МНОГОГРАННИКИ Татьяна Ищук


МНОГОГРАННИКИ   Татьяна Ищук
Ищук Татьяна Вячеславовна, керчанка, бывший юнкор, окончила исторический факультет Симферопольского госуниверситета. Старший преподаватель Керченского лицея искусств.


ЗИМНЯЯ СКАЗКА

Тихо падает снег,
                 и хочется верить в волшебство,
Что ко мне ты придёшь
                           и снимешь улыбки маску.
Что засияют глаза мои,
                     и улыбаться непринуждённо
Станет сердце в груди,
Вновь почувствовав ласку любви.

Анна Сергеевна сидела у окна и считала снежинки. Они падали медленно, кружась в сказочном танце. «Это подарок мне от зимы. Спасибо, волшебница…» Ничего больше не оставалось, как благодарить погоду, неожиданно решившую в конце осени припорошить всё снегом, закрыв грязь улицы.

«Единственный подарок на 80 лет». Анна Сергеевна сегодня отмечала юбилей. Праздник проходил в тиши, ничей смех или громкий разговор его не нарушал. Да и нарушать было некому. Так сложилось, что семьи создать не удалось, вся жизнь прошла в школе, единственными детьми были ученики. В них Анна Сергеевна вкладывала свою душу, жила их интересами, бедами и проблемами. Радовалась их удачам, огорчалась из-за их шалостей.
Ежедневно в её доме гудел рой детских голосов. Они приходили за помощью в учёбе и жизни, открыть свою душу и найти помощь и поддержку. Сколько их рыдало у неё на груди, изливая свои проблемы и обиды. Для всех она находила слова утешения и вдохновения…

Засвистел чайник, нарушая тишину квартиры и прерывая грустные мысли. Анна Сергеевна заварила зелёный чай. «Санька, это ты приучил меня к зелёному чаю, который можно и надо заваривать три раза. Анюта, а ты научила пить его без сахара». В нынешних условиях это выручало как никогда. Пенсию задержали, третью неделю почтальон обходила подъезды, чтобы только опустить редкие письма в почтовые ящики.

Анна Сергеевна не работала уже пятнадцать лет: надо было уступать место молодым, да и сил уже не хватало на полноценные уроки. Вначале выпускники и сотрудники помнили, заходили в гости, иногда кто-то по старой памяти направлял своего ребёнка за помощью. Но пятнадцать лет большой срок. Всё стирается и забывается, выпавший из течения времени оказывается лишним.

Она много знала об учениках, считая их своими детьми. Но мы часто забываем позвонить родителям, а про учителей и вообще не помним. Санька Ромашов - президент банка, Анюта Щёголева - владелица фирмы, Колька Соловьёв - менеджер в нефтяной кампании, Катюха Яблонева - председатель суда, Лёха… - уже вырос до директора телевизионного канала. Можно перечислять до бесконечности достижения всех и успехи…

Незаметно наступил вечер. Анна Сергеевна налила чай в любимую кружку, подаренную ей тридцать лет назад. Да, да-да, - точно тридцать лет, на полувековой юбилей Егорушка Князев неожиданно появился в школе с охапкой красных роз и небольшой коробочкой. В ней был миниатюрный набор: чашечка и блюдце китайского фарфора. Чай, налитый в неё, независимо от качества, оказывался в несколько раз вкуснее и ароматнее, чем в обычной…

Не включая свет, Анна Сергеевна присела у окна. Снегопад закончился - сказка не длится вечность. Наступила тишина и за окном. Лампочка на фонаре напротив перегорела, можно было понаблюдать, как зажигаются звёзды.

«День рождения у меня сегодня диетический - без праздничного торта, фигуру я точно себе не испорчу», - оставалось только горько улыбнуться и пошутить над своей нищетой. На последние копейки удалось купить только две шоколадные конфетки. «Вот и сахара не надо». Да он уже давно покинул её сахарницу. Мизерной учительской пенсии едва хватало на оплату
коммунальных платежей и лекарства. На продуктах приходилось экономить. «Хорошо, что в моём возрасте можно не следить за модой!» Вот и ещё один день можно зачеркнуть в календаре, вот ещё один год за плечами…

Звонок в дверь прозвучал, как набат. В помутневший от времени глазок Анна Сергеевна смотреть не стала (брать-то у неё нечего, кроме жизни, а кому она нужна), без раздумий открыла дверь. И сразу окунулась в море роз, красных роз, её любимых.

- Анна Сергеевна, дорогая вы наша именинница! Мы помним, что вы ложитесь поздно, вот и решили нарушить ваше уединение в столь поздний час.

Это были Валя Вилимнир, Оля Крейко, Юля Бушева и Сергей Ильин - её первый выпуск, уже убелённый сединами…

* * *

… А ты спустись с вершины и руку протяни
Мне, женщине, мне, слабой, по жизни помоги…
Иди со мною рядом по трудному пути,
Закрой от всех ненастий, - собою заслони…
Я многое сумею, я многое смогу,
Иди лишь только рядом…

* * *

И пусть любовь, рождённая весной,
Продлится век, а может лишь мгновенье…
Ведь было главное тогда: тобой
Была любима, и к чему теперь сомненья…

И этот миг, а может целый век,
Меня согреет зимними ночами.
Пойми, родной и милый, человек, -
Мы не останемся в душе врагами…

Твой образ будет предо мной стоять
И затмевать собой мои печали.
И будет мир весь крепко спать,
А мы вновь вспомним, как мечтали.

Казалось, мир весь перед нами, -
Лугами, лесом, морем и полями, -
Раскинулся под нашими ногами
И расстелился вдруг широкими коврами.

Мы по земле не шли, - мы по небу летали,
Через холмы и горы проплывали,
И под собой земли не замечали,
Ведь мы с тобой тогда летали!

И пусть любовь, рождённая весной,
Продлится век, а может лишь мгновенье…
Она теперь навек останется со мной,
И в этом нет в душе моей сомненья.

* * *

Сгоревшие письма о боли кричат,
Сгоревшие письма о счастье молчат,
Сгоревшие письма не помнят любви,
Сгоревшие строки - уроки судьбы.

Ты с болью смотрела на пламя свечи,
И жадное пламя питалось в ночи,
Питалось огнём отгоревшей любви,
Сгоревшей любви - по решенью судьи.

Решенье судьи было принято вновь,
И снова убита судьбою любовь.
И снова огонь пожирает с руки
Последние знаки последней строки.

* * *

И вот разбитое корыто,
Опять лежит передо мной.
Я жизнь свою пытаюсь склеить,
Пыталась строить замок на песке.

А волны жизни разметали
И разбросали все песчинки по ветру.
И замок мой разрушен,
Вновь одинокая стою на берегу…

* * *

Метель, как ведьма злая,
Стучит в моё окно.
Она зимой пугает,
Ведь так заведено.

Но песни кошки чёрной
Прогонят ведьму прочь.
С тоскою неуёмной.
Сбежит, седая, в ночь.

Сбежит, но мне оставит
Граммулечку тоски
И жизнь мою отравит,
Запутает следы.

И заметёт все стёжки,
Засыплет всё кругом,
Чтоб счастье по дорожке,
Вновь обошло мой дом.

* * *

Позволь поселиться мне в твоих мыслях,
Доверься, открой все закрытые дверцы.
Чтобы могла я добраться в потёмках, -
Свечу поскорей в своём сердце зажги,
Чтоб стал я утренней песней,
Вдохновеньем вечерним и светом во тьме,
Чтоб могли мы летать научиться,
В небе парить и о звёздах мечтать.
Чтоб гуляли не только по суше,
Лунной дорожкой прошли поднебесье,
К звёздам вечерним и полной луне
Ты не пугай меня вешними водами,
Горными пиками и бурей ночной.
Вместе одолеем все кручи мы,
Вместе - мы вдвое сильней.

МОЙ ПРОХОЖИЙ

Однажды тихим осенним вечером, проходя мимо моей двери, ты тихонько постучал. Непонятно, почему, но я услышала и открыла. Так ты задержался на этот вечер, а потом ещё на один, и ещё. Мой мир оказался заполнен тобой, твоим вниманьем и теплом. Каждый вечер стал уютным и желанным. Мне хотелось жить, хотелось творить, не только в прозе и поэзии, а просто в жизни. Готовя ужин, я творила на кухне, застилая диван, я творила в спальне. Ты оказался окутан тишиной и теплом. Так уютно было нам вместе, когда ты разжигал камин, и мы слушали треск горящих дров. Не было благостнее минут в моей жизни. Мой прохожий, ты тоже наслаждался этой тишиной. С каким удовольствием ты устранил все недоделки и поломки в моём доме: картины ровно висели на стенах, горели все лампочки и работали все выключатели. Даже, казалось, камин наслаждался, поедая дрова, приготовленные тобой.

Прошло время, и ты испугался, испугался потерять свою свободу. Ведь ты был просто прохожий. Тебе надо идти дальше, а, оставаясь у меня, ты остановился в своём движении. Только подсознательно ощущая свой испуг, подошёл к порогу. Дверь открылась, ты ушёл.

Прошло совсем немного времени, и ты соскучился по теплу и уюту. Дверь моя была открыта, и снова мой прохожий зашёл в мой дом.

И ты начал метаться между своей дорогой и моим домом. А я не знала, что делать, как жить дальше, что ждёт меня в будущем. Только когда ты был в моём доме, я понимала, что в моей жизни есть смысл. Но как сделать так, чтобы ты остался навсегда? Чем можно было привязать тебя к моему дому? Не помогало ничего: ни уговоры, ни ласки, ни скандалы, ни слёзы. Всё было безуспешно: приходило время, и ты уходил, забывая обо мне.

Я боялась, что ты забудешь в пути дорогу ко мне, а потом забудешь и меня. И однажды мои чёрные предчувствия сбылись: ты не нашёл дорогу домой. Но, сидя вечерами перед пустым камином, я надеюсь, что ты постучишь опять в мою дверь, и камин с аппетитом начнёт поедать дрова.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Философия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 07.05.2019 в 07:05
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1