ПОЭЗИЯ Любовь Василенко


ПОЭЗИЯ   Любовь Василенко
Василенко Любовь Юрьевна родилась и выросла в пгт Нижнегорск в Крыму. Первая публикация прошла в 2002 г. в газете «Боспор», печаталась в журналах «Алые паруса», «Брега Тавриды» (Симферополь), в сборниках «Берег судьбы» (Керчь), «Евпаторийский альманах» (Евпатория), «Лицом к лицу» (Донецк), «Лира Боспора» (Керчь), интернет-журнал «Пролог». В 2006 г., автор сборника стихов, изданного в 2010 г. литобъединением "Лира Боспора"; награждена Почётной Грамотой Президиума Верховного Совета АРКрым за вклад в развитие литературы и культуры Крыма. В 2007 г. присуждена Литературная премия имени А. И. Домбровского журнала «Брега Тавриды». Член Союза русских, украинских и белорусских писателей АРКрым и Международного сообщества писательских союзов.


БАЛАКЛАВСКАЯ НОЧЬ

Хамелеон залива -
шпагоглотатель солнц -
смолянеет лениво
млечнейшим из обжорств…
Недообедав небом, -
пропадом,
как метро, -
звёздного хвостоеда
ящерное нутро
где-то протяжно дышит,
огненно чешуясь…
И, чем бездонней,
тем выше
светопаденья час…
И, чем страшней,
тем краше
древности оселки:
крылья отвесных башен
выветрено легки…

ТАКАЯ ИГРА

Когда в нас влюблены,
мы поневоле
все - казановы.
Ещё шаг -
и спрут
соавторски поруганных любовей
оплавит мглою
утра перламутр!..
… Головоногий жгут непарных тварей…
А мы бесклеточны,
как муляжи,
когда нас любят до элементарий
всей ядохимией
биодуши…
Условны грани соприкосновений
с чужого одиночества рудой,
с лавиной роковых несовпадений,
с ночных бессонниц синей бородой…
Там совесть
проповедницей дебелой
по-станиславски вскидывает бровь
перед судьбой -
злопамятною стервой,
перед игрой
ценою
в нелюбовь.

ЧЕЛОВЕК ОБЫЧНЫЙ

В угоду гастрономам и аптекам,
не богом, не героем, не царём -
бытую век «обычным человеком».
Сосуществую с рванью и враньём
карьерных бурь, чьи войны не бескровны
провалами фантомных пирамид…
Хоть лоховато мне и геморройно,
а в целом - сухо и не так сквозит
в межрёберных пролётах грудной клетки
по наждаку запёкшихся молитв…
Я тих и смирен. Что удав на ветке.
И предсказуем. Словно динамит…
Вдоль по хребту - зудящие укусы
инстинктов, укрощённых до поры…
Быть человеком - это ли искусство?
Слыть человеком - в этом ли надрыв?
Мне против шерсти - все ветра с пелёнок,
и с ноткой жести - окрик у руля.
(Как на обочине забуксовал спросонок
какой-то дуралей, и колея
зигзагом пролегла) - таков твой почерк,
картограф моего слепого дня.
Но каждый жест твой выверено точен.
Лишь прочерки ложатся на поля…
А душеед иной не из паскудства
переосмыслит в поисках огня
весь мир от иудейства до иудства…
Но не поймёт и толики меня.

СРОДНИ

Ужели я звала и голосила:
«придите, о, заклятые мои!..»
Как лист перед травою голой - сила,
осиновою дрожью нелюбви,

что пыль из-под копыт, стоймя восстала,
глуша неизъяснимое во мне…
… Октябрь, сминая ветви краснотала,
умчался на оранжевом коне

по хрустким чипсам листьев (чья «съедобность»,
грибною концентринкою горча,
неудобоварима, словно совесть
копчёными ночами палача)

Но распинает нитями паяца
на пяльцах - наизнанку - швами вверх;
но загибает с щёлканием пальцы
хроническая вера в неуспех!..

Спецназовски пятнистое беспутье
дождливою морзянкою саднит…
Сезонным обостреньем волчьей сути -
разнимся, оттого что мы - сродни.

ДУША

Не колодезное пенье
сгорбленного журавля…
Есть иное озаренье:
озеро внутри тебя.

Всё живёшь, как на вулкане,
неподдельное губя
прахом тлеющего хлама…
Но -
озеро внутри тебя.

Прокажённою коростой -
чурка, щепочка, культя -
Мир.
А выше - только звёзды.
И…
озеро внутри тебя.

В сталеварном исступленье
жизни адовей огня -
влагоокою купелью -
озеро внутри тебя.

ИНОПОЭТНЫЙ ГОСТЬ

Моим стихам…

Вредит мой знойный вид
снедурочки.
И впору утопиться,
осиротив кармический «прикид»
Инопоэтства
в мэтровых ресницах!..

Но иностайный русский -
что трава.
Нам ино-странность
всюду не в новинку.

… На то они и птичьи-то - права,
чтоб зреть луны вторую половинку…

И пятый угол там -
не запад дня,
а передозировка перспективы,
чья матрица не для одной меня -
по умолчанью -
неисповедима.

МОРСКОЙ БОЙ

Мне наснилось оно ритмотоками
перешёпотов
под луной…
Намечталось дразнящее-щекотно
отползающею волной…

А сегодня -
Живое! Мокрое!
Море - вот оно: предо мной!
Загребая песок, вёртче штопора
откупориваю прибой!..

«Мама!» -
шок.
Веер брызг и, надорванный,
чей-то визг.
(Неужели мой?)
Пенно вдрызг ни за что
я, взбешённая, вся оплёвана
с головой!

Произвол! -
мне махровой перчаткою
по глазам -
клочковатый рассол!
(Я ручонками, как нунчаками,
колочу, колочу исподволь)…

Хлещет бой!..
Свищет красными раками
закат ветреный за горой,
да шныряет отродье пернатое
саранчовою кутерьмой!..

ПАЯЦ

Отмочить улыбку
на лице Пьеро -
та ещё попытка
ради ничего
выжить…
Был бы голод! -
заискришь и сам,
позвоночный провод
вздыбив к небесам
перпендикуляром
между сим и сим…
Даром, что задаром -
глинозём да стынь
атмосферной браги!..
Тромбом между скоб
двусторонней тяги
выстолбишься, чтоб
светом - тем и этим -
просмолиться вгриль
на распорках метрик,
в межполярье сил…

СОБАЧИЙ НОВЫЙ ГОД

В драной болоньевой куртке
шёл старичок-бомжичок.
И собирал окурки
в грязненький кулачок.

Следом трусила псина.
«Гривню на ейный корм!», -
клянчил тот дед плаксиво.

Падал снежка поп-корн…

ПЕРЕОЦЕНКА ЦЕННОСТЕЙ

О настоящем, непреходящем
болея звёздно лучом безвестным, -
сыграло Вечное в… телеящик.
Вполне приемлемо повсеместно.

ПАРУС

Обрастаю,
словно краб,
скарбом
известковым
пополам с илом, -
прорастаю изнутри ядом
чувства стада…
Стодюжим жилам
раболепное это чувство
шестерёнки в чужом заводе
извращённей ложа Прокруста,
хоть уродов хватает, вроде…
Я не чижик,
чтоб меня - в клетку!
Не подошва,
чтобы мной - оземь!
Просто русская. (Не рулетка), -
шансоньетка чумазой прозы…
Забываю иль забываюсь
в заблужденьях земной морали…
Только, что ж ты, Алый мой Парус,
иллюзорней всех нереалий?..
Понимаю, нелепо каясь:
не права я, знать, повсеместно…
Только, что ж ты, Алый мой Парус,
как маршрутное такси -
тесный?..
Неуёмную твою ярость
до стежочка в сюжете знаю.
Только, что ж ты, «Алый» мой Парус -
белый-белый,
как смерти знамя?..
Ведь идея-то не досталась
холокосту фальшивой веры!
Лишь рассеянно пролисталась
откровением, что без меры.
Лишь гранатово закровила,
что калина в рассветный холод -
неуместная твоя сила
неземного твоего соло.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 06.05.2019 в 21:06
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1