ГОЛОС ЮНОСТИ Антон Москатов


ГОЛОС ЮНОСТИ   Антон Москатов
ТЕОРИИ, СЛАБО ПОДТВЕРЖДЁННЫЕ ПРАКТИКОЙ

СТАЛКЕРСКАЯ САГА часть 4, глава 5 (сокращённо)

… Когда я зашевелился, пытаясь подобраться ближе к костру - холодный камень стены вытянул всё тепло - услышал короткий смешок.

- О! Нашего полку прибыло! Оклемался, сталкер! Подходи, пообщаемся! - мужики начали раздвигаться в стороны, освобождая место у костра, незаметно в руке моей появился стакан, на треть наполненный прозрачной жидкостью. - Хлебни, для здоровья полезно, для печени - вредно.
Я, как младенец, повинующийся суровому тону матери, залпом опрокинул в глотку стакан, чуть не поперхнулся, обжигающая жидкость серной кислотой вонзилась в глотку, пищевод и раскалённой лавой плюхнулась в желудок. Из глаз потекли слёзы. Это явно была не водка, что-то посильнее.

- А то! Как ты думал! - кто-то похлопал по плечу. - Думаешь, нам легко чистый спирт глотать?

Да-а, первый и, думал, в последний раз в жизни глотал такую отраву в своём первом туристическом походе, когда мне едва перевалило за шестнадцать, и надеялся, что этим мой опыт по принятию чистого медицинского спирта ограничится. На колени шлёпнулась открытая банка тушёнки и ломоть хлеба, я тупо принялся их утрамбовывать в глотку. Мозги отключились сразу, но минуту-другую спустя почувствовал, как груз напряжения уходит, падает с плеч, будто снимаются тяжёлые доспехи с закованного в железо рыцаря. Вспомнился старый, как мир, анекдот: «А жизнь-то налаживается». Неверно утверждение, что везде хорошо, где нас нет. Вот я, например, будучи атеистом, при жизни, только за последний месяц несколько раз в раю побывал. Смотрите, загибаю по пальцам: у меня в посёлке, с кружкой чая под скорбную песню сыча - это раз; в Сталкерском Рае на заброшенном заводе, - эх, жаль только, нет больше этого безопасного места, - это два; во временном лагере Николаича, когда мне кружку горячего кофе после родео на «долговской» «Ниве» вручили - это, если не три, то два с половиной, точно; после аномалии у бабы Марьи - три; здесь, после выброса, Фагота с туманом или тумана с Фаготом, спирта в стакане и тушёнки - это четыре…

- Эй, сталкер, ты чего пальцы загибаешь? Считаешь, сколько должен нам? Да не боись, не будем обдирать, как липку, сам всё отдашь! - дружный хохот вернул в реальность, оторвав от философии, замешанной на парах спирта.

- Мужики, а что это было? - задал, наконец, мучивший меня вопрос.

- О! Очнулся. Сталкер, а ты крепкий мужик, оказывается. Звать-то тебя как?

- Шатун.

- Обычно выжившие на третий-четвёртый день вопросы задают, когда соображалка созреет. А ты, Шатун, видать, по Зоне не первый день шатаешься, раз выдержал эту нечисть. Я в первый раз сильнее штаны испачкал.

- А я разве штаны испачкал? - не понял шутки, попытался осмотреть, что не в порядке с моими старыми, выдержавшими десяток походов в Зону, брюками. Только новый взрыв хохота, от которого мужики чуть не порвали животы, привёл в чувство и заставил слабо улыбнуться.

- Над собой смеёшься - жить будешь! - поддержал меня «монолитовец». - От проделок «тумана» многие с ума сходят, а потом мы их мёртвыми, шатающимися по Зоне, встречаем.

- А что это такое? - не унимался я, и хоть в голове царил хмель, какая-то трезвомыслящая частичка меня готова была выслушать и оценить информацию, определить её ценность и принять в разработку.

- Рассказать-то мы расскажем, а вот поверишь?

- А ты попробуй, - пьяно ухмыльнулся я и икнул.

- Ну, слушай, деточка, сказочку про секретную лабораторию, которых тут как грибов после дождя натыкано.

Жила-была когда-то в секретном лесочке, спрятанном местечке, маленькая такая лабораторишка. Но она была очень умной и хотела когда-нибудь стать большой, - начал «монолитовец», но, потом, когда ему это надоело, продолжил нормально. - Занимались они разработками непространственного транспортного коридора. Понимаешь, о чём я?

Я кивнул, на что рассказчик недоверчиво ухмыльнулся. Ну, откуда ему знать, что у меня ВУЗ за плечами да ещё с образованием хитрым?

- А ты случаем не наймит империалистов? Могёт, на НАТО работаешь, да сугубо пролетарские секреты выпытываешь, чтоб славян и иже с ними со свету сжить?

Вот это уже было оскорблением. Даже человеку, спасшему тебе жизнь, за такое можно пару ласковых сказать. Мне, честному сталкеру, который кроме АКМСа ничего в руки не брал, даже патронов НАТОвских как чумы чурался, заявить такое? Шатуну, который в Лигу наций писал о разрешении выдачи открытого билета на отстрел капиталистов и прочих нехристей? Ну, ты, брат, совсем подвинулся от веры в бога своего странного.

Гамма чувств, что на лице отразилась, красноречивее слов оказалась.

- Да ладно, - примирительно протянул он. - Шуткую я. Не со зла. Шибко ты понятливый, аж противно! Среди нашего люда грамотных не много наберётся, а когда встретишь, даже не верится. В общем, - продолжил он, - занималась лаборатория физикой нелинейных пространств, изучала возможности сворачивания нашего трёхмерного для сближения с другим измерением и возможного прохода в другие миры. Что-то типа кольца Мёбиуса, - слишком уж он осведомлён, не тянет на простого колхозника. Правда, с кольцом Мёбиуса загнул, по-моему, не из той оперы, хоть и боюсь сейчас утверждать, столько лет после курса высшей математики в универе прошло.

- Это когда пространство становится способным к удлинению и сокращению, - решил ещё раз подтвердить свою осведомлённость «монолитчик». Теперь точно приврал что-то.

- Ну, а дальше-то что? - подтолкнул я его к продолжению повествования.

- Как что? Открывали в лаборатории транспортный коридор, чтобы из одной точки в другую разные тела перемещать, да расстояния огромные не покрывать. Энергетически оно, конечно, тяжеловато будет, но по времени и расстоянию - очень даже прилично выходит. Вот представь: надо тебе груз с одного материка переправить на другой. Так через океан кораблями, если спешно, то самолётами, а так - раз, в ангар загнал, на установку погрузил, кнопку нажал и… всё уже в таком же ангаре на другом конце планеты. А может, даже, - он поднял палец, - и не надо на том конце приёмник иметь. Перебросил и всё!

Ну, про такое я уже что-то слышал, байки разные ходили. Признаться, в эту историю готов был поверить. Вокруг нас миров, даже если про другие измерения не говорить, великое множество находится. Измени одну из составляющих - длина, ширина, высота, время, и…новый мир. Наш глаз, к примеру, только пять процентов излучения принимает, остальные девяносто пять за пределами находятся. Вот, ежели прикинуть, что зрение - наш основной источник знаний, то в наш маленький мирок ещё девятнадцать таких же, как и мы, цивилизаций запхать можно. А с нашей все двадцать получаются. Увидеть-то мы их не сможем, а они - нас. Натыкаться будем? Ну, на этот случай у природы ещё какой-нибудь ответ, за который она перед сталкером Шатуном отчитываться не будет, найдётся. Если скорость протекания процессов в организме изменить, опять новый мир организовывается. Вот деревья, они медленнее нас живут, нас не видят, а мы их и не интересуем и сами не интересуемся, а они многое бы поведать могли. Про пчёл, так это вообще школьный материал, они нас не видят, не слышат, не существует для них людей, глаза у производителей мёда четыре цвета всего различают, звуки вибрацией, нами неуловимой, воспринимают, и в их мироощущение человек не вписывается. Так что с пространствами и временами вопросов много больше, чем ответов. Только вот как это с туманом да мёртвым Фаготом перекликается?

- Ты что-нибудь про энергоинформационную матрицу слыхал? - товарищи «монолитовца» загомонили, начали посмеиваться, опять, мол, на конька своего сел. Да тот отмахнулся лениво, как мух отогнал, найдя во мне благодарного слушателя.

Я кивнул. Интересовался когда-то вопросом таким. Правда, на тот момент это даже не теория была, а только предпосылки да предположения. Хотя, возвращаясь к теории параллельных миров, у военных свой мир научный, сугубо засекреченный, будто не существующий, а у гражданских - свой, объедки с барского стола.

- Так вот, матрица копирует человека и воссоздаёт временную, нестойкую копию, но пригодную к выполнению определённых функций и краткосрочных заданий. Причём, не эфемерную, а полностью живую, биологический объект с характеристиками личности донора. Физическими и психическими. Её как раз и планировали использовать внутри транспортных коридоров в других мирах… - хохот прервал его изложение. «Монолитчик» погрозил друзьям кулаком, рыкнул беззлобно. - Чего ржёте, полудурки? Если вы кроме неполной разборки «калаша» ничего осилить не можете, то не злословьте о вещах, вам непонятных! - он отдышался, будто остывая от кипения, готового вырваться наружу, продолжил. - Это ещё при Союзе разрабатывали, но когда он рухнул, лабораторию заморозили… Какое-то время она стояла законсервированная, но… - многозначительная пауза, выдержанное молчание, - не очень долго. Нашёлся мудрец, понявший, что это - нужный проект.

- Подожди, что-то не въехал, - я действительно не мог ухватить суть, - а туман тут причём? А сталкеры мёртвые?

- О! - поднял палец «монолитчик», - видите, - обратился он к товарищам, - человек не ржёт, как вы, а вопросы задаёт, понять пытается, потому и выжил в Зоне.

Те, сделав серьёзные лица, закивали.

- Конечно, конечно… Никак не иначе.

Я старался внимания не обращать на мелочи. То, что толковал «монолитчик», лишь поначалу казалось бредом, а вот при детальном рассмотрении становилось недостающим звеном в теории, о которой я несколько раз слышал в беседах между Олегом и Николаичем. Божились они и клялись, что должен быть технический центр разрыва, то, что послужило первичным толчком. Техногенная база, ставшая источником энергетического воздействия. Предполагали, что катастрофа явилась побочным эффектом неудавшегося, вышедшего из-под контроля эксперимента, но фактически зацепиться было не за что. Нет, конечно, не было у лабораторных крыс цели Землю приговорить, но… благими намерениями выстлана дорога сами знаете куда. В Зоне, то есть в том месте, чем она была до начавшегося катаклизма, находилась точка сложной геомагнитной аномалии, нарушенная структура пространства, которую, теоретически, можно было раздвинуть при относительно малых энергозатратах и посмотреть, что же там находится, в другом измерении… И вот, если действительно существовала лаборатория, о которой говорил мой собеседник, то именно это место тщетно пытался отыскать Олег. Если это так, то удачно мы попали под выброс, очень удачно, будто направлял нас кто-то. Знал бы прикуп, сам бы в аномалию нырнул. Теперь следовало развесить уши, пока у словоохотливого «монолитчика» желание болтать не пропало, запал не потух, и задавать побольше вопросов.

- …Туман... - между тем продолжал «монолитчик», даже не дожидаясь моего вопроса, говоря как бы сам себе, задумчиво углубившись в созерцание внутреннего мира, будто вёл разговор со своим двойником в голове, то ли споря, то ли рассуждая, - похоже… на криогенную камеру. Только вот как она работает? … На открытом пространстве, без ограничения физическими преградами… Разное предположить можно. Ещё в Союзе разрабатывали подобное, да вот как удержать рабочее тело в замкнутом пространстве, чтоб оно не рассеивалось по пространству соприкосновения? Тут чёткая система управления и контроля должна быть, - его голос стал тише, так, что мне приходилось прислушиваться, ибо на бред одурманенного человека это не походило, зерно истины проглядывалось отчётливо, об этом во весь голос орали мои шесть курсов технического университета и последующая работа в НИИ.

На плечо легла рука.

- Ты его не слушай, он, как столкнётся с туманом, всё о нём рассуждать начинает, плешь проел, - его компаньон попытался привлечь моё внимание, но я сделал идиотскую пьяную физиономию состояния невменяемости, чтоб не пропустить рассуждений и не потерять нить разговора, не отвлечься.

Подействовало. «Монолитчик» устало махнул рукой.

- Наконец, Данила свободные уши нашёл…

- … Вот только синхронизация сбой дала. Это я вам точно говорю, - не терпящим возражений тоном сказал тот. - Туман вместо того, чтоб делать копию, сначала человека убьёт, хотя просто усыпить должен, а потом, когда тот в сосульку превратится, рассыплется в прах, он копию биологическую воссоздаёт. Только не живой это человек, а кукла мёртвая, у которой информация от донора осталась, кем он при жизни был. И вот мозг, пока не умер ещё, какие-то простейшие функции выполнять начинает. Это со временем, когда кукла совсем в негодность приходит, она агрессивной становится, на уровне рефлексов простейших, а пока в кондиции, так с некоторыми поболтать даже можно.

- А знаешь, откуда он всё это знает? - захохотал один из «монолитчиков», а остальные весело переглянулись.

- А что? - возмутился Данила, - это вы, дураки, не верите, а это - сразу видно, человек образованный, поймёт. Я расскажу: мне это такой же биологический объект рассказал. Меня здесь как-то камнями завалило, так он меня нашёл. Раньше он учёным был, профессором, таким маленьким, тщедушным, как на картинках рисуют, сам эту штуковину разрабатывал, так он же меня и раскопал, а пока раскапывал, всё и рассказал. Предупредил, что умирать постепенно будет, а когда время придёт, и набросится на меня, будто я враг его лютый. Вот тогда он и попросил его на тот свет, - он тыкнул пальцем вверх, - отправить, - «монолитчики» покатились со смеху по земле, хоть и было видно, что историю эту слышали не раз. Я бы так же поступил, если бы не долгое общение с Олегом да отцом его блаженным, Николаичем. - Смейтесь, смейтесь, глупость, она всегда других по себе судит… У них взрыв произошёл, лаборатория пожаром занялась, отключить питание не успели во время эвакуации, персонал погиб, а система безопасности почему-то не взорвала лабораторию. Так она в автономный режим перешла, да вот настройка точности сбилась. Теперь она не копирует человека, а убивает его, а куклу по разные стороны Зоны посылает, пока не рассыплется в прах она, а транспортные коридоры хаотично открывает, по принципу генератора случайных чисел - куда повезёт.

- Подожди, Данила, - наконец решился перебить его я, - так что же получается, зомби - это проделки лаборатории, а «Выжигатель мозгов» здесь совсем ни при чём?

- Э, нет, брат, - остановил полёт моей мысли «монолитчик», - Выжигатель - это совсем другая история. Думаешь, тут, в Зоне, только одна загадка? Не-а, в Зоне до взрыва столько лабораторий секретных было, что мама не горюй, а после взрыва Чернобыльского ещё добавилось.
А после того, как сама Зона грохнула, каждая лаборатория, что твои мутанты, видоизменения претерпела, частью самой Зоны стал. И теперь непонятно, откуда всё взялось и что за чем происходит. Разгадаешь одну загадку, другая появится.

- То есть, ты хочешь сказать, туман сам по себе циркулирует, по Зоне, как живой, шатается?

- А он и есть живой, - уверенно произнёс Данила. - Это как два пальца об асфальт! Может, интеллект у него и искусственный… был, - добавил он чуть погодя, - но разум точно есть. И, - хитро глянул на своих соратников, - побольше, чем у некоторых.

- Да, - поддержал вдруг его один из «монолитчиков», - насчёт курсирования Данила прав. - Туман привязан к некоторым аномалиям, а ежели призадуматься, то скорее к артефактам. Здесь, в центре Зоны, раньше поле было, целая россыпь артефактов, мы их «слезами неба» звали, красоты неописуемой, так вот, их раньше и держался туман. А когда ходоки таскать их начали, за всеми ведь не уследишь, не отстреляешь, так он и территорию расширил "поиска". Потом и люди пропадать стали. Только вот проделки это живого чего-то, лаборатории секретной или гипотетического стража Зоны - это никто толком сказать не может. В догадках теряются…

Я покачал головой. Загадки Зоны никогда не волновали меня особо, но о том, что их так много, я начал задумываться только сейчас. Зато и многое доселе непонятное на места свои становилось, в логическую картину мира вырисовывалось, а события переставали быть магически-мистическими, становились прозаически-приключенческими. Я, конечно, допускаю, что есть необъяснимые вещи в мире, но, на самом деле, не так их много, как большинство хотят верить!

- Вот, - «монолитчик» устало поднялся, - смотрите, - указал на меня пальцем, - мужик нормальный, верит… Не то что вы! Сами тут охрану держите, а даже не думаете, что здесь происходит. Будто не интересно вам! Серый народ. Вам бы водки холодной, да бабу горячую…
«Монолитчики» закивали, подтверждая правоту слов.

- Ладно, сталкер. Прости, гнать тебя отсель будем. Не враг ты нам, но и не друг. Забрёл сюда случайно, выбросом гонимый, а теперь, когда миновал он, иди своей дорогой, мы ни мешать, ни помогать не будем. Глянем, что там с твоим другом, в сознанку приведём, он теперь, после укольчика от излучения быстро отойдёт. Уж шибко оно здесь, в подземелье, сильное. За туманом по пятам ходить, словно дополнительно наводит его кто-то.

- Спасибо, мужики, выручили, сам бы я никак… - искренне поблагодарил я, лишний раз убедившись, что не все враги те, кто в чужом лагере присягу принимали…




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 05.05.2019 в 22:02
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1