Последний рейс. гл.15


Последний рейс. гл.15
Последний рейс. Гл.15
Сальников Сергей Сергеевич

(Впервые повесть опубликована в журнале «ADITA, Германия,2011 г.)



Гл.15

Сотников закрыл за собой дверь каюты, присел на диван. Рассказ старпома, о том, как прошли похороны погибших на «Тикси» его потряс. Как же так? Его всегда учили, что никто не забыт и ничто не забыто, что Родина помнит тех, кто погиб за неё. Он всегда старался меньше верить слухам, всегда отметал сомнения, когда слышал, что семьи погибших во Вьетнаме моряков живут не слишком хорошо. Он не хотел в это верить. Ему очень хотелось думать, что его Родина действительно мать, а не мачеха. Там, во Вьетнаме, могло повезти не ему, а кому-то другому, а его могли привезли в родной порт в морозильнике для мяса, как тех, других, которым не повезло, как ему. Как тех, что стали постоянно возвращаться из чужой и далёкой страны под страшным названием груз-200.
Вот и его бывшее судно опять пошло туда, попали они в этот проклятущий «Вьетфрахт». Как они там? Опять жара, комары, тропические ливни, бомбёжки, противная рисовая водка, а вокруг эти маленькие, худые человечки в смешных тростниковых шляпах с тонкими голосами, что чего-то постоянно говорят на своём птичьем языке. Сотников ещё не знал страшной судьбы его бывшего судна. Страшной судьбы молодого помощника, которому он сдал дела.
Сергей достал из тумбы письменного стола бутылку водки, что приготовил на отходную с «броненосца», открыл, налил почти полный стакан и выпил. Алкоголь холодной водой провалилась в организм, хмель не брал.
В списке погибших на «Тикси», что Сергей прочитал у старпома, был Сергей Скородумов, его тёска и однокашник. Меньше года назад они вместе сидели на лавочке у здания отдела кадров, совсем, только, что выпеченные штурмана, ещё месяц назад сдававшие «госы». Сотников решил сходить позвонить случайной знакомой, а когда вернулся, то Скородумова уже не было.
«Прогулял ты свой хороший пароход» - весело подмигнув, сказал уже не молодой мужчина, что тоже ожидал в резерве свой корвет – «Инспектор выходил, хотел тебя на «Тикси» направить, но ждать не стал, кореша твоего пошёл оформлять»
«Вот твою-раствою! Такой пароход профукал! Пусть не очень новый, но работает в трампе, почти каждый рейс в новое место! Нет, вот непруха, вечно это невезение по жизни».
Чёрти что! Ведь это его сегодня могли закопать в осеннюю землю на морском кладбище во Владивостоке. Сотников налил ещё полстакана, выпил не морщась, голова была совершенно чистой. Бутылка закончилась, а он всё сидел, тупо глядя, не мигая в переборку каюты. Кто его знает в этой жизни, где найдёшь, а где потеряешь. Если бы тогда ему не взбрендило позвонить этой милой восемнадцатилетней девчонке, с которой он разговорился, гуляя по «рублёвой» стороне Ленинского проспекта, то это был бы конец. Всё? Уже ничего и никогда бы не было. Только пустота. А может, там нет и пустоты? Потому что пустота – это тоже что-то, но там только ничто…….
Он вдруг вспомнил свой первый поход за границу.

Это было после третьего курса. Они делали тогда рейс в Канаду за зерном. Порт Ванкувер. Многое было для него в диковинку, но первое - это штук пятнадцать красивых машин у трапа их судна, когда утром он заступил на вахту. Они разительно отличались от «Волг» и «Москвичей» на его родине. Видимо какая-то комиссия приехала, первое, что пришло ему на ум. Но чужих на судне, кроме грузчиков, что через огромные рукава, засыпали в трюм зерно, не было. В конце рабочего дня, в семнадцать часов, грузчики вышли из трюмов, семи в машины и уехали по домам. Серёга почесал затылок. Да-с. Последним уходил фельдшер, который дежурил на каждом судне, при каждой бригаде докеров. От взаимного нечего делать и для практики в английском Сотников вёл с ним долгие беседы. Охрана трапа проходила быстрей, а словарный запас и умение говорить и понимать чужую речь быстро росли. И ещё он многое узнал из этих житейских разговоров.
Погрузка тогда неожиданно затянулась, у докеров Ванкувера начался очередной летний «страйк» - забастовка. Как говорили бывалые моряки, обычное дело для летних месяцев.
«А хрена им» - смеялся боцман - «Сейчас пикет оставят, а остальные - айда отдыхать. Тут всегда так. Говорят, что требуют добавить тридцать центов в час. Ну и нам не в убыток – больше суток, больше шмуток. Здесь денежку накопим, в Японии отоваримся»
«Здесь что-ли магазинов нет?»
«Магазинов хватает, цены кусаются. У япошек всё в разы дешевле»

Улыбнулся этим, почти детским, воспоминаниям и завалился спать.
В коридоре послышались легкие шаги, дверь открылась и в темноту каюты проскользнула девичья фигура.
«Спишь уже? Миленький ты мой!»
Сергей открыл глаза, сосем рядом круглое личико, пухлые губы, поцелуи, ласки.

Все работы прозаика и журналиста Сергея Сальникова на его сайте: https://sss1949.wixsite.com/salnikov



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Ключевые слова: Сергей Сальников, Преисподняя для Бисмарка,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 70
Опубликовано: 04.05.2019 в 18:46
© Copyright: Сергей Сальников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1