НАША ГОСТИНАЯ Светлана Севрикова


НАША ГОСТИНАЯ   Светлана Севрикова
Москва, Россия

ЦАРАПИНА

Нет, не рана, а всего-то лишь царапина…
Время лечит? Не показывай врачу!
Между нами - города и авиация.
Я - не ангел, но однажды прилечу,

Словно грач, без приглашения и вызова,
Потому что у тебя растаял снег,
И, проезжими машинами забрызганный,
Голосует на дороге человек.

Время - лечит, только ты ему не жалуйся.
Я подую, поцелую, зашепчу…
Ведь не рана, а проталина… такая же,
Как и та, с которой я к тебе лечу…

Та, которую легко могла бы вылечить,
Если б только передумала летать…
Среди шрамов многолетних - алой ниточкой
Жизни линия продолжена на пядь…

ПЛАЧЕТ ДОЖДЬ

Плачется в соломенные крыши
Дождь сентиментальный как поэт,
Музыкой, которой мы не слышим,
Мукой без которой счастья нет.

Плачет он, лицо в солому спрятав.
Топит грусть-тоску в небытии
Думавший, что силы его хватит,
Выжа ть хоть слезинку у земли…

Плачет, потому что всё он понял…
Потому что дал тебе зарок,
Не склониться радугой над полем
Но исполнить этого - не смог.

ТОЛЬКО ВЕТЕР

Белый ты волк с душой кошачьей!
Майская ночь тебе нашепчет ли,
Как я в подушку тихо плачу,
Или смеюсь как сумасшедшая?

Если нашепчет - не верь… не надо!
Так и скажи ей: изыди, подлая!
Повода нет! Просто ветер с яблонь
Звёзды сдувает и сыплет под ноги...

БЕЖЕНЦЫ
Не славы, и не коровы,
Не шаткой короны земной.
Пошли мне, Господь, второго,
Чтоб вытянул петь со мной.
(А. Вознесенский)

Нет, не цари, не пророки. Понурые беженцы,
мнящие крыльями горб на усталой спине.
Корни и узы не держат. На этом и держится
ваша смешная уверенность в завтрашнем дне.

Некогда, некуда, незачем - точная формула
лютой свободы, полмира сводящей с ума.
Меряться гордостью? Здесь тебе всё-таки фору дам.
Мериться силой? Не надо… Я сдвину сама.

Ты усмехаешься? Думаешь, я не железная?
Время покажет… Пока же - сомнения прочь:
Черной работой Атланты давно уже брезгуют.
Кто-то же должен за них отстоять эту ночь…

Кто-то же должен… Продолжим? О долге и совести…
Ты - никому ничего. Я - себе и Ему…
Слишком короткая трасса, чтоб мериться скоростью.
Я не пытаюсь… Но скоро тебя догоню.

Врёшь, что пиратские шхуны к причалам не чалятся.
Врёшь, что не знаешь, как сладок отечества дым.
Что за прирученных - спросится с неприручаемых,
знаю, что знаешь, иначе не стал бы седым.

Взгляд - равнодушный. А сердце - зайдётся в истерике:
«Корни и узы - не держат», - хотел мне солгать…
Ладно, не бойся, я сделаю вид, что поверила…
Был уговор: если встретимся - не узнавать!

ИГРА
                                    С кем делиться горечью познанья?!
                                                                                              (К. С.)

То ли битва, то ли бальные танцы,
то, что гений называет игрой.
В нашем деле всё решают нюансы,
и неважно, что мой номер - второй.

Не журавлик - птеродактиль бумажный -
воспаривший над костром бытия.
Ты единственный, кто знает, как страшно
быть похожей хоть чуть-чуть на тебя…

Где - полёт? Да это ж просто незнанье
высшей скорости! Прости их Господь…
Пригвоздило меня к небу призванье.
Бесполезно меня розгой пороть.

Горьких пьяниц, от рожденья нетрезвых,
понимают только звёзды да пыль.
Научи меня, катящийся в бездну,
что мне делать с этой парою крыл?!

Дай мне руку. Не плечо для опоры,
а ладонь, я попытаюсь прочесть,
сколько платят покорявшие горы
за возможность не сорваться, а слезть.

Что за сила нас возносит и губит,
в шутовские балахоны рядя?!
Ты единственный, кто знает, как глупо
быть похожей хоть чуть-чуть на тебя.

ПОСЛЕДНИМ РОМАНТИКАМ

Клетчатый пиджак, коты в трамвае…
Тлеющий в подвальчике камин…
Ты мне доказал, что так - бывает,
Ты мне объяснил, что мы - сгорим.

«Мама мыла раму»! В эти рамки
Нам с тобой вписаться не дано.
Из кардиограммы сердца Данко
Ясно, что оно обречено.

Ты мне показал, что можно - выше,
Если наплевать, что тает воск,
Если всё равно задумал вышить
Крестиком мечту свою средь звёзд….

Лётчиков, рисующих барашков,
Проксима Центавра бережёт,
И тебе почти не будет страшно
Посадить в пустыне самолёт.

Собственных Платонов и Невтонов
Всуе народившая страна…
С вечной недостачей ульмотронов…
Ты мне объяснил - пошлёт нас на…

Лысая Гора… Печальный Левий…
В левый бок кольнёт центурион…
Я им докажу, что мы - сильнее, -
Завтра им про нас приснится сон…

УЧИСЬ У ОСЕНИ

Клён дрожит. Он дорожит своими листьями,
Словно женщина иллюзиями зыбкими.
Поздравляю. Нам с тобой открылась истина:
Не для нас парчой да шёлком небо выткано.

Не про нас рассвет-закат слагают повести.
Шелестят в садах сирени да черёмухи…
Что ж ты споришь по ночам со спящей совестью?
Плетью не перешибёшь тупого обуха.

Плетью не перешибёшь… Сразил бы молотом!
Что ж ты медлишь… Куй железо, коль горячее…
Или больно тебе очень, или холодно?
Или что-то это всё когда-то значило?

Да наплюй, смотри на осень, листья жгущую!
Что ей клёновы молитвы о спасении?!
Ей коварство выдавать за всемогущество,
Что пичуге перелёт за новоселие.

У неё учись жестокости божественной:
Ветер, дождь… Вздыхала, плакала, тревожилась…
Всё равно потом спокойно и торжественно
Листья клёна полетевшие стреножила…

Тонут листья в полынье убогой лужицы…
Не трофеи… Клёны сами оземь бросили!
У неё учись величию и мужеству, -
У бездарной, равнодушной серой осени…




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 10.05.2019 в 20:39
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1