НАША ГОСТИНАЯ Владимир Романовский


НАША ГОСТИНАЯ   Владимир Романовский
п. Белый Яр, Хакасия,
Российская Федерация
Поглядывая на написанные мною стихи на седьмом десятке жизни (до того я их не писал), вижу, что я так и не смог ничего выдумать, а писал только о том, что пережито. Военное и послевоенное детство, семилетка, педучилище, пединститут, сорокалетний учительский стаж в сельской школе - вот она и вся биография. Остальное - мелочи. Что их теперь перетасовывать? Может быть, наиболее важные мои годы - годы, проведённые на пенсии. Когда разом отхлынула школа со всей своей требухой и наружностью, когда, наконец, выкроилось время для себя, семьи своей, дачных забот, попыток как-то отразиться в своих старомодных стихах. Не приемлю в поэзии зауми, трюкачества, пустой игры созвучиями, бреда словесного. Я за психологизм, простоту и прозрачность, глубину и точность наблюдений, подлинные интонации, за уважение к своей земле, стране России и её людям.


БЫЛА ВОЙНА

Была страна, моя страна,
Советская, вчерашняя.
Пришла война, была она
Жестокая и страшная.

Закат пылал. Солдат упал.
На шее ранки-родинки.
Солдат упал. И - наповал.
Такой ещё молоденький.

Не грянул гром. Не вздрогнул мир.
Ничто не переменчиво.
Лишь, может, где-то в этот миг
Тоской накрыло женщину.

Пока нам жить, нам так и быть
Пред памятью склонёнными.
Там не один солдат убит,
Там пали миллионами.

Погибших нам не воротить.
И сколько бы ни спорили,
Без жертв свободы не добыть -
Такая вот история.

ТРАНЗИТ ЧЕРЕЗ 50-Е

Плацкартный.
Ночью.
В чёрных окнах
Трассируют
Транзитные огни,
И неритмированный цокот
Колёс вагонных
В прошлое манит.

Площадка-тормоз
На товарном.
Сквозь
Копоть паровозную
И дым
Не комфортабельно,
Но даром
Спешил домой
И был я молодым.

Горел восток
Зарёй кровавой
Вчерашних дней
Безжалостной войны.
Вставало солнце
Слева, справа -
Попеременно
С каждой стороны.

Гул,
Паровозный свист,
И встречный
Суммарным вихрем
Щебень рвёт
Долой.
Закрой глаза,
Сожмись в колечко,
Не то снесёт
С площадки тормозной.

Грохочет порожняк,
Уносит
Меня вперёд -
К состарившимся дням
От стройных
Тех берёз и сосен
К чернеющим
В чертополохе пням.

Плацкартный.
Ночью,
В зимней стуже
Спешу домой
Усталым и седым.
Ей богу
Было мне не хуже
На той площадке -
В дым
И молодым.

КАК МИЛА НЕПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ!

Как мила непредсказуемость!
Провиденье - отдыхай.
Подлежащих без сказуемых
Не почат словарный край.

А прильнёт глагол, и сущее
Обретает плоть и кровь,
Как девчонка неимущая
Обретает вдруг любовь.

Обретает - фу! - по гранулам
Собирает что ль она?
И сравни: любовь нагрянула,
Захлестнула всю до дна!

Вот она - на шатком мостике,
В шалаше с которой рай,
Неподвластная прогностике.
Провиденье - отдыхай!

ДАВАЙ, ПОСМОТРИМСЯ

Давай, посмотримся с тобою в воду
той речки Мельничной, что так лениво,
разрезав городишко на две части,
почти что равные по серости и дрёме,
тянула свои воды вдоль лужаек,
где по весне так много незабудок
(ты помнишь ли тот голубой букетик,
что я дарил тебе на расставанье
до сентября - на всё большое лето)
и уходила, не простившись, к Енисею.
Давай, посмотримся с тобою в воду
далёких дней, ушедших за полвека
за невозвратный горизонт, но чудом
оставшихся не в памяти, а чувствах
той самой юной свежести, когда мы,
отброшенные не зодиакально,
а той бедой, в которой неповинны,
на тыщи неподъёмных вёрст, вдруг ныне
в синхронном сне постелей одиноких
встречаемся и вновь сойтись не можем.
Давай, посмотримся с тобою в воду…
Но лёгкий ветер исказил рисунок
лиц наших, обоюдно наклонённых
друг к другу, и, прибавив силы
от тучи, налетевшей так внезапно,
как всё внезапно, вопреки надеждам,
враз разметал не только искривленье
портрета парного - существованье
его тому назад всего минуту
поставил враз перед немым вопросом.

ВОПРОСЫ

Ну не знаю я, не знаю:
Раб ли я или хозяин
Помыслов своих?
И об этом и о прочем
Без утайки и построчно
Повести бы стих.

Всё вопросы и вопросы -
Не замнёшь и не отбросишь,
Стали и стоят:
Как, смеясь, расстаться с прошлым?
Как прожить вполне хорошим,
Чтобы всё впопад?

Впереди такая малость.
Сколько там ещё осталось -
Счёт не нам вести.
И пора бы хоть нескладно
На душе своей порядок
Как-то навести.

С каждым ангелом поштучно
Я готов идти под ручку
Вплоть до райских врат,
А генетика-зараза,
Ухмыляясь, шепчет грязно:
Вороти назад.

И опять вопросы те же
И вдобавок хлеще прежних.
Я в мольбе к судьбе:
Ну не знаю я, не знаю:
Раб ли я или хозяин
Самому себе?

POSTQUAT

Из пункта А
              по гулким рельсам
В пункт Б -
         само собой конечный -
Помчал мой поезд,
                  словно в вечность,
В тот путь,
          где не бывает встречных.

Две параллельные стальные
Сплетались в стрелки,
                            расплетались,
Шли на подъём,
                      в уклон бежали,
Нырнув в туннель,
                     на мост взлетали.

И бесконечной кинолентой
Летели встречь
леса и горы,
Речная гладь,
полей просторы
И косогоры,
косогоры.

Раста-та-та-та-кавшись на стыках,
Мой поезд мчался,
                          мчался, мчался,
Как по зелёному
                       пластался…
И -
  позади -
             пункт Б остался.

Вернуть назад -
                      нет поворота.
А впереди -
              ни тьмы, ни света,
И ни земли,
                ни рельсов нету
И -
    ни привета…
                     ни ответа…




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 10.05.2019 в 20:37
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1