ПРОЗА Наум Славин


ПРОЗА   Наум Славин
Наум Абрамович Славин родился 7 января 1926 года в Николаевской области. Окончил педучилище. В июне 1944 года добровольцем ушёл на фронт, В 1947 – 1951 г.г. – учёба в Крымском пединституте. С 1951 года живёт в Керчи, работал преподавателем истории в средней школе № 17 имени В. Белик. Долгие годы является одним из ведущих писателей города-героя Керчи. Им написан ряд книг: «Откровенный разговор» (1954 г.), «Голуби в небе» (1960 г.), «Мяч, капитан и команда» (1961 г.), «Шум на третьем этаже» (1971 г.), «Мы – разведчики» (1973 г.), «Моложе нас не было», «Сестра», «В разведке». В 2004 году писателем издано глубокое историко-публицистическое исследование «Эльтиген. Взгляд сквозь десятилетия» Член Союза писателей СССР с 1974 года, член Союза русских, украинских и белорусских писателей Крыма.


РОЖДЁННЫЕ В КЕРЧИ

КЕРЧАНКА - ОТКРЫТАЯ ДУША

Керчь особенный город, и горожане ему под стать.

Первое утверждение не вызывает возражений. В пользу нашего города тысячелетия истории, исключительное месторасположение на проливе меж двух морей, признанная рабочая репутация, воинская доблесть и давний, пусть даже пошатнувшийся, титул «рыбацкой столицы».

Вторая часть вступительной фразы может показаться предвзятой. Однако в сложных взаимодействиях причины и следствия часто меняются местами. Формула «каков город, таковы горожане» вполне обратима. Сказать проще: душа Керчи раскрывается прежде всего в населявших её людях.

Есть общий образ Керчи. И есть у каждого свой, индивидуальный, частный. У меня за многие годы запечатлелись в сознании земляки, наиболее полно выражающие «керченское» начало, лицо и характер города. Представление это сугубо личное, возникающее непроизвольно, тем не менее устойчивое и значащее. Обычно это люди в летах, необязательно близкие знакомые.

Происхождение, положение не играют роли. Важна ощутимая слитность с Керчью, её сущностью и судьбой. Чаще это женщины, в них больше открытости, прямоты. Одна из таких приметных керчанок Евгения Семёновна Воропаева.

По отцу у неё была фамилия Ляхович. Отец белорус, работал сменным мастером на меткомбинате. Мать украинка. В тридцать восьмом году у Ляховичей родилась девочка. Её назвали Женей. В сороковом появились ещё две близняшки.

Летом Жене уже можно было под чьим-то присмотром поиграть во дворе. Взрослые разговоры тревожны: «Война!» Отец прощается не как на работу. Целует и долго не отпускает дочек. Мама плачет. Семён Ляхович ушёл воевать и пал смертью храбрых на Сиваше. Имя его среди многих других погибших войковцев значится около заводской проходной.

Готовилась эвакуация. Семья мастера Ляховича занесена в списки. Кто мог знать, что пароход «Рот-Фронт» будет потоплен фашистской авиацией вместе со всеми пассажирами? Судьба пощадила мать с тремя малышками. Им было уготовано другое. Накануне погрузки под вечер включилось радио: "Воздушная тревога!" В небе нарастал гул. Мать не успела выбежать с детьми в вырытую во дворе щель. Свист и потрясающий удар.

Соседи разобрали завал. Мать прикрывала собою жестоко контуженных окровавленных девочек. Ни о каком пароходе не могло быть речи. «Увози детей», - на комбинате матери дали повозку с лошадью.

Кое-как добрались и остановились в Сейтлере, нынешнем Нижнегорске. Более двух лет длилась оккупация.

Удивительно: от контузии и ран девочек лечил немецкий военный врач. Как он узнал, как мог проникнуться чужой болью? Фашизм страшное наваждение, болезненное уродство в обществе. А человечность вечна.

… Тяжкое пережитое потускнело в ярком свете детства. Женя, как положено, пошла в школу. Конечно, не всегда они сытно ели. Но ведь так все вокруг! И могут ли нехватки затмить молодой оптимизм, счастье быть в своей стране, родном городе, среди близких людей, друзей? Вот и выпускной восьмой класс. Есть в Керчи медучилище, солидное, известное, говорят, одно из лучших в Крыму. Женя сделал выбор на всю жизнь.

Глядя на юную студентку, нельзя не отметить, что она выделяется среди сокурсниц. Стройная, ясноглазая, прямо сказать - красивая. Весёлая и рассудительная - любимица преподавателей и подруг. Женя успешно закончила учёбу и получила право выбора места работы. Определиться во взрослой жизни ей помогла замечательный врач и человек Анна Ивановна Александрова. По её совету начинающая медичка пошла операционной сестрой в травматологию. Там, в отделении коммунистического труда, работала до отъезда с мужем за границу, в Польшу. Три года медсестра Воропаева служила в советском военном госпитале.

Вернулись к себе в Керчь. Годы жизни и труда слагались в десятилетия - время личностной, гражданской, профессиональной зрелости. Евгения Семёновна работала и медицинским экспертом водителей на линии, и в другой грани своего милосердного призвания фельдшером-наркологом.
Но дольше всего она заведовала здравпунктами на предприятиях района. «Я всех людей знаю на Колонке - в посёлке Войкова, и меня все знают».

Такие натуры не ограничиваются исполнением одних лишь служебных обязанностей. И они не могут удовлетвориться только узкими личными интересами. Всегда Евгения Семёновна среди людей, всегда нагружена делами и заботами. В профкоме, в парткоме, членом агитколлективов, доверенным лицом кандидата на выборах - людей привлекает её обязательность, всегдашняя доброжелательность, деловитость.

Новообращённой в пенсионерское звание прямое назначение - в районный совет ветеранов. Здесь Евгения Семёновна скоро стала секретарём, правой рукой председателя Галины Никитовны Товкач. Они отлично сработались, благо характерами весьма схожи.

… Старый человек, если припечёт, идёт в любое учреждение с робостью и опаской. Как же хорошо, если его встречают с улыбкой, выслушивают без спешки, сочувствуют. И, главное, будет не только доброе слово, за ним последует действенная помощь.

Недавно Евгении Семёновне торжественно и душевно справили юбилейную дату. От секретарской должности она попросила освобождения. Теперь она глава в содружестве ветеранов-медиков. И по-прежнему возглавляет городскую медико-санитарную ветеранскую комиссию.

Такой она человек, наша землячка, широкая добрая открытая душа - истинно керченская.

ПИТОМИЦА «КРАСНОЙ ГВОЗДИКИ»

Давно, не одно десятилетие я знаю этого автора, радуюсь стихам, их поэтической ёмкости, свободной образности в единстве со строгой ясной мыслью, точности языка. Елена Рабочая, она же Рабочая-Маринич, от первых своих лет живёт неизменно в родительском доме. Во дворе насаженные, ухоженные матерью и самой Еленой деревья, кустарники, дарящие за труды и заботы обилие смородины, кизила, абрикосов, персиков. Посёлок Аршинцево, чаще именуемый по старой памяти Камыш-Буруном, населён трудовыми людьми. Агломератчики, машинисты, инструментальщики ныне мыкаются неустроенные рядом с бездействующим разваленным железорудным комбинатом.
Елена Рабочая не наследовала индустриальной специальности, как можно подумать по её знаковой фамилии. Она медик, сестра милосердия, в молодости закончила керченское медицинское училище имени Галины Петровой. Питомицы этого славного учебного заведения, отличающиеся высоким профессионализмом, пользуют нас в лечебных учреждениях города.

Ещё в юные годы Лена начала сочинять стихи. Ей повезло с наставником. Вечная память Ивану Степановичу Юдину-Кауниди! Он создал в Орджоникидзевском районе литературную студию «Красная гвоздика». Сама Лена не осмелилась бы, а Иван Степанович послал её стихи в газету «Крымский комсомолец». «Как хочется, хочется, хочется, чтоб стаяла зимняя грусть! И солнцу весеннему почести в стихах я воздать тороплюсь». В редакции оценили свежесть авторского голоса. Заметили и в Крымской писательской организации. Лену Рабочую начали приглашать на республиканские (тогда ещё областные) семинары молодых авторов.

Всегда у неё было требовательное, можно сказать, трепетное отношение к слову, рифме, к звучанию возникающих в сознании строк. Стихи складывались нескоро - переосмысливались, переделывались. Лирика Елены Рабочей - это прежде всего строй её души, труд самопознания, сомнения и поиск. «Мне шаг каждый труден: не в игры играю, себя растерявши - себя собираю». «Вечер одинокий. Ко мне приходят мысли, тоже одинокие, как странники слепые». «Пускай помаюсь, поворчу, страдая от бессилья, но вдруг почувствую: лечу! И вырастают крылья!». «Мы сидим, над нелёгкой задачей сопя. Мы ночами не спим, постигаем себя. Роем недра земные и крошево числ. Всё пытаемся высеять высший смысл». Властью поэзии сугубо личное, неповторимое становится близко и понятно многим. Как в то же время общее, внешнее согревается индивидуальным отношением, эмоциональной оценкой автора.

Стихам Елены Рабочей присуще чувство теснейшей связи, взаимовлияния человека и мира, в котором он живёт, совершает свои дела и поступки. Вот описание пустынного зимнего пляжа, а в заключение неожиданная, казалось бы, примолвка: «Безмятежность покоя, первозданная тишь. Скажешь слово плохое - этот мир оскорбишь». Вот чистый и весёлый долгожданный снег: «Он каждый куст обнимет на рассвете, земли и неба празднуя родство… Пока не затоптали мы его». «Луна», «Мой тополь», «Осеннее море». Или стихи «Керченскому проливу»: «Ты добр… Но если ты бушуешь вдруг, пролив, в причалы бьёшь разгневанной волною, то это слёзы матерей земли так долго не дают тебе покоя».

Есть у керченской поэтессы стихи, гордое обращение, заслуживающее, на мой взгляд, особого интереса, изданий и переводов:

… Ты, Вселенная, -

                        мудрость без смеха,

                                               вздохов и слёз.

Ты, Вселенная, -

                    холод и мёртвое пламя звёзд,

Ожерелья галактик,

                                кометная толчея,

Ты безмерность

                         просторов,

                                          безликая вечная

                                                                  дальность,

Так гордись,

                 что по эллипсу бытия

Всё несётся

                  Земля -

                              голубая твоя

                                                   гениальность!

Добавлю, что в последние годы наряду со стихами появились рассказы и эссе Елены Рабочей. Она ещё ищет в прозе свою тему, свою интонацию. Но определённо можно сказать: ей доступен жанр широких обобщений и ей даётся юмор.

Нужно упомянуть публикации нашей землячки. Не однажды её стихи печатал «Керченский рабочий». В его «Литературной гостиной» она и гостья, и одна из составительниц этой газетной рубрики. Печатаются так же стихи и другие материалы Елены Рабочей в газете «Литературный Крым». Наиболее полно её произведения представлены в выпусках альманаха-ежегодника «Лира Боспора» - органа городского литературного объединения. Есть солидная подборка в книге «Голоса побережья»… Передо мною издания разных лет и мест; журналы и альманахи. «Истоки» (Москва), «Крымский орнамент» (Симферополь), «Московский вестник», «Рукопись» (Ростов-на-Дону) - здесь помещены стихи Елены Рабочей. А в газете «Истоки» (Уфа, Башкотостан) были опубликованы стихотворения «Собиратель камней», «Полулуние», «Осколки», «Репейник».

«УЧИТЕЛЬНИЦА ПЕРВАЯ МОЯ»

Помним ли мы, спустя годы и десятилетия, свою первую учительницу? Думается, не просто в памяти - образ наставницы нашего детства сохраняется в глубине души всю жизнь. Я расскажу о заслуженном учителе Украины Валентине Васильевне Смирновой, урождённой керчанке. В 1961 - 73 годах она вела начальные классы в школе № 17. В год присвоения Керчи звания города-героя в посёлке имени Войкова построили новую школу - № 20, нынешнюю 1-ю гимназию. Здесь Валентина Васильевна работала до выхода на пенсию в 2005 году. Тринадцать выпусков, по четыре или три класса в каждом! Напоследок был для Смирновой «продлённый» выпуск: она оставалась у своих питомцев классным руководителем и преподавателем русского языка и литературы до восьмого класса. Имела такое право, потому что много лет совмещала работу с учёбой в пединститутах Измаила и Харькова - получила высшее образование.

За учительскую судьбу ей пришлось в полном смысле бороться, пойти даже на конфликт с собственной матерью. Та, не дождавшись с войны мужа, с двумя дочерьми, сделала для младшей Вали, казалось бы, самый верный, разумный выбор. Рядом металлургический техникум: не нужно ездить, платят стипендию, и в перспективе солидная профессия - можно тут же на заводе устроиться.

Ох, не тянуло вчерашнюю семиклассницу в металлурги! - Манило другое, не совсем сознаваемое, звало с силой, которой может обладать лишь несомненное, истинное призвание. Но с мамой как поспоришь? Подала девушка документы в техникум. Походила какое-то время и бросила. Ах, так! Значит, иди, как я, тёмная, неграмотная, полы мыть!

Заведующий клубом строителей Александр Бершадский приглядывался к юной уборщице. Явно не назначены ей ведро и тряпка. А у той уж прояснилось в душе.

- Насобираю денег, и на тот год поеду в Ялтинское педучилище.

- Нет, Валя, нельзя опять год терять. - Заведующий, добрая душа, дал деньги на дорогу.

Уехала. А спор с матерью завершился позднее, когда в летние каникулы дочь обучила свою родненькую, не знавшую в молодости школы и ликбеза, чтению и письму.

В Ялте дали общежитие, назначили стипендию. Скоро обнаружились способности и старание студентки. В базовой школе она лучшая пионервожатая. Училище было с музыкальным уклоном. Кто выбрал баян, кто гитару или мандолину, а у Вали абсолютный слух - ей впору царица музыки скрипка.

Что такое учительская работа? Это прежде всего уроки, двадцать пять - тридцать пять - сорок пар глаз в классе, ждущих, напряжённых, или вдруг погасших, забегавших по сторонам, к окнам. Это тишина отданная тебе, или непонятная возня, прысканье, перешёптывание. Всё зависит от тебя, каждый урок - испытание. Мне кажется, впрочем, у Валентины Васильевны такое не возникало. Она входила в класс, захваченная уроком, и невозможно было не слить с нею свой слух, свои мысли и ожидания. Увлечённость учителя - главное условие феномена внимания. Ну и многое сопутствующее. Справедливый ли ты человек, как относишься к людям, есть ли характер… Это уже в старших классах анализируют. А в начальных особенно действенны естественность, доброжелательность и при необходимости строгость, требовательность неравнодушного к тебе взрослого. И что-то сверх всего значительное, общее, не вмещающееся только в уроки.

* * *

В канун Дня освобождения Керчи Валентина Васильевна рассказывала в классе о командире дивизиона сторожевых катеров Дмитрии Андреевиче Глухове. Он получил смертельное ранение в бою с вражескими кораблями, блокировавшими «Огненную землю». У него было три корабля, а у противника - двенадцать, и два из них были отправлены на дно. Сторожевик Глухова пришёл на базу в Поти весь изрешёченный пулями и осколками. Капитан-лейтенант посмертно стал Героем Советского Союза.

Учительница всегда хорошо чувствовала настроение своих воспитанников, и она поняла, что беседа будет иметь явственный отзыв, продолжение. Действительно, кто-то из детей, недавно ставших пионерами, воскликнул с места: «Давайте будем называться отрядом имени Глухова!» Раздались возгласы поддержки. Решение было принято единогласно. С того дня всё происходящее в классе получило особое чёткое направление, глубокий смысл. В школе заговорили о глуховцах.
У неё позже были ещё вторые глуховцы, были бондаревцы (имени лётчицы 46-го женского полка Анны Бондаревой). Были разные классы, сотни человеческих судеб, в становлении которых она сознаёт своё участие. Таков учительский труд с неизменной его самоотдачей. А первые глуховцы что первая любовь. Им теперь по 55 - 56 лет. Но, как встарь, они дружны, готовы, когда нужно, прийти на помощь друг другу. Так было, когда понадобилась инвалидная коляска Николаю Подлесному в Петербурге. Её выкупили все вместе и отправили.

… Валентина Васильевна много ездила с ребятами. Прежде всего в Поти. Там базировался флот, там могила Дмитрия Глухова. Моряки тепло приняли школьников из Керчи: разместили их на трёх кораблях, выходили с ними в море. В другое лето глуховцы побывали в Севастополе у вдовы героя Екатерины Ивановны и сына Анатолия. Гостей поразила тесная неустроенная квартира, и они вместе с учительницей решились пристыдить городскую администрацию. Необычную делегацию приняли, терпеливо выслушали и обещали сделать всё возможное. Действительно, родные Дмитрия Андреевича Глухова получили новую благоустроенную квартиру.

И позже, в последующие годы, Валентина Васильевна, самая молодая в учительском коллективе, обычно возглавляла ученические группы в принятых тогда звёздных походах по местам боевой славы. Она набирала в группу своих надёжных организованных подросших глуховцев, мальчишек и девочек. Где они тогда только не побывали, какие места ни исходили! По азовскому побережью от Маяка до Юркино, на мыс Тархан. В Горностаевке и Марфовке, где беседовали с родными казнённых гитлеровцами подпольщиков. По местам Крымского фронта на Акмонайском перешейке, в селе Львово, где был смертельно ранен командующий 51-й армией генерал Львов. В Старом Крыму разыскивали людей, помнивших партизан братьев Стояновых. Ездили в Новороссийск на Малую землю. Возвращались переполненные впечатлениями с записями в походном дневнике, с фотографиями, найденными реликвиями. Привозили призы с общегородских сборов…

Светлое было, незабываемое время.

ПОДВИЖНИЦА ПОИСКА

Эта женщина родилась в Керчи в посёлке Аршинцево. Здесь на железорудном комбинате трудились её отец и мать. Она выпускница школы № 28. Окончила университет, исторический факультет, долгие годы работала преподавателем общественных дисциплин в СПТУ - 11. ныне Татьяна Ильинична Сафина живёт в центральном районе, работает начальником архивного отдела городского совета. Керчанка не только по рождению и месту жительства, она достойная дочь своего города-героя по духу, по сути своей жизни. Есть у нашей землячки и вполне официальное отличие прежнего союзного масштаба: в 1985 году она стала лауреатом премии Ленинского комсомола. Не раз избиралась в городской совет, была депутатом и Верховной Рады Крыма. Кстати, в бытность республиканским депутатом, Татьяна Ильинична настояла на издании книги «Эльтиген. Взгляд сквозь десятилетия».

… В 1968 году к 25-летиюб Эльтигенского десанта Таня сочинила стихи и читала их на «огоньке» в школе. Там были гости-эльтигенцы, стихи им понравились. С автором тепло беседовали. У девочки остались адреса, к праздникам она слала по ним поздравления. Прошли годы, Керчи присвоили звание города-героя, комсомолка-историк Татьяна Ильинична создала в своём училище № 11 группу поиска, ставшую заветным делом для неё и нескольких десятков парней-учащихся. Рядом «Огненная земля» - место знаменитой высадки, с окопами, с воронками, с заброшенными захоронениями. Нужны были сугубая организованность, особое упорство, выдержка, чтобы подступиться к тайнам этого поля славы. Татьяна Сафина проявила недюжинный талант умелого авторитетного руководителя, поисковая группа стала клубом «Эльтиген». Главной заботой «эльтигеновцев» было обнаружение едва присыпанных землёй останков наших воинов, достойное перезахоронение героев, выявление фамилий, адресов родственников. Каждое имя, каждый адрес давались ценой многих усилий. И все они, независимо от национальности и места довоенного или нынешнего проживания, становились одинаково дорогими для юных поисковиков.

Вот отражение этой многолетней сложнейшей работы в нашей газете: «… в посёлке Героевское (Эльтиген) открыто мемориальное надгробие на братской могиле советских воинов - моряков и пехотинцев (105 человек)… С помощью криминалистов Москвы восстановлены и прочтены записи в десяти медальонах… на сегодняшний день найдены семьи троих: А. И. Макарова, Ф. И. Софронова, П. В. Полянского… Родные и близкие по приглашению учащихся (училища № 11) побывали в городе-герое Керчи и участвовали 10 апреля в открытии надгробия» («Керченский рабочий», 28 июня 1989 г.)

… Письмо Нины, дочери погибшего В. И. Железникова: «Спасибо вам, ребята, за то, что вы есть, что не перевелись у нас добрые люди. Говорят, что жив человек, пока жива память о нём. Так и наш отец возвращён к жизни» (15 августа 1990 г.)

«Та земля, которая во всех военных учебниках называется «Огненной», ныне приняла останки 67 освободителей Керчи. Некоторые найдены при раскопках клубом «Эльтиген» в последние несколько лет, другие при других обстоятельствах. Родная земля дала им вечное пристанище» («Керченский рабочий» 10 мая 2003 г).

Поисковая группа «Эльтиген» стала признанным городским клубом героики и патриотизма. Через него прошли сотни молодых людей. Характерно, что бывшие члены клуба, давно вышедшие из юношеского возраста, выражают желание и готовность вести поисковую работу, в том числе архивно-документальную. Т. И. Сафина с отличием окончила Академию государственного управления при Президенте Украины в 2004 году. Наряду с ответственной должностью она продолжает общественное служение. В 2000 году её удостоили звания почётного поисковика Украины. Основу своей деятельности она видит в увековечении памяти героев, возвращении их имён истории, родной стране, родным и близким. Интерес к военному прошлому Керчи возрастает. Представительница нашего города-героя была приглашена в прошлом году на слёты поисковиков в Калугу, в Казань. Такие связи, контакты открывают новые возможности работы в архивах, возможности обмена сведениями, формулировки новых выводов.

Татьяна Ильинична Сафина - заслуженный учитель Автономной Республики Крым, и она не забывает о своей педагогической специальности. Она вступает с лекциями перед старшеклассниками и студентами в учебных заведениях города. Радует заинтересованность молодых историей родного края.

Подрастает последователь и помощник Сафиной сын Владимир, семиклассник школы им. Володи Дубинина. Он живо интересуется поисковой работой матери, ездил с нею на слёт в Казань. Молодой Сафин и его приятель Владимир Бережной провели самостоятельный поиск. Как правило, родственная память сохраняется людьми и ею охотно делятся с теми, кто проявляет серьёзный интерес. Важен положительный результат, и особо важно, что добыли его начинающие исследователи.

КЕРЧАНКА, РОВЕСНИЦА ПОБЕДЫ

В апреле сорок пятого года у супругов керчан Алексеевых родилась дочка. По желанию матери Нины Митрофановны ей дали имя Виолетта.

Время славное, время нашего всенародного торжества. Завершалась великая война. Крах фашистского рейха, освобождение народов Европы, Будапешт, Кёнигсберг, Вена, штурм Берлина, Прага. Победа! Видимо, благодатна была натура юной керчанки - свет той счастливой весны запечатлелся в ней явственно и на всю жизнь. В облике, душевном настрое, в складе характера и личностных устремлениях. А ещё примем во внимание - воздух родной Керчи, год назад освобождённой от гитлеровцев, заводской посёлок Войкова, рабочее человеческое окружение.
Первоначально Алексеевы жили на улице Розы Люксембург. Восстановленные дома чередовались здесь с военными руинами. Позже семье выделили квартиру в «шестнадцати домиках» - районе старой Колонки. Улица Сакко, улица Ванцетти - названия укоренённые, привычные слуху здешних жителей. Хотя уже мало кто помнил митинги двадцатых годов, протест против казни в заокеанской стране двух рабочих-стачечников, итальянцев по происхождению. Тогда и назвали в память о них новые улицы.

                                                           Керчь родная, заводская,
                                                           Ты дороже мне всех городов.
                                                           Наш любимый город славы
                                                           Металлургов и рыбаков

Песню сочинил Николай Георгиевич Тишаев, музыкальный работник школы № 17. это уже вторая половина века, 60 - 70-е годы. Виолетта училась здесь все одиннадцать классов и осталась старшей пионервожатой. "Будь готов! - Всегда готов!" Слёты, салюты, рапорта. Бой барабанов, призывные звуки горна, трудовые десанты, походы юных следопытов. Вожатой Алексеевой, как прежде школьнице, был к лицу красный галстук. Ей нравилась обстановка праздничной торжественности, театрализованной игры. А то, что нравится и по душе, делается весело, увлечённо, рождает вокруг радость.

… Пионерские годы. Ничто не вытеснит их, не сотрёт из памяти. Само собою, детство, предварение юности. Но и высокий обряд, выработанный сотворчеством миллионов детей и взрослых. И здесь уместно напомнить читателям, что ставший в последние годы довольно популярным термин "толерантность" включает в себя, по мнению многих политиков, так же и широкий объективный взгляд на наше относительно недавнее прошлое. Поэтому, после сопоставления ряда фактов, становится немного жаль, жаль нынешних - мальчишек и девчонок, лишённых лучезарной мечты и той организации, таких старших друзей, наставников, какой была и Алексеева. Впрочем, она уже закончила филфак Одесского университета и стала учительницей русского языка и литературы Виолеттой Петровной Шаровой. Во всё той же школе № 17.

Ей предложили должность организатора внеклассной и внешкольной работы в школе № 10. учли опыт вожатой, учли энергию, инициативу, главное - ответственность, безотказную работоспособность. Потому что новое дело потребует полной, максимальной отдачи.
Привыкшая работать с подростками, она опасалась, что не найдёт общего языка со старшеклассниками. Ничего - очень скоро установилось взаимопонимание. Кружки, конкурсы, спортивные соревнования, комсомольские собрания, вечера, олимпиады, экскурсии - всего не перечислишь. Летний отпуск и то приходилось прерывать, потому что летом лагеря, дворовые площадки. Три года пролетели, как на одном дыхании.

Школа № 10 - это Стройгородок, посёлок Капканы, Опасное, это рыбколхоз, порт Крым, паромная переправа, неподалёку воинская часть. Родители учащихся отмечали, что со школьным организатором легко говорить, она не жалуется на детей. Шефы встречали Виолетту Петровну приветливо, просьбы старались выполнить. Солдатский духовой оркестр приходил на праздничные построения. На общих занятиях, секциях коллеги из других школ к Шаровой прислушивались, у неё было чему поучиться, должно быть, и начальство выделяло такую её репутацию. И кто бы мог предположить, что осенью 1978 года Виолетту Петровну изберут председателем горкома профсоюза работников образования.

Она пробыла на этом посту не год и не два, а почти 22 года - до самой своей пенсии. Менялись эпохи, изменился общественный строй, не стало СССР. Украину сотрясали политические и всякие иные катаклизмы. В. П. Шарова в своих взглядах и убеждениях оставалась прежней, изначально и впредь главным назначением профсоюзного работника она считала служение людям, помощь каждому нуждающемуся в поддержке. Ей было естественно держаться таких устоев, потому что они соответствовали её личностной сути.

Государственные субсидии скудели, а то и вовсе сходили на нет. Великих трудов потребовало строительство кооперативного учительского дома на улице Будённого. Сокращалось число классов, соответственно уменьшались рабочие нагрузки и зарплаты. Закрылась одна школа, ещё одна, под ежегодной угрозой оставалось существование других малокомплектных школ. Закрылось большинство детских садов. В 1995 - 97-х годах вдруг грянули хронические задержки зарплаты. Не на что купить хлеб. У учительниц на уроках случались голодные обмороки. Иные подавали в суд. Профсоюзная начальница шла в учительские пикеты к присутственным местам. Её долг был грамотно вести людей правовым законным путём, наступательно-интеллигентно, как выразилась одна учительница, её соратница.

На очередной конференции Виолетта Петровна объявила, что уходит на отдых, и весь зал, как один, встал, выражая общее чувство благодарности своей председательнице. Столько труда и сил отдала людям! Добывала жильё для коллег. А сама так и живёт в «шестнадцати домиках», в ветхой, вечно требующей ремонта квартире с печным отоплением.

Такой она человек, ровесница Победы керчанка Виолетта Петровна Шарова.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Быль
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 24
Опубликовано: 08.05.2019 в 10:44
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1