глаза. Но как я уже говорил, я подходил к единоборствам более разумно, формально и традиционно, и поэтому, вначале позавидовав, посмеялся над очередной, как я тогда думал, глупой затеей своего друга.

И вот, спустя какое-то время, мы снова с ним встретились, я стоял в зале за канатами ринга и наблюдал за его спаррингом с крепким парнем, спецназовцем и обладателем черного пояса. Перед началом боя, я взглянул своему другу в глаза, он улыбнулся мне, но для меня вдруг неожиданно открылась в этот момент его внутренняя сущность, это был уже не Дмитрий, это был какой-то демон, нацепивший на себя личину моего друга.

В середине боя, Дмитрий, повалил крепкого парня из спецназа, с хриплым, нечеловеческим, диким криком, а потом как в кино для сумасшедших, он действительно стал вырывать тому глаза и сильно покалечил парня, повредив ему один глаз.

Вот тогда, после произошедшего, на меня вышел отец семейства Григорьевых, Максимилиан Иванович, он обратился ко мне за советом, как к лучшему другу его сына и рассказал мне ужасные вещи. Оказывается у них на районе, где они жили, в окрестностях их частного дома не так давно после возвращения Дмитрия из Малайзии, стали находить бомжей дьявольски убитых, растерзанных и с вырванными глазами, а потом отец своими глазами увидел, как его сын убивает их собаку и вырывает ей глаза. До поездки ласковый и любящий Дмитрия пес, после его возвращения, позволил себе на него зарычать и поплатился за это жизнью.

Именно я предложил Максимилиану Ивановичу, отправить Дмитрия на излечение трудом, в поселение староверов. Каким же дураком я тогда был, ведь я искренне верил, что труд на природе вернет Дмитрию здравый рассудок, что же касается убитых бомжей, я не принимал того факта, что к этому может быть причастен мой друг, ну помутился рассудок у парня, надо ему помочь, так я думал.
Позднее, в поселении староверов произошла трагедия, старосту нашли в его комнате, в кресле, он смотрел пустыми глазницами в окно, а его горло было перерезано.

Дмитрия после произошедшего видели в нашем городе, пытались поймать, и вот, наконец, поймали, посадили в изолятор. Теперь же, когда он сбежал из изолятора, я знаю, что он придет ко мне и мне предстоит мой последний в жизни бой.



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Ужасы
Ключевые слова: Амок, Боевой Транс, Транс, Припадки, Ярость, Убийства, Монстры, Экстаз, Единоборства, Малайзия, Колдовство, Гипноз, Дружба, Друзья, Староверы,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 24
Опубликовано: 12.05.2019 в 20:05
© Copyright: Огнеслав Солнцев
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1