МНОГОГРАННИКИ Людмила Десятова


МНОГОГРАННИКИ   Людмила Десятова
Десятова Людмила Силовьяновна, член «Керченского городского литературного объединения «Лира Боспора» с 2002 г. Стихи пишет с юности. Уроженка села Бисерово Кировской области России, выпускница Московского полиграфического института, педагог с 20-летним стажем, трижды «Турист СССР», ныне экскурсовод-предприниматель. Публикации: альманахи «Лира Боспора», «Поэтическая карта Крыма». В 2010 г. вышел авторский поэтический сборник «Частица мира».


ЛИС АНТУАН

- Это не собака, это лиса - спокойно сказала женщина и сама удивилась своему спокойствию. Как будто каждый день к её очагу приходили лисы.

Пятилетняя девочка, присевшая у потухшего костра, недоверчиво посмотрела на сказочный персонаж и заметила слишком мало сходства. Серьёзный, даже грустный, взгляд исхудавшего животного вызвал желание отдать ему всё съестное, что было у них припасено на день морского отдыха. Сначала чёрный хлеб, затем сыровяленая колбаса и солёное сало были приняты зверьком без кокетства, но с природной осторожностью. Длинная острая мордочка вынюхивала на песке еду, а круглые, обведённые чёрным, глазки внимательно следили за людьми. Люди же умилённо смотрели, ожидая, что животное чего-то испугается и навсегда исчезнет в прибрежных зарослях старых колючих кустов. Но голод не позволял ему уйти, и можно было в подробностях рассмотреть гостя.

Это был взрослый самец в основном коричневого окраса. Длинные худые ноги от когтей и выше колен были абсолютно чёрными, будто опалёнными степным пожаром. Кончик висящего до земли хвоста - белый, хорошо заметный издалека. Туловище от кончика носа до основания хвоста имело длину сантиметров семьдесят. Высота холки над землёй - примерно сорок. На нижней челюсти - много мелких острых зубов с двумя резко выделяющимися клыками. Лисья худоба наводила на мысль, что пастись в популярной у отдыхающего люда бухте зверёк начал недавно.
Седовласый мужчина с мальчишеским азартом на лице стал подкармливать пришельца, а потом позвал проходившую мимо девушку с видеокамерой. Та осторожно начала следовать за продвижениями лиса в кустах, почти не веря собственным глазам, и снимала, снимала… Изящная ласковая леди, видимо, покорила дикого зверя - он стал есть из её руки сладкий тёмный виноград, и это ей удалось заснять!

А в соседнем гроте этой широкой скальной бухты небольшая компания жарила шашлыки. И такой неотразимый шёл оттуда запах, что лис подошёл к костру и, не чувствуя никакой опасности, начал заглядывать в сумки. Люди с открытыми от изумления ртами замерли. Лис нашёл лежащий на эмалированной покрышке готовый шашлык, схватил зубами шампур и убежал в кусты. Тут уж люди очнулись: такую наглость они не могли назвать невинной смелостью и послали десятилетнего мальчика спасать если не шашлык, то хотя бы шампур. Мальчик выполнил задание минут через пять. Он признался, что подождал, любуясь неповторимым зрелищем, пока зверь съест всё мясо, а уж потом осторожно подошёл к покинутому шампуру.

Вечером, уходя из этой дивной бухты, люди бурно обсуждали зоологическое событие. В зоопарке - да, но здесь - не зоопарк! Очевидно, степные пожары засушливого августа 2007 года вынудили мелких животных идти к людям, пахнущим вкусной едой - иначе не выживешь в этой чёрной приазовской пустыне.

- Я знаю, как зовут этого лиса, - сказала внучке женщина, - его зовут Антуан! Мы всегда в ответе за тех, кого приручили *, мы должны привезти зверюшке еду и воду!

Дома, укладывая внучку спать, она читала ей свою любимую с детства повесть Антуана де Сент-Экзюпери «Маленький принц» и представляла, что давно когда-то в жизни знаменитого французского писателя произошла аналогичная история. А утром лёгкая на подъём бабушка складывала в багажник машины не только купальные принадлежности, но и всё то, чем кормит домашнюю сторожевую собаку.

ПОЛЕ ЖИЗНИ

Правилен или увечен,
За горизонтом увенчан
Подлою смертью, путь мой
Кажется бесконечен.

Жизнь на поле похожа.
Вглядываюсь до боли.
Пусть наугад, но всё же
Я одолею поле.

Среди репья и злаков
Нету дорожных знаков.
Ориентир мой вечный -
Замкнутый зев Зодиака.

Битвы здесь были, что ли?
Реки обид взаимных,
Планов чужих руины
Заполонили поле.

Вас не зову с собою!
Если душа заноет,
Песней утешу душу.
Я - одинокий воин.

Сила мечты влекущей -
В жажде любви и слова.
Голос, меня зовущий,
Далью одарит снова.

В ХРАМЕ

Из потока святой пустоты,
Из метафор витражного света
Возникает рисунок мечты
На канве озаренья и бреда.

Повторится… Уже повторён
Срок гекзаметров, славы, походов.
И уставший прошёл легион
По хребтам городов и народов.

На осколках былых катастроф
Режут ноги нагие потомки.
Удобряет их алая кровь
Всходы гимнов, разумных и звонких.

Силуэты воспрянувших стран
Полководцев на бой вдохновляют.
Но сурово застывший орган
В назиданье молчит и пугает…

По следам убегающих лет
К нам бежит, задыхаясь, весталка
И несёт, и несёт нам привет,
Рассыпая огни и фиалки.

Увидав её, прячут, стыдясь,
Свои злые мечи, полководцы.
Вот и видится кровная связь
В мудрых красках святого оконца.

НОВОРОЖДЁННОЕ ДИТЯ
                                                 Лизочке

Правильных планов смяв пелену
Натиском танка,
Вырвался к солнцу бывший в плену
Маленький ангел.

В стынущем мире сонных людей
Радостней стало,
Будто в ночи тысяча флейт
Враз заиграла.

Тающий серп светлой луны
Благословил их.
Вызвали флейты сладкие сны
В гнёздах унылых.

Крошечный ангел, земное дитя -
Центр мирозданья.
Детские очи за нами следят:
Добрыми станем!

Нам не дано в небыль уйти,
Не возместившись.
Дети Земли, в дальнем пути
Объединитесь!

АМАЗОНКА

Я - символ гордости, я - амазонка!
Я - ветер вольности степей азовских.
А колыбель моя - седло и смелость,
А украшения - колчан и стрелы.

Мой путь в истории отмечен кровью.
Убью противника, не дрогнув бровью.
Мой лук по твёрдости меня достоин.
Не стоит жалости усатый воин!

Долой диктаторов, долой их льготы!
Неполноправной быть мне нет охоты.
А я охотница, люблю добычу.
Бывает больно мне, но я не хнычу.

Зато свободная! Живу, как знаю.
А племя подлое пусть где-то с краю.
Да, они сильные, а мы слабее.
Но сила наша - в моей идее!

…Но почему же вы, однополчанки,
Идею предали, пошли в служанки,
И ваши правнучки сидят в гаремах?!
Не наши правила, не наше время!

ЧЕТЫРЕ ЖЕНЩИНЫ

Вот и шествуют по звёздному по космосу,
Не касаясь никого, четыре женщины.
Млечный путь ведёт их призрачные образы,
Будто символы, из вечности пришедшие.

И у каждой своим цветом светят волосы,
Знать, судьбой особой волосы их травлены.
По земному в каждой паре рук по глобусу,
Только что-то в них как будто бы неправильно.

А у первой глобус белый, как и волосы.
Нет ни Чёрного тут моря, нет ни Красного.
Только серые по белому тут полосы -
Отраженье бытия бесстрастного.

Ни вулканов, хоть любовных, ни азарта нет,
Неподвижно всё, спокойно и отмерено.
Географию такую мы за партами
Не видали, не слыхали и не верили.

У второй в руках - горячий, видно издали,
Весь бурлящий глобус, красный, окровавленный.
В её жгучем мире жизнь кипит воистину,
Ни местечка тут покою не оставлено!

Только что же может вырасти хорошего
На планете, вечно войнами пылающей!
Вот и мечется под этой страшной ношею
Облик женщины, по угольям ступающей.

Вот и третий глобус тяжести немыслимой,
Чёрный глобус у брюнетки ненавидящей.
Все моря тут только чёрные и кислые,
Всё живое тут зачахло - и не вырасти!

А четвёртая несёт мечту и музыку,
Бестелесная сама, голубовласая.
Всякий лодырь признаёт своею музою
Эту женщину - прекрасную фантазию.

А под ними на Земле, большой и всяческой,
Ходит баба, многодетная, счастливая.
И звенит планета песнею ребяческой,
Млечный путь считая выдумкой красивою.

Пусть уходят эти четверо по космосу,
Пусть уносят свои шарики бесплодные
Мимо нашего галдящего и пёстрого,
Мимо мира, для любви всегда пригодного!

БАРЫНЯ - РАБЫНЯ

В разноликом хозяйстве своём -
Я и барыня, и рабыня.
Среди яблонь и за окоём
В кринолинах гулять кабы мне…

В час рассветный средь райских кущ
Кто окажется - тот художник!
Только чувствую: рабский гуж
Не даёт наслаждаться всё ж мне.

Чтобы в этом саду всё цвело,
Спозаранок костьми ложусь я.
А однажды гостей нанесло,
Восхищаются - просто жуть - все.

Топчут грядки, срывают цветы
И ломают ветви инжира,
Будто сами собой сады
Возникают в просторах мира.

Кто ни сотки земли не вскопал,
Не спасал кусты, поливая,
Тот, по-моему, зря попал
На планету, где место рая.

Платье пышное, шляпу с пером,
Кавалеров, бокал с шампанским -
Как виденье над милым двором,
Обеспечу себе я - раз в год!

ДОЧЬ ПИАНИСТКА
Ирине

Когда на сцену выйдет моя дочь,
И зал замрёт, волненье нагнетая,
Через меня пройдёт земная ось,
И я - из ада в рай и в ад из рая.

А в ней - ни трепета. Но пламенем - глаза,
И вся Вселенная - в её умелом звуке!
Теряют смысл другие чудеса,
Когда над вечностью её летают руки.

В ЧЕСТЬ ЛЕОНИДА ПАНИНА

Если ты, сочиняя, не бдишь
И нелепость пихаешь в стишок -
Пародисту на зуб угодишь,
И сотрёт он тебя в порошок.

- Что за язва за нами следит?
- Эту язву зовут Леонид.

Мы, поэты, творим и творим,
И бумагой, и чушью сорим.
А фильтрует стиховный базар
Панин Лёня, он наш санитар.

Вот прощупал он чью-то харизму
И готовит огромную клизму!

НА ЮБИЛЕЙ ЛАРИСЫ АЛЕКСЕЕВОЙ

С изящной вазой стан сравним,
С алмазом - душу.
Мы, лировцы, всегда хотим
Тебя послушать.

Лариса, ты - наш идеал
Добра и чести!
Мы в мир поэзии идём
С тобою вместе.

Мы свои нежные сердца
На звук нанижем
И чистые, как озерца,
Стихи напишем.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 4
Опубликовано: 07.05.2019 в 08:37
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1