5. Неэффективность отечественных индустриализаций


 В постсоветской России периодически возникают разговоры о том, что хорошо бы провести новую индустриализацию. Сделать это по мнению общества должна власть. А власть ничего не делает, потому что её всё устраивает. И, может быть, это даже хорошо. Для простых людей. Ведь если мы обратимся к истории страны, то заметим, что все индустриализации у нас проводились: а) властью; б) за счёт общества; в) очень крутыми мерами; г) посредством «ненавистного» Запада; д) результаты всегда оказывались крайне низкими или кратковременными.

Индустриализация Петра I провалилась, так как в промышленном плане разрыв между передовыми странами Европы и Россией в течении XVIII века только увеличивался и достиг пика в период правления Александра I. Лишь с 1830-х годов начинается сверхмедленный (по мировым меркам) процесс индустриализации в России, который — о позор! - растянулся на 70 лет да так по сути и не завершился, хотя у империи Романовых времени до Первой Мировой войны и революции было более чем предостаточно. Некоторая часть историков и специалистов до сих пор сомневаются в том, можно ли говорить о полноценной индустриализации до 1890-х годов. И пусть вас не смущают факты или сообщения о темпах роста отечественной экономики в отдельные периоды и отдельных отраслях, которые оказывались выше мировых. По отношению к передовым странам царская Россия только усугубляла своё отставание. Наша страна очень сильно запаздывала в плане модернизации и многое приходилось строить с нуля, так как первая промышленная революция у нас начиналась тогда, когда в странах Западной Европы и США она заканчивалась.

Но перейдём теперь к сталинской индустриализации. На первый взгляд здесь как будто всё в порядке. Ускоренный технологический скачок 30-х годов в СССР позволил стране ликвидировать отставание от передовых государств мира, помог завершить Великую Отечественную войну в свою пользу, дал базу для дальнейшего развития в военно-промышленном комплексе (ВПК) и относящейся к нему космонавтике, и сделал Советский Союз второй экономикой мира. В конце концов, «Сталин принял страну с сохой, а оставил с атомной бомбой». В глазах россиян та индустриализация является своего рода идеалом, примером для предполагаемой будущей модернизации.

Между тем, есть в сталинском рывке один существенный изъян: он не стал основой для следующего этапа планомерного и долгосрочного (по историческим меркам) развития страны. Третья промышленная революция и появление технологий нового поколения обошли СССР стороной, что и обусловило очередное отставание от Запада. Вот только почему всё время происходит примерно одно и то же? Почему Россия постоянно отстаёт, потом пытается ликвидировать это отставание судорожными усилиями, после чего задыхается от усталости, от надрыва и снова погружается в застой и деградацию?

Может быть, страной должны руководить исключительно петры первыеи сталины? Может, лишь при таком условии мы будем оставаться в первых рядах? Но это невозможно! Посредственных, простых руководителей всегда и в любой стране будет больше, чем руководителей необыкновенных. Возьмите, к примеру, те же США. Там что, все президенты являются выдающимися личностями? Вот уж нет! Кто часто вспоминается? Ну Джордж Вашингтон в связи с войной за независимость; ну Томас Джефферсон как один из отцов-основателей; ну Авраам Линкольн; оба Рузвельта; Джон Кеннеди с его коротким, но ярким пребыванием на посту главы государства; возможно, кто-то назовёт ещё пару-тройку имён... Остальные президенты, по большому счёту, далеко не титаны. Да и неограниченных полномочий их пост не предусматривает. Однако США остаются экономическим флагманом мира и даже не думают рассыпаться из-за того, что в кресле президента сидят технические фигуры или обыкновенные личности.

Наверное, дело всё-таки в чём-то другом. Попробуем разобраться.

Вообще нам следует понять, что индустриализация, модернизация — процесс не столько технологический, сколько социально-технологический. В Нидерландах и Англии изменения происходили сначала в социуме, а потом этот социум выстраивал под себя новую среду посредством технических изобретений и их внедрения в массовое производство (в США феодализма не было и социум — за исключением штатов, где допускалось рабство — не имел искусственных ограничений к модернизации). Там никто специально не собирался и не командовал: «Внимание, внимание! Начинаем индустриализацию! Всем срочно индустриализировать страну, несогласные будут наказаны!»

Нет, техническая революция происходила естественным образом. Сбросив оковы множества устаревших обычаев и правил, общество высвобождает потенциал своих более широких слоёв, который при феодализме был бы пущен на выживание и обогащение узкого слоя паразитов, а не на попутное развитие и открытие нового, имея стимулом личный интерес и собственное обогащение. Правовое и свободное общество — вот главный двигатель прогресса. Без него всё остановится и начнёт загнивать.

Если это понять, то удивляться нашему постоянному отставанию и неэффективности отечественных индустриализаций не придётся. В России власть сначала при полном непротивлении людей закабаляет общество, выжимает из него все соки, не даёт подняться на ноги и вздохнуть свободно, а потом, видя растущее отставание относительно передовых стран, удивляется и находит этому совершенно неправильное объяснение. Мол, всё из-за того, что у нас народ такой ленивый и бестолковый, не хочет ни работать нормально, ни учиться! То, что причиной отставания и сопутствующих ей бед во многом является сама власть, вернее её неограниченный произвол (при пассивности общества), никому в голову почему-то не приходит.

К тому же, чтобы прочно войти в число передовых стран мало построить заводы и наладить производство — нужно кроме этого самого производства иметь обширный рынок потребителей для сбыта создаваемой продукции. А для этого большая часть общества должна быть зажиточной. А для этого государство должно иметь ограничения. В противном случае развить предпринимательство практически невозможно. Зачем вам тогда производство в отсутствии рынка? Если только для того, чтобы хвастаться цифрами, то оно непременно загнётся. Так в России по сей день и происходит.

Ну взялся Пётр I за модернизацию страны с тем рвением, с каким он брался за любое дело. В период Великого посольства самолично изучал корабельное дело (работал плотником на верфях голландской Ост-Индской компании), военное дело, технические науки (в Англии посещал литейный завод, арсенал, Оксфорд, обсерваторию в Гринвиче, Монетный двор), вникал в технологические процессы, вербовал сотни иностранных специалистов, закупал оборудование. Всё вроде бы заверте... В России начали строиться металлургические и пороховые заводы, основывались стекольные, парусные, полотняные и суконные мануфактуры, появлялись верфи и лесопильни, налаживалось производство серы, селитры и поташа. Особенно заметно возрос выпуск чугуна, русская армия была даже переобеспечена пушками и другими артиллерийскими орудиями. Однако рентабельность производства и качество продукции петровских предприятий было очень низким, из 98 основанных им мануфактур к 1786 году закрылись 87, многие металлургические заводы на юге России тоже прекратили работу...

Почему так? А потому, что тогдашнее российское общество состояло, в основном, из крепостных рабов и помещиков-рабовладельцев. Кто из них способен развивать производство и формировать внутренний потребительский рынок? И, главное, зачем? Крепостные жили в невежестве и нищете, а помещики хоть и были зажиточны, однако в процентном отношении составляли ничтожную часть и как полноценные потребители массовых товаров тоже не годились. Из-за этого русские купцы не могли расширить свой бизнес, чтобы получать финансовые излишки, которые могли бы пускаться на улучшение качества продукции путём совершенствования технологий. Так отечественные самородки-кулибины с их потенциальными изобретениями остались невостребованы. Отставание России продолжилось. И всё потому, что у нас испокон веков не «государство для народа», как в нормальных странах, а «народ для государства». Пётр I (как и большинство остальных Романовых)жёсткоуглублял закрепощение общества параллельно своим «передовым» реформам. Ему (им) даже в голову не приходило, что для долгосрочного процветания требуется в социальном плане действовать ровно наоборот. Доказано жизнью.

После 1861 года ситуация изменилась не намного. Отмена крепостного права, по большому счёту, оказалась фикцией. Став лично свободными, крестьяне остались зависимыми от дворян-помещиков, а также от образовавшихся земств и общин, которые через александровские реформы с одобрения центральной власти навешали на них многочисленные экономические, финансовые и административные обязательства. Ситуацию ухудшали естественный прирост населения при удешевлении мировых цен на пшеницу (а Россия была одним из крупнейших экспортёров), постепенном увеличении арендной платы на землю и периодических неурожаях, вызывавших голод и бунты. Крестьянство, составлявшее самое многочисленное сословие империи, еле сводило концы с концами лишь бы расплатиться со всеми своими обязательствами. Какие уж тут развитие и внутренний потребительский рынок? А без них — какая нам индустриализация и передовая страна?

Большевики взялись за модернизацию страны с энтузиазмом Петра I. Подобно первому русскому императору Сталин временно вознёс государство на передовые позиции путём громаднейшего народного перенапряжения. Многострадальная русская деревня внесла решающий вклад в этот форсированный, искусственный скачок. Индустриализация сопровождалась многочисленным государственным произволом — раскулачиванием, коллективизацией, террором. Сельское население было унижено, разорено и закрепощено. Выручка от насильно отобранных ресурсов (урожая, другого материального имущества) пошла на закупку техники, материалов и специалистов из заграницы. Многие промышленные предприятия спроектировали, осуществили и на указанном месте собрали американские частные компании. А многие якобы советские станки, машины, оборудования были скопированы с американских поставок во время индустриализации и Великой Отечественной войны по программе ленд-лиза, а также получены от Германии в качестве репараций.

Индустриализация сопровождалась беспрецедентным усилением роли государства, коммунистической идеологии и карательных органов (царские ссылки кажутся курортом по сравнению с аппаратом массовых репрессий, созданном при Сталине), чиновничье-бюрократической монополией на все общественные сферы жизнедеятельности, а также совершенным запретом на частное предпринимательство. Да, сталинская индустриализация позволила Советскому Союзу быть второй экономикой мира почти до самого его конца. Однако достигнуть этого удалось преимущественно за счет экстенсивного (количественного) увеличения показателей. Допустим имелось в государстве сто металлургических заводов, затем построили ещё десять — вот вам и рост! Если надо ещё — повторим и снова будем на коне! Постоянно так продолжаться не может. В конце концов, наращивать до бесконечности количество определённой и неусовершенствующейся продукции невозможно, так как спрос на неё рано или поздно упадёт. Тогда непроданные излишки будут «съедать» затраты на их производство и лежать мёртвым грузом на складах.

(В СССР вообще сложилась ненормальная экономика. Достаточно сказать, что доля тяжёлой промышленности составляла около трёх четвертей от всей промышленности. Вот так советская власть заботилась о народе, отпуская на производство предметов потребления только четверть. А ещё производители из-за отсутствия конкуренции не были заинтересованы в улучшении товаров и продвижении его к потребителю. Главное, отчитаться в количестве, а что будет дальше с товаром, станут ли его покупать больше или меньше — всё равно, ведь в случае чего государство окупит заводам убыток из бюджета. В результате сложилась парадоксальная ситуация, когда товары — пусть и некачественные по сравнению с западными — есть, а в стране дефицит.)

В конце концов СССР исчерпал потенциал экстенсивного способа развития. Хотя производство товаров и промышленной продукции увеличивались до конца 1980-х годов, темпы экономического роста стали замедляться ещё с 1970-х. Также наметилось отставание СССР от передовых капстран мира в новых и наукоёмких производствах. 1970-е не зря назвали эпохой застоя. Не нужно быть семи пядей во лбу для понимания того, что экономика при постоянном замедлении темпов роста и производительности труда сначала перестанет расти, а потом станет уменьшаться. Чтобы переломить наметившуюся тенденцию, требовалось перейти на следующую стадию технологического развития. Однако подавление государством личных инициативы и заинтересованности, запрет на политические, правовые и экономические права для общества и отсутствие обыкновенной конкуренции сыграли решающую роль в неспособности Советского Союза пойти по интенсивному (качественному) пути как до так и после 1970-х. Что касалось получения нужных вещей извне, то и с этим всё было тяжело. Американский и европейский рынки для закупки новейших технологий по примеру 1930-х годов были закрыты в связи с холодной войной, поэтому в брежневский период страну от отставания не спас бы даже «гениальный» Сталин.

Вообще всю историю СССР можно было бы назвать «Триумф и крах советской власти». Большевики пусть искусственно, пусть коряво и кроваво, но в первой половине много сделали для страны. Они отменили сословность, установили восьмичасовой рабочий день, ввели всеобщее бесплатное образование и другие социальные гарантии и изменения, которые предшествовали и сопровождали индустриализацию. Помимо этого под руководством партии СССР победил безработицу, фашистов, социальное неравенство (чей уровень в Союзе был на порядки ниже, чем при царях и в развитых капстранах), заботился о строительстве жилья, открыл для человечества космическую эру. Разве что до коммунизма страна так и не дошла. Советские коммунисты выполнили программу социалистов из XIX века, предсказуемо не дотянув до утопических грёз. Они, выходцы преимущественно из нижних слоёв населения, до 1917 года не являлись представителями власти, а потому лучше правителей и высоких чинов понимали чаяния масс и требования времени.

Но, реализовав поставленные задачи, коммунисты расслабились и стали почивать на лаврах. Они думали, что вечные потребности жизни в целом достигнуты, общие проблемы раз и навсегда решены, бег истории заканчивается и дальше всё пойдёт само собой под руководством партии и её руководителей. Подхватить знамя из слабеющих рук членов Центрального Комитета в условиях однопартийности и авторитаризма оказалось некому. Затерроризированное и смирившееся общество тоже не могло предложить приемлемого выхода из ситуации в сверхузких рамках «генеральной линии». Советский коммунизм дряхлел вместе с Брежневым и другими кремлёвскими старцами, а после их смерти разлагался ещё около десятилетия.

После развала СССР в Российской Федерации изменились формы, но не содержание государственно-общественных отношений. Несмотря на наличие демократических институтов (по западным образцам) и частного предпринимательства, подлинного народовластия достигнуть так и не удалось. Общество по-прежнему осталось инертным и неспособным отстаивать свои интересы, поэтому в постсоветской России восстановился «старый добрый» государственно-монопольный, олигархо-бюрократический строй с вождём, партией власти, сырьевой экономикой и чиновниками-помещиками. В таких условиях естественная индустриализация снизу невозможна, а искусственная индустриализация сверху если и произойдёт, то будет вестись крайне жесткими для населения методами, схожими с методами Петра I и Сталина. Эффективность же её будет крайне низка и далека от тех целей, которые помогли бы стране развиваться постоянно.

Декабрь 2018 года




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Ключевые слова: Индустриализация, Российская империя, СССР, Российская Федерация, РФ, Пётр I, Сталин,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 04.05.2019 в 15:13
© Copyright: Вадим Кириленко
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1