НАША ГОСТИНАЯ Александр Машихин


НАША ГОСТИНАЯ   Александр Машихин
с. Заветное Ленинского р-на, АР Крым

* * *

Всё старо, как горный камень,
                        переживший ледники.
Всяк появится и канет,
                       вставив в очи медяки.

Ни созданья, ни распада.
Кинохроника частей.

Я опять Христос распятый
на кресте своих костей.

МАМИН ПЛАТОК

Белым по зелёному,
                    голубым по краю,
Мама вышивала
                 поле, смех цветка.
Птица пролетела,
                         белая такая,
И застыли крылья
                      посреди платка.

Я потом уехал
                   далеко-далече,
И платок весёлый
                           милая взяла.
На платке по полю
              расплескались плечи,
Словно крылья птицы,
                      словно два крыла.

Волны дико бились,
                  ветры звонко пели,
Облетели с клёнов
                     ржавые листы.
А глаза зачем-то
                     верить не хотели,
Что цветы в метели -
                      не весной цветы.

Снова бьют по полю
            крылья светлой птицы,
Клевера и маки
                    подминаешь ты.
Все уснули вьюги,
                мне опять не спится,
Мама вышивает
                       поле и цветы.

МАТЕРИНСКОЕ ПИСЬМО

Пять листов, неубористый почерк.
Буквы пляшут, куда-то спешат,
Словно мама писала ночью,
Или кто-то писать мешал

О дровах, о квартире, о внуках…
Всё не связанно и не о том,
Отчего так дрожали руки
У неё над тетрадным листом.

И болезни, мол, не донимают,
И за сына спокойна душой…
Только я между строк понимаю,
Что не всё у неё хорошо.

Тяжелей, тяжелей оседаю
На прибрежную груду камней…
На земле моя мать седая
Пишет письма тяжёлые мне.

* * *

Я хочу поцеловать Вам руку,
Говорить ненужные слова,
Повторять красивую науку,
Где любовь по-прежнему права.

Знаете, пройдя страну большую,
Боль утраты и вражду племён,
Я искал Вас, именно такую -
Девушку из пушкинских времён.

В наше время ярости и боя,
В наше время темпа, ритма, сил
Хочется побыть самим собою,
Никого об этом не спросив.

Пусть потом метель поёт разлуку,
Будут на дуэлях убивать,
Разрешите руку, только руку
На прощанье Вам поцеловать.

* * *

Эти красные гроздья рябин,
Это русское чистое небо
Полюбил я навек не один
Крепче спирта, работы и хлеба.

Малахитовый лес, снежный прах,
Старой церкви пустые ступени,
Золотистые пальцы костра,
Волны пышной персидской сирени.

На огромных просторах земли,
Ограниченных только морями,
Где гудели машины мои,
Где скребли корабли якорями.

Чтоб познать этот мир, полюбить,
Нужно сердце разбить, точно ноги,
И под месяцем как-то застыть
Одинокой сосной у дороги.

ИЗ ПИСЬМА

… Отмахнувшись от грусти, от споров и прозы,
Вдруг увидишь, как век ускоряет свой бег.
И под окна летят, точно хлопья берёзы,
Видно, где-то в России прошёл первый снег.

А вчера вот ветра золотистым плескали,
И бродили в лесах, будто в кубке вина,
А вчера, понимаешь, крикливою стаей
Отлетели последних друзей имена.

О, какая в стране нашей буйная осень:
Расписные поля, воск созревших плодов,
И косматые пики стремительных сосен,
И бураны листвы, и тоска проводов.

Бьют копытами близко январские кони,
Дни застыли, что льдинки в провалах глазниц,
И дрожит на шершавой усталой ладони
Кружевное перо - след промчавшихся птиц.

* * *
                                                 Ю. Л. Иньшину

Не унывай, мой друг, не унывай.
Что жизнь и смерть?
Есть вещи поважнее.
В печи моей печётся каравай
И хлебный нож веками не ржавеет.

Порежем хлеб, нальём себе вина.
Что жизнь и смерть? -
Условные понятья.
Давай сейчас напьёмся допьяна
И ляжем в ночь на стёртые полати.

Века пылят по бренности во мгле.
Что жизнь и смерть? -
Кострища на дороге.
Остынет жар космических углей
И нас растопчут схоженные ноги.

А кто-то там, в измятом далеке,
Где мир ещё на миг один свежее,
Увидит волос белый на виске...
Что жизнь и смерть? -
Есть вещи поважнее.

БАЛЛАДА О КРЫЛЬЯХ

У человека были крылья.
Он утром подымался в небо,
Парил счастливо над землёю
В лучах обветренного солнца.

У человека были крылья.
Он ночью поднимался в небо
И собирал в ладони звёзды
И песни пел луне желанной.

У человека были крылья.
А значит, и любовь крылата,
А значит, и душа крылата,
Полна заката, гроз и ветра.

И человек спустился с неба,
Отдал жене в подарок крылья,
Она поставила их в угол
И мокрой тряпкой протирала,
Чтобы они не запылились.

Как быстро пролетает время.
В жилище веселятся дети
И перья дёргают украдкой,
Играя в воинов-индейцев.

Приходит человек с работы.
Жена с картошкой жарит гуся.
Он говорит: «Устал чертовски,
Мы нынче звёзды кольцевали».

* * *

Когда душа устанет жить,
Когда душа спешить устанет,
Судьбы слепые виражи
Покроет жёлтыми листами

И зародится боль в груди,
Которой нет истолкованья,
И горы слов не городи -
Ей не придумаешь названья.

Одна печаль у нас. Одна.
Что песня жизни не допета,
Но от петли и пистолета
Нас не спасает и она…

ОДИНОКОЕ НЕБО

Стойте!
Разве не видите -
Он разобьётся!
Самолёт, точно искра.
Роса на бетон.
И улыбка последняя
Обрушится в солнце,
Над росой голубой -
Офицерский погон.

Но ещё ведь не поздно.
На старте он только.
Он защёлкнул ремни,
Наклонился спиной.
Он уходит к закату,
Товарищ мой, Колька,
Зачеркнув своё небо
Струёй выхлопной.

Самолёту в глаза
Глянут окна безумно.
Упадёт он вдали,
Посерёдке земли,
Где когда-то скитались
Свирепые гунны
И под стрелами падали
В лунной пыли.

В небе мечутся птицы
И мчатся ракеты.
Ну а небо-то выше
И птиц и ракет.
Там у каждого есть
Свои звёзды, планеты,
И у каждого свой -
И закат, и рассвет.

В дружбе мне одному
Что с одною рукою.
К нашим звёздам от сопок
Не вымахнуть ввысь.
Одинокое небо
Стоит надо мною.
Над тобою стоит
Со звездой обелиск.

* * *

Я белый парус разверну,
твои слова мне в душу лягут,
задев печальную струну,
натянутую над бумагой.

И поплывёт далёких дней
полупрозрачное виденье
в тумане веры и сомненья
далёких дней.

Я белый парус разверну,
твои слова мне в душу лягут,
что так нужны здесь,
                                 как зерну
посеянному - влага.

* * *

Нет, не растаял ещё снег,
Ещё дымится под ногами.
В его мерцающем огне
Всё остывает между нами.

Мы плавим снег созвездьем губ
И теплотой прикосновений,
Но исчезает откровенье
во лжи испуганных движений,
и снова
            снега
                   шелест
                              груб.

Снег расставанья вяжет вязь,
холодным вздрагивая светом…
Идут прохожие, дивясь -
откуда снег?
                 Откуда летом?




Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 04.05.2019 в 18:20
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1