НАША ГОСТИНАЯ Виталий Кондратьев


НАША ГОСТИНАЯ   Виталий Кондратьев
г. Ейск, Россия
член Союза писателей России


УПРЯМАЯ ВЕСНА

Тихо-тихо и светло, как днём.
Как прекрасна тишина ночная.
Чувствую и радость, и подъём.
Вот она - Россия дорогая.

Улеглась дневная канитель,
И одна луна на небосклоне.
Тёплый воздух, будто бы апрель
Распахнул зелёные ладони.

Но сейчас ноябрь и зима
Движется сюда неодолимо.
А на сердце у меня - весна,
Та, что не прошла смущённо мимо.

Вся она прекрасна и ясна,
Будто мы с ней встретились впервые,
И тепла, и нежности полна.
Вот она - любимая Россия.

Больше ничего нельзя вернуть.
Я любовь не поминаю всуе.
Я продолжу снова трудный путь,
И сольюсь с весною в поцелуе.

ОСЕНЬ

Осень иногда бывает звонкой.
Отдыхает от трудов земля.
Ветер гладит нежно, как ребёнка,
Спящие деревья и поля.

Осень я люблю. За что? Не важно.
Нет в душе ни боли, ни тоски,
Просто молча жду, когда однажды
Первый снег посеребрит виски.

Я скажу без фальши и без лести,
Выход есть, и он совсем простой:
Мне бы только быть с тобою вместе,
Только бы обнять тебя рукой.

Повторю тебе я честь по чести:
В жизни ничего не убоюсь.
Золотая, я с тобою вместе
В золотую осень окунусь.

УХОДЯЩЕЕ ВРЕМЯ

Уходит время быстро, как волна,
Ошибку совершаем за ошибкой.
Любовь неколебима и сильна,
И как туман над полем, очень зыбка.

И в мире больше нет материй тех,
Какими времена соединяем,
Но пропасти времён, как тяжкий грех,
Одной любовью преодолеваем.

Страдаем часто зрячей слепотой,
И страсти нас заковывают в цепи,
Мир, поражённый вешней красотой,
В глазах любви - лишь серый жалкий пепел.

То нас крушат, то мы живём, круша,
То в суете не видим и не слышим,
Мы кислородом дышим, а душа,
Пока жива, одной любовью дышит.

ПАХАРЬ

Уходит тихая напевность
И основательность души.
Нас выпивает повседневность
До дна, как водку алкаши.

Я в этом горестном соседстве
Не собираюсь унывать,
Меня не зря учили с детства
Спокойно время обгонять.

Когда я разум свой включаю,
Прошедший сквозь сердечность дум,
То очень быстро ощущаю,
Что вне времён душа и ум.

В каком бы веке ни родился,
Я приглашён на званый пир,
Я в прежнем мире растворился,
Но созидаю новый мир.

Сильна медлительность размаха,
Хороший замысел не скор,
И потому я с каждой птахой
Веду душевный разговор.

И нет уже былой печали,
И песня тихая слышна,
И мне в начале и в финале
Травинка каждая важна.

Пласты души я поднимаю
И мыслю только об одном:
Что поле жизни засеваю
Не шелухою, а зерном!

Не помышляю я о тризне,
Пускай, уйду, как все ушли,
Мне - лишь бы всходы лучшей жизни
В грядущем веке проросли!

УДАЧНАЯ ОХОТА
                                  Владимиру Темченко

Вода смывает волчии следы,
Серебряными нитями струится.
С добычей нынче что-то нелады
И значит, волку нужно торопиться.

И сердце волка радостно стучит,
И волк быстрей вперёд по полю мчится.
Он знает: где-то в логове лежит
Красивая и мудрая волчица.

И нежно лижет язычком она
Волчатам их почти собачьи морды,
И над землёй давно висит луна,
И на волчат волчица смотрит гордо.

А волк бежит, сбивая лапы в кровь,
Он день и ночь волчатам пищу ищет,
Ведь волку тоже ведома любовь,
И значит, волк в степи не просто рыщет.

А чем же волка хуже человек?
В расклад такой не хочется и верить.
И мне дано измерить мыслей бег.
Одну любовь мне не дано измерить.

И если волк увидит вдруг меня,
То он и я устанем от погони.
Вокруг повиснет тишина, звеня,
Ни я его, ни он меня не тронет.

И дрогнет огрубевшая рука,
И сердце теплота пронзит до дрожи.
Волчата у него наверняка,
А дети всех существ земных похожи.

Мне на охоте долго не везло,
Но я решил нелёгкую задачу.
Я промахнусь, как будто бы назло,
И посчитаю это за удачу.

АНГЕЛ ХРАНИТЕЛЬ
                                         (памяти мамы)

Я не был ни злодеем, ни подонком,
Но всё же, не хотел я понимать,
Как хорошо при маме быть ребёнком
И лет своих почти не замечать.

Не надо слова, темна могилы яма,
Не знаю, что случилось вдруг со мной,
Когда из жизни уходила мама,
На миг остановился шар земной.

Вы по привычке ждёте слов о боли,
О том, как страшно маму хоронить,
Но вся она в своей нелёгкой доле
Меня стремилась научить любить.

Она преподавала мне науку,
Она меня учила стойко жить,
Она смогла в своих смертельных муках
Меня повторно к жизни возродить.

Я в этом горе стал светлей и строже,
И пусть глаза туманит мне слеза,
Не мама умерла, а ангел Божий
Ушёл меня хранить на небеса.

И дальше нет ни запятых, ни точек,
Как будто умерла душа моя.
Но слышу голос: «Не горюй, сыночек,
Мы будем вечно вместе: ты и я».

ПИСЬМО

О, интернет, ты всех приворожил.
Ты явный плод научных достижений.
Хочу представить, как бы Пушкин жил
В эпоху электронных сообщений.

Хороший принтер, может быть, явил
Ему свою прекрасную работу,
И Пушкин точно так же бы творил,
И всё же здесь не достаёт чего-то.

И в этом есть какой-то добрый знак.
Я благодарен пушкинскому чуду.
Ведь гений прост, а кто не может так,
Всегда копит бумаг ненужных груду.

Хорош асфальт, но всё же, иногда
Мне хочется пройтись по бездорожью.
Хорош компьютер, только, вот беда -
Гасит нередко в людях искру Божью.

Ты говоришь мне, что письмо старо,
И что оно уже не современно,
А Пушкин брал гусиное перо,
Писал им письма, что навек бесценны.

Перо ложится в руку мне само,
В пристрастии к нему я не раскаюсь,
Когда пером пишу тебе письмо,
Я пушкинской эпохой проникаюсь.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 10.05.2019 в 20:08
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1