НАША ГОСТИНАЯ Анатолий Белоцерковский


НАША ГОСТИНАЯ   Анатолий Белоцерковский
г. Билибино, Чукотский АО, Россия
Белоцерковский Анатолий Михайлович родился в 1959 года в Керчи. Жил в районе завода Войкова, учился в школах № №8 и 20, в 1980 году окончил Ярославское высшее военно-финансовое училище по специальности экономист-финансист, служил в частях и на кораблях Черноморского флота. Уволился в запас в 1997 году в звании майора. Стихи и песни пишет с 18 лет. Ранее нигде не публиковался.


КЕРЧЕНСКИЕ ВСТРЕЧИ

Поспеши со мною на свидание!
Бредит гулом дня автовокзал.
На перронах - встречи, расставания,
За стеклом - почти безлюдный зал.

А кольцо кургана оживлённое,
Кто в отстое, кто встал на маршрут.
И маршрутки - фары воспалённые,
Мчат по кругу или молча ждут.

Взяв в палатке кустик роз ухоженный,
Я спешу по старому мосту.
Чтобы встретить счастье, как положено,
Пробежать готов я и версту.

Нарушая правила движения
И не видя светофора глаз,
Я дразню своё воображение,
Твой представив профиль и анфас.

На асфальте, сотни раз исхоженном,
Деловито топчется народ.
Будто улей, кем-то растревоженный,
Никого не видит и не ждёт.

Мне в потоке пассажирском тягостно,
Я бегу к стоянке, где такси.
И, захлопнув дверцу, крикну радостно:
«Командир, к бульвару отвези!»

По Приморской, поворот на Кирова,
Мимо прочих революции отцов,
В иномарке буду экспортирован
Из страны Тоски в страну Любовь.

Мне коктейль морской так выпить хочется,
Где с акациями смешан кипарис.
Позабыть вдруг запах одиночества
И чужих не видеть больше лиц.

Мне твоя улыбка - как спасение,
Как мираж и как Отчизны дым!
У тебя я попрошу прощения,
Что остался жив и невредим.

Что в разлуке горечь молча сглатывал
И, забывшись от беды, уснул.
Что тебя любовью я обкрадывал
И себя надеждой обманул.

Твоих глаз целуя отражение,
Я скажу три слова небесам,
С неподдельным, странным выражением
Обращусь к камням и парусам.

Всё, что видишь ты - так трепетно и искренне.
Всё, что любишь ты, - я верю, - будет жить.
Всё, что слышишь ты - я повторяю мысленно.
Всё, что знаешь ты - тем буду дорожить.

Поспеши ко мне ты на свидание!
В море гаснут светлые лучи…
Извини меня за опоздание -
Я не смог доехать до Керчи…

ПРОГОНИ МЕНЯ…

Прогони меня из снов,
Из надежд, из ожиданья.
От терзающих оков
Не избавь моё страданье.
Позабудь признаний пыл,
Разожги огонь разлуки,
Отряхни с себя, как пыль,
Мои мысли, мои руки.

Прогони меня, как ложь,
Как дурное наважденье.
Порази, как острый нож,
Отрави воображенье.
Оттолкни мой силуэт,
Испугайся моей тени,
Раствори любовный бред
В истине предубеждений.

Окропи святой водой
Брошенное мной жилище,
Поминальную пропой
Над любовным пепелищем.
Оскверни моим теплом
Память о ночах бессонных,
Битым освежи стеклом
След любимых и влюблённых.

Оскорби всю мою суть,
Только будь на свете, будь…

С ТОБОЙ ПРОЙДУСЬ…

Штурвал держу в руке
На времени машине.
Плывём мы в катерке,
А, может, на дельфине.
И ты пройдёшь со мной
В ворота старых парков:
Там в самый летний зной,
По-здешнему, не жарко.

И я с тобой спою
Все дворовые песни,
И в молодость свою
Отправимся мы вместе.
Там было тесно нам
В подвалах и на крышах,
И сладко - по садам -
От абрикос и вишен

И я пройдусь с тобой
По улицам знакомым,
Где радость и покой
Оставил людям новым.
И, может, у колонн
Театра городского
Увижу, словно сон,
Мой город детства снова.

С тобою поднимусь
К вершине Митридата,
По лестнице пройдусь,
Как в детстве шёл когда-то.
Ты на руках моих
Застынешь чайкой нежной,
И небо на двоих
Нам дарит вид прибрежный.

На пляжных берегах
Суда проводим в море, -
В нейлоновых сетях
Они застынут вскоре.
У пирсов взмыли ввысь
Удилища, как краны,
Морской солёный бриз
Тревожит сердца раны.

Вернусь я навсегда
К аллеям наших скверов,
Забуду города,
Где лгал и лицемерил.
У Вечного Огня
Я лягу на закланье,
Лишь позови меня
На первое свиданье.

И я с тобой пройдусь
На остановку утром,
И снова закружусь
Я в жизни Камасутре.
С тобою мы помчим
Отсюда недалече -
По старенькой Керчи,
Вернее, - древней Керчи.

ГОРОДСКОЙ РОМАНС

Ты сказала, что встретимся снова мы,
На ступенях горы Митридат.
Я стою в окруженье грифонов злых,
У подножья веков, как сармат.

Вот и сумерки шьют покрывало-плед,
Им пытаются землю согреть.
Но тепла от земли как-то мало мне,
Мне бы к солнцу, как птица, взлететь.

Сверху видно мне будет особенно так,
Как спешишь ты на встречу ко мне.
Не усталой, не грустной, не загнанной в страх,
А бегущей навстречу волне.

Я собратьям-грифонам открою путь
К дальним звёздам и к новым векам.
Чтоб дать стражникам вечности отдохнуть,
Я застыну на месте их сам.

Я к античным богам обращусь с мольбой,
Ведь не просто так вдруг, не слегка
Вызов бросило время разлуке с тобой
И застыло во мне на века.

В моём каменном теле горит огонь,
Ждёт душа превращения вновь.
Бьёт копытом о камни Троянский конь,
Стиксом плещет горячая кровь.

Сквозь столетий преграду гляжу я вниз,
Как смущённо ты прячешь глаза.
Любопытных не видя в округе лиц,
Узелок на платке завязав.

Я не Каменным Гостем сойду к тебе,
Не виденьем из прожитых лет,
А посланником неба в твоей судьбе
И защитой от страха и бед.

Ты подумаешь, - где-то встречала меня,
Чем-то я на кого-то похож.
И ни в чём никого, ни за что не виня,
Дашь мне руку и рядом пойдёшь.

Улыбнёшься, как только умеешь ты,
И задашь неуместный вопрос:
Где оставил я в прошлом свои следы?
Где родился, в каком краю рос?

Я отвечу, что в прахе других миров
Возродился средь пепла и лжи.
Ты замрёшь на мгновенье от этих слов,
Что-то вспомнив, а, может, прожив.

Видно, мудрость окрасила белым виски,
А рассудок страдает в душе.
И лицо чуть расчерчено ветром морским,
А в глазах - тех страданий клише.

Не томи свою память и не тревожь
Зря прошедших мгновений и лет!
Только в теле и в сердце былая дрожь,
Как утерянный в юность билет.

Видно, боги прощают не всякий грех,
Даже ангелы сброшены в ад.
И любви у богов не хватает на всех,
За любовь и Христос был распят.

За любовь добровольно я выбрал плен,
Я у времени вечный должник.
И любви без тебя предпочёл я тлен,
Для тебя я из тлена возник.

Ты поверь мне, я знаю, бывает так,
Что ослепший и зрячий равны.
Кто от света уходит в полночный мрак, -
Видит те же прекрасные сны.

Кто увидел в тоннеле белёсый свет,
Кто узнал, что года, как вода,
Провожает закат и встречает рассвет
По-другому, не так, как всегда.

Ты искала меня, - в этом весь мой секрет,
Ты ждала меня, - в этом вся суть.
И у времени больше просителей нет,
Нет возможности вспять повернуть.

Я опять повторю те святые слова,
Что шептал тебе тысячи лет.
И пусть носит по свету людская молва
Твой короткий, но смелый ответ.

Растревожено сердце свободой слов,
Дышит радостью всё вокруг.
И выходит из пены морской любовь,
И твой шёпот ласкает слух.

Я оставлю грифонам их постамент,
И верну небеса стае птиц.
Лишь за миг быть с тобой, за один момент
Пролистал я веков сто страниц.

Пусть не радостным был жизни эпилог,
Пусть пролог нескончаем и всё ж,
Если в сердце твоём поселился Бог,
Ты увидишь, услышишь, найдёшь.

ПРОГУЛКА ПО ГОРОДУ ДЕТСТВА
(отрывок)

…………………………

На день второй проложим
Экскурсионный путь,
И, силы приумножив,
Рванём куда-нибудь.
Отметим мы вниманьем
Весь Ленинский район,
С почтительной печалью
В парк отдыха войдём.
Там у могилы братской -
Цветов степных букет,
Помянем христиански
Кого давно уж нет.
Пройдём центральным входом,
Свернём на стадион,
И по ступенькам гордо,
Как «Войковец» взойдём.
Здесь в радиусе мили -
Весь мой житейский стаж:
Змеиный мыс в заливе,
Больница, старый пляж.
Колонка, Сорокашка,
Нахаловка, Восход,
Лазо, Пятиэтажка
И Биржа, и завод.
В Клуб рыбаков на танцы
Ходил и млад, и сед.
В «Луче» - киносеансы,
А в «Энгельса» - концерт.
Оклад и курс стабильный,
Костюм, магнитофон,
На всех один «мобильный»
На почте телефон.
На пляже скромно, чисто,
И в радость детский крик,
И под коньяк со свистом
Съедается шашлык.
Песок на красных спинах,
В ушах бурлит вода,
Роскошные ундины
В бикини - прям, беда!
Шпана дворов окрестных,
Сражаясь в домино,
В беседках многоместных
Пьёт кислое вино.
А чуть поодаль в парке,
С гитарою присев,
Под летним солнцем жарким
Вершат свой разогрев
Влюблённые стиляги -
Красавцы и тэдэ…
Стаканчик из бумаги
С печатью КМТ.
Рыдает семиструнка,
Звучит блатной аккорд,
Пустеет чья-то сумка:
Вино - не высший сорт.
Закуска - сбереженья
Домашних погребов,
Консервы да соленья,
Из мидий - крымский плов.
Романтики, спортсмены,
Трудяги и шпана,
И с ними непременно
Хотя б одна жена.
Холостяки в смущенье,
Но сладкий алкоголь
До горького похмелья
Сыграет свою роль.

……………………………

Когда-то с другом детства,
Пройдя через пустырь,
И с замираньем сердца
Нырнув в морскую ширь,
Плыл по тропинкам древних
Античных городов,
Средь зарослей столетних,
Над тайнами веков.
В Боспоре Киммерийском
В илистой глубине,
Не далеко, не близко -
На каменистом дне
Эпох и поколений
Обрушившийся кров -
Прямое подтвержденье
О бренности миров.
Цивилизаций трупы
Нашли здесь свой покой,
Они потомкам глупым
Дарили рай земной.
Но без хорошей драки
Не мог быть мир мудрей,
Не стало Тиритаки,
Погиб Пантикапей.
Разграблены курганы
Набегами врагов,
Лежат в руинах храмы
Языческих богов.
Стен крепостных каменья
В земле погребены,
Античные творенья
Разбиты, снесены.
Возможно ль жажду власти
Лишь кровью утолить?
Разрушив чьё-то счастье,
Счастливыми не быть.
Хоть каялись народы
В грехах из века в век, -
Грехи, как нечистоты,
Не смоет новый грех.

ХУДОЖНИК

На старой площади, у сквера
стоит чудак в закате лета.
Он не торгует и не просит
у проходящих их участья,
А просто так, без любопытства
рисует скромные портреты
И наслаждается, как видно,
мгновеньями чужого счастья.

Вот справа карапуз смышлёный,
забыв кулёк конфет в коляске,
От мамы семенит к фонтану,
а мама вслед взирает кротко.
Она ещё не хочет верить,
что есть конец у этой сказки...
Её малыш свой путь из дома
уже прокладывает робко.

А на ступеньках под театром
ватага школьников кружится.
Смеются громко, без опаски
навлечь немилость их безумью.
Бросают взгляд пенсионеры
и недовольно хмурят лица.
Они бы тоже так смеялись,
но... старость, тяжкие раздумья...

Влюблённых пар в тенистом сквере
не счесть в нежаркий вечер лета,
Они стыдливо прячут чувства
под равнодушным откровеньем.
Спешат молодожёны в бары,
чтоб из семейного бюджета
Извлечь немного удовольствий
и не поддаться искушеньям.

Приезжие в заморских шортах
и в белых гетрах горделиво
Своё курортное семейство
решили выгулять сначала,
Чтоб отдохнуть от пляжных будней,
пройтись себе неторопливо,
В надежде завершить прогулку,
присев за столик у причала.

И, бескозырки сняв, матросы
спешат навстречу приключеньям,
За сто шагов боясь увидеть
патруль родной комендатуры.
Они отдать себя готовы
любым девичьим увлеченьям
И озираются с надеждой
на проходящие фигуры.

Подруги школьные, ей Богу,
как тридцать лет назад за партой,
Сидят, прижавшись, на скамейке,
к ним снова молодость вернулась!
Перебирают по крупицам
ушедшие года с азартом,
Их больше не тревожит время,
укравшее когда-то юность.

Друзья собрались по причине,
так непонятной их супругам,
Бутылка «Мускателя» гордо
венчает три пустых стакана.
Салат томится в ожиданье
быть съеденным нетрезвым другом,
И гости - в сладком предвкушенье
хмельного, свежего обмана.

Вокруг бурлит людское море,
вобрав в себя цвета и вкусы.
Не видно зла, не слышно горя,
причины нет для ссор и драки.
Ракушки, сувениры в руки,
на шею - украшенья, бусы
Всем дарит продавец в палатке
в обмен на блёклые дензнаки.

На старой площади художник
колдует над своим мольбертом.
Он пишет не для развлеченья
в жару и стужу, и в ненастье.
Напоминает всем прохожим
своим осмысленным портретом,
Что в этих маленьких мгновеньях
заключено большое счастье.

______________________
умер 21 мая 2013 г.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 10.05.2019 в 20:33
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1