Душа


Сигнал тревоги запищал как назойливый комар прямо над ухом, заставив молоденькую медсестру поднять голову и посмотреть на монитор. «Нет, этого не может быть! Только не в мою смену!»: пронеслось у неё в голове, она вскочила, стряхнув с себя остатки сна, и побежала в бокс № 24, чтобы начать выполнять свои обязанности: важный пациент после шести лет комы начал приходить в себя...

Примерно через час она нерешительно подняла телефонную трубку и набрала нужный номер.
– Да! Кто это? – раздался недовольный сонный мужской голос.
– Николай Константинович, пациент номер двести девятнадцать пришёл в себя.
– Что? Леночка, ты в своём уме? Ты в курсе, который час?
– В курсе, но вы требовали обо всех изменениях в его состоянии сообщать немедленно.
– Кого это – его? О ком ты говоришь? – собеседник на том конце линии явно не до конца понимал, о чём идёт речь.
– Пациент номер двести девятнадцать!

Возникла небольшая пауза.
– Хорошо, Леночка, спасибо! Я сейчас буду.

Через две минуты в другом конце Москвы раздался ещё один звонок. На этот раз, несмотря на глубокую ночь, трубку сняли сразу и ответили бодро.
– Да!
– Интересующий вас пациент нашей клиники только что пришёл в себя. Доложите.
– Принято!

***

Он никогда раньше не думал о том, чтобы начать жизнь на этой планете. Как ведут себя в этой вселенной все живые существа, Ему было хорошо известно, но чтобы самому поучаствовать в игре – над этим Он не задумывался.

Нельзя сказать, чтобы человеческое или какое-либо другое существование представлялось Ему неинтересным. Нет, совсем нет, как раз наоборот. Внимательно посмотрев на образ жизни живых существ, Он поразился изобилию, замысловатости и противоречивости сюжетов созданных ими игр, но до сих пор Он ограничивался лишь наблюдением за происходящими событиями и восхищением.

Почему вообще Он решил рассмотреть эту вселенную? Потому что, совсем недавно Он узнал нечто невероятное: основной цели этой игры достичь невозможно в принципе, и Ему захотелось познакомиться с ней поближе.

Когда Он впервые появился здесь, ближайшей к нему цивилизацией оказалась планета Земля, и Он принялся её рассматривать. Он посмотрел на то, как устроена звёздная система: заглянул на соседние планеты и их спутники, понаблюдал некоторое время за астероидами и кометами, посетил центр Солнца, отметив очень большую разницу в температуре между звездой и прочими объектами. Он посмотрел на будущее всего того, что Он увидел и сосредоточил Своё внимание на Земле. И тут надо сделать небольшое отступление.

Он умел всё. Его способности не имели границ и были сравнимы разве что со всеми обитателями Олимпа вместе взятыми. Уничтожить или создать планету, звезду или целую галактику, после чего заселить всё это жизнью – было для него сущим пустяком. Как и бессмертные боги, Он был совершенно неуязвим, потому что ни материя, ни энергия, ни пространство, ни время – не являлись Его частью, но всё это Он мог создать в любой момент в любом количестве. Единственной Его составляющей была мысль в своём первозданном виде, а Он сам – сознанием.
Кроме того, Он был именно тем, Кто мог наделять жизнью материальные объекты, и это было характерно и для всех остальных таких же Существ. Их невероятные способности точно также были безграничны, и неподвластно Им было только одно: смерть.

Каждый из Них мог в мгновение ока разрушить любой материальный объект – от небольшого астероида до целой галактики, но при этом не мог убить ни Себя, ни кого-то точно такого же Другого. Стремиться выживать являлось для всех Них совершенно бессмысленной затеей, поскольку альтернатива была невозможной даже теоретически.
Был ли Он Богом? На это можно было бы ответить так: и да, и нет. Да – потому что Он мог всё. Нет – потому что Бог с его точки зрения – это не какой-то другой индивидуум, наделённый могуществом, но отличный от всех остальных. Бог, в Его понимании, – это состояние, при достижении которого индивидуум становится причиной абсолютно всего, и поэтому не действует сам и ни во что не играет. Он не считал себя Богом.

Чем же занимались бессмертные всемогущие Существа?

Их главным занятием было создание великого множества следствий, поскольку сами Они были единственной причиной существования всего на свете, и с этой целью Они придумывали всевозможные игры. Вселенная, на которую Он сейчас смотрел, была придумана Ими очень, очень давно, но только сейчас Он понял, какой невероятной была в этой игре цель…

Поначалу, наблюдая за поведением обитателей многих миров, Он никак не мог понять: что же движет всеми разумными существами? Было очень трудно определить основной принцип существования в этой вселенной, поскольку он был основан на невозможном явлении. Когда же, наконец, после долгих наблюдений у Него появилась догадка, то поначалу Он в неё просто не поверил.

Действительно, на первый взгляд, кажется, что всё очень просто: и счастливую мать, с нежностью заботящуюся о новорождённом ребёнке, и главу семьи, работающего с утра до ночи, не покладая рук, и охотника, с величайшей осторожностью подстерегающего добычу, – их всех объединяет одно единственное стремление – стремление выжить. Ему подчинены действия любого существа, именно этот принцип – выживание, является краеугольным камнем всего живого: от бактерии до человека разумного, но…!

Для того чтобы существование этого принципа стало основой жизни, прежде, надо было согласиться с возможностью противоположного состояния – «невыживание»! Иначе, если его нет, кто будет стараться выживать?

Бессмертные боги – всемогущие Существа, создавая эту игру, согласились с существованием того самого единственного явления, что было невозможно даже в теории – смерти.

И это согласие лежало в основе вселенной, на которую Он сейчас смотрел. Оно и было подлинной целью игры. Достичь этой цели было нельзя, но построить на её основе вселенную, – можно, и это было настолько невероятным, что Ему захотелось разобраться во всём на месте…

Сначала Он хотел поступить так же, как и большинство участников этой игры: взять тело новорождённого ребенка. Это было проще всего. У только что появившегося на свет тела младенца ещё нет хозяина и занять его очень просто, но проходить через детство, как это делали все участники игры, с его нелепыми запретами «воимятвоегожеблага», «становиться образованным», чтобы получить «достойную» работу, чтобы прокормить свою семью и обеспечить себе достойную старость… Нет! Все эти земные глупости Его не вдохновляли. Он хотел включиться в игру сразу и, найдя в одной из клиник вполне здоровое тело, подключённое к системе жизнеобеспечения, решил им воспользоваться.

Старый хозяин тела после автокатастрофы покинул его ещё шесть лет назад и в данный момент уже собирался идти в школу совсем в другом городе, в другой стране и в другом теле, так что оно, собственно, никому и не принадлежало, хотя и было живым, благодаря сентиментальным родственникам и крошечным единицам внимания прежнего владельца. «Так почему бы им не воспользоваться?»: решил Он, и поэтому над ухом молоденькой медсестры, как назойливый комар пропищал сигнал тревоги…

***

– Вы меня слышите?

Человек, обратившийся к Нему, говорил на языке, которого Он не знал, но это не имело значения. Он понимал мысль и потому вполне мог общаться. Собственно, Он совершенно точно знал: так умеют все люди, но их большинство притворялось, будто это им не по силам, и притворялось так искусно, что мысленное общение было делом крайне редким на этой планете.
– Я знаю, вам трудно говорить, – продолжал обратившийся к нему человек в белом халате и в очках. – Поэтому я попрошу вас опустить веки один раз, если ответ на мой вопрос положительный, и два раза – если ответ отрицательный. Вы меня понимаете?

Он понимал. Он посмотрел внимательно на своё тело, без труда нашел контролирующие центры, управляющие речью, и уже хотел было ответить «Да», но сразу же понял, что такое действие шокирует вопрошающего и решил пока не испытывать на прочность сознание окружающих. Он опустил веки один раз.
– Хорошо! Вы понимаете, где вы?

Он снова опустил веки один раз.
– Очень хорошо! Вы помните, как вас зовут?

Он этого не помнил, да и не мог помнить, поскольку этот вопрос касался идентификации прежнего владельца тела, но для Него не составило никакого труда мгновенно всё выяснить, и Он опустил веки один раз.
– Очень хорошо! На сегодня достаточно! Отдыхайте и приходите в себя! Завтра мы продолжим. Хорошо?

Он снова опустил веки один раз, и мужчина вышел из бокса.

«Приходите в себя» – какое интересное выражение!» – появилась у Него мысль. Он знал значение этого выражения, но обратил внимание на то, что на этой планете в буквальном смысле его никто не воспринимал, хотя именно такое понимание этой идиомы было бы самым правильным.

В палате больше никого не было, и Он захотел осмотреться. Для начала Он решил получше изучить своё тело. Внимательно осмотрев его, Он увидел плотную чёрную массу, покрывавшую многие внутренние органы, почти все суставы и голову. Эта чернота не была видна обычному человеческому глазу, но Он воспринимал окружающий мир напрямую, не пользуясь глазами, и потому видел её. Направив на черноту пристальное внимание, Он увидел как та стала исчезать, и одновременно с этим тело испытало огромное облегчение. Чернота указывала на повреждённый и нуждающийся в помощи орган, и теперь это было исправлено. Удовлетворившись результатом, Он решил пока оставить тело до полного восстановления и осмотреть место, в котором Он сейчас находился.

Палата была напичкана приборами. Он посмотрел на них сверху, снизу, со всех сторон, заглянул внутрь и понял, для чего нужен каждый. Некоторые из них измеряли пульс, некоторые – кровяное давление, другие – температуру, прочие – всевозможные показатели, которые ещё можно было снять с тела. Ещё одна группа приборов передавала информацию по кабелям какому-то устройству, а то, в свою очередь, передавало данные ещё дальше, за пределы палаты. Он смотрел на всё это и неожиданно совершил маленькое открытие: все эти приборы фиксировали наличие или отсутствие жизни в теле, а также её характеристики, но ни один из них не делал этого напрямую. Иными словами ни один из этих приборов не мог обнаружить Его присутствие, хотя именно Он делал это тело живым, и именно Его внимание, так же, как и незначительное внимание старого хозяина, позволяло отключить тело от приборов жизнеобеспечения без опасения, что оно тут же отдаст концы. Но обнаружить Его ни один «умный» прибор не мог.

Отметив этот небольшой нюанс, Он потерял интерес к палате и, решив расширить границы исследований, выглянул за закрытую дверь. Здесь было гораздо интереснее. Интереснее, потому что здесь Он обнаружил жизнь, и эта жизнь, в точном соответствии с недавно узнанной Им целью, двигалась в направлении невыживания:
– И что ты мне хочешь сказать? Я, по-твоему, должна после дежурства переться на метро домой, да ещё и готовить тебе ужин? И всё потому, что ты «просто обязан» тащиться в свой загородный клуб? А других предложений на сегодняшний вечер у тебя нет?
– Знаешь что? Во-первых, прекрати на меня орать! А во-вторых, тебе отлично известно, что сегодня четверг, а по четвергам я езжу в свой клуб, и это важно для меня! Так что заткнись, бери свою задницу в руки и тащи её на метро! Вот такое у меня к тебе предложение!
– Хочешь, я скажу тебе, что ты можешь сделать со своим предложением...?

Ничего нового в том, что Он сейчас наблюдал, для Него не было. Он посмотрел внимательнее на спорящих мужчину и женщину и отметил большое скопление теней вокруг их голов. Эти тени нельзя было увидеть простым глазом, но Его глаза сейчас находились в боксе и отдыхали вместе с телом, поэтому Он ими не пользовался.

Тут надо отметить, что эти тени находились повсюду, и все они принадлежали какому-либо человеку. Бывало, тени отставали от человека, и тогда он чувствовал себя весьма неплохо, был весел и счастлив. Но потом что-то происходило, тень нагоняла своего хозяина, и тогда он становился либо раздражительным, либо злым, либо очень грустным и иногда даже заболевал. Но ни один человек на этой планете не замечал теней, неотступно следующих за ним.

Парочка, которая сейчас препиралась в коридоре, была окружена тенями очень плотно, и по своему опыту Он знал – фаза конфликта сейчас перейдёт в худшую стадию, возможно, даже к действиям. По этой причине Он стал внимательно смотреть на тени, те начали рассеиваться, и это тут же изменило весь характер «милой» беседы:
– Ну, ладно, послушай, я, может, и вправду погорячился. Ну, прости меня! Я понимаю, ты сегодня устала, так что, я, пожалуй, пропущу сегодняшнюю встречу. Не так уж она и важна, в конце концов.

Лицо девушки изменилось, она некоторое время постояла в раздумьи, а затем сказала:
– Ладно, езжай! Я доеду на такси. Я помню – мы перед свадьбой договаривались о том, что вечера по четвергам твои. Езжай.
– Нет-нет! Я не поеду. Знаешь, там вообще-то не так уж и интересно! Поехали лучше поужинаем где-нибудь вместе!
– Правда? Ты точно этого хочешь?
– Ну, конечно! Давай, доделывай свои дела и спускайся вниз! Я жду в машине.

Лицо девушки расплылось в очаровательной улыбке, сделавшей её совсем юной, она быстро чмокнула мужчину и со словами «я быстро!» исчезла за одной из дверей.

«Теперь всё в порядке»: подумал Он и продолжил исследования. Он осмотрел все коридоры, заглянул во все палаты, выяснил назначение и принцип работы нескольких приборов. Он заглянул на кухню, где готовилась еда для персонала и для пациентов, и познакомился там с безраздельным, как он считал сам, хозяином этого кусочка клиники по кличке Полиграфыч.

Знакомство оказалось любопытным. Обладатель роскошной голубой шерсти, в отличие от людей, осознавал Его присутствие и даже видел Его, хоть и смутно. Расчёсанный и ухоженный, явно окружённый заботой персонала, важный персидский котяра назвал Ему свое имя, которое ему совсем не нравилось, поскольку было вовсе не кошачьим, и рассказал о своих проблемах. Оказалось, что кот – большой специалист по залезанию на кухонные столы в поисках фарша для котлет, и если во все остальные места клиники, кроме операционных и лабораторий, доступ ему был разрешён, то по непонятной для кота причине персонал неизменно прогонял Полиграфыча, заставая его за поисками. Это казалось несправедливым всеобщему любимцу, но он великодушно прощал всех тех, кто нанес ему обиду, поскольку осознавал всю свою важность и ответственность за жизнь окружающих его.

Он дал коту несколько советов, парочку из которых кот принял, и решил вернуться в своё новое тело, поскольку почувствовал, что в его палате появился новый посетитель, желающий с Ним поговорить.

Посетителем оказалась уже не очень молодая, но ещё очень даже красивая женщина. Она мягко положила свою руку Ему на руку, и позвала Его, обращаясь к Нему по имени. Он не спешил отвечать. Он чувствовал, что она не готова начать общение. Она знала о том, что период комы завершился, она давно ждала этого и уже почти перестала надеяться, что это когда-нибудь произойдёт, но Он понимал: она ждала возвращения предыдущего хозяина тела, а это в данный момент было почти невозможно.

На самом деле Его способности были столь велики, что Он мог вернуть прежнего владельца в его старое тело, но, посмотрев на его новую жизнь, на его новое окружение и род занятий, Он пришёл к выводу, что предыдущий участник драматичных событий, столь плачевно для него закончившихся, возвращаться назад не желает. Тот, кого сейчас ждал посетитель, в данный момент уже почти забыл, кем он был всего каких-то шесть лет назад; у него были новые родители, новые друзья, новые интересы и уже успела появиться первая любовь. Шестилетний малыш, который сейчас готовился идти в школу, был счастлив в своём новом окружении и лишь нечастые ночные кошмары, в реальность которых он и сам не хотел верить, напоминали ему о событиях, произошедших с ним шесть лет назад на другой стороне планеты. Однако женщина-посетитель ничего этого не знала.

Она ничего не знала, но не это было главной проблемой. Главной проблемой был тот факт, что ни один человек на Земле, за очень, очень редким исключением, не мог себе представить возможности взятия нового тела в случае потери старого. И, несмотря на то, что все без исключения именно так и делали, после того, как каждый из них обзаводился новым «имуществом», они невероятно быстро забывали этот факт. По этой причине попытка рассказать правду посетителю, обрисовав подлинную картину, была заранее обречена на провал.

Решив не подвергать женщину столь тяжёлому испытанию, Он сделал вид, будто не может говорить. Однако Он не хотел, чтобы та ушла расстроенной, поэтому Он направил значительную часть Своего внимания на неё и стал думать о ней в очень тёплых и высоких тонах.

Женщина-посетитель через короткое мгновение почувствовала необычайный прилив сил и полное умиротворение. У неё исчезло всякое беспокойство, и появилась твёрдая уверенность в том, что всё будет хорошо. Она не знала, откуда была такая уверенность, но это её и не интересовало.

Она слегка сжала Его ладонь, которую продолжала держать в своей руке и со словами: «До свиданья, дорогой! Приходи в себя! Я уверена – теперь всё будет хорошо!» поднялась и направилась к выходу, а между тем…

А между тем, информацию о том, что некто – обитатель бокса № 24, наконец, вышел из коматозного состояния, очень и очень ждали в определенных кругах, и поэтому…



Стеклянная дверь клиники резко распахнулась, и внутрь здания вошли три человека. Они быстро прошли к лифту, зашли в него и, нажав кнопку нужного им этажа, начали подъём. По идее, их должны были задержать на «Reception» клиники, и далее не пустить, а в случае возникновения проблем, персоналу тут же должен был помочь дежурный полицейский, но трое посетителей умели доносить до людей свои желания так, чтобы у тех не возникало никаких сомнений в их неотложности.

По этой же причине пост охраны непосредственно в крыле, где находился бокс № 24, тоже не препятствовал вошедшим. Уверенным шагом визитёры проследовали к нужной двери, и, отворив её, вошли внутрь. Двое расположились возле стены по разные стороны от входа, а третий, по-видимому – старший, прошёлся вдоль приборов, ненадолго подошёл к окну, затем повернулся и, остановившись прямо перед кроватью, заговорил:
– Я знаю, вы всё слышите и всё понимаете. Я получил такую информацию от вашего врача. Кроме того, я получил информацию о том, что память вами не утрачена. И поскольку это так, я думаю, мне не нужно говорить, кто мы такие и зачем сюда пришли… Я буду краток.

Мужчина прошёлся вдоль кровати, видимо, собираясь с мыслями, и продолжил после паузы:
– За время вашего пребывания в коме, мы окончательно убедились в том, что вам всё-таки известно, где находятся документы, несмотря на то, что вы категорически отрицали это вплоть до несчастного случая, произошедшего с вами. И, полагаю, сам несчастный случай показал вам всю серьёзность наших намерений. Ваш лечащий врач сказал нам, что прогресс в улучшении состояния у вас на удивление хороший, и вероятность полного восстановления весьма велика. Сколько именно на это уйдёт времени он затруднился ответить, но достаточно уверенно им был обозначен срок восстановления способностей к общению. По его словам, это где-то около двух – трёх недель. Вот этот срок я и даю вам на размышление. А чтобы вы опять не выкинули какой-нибудь фокус, спешу сообщить вам, что ваша супруга, которая только недавно вышла от вас, перевезена нами в надёжное место и будет дожидаться вашего сотрудничества под нашим надзором. Ей не сделают ничего плохого… Пока… Если, конечно, вы всё же образумитесь, и станете говорить.

С этими словами он развернулся и, сделав знак своим спутникам, уже направился было к двери, но тут произошло нечто невероятное – на том месте, где он только что был, вдруг образовалась пустота. Мужчина исчез внезапно и мгновенно, словно его и вовсе не было в этой комнате. Двое его спутников ошарашенно переводили взгляд то друг на друга, то на то место, где он был, и от удивления не могли вымолвить ни слова. Через некоторое время один из них произнес:
– Слышь, Кабан! Ты это видел?
– Чего видел?
– Ну, так это… Старший-то где? Куда он девался-то?
– Н-не знаю! Может, это…
– Чего?
– Н-не знаю!
– А!
– Так, а…
– Чего?
– Чего делать-то будем?
– Ну…. Может…, лучше валить отсюда?
– Может.… Может, давай, сначала этого завалим?
– Так приказа ж не было?
– Не было! Ну…, так…, на всякий случай?
– Не…. Приказ строгий был…, нельзя!
– Так, может, это он?
– Чего он?
– Ну…, это…, старшего…?
– Он? А как? Он же без сознания?
– Да, мало ли…, слышь, а если он и нас… сейчас?
– А? И нас? Думаешь, лучше его завалить?
– Ну!
– Ладно, давай!

С этими словами один из двоих оставшихся вытащил пистолет с глушителем, и уже направился было к кровати, но в это мгновение тоже исчез, как и тот мужчина, который был, по-видимому, старшим их маленькой группы.
Последний из троих через секунду после исчезновения его напарника с диким воплем выскочил из кабинета, вихрем промчался мимо поста охраны, кубарем скатился по лестнице на первый этаж, забыв о лифте, и вылетел вон из клиники…

Он не хотел никому делать плохо.
Он понимал, что основной принцип «выживание», действующий в этой вселенной, был ложным, поскольку стремиться выживать было глупо, ибо ни одно духовное существо ничего иного и не могло, кроме как выживать, и выживать вечно. Однако, как Он понял, в этой абсурдной вселенной, в которой всё было шиворот-навыворот, состояние «невыживание» считалось допустимым, и только по этой причине мог существовать и основной принцип: «выживай!». Вся эта вселенная была построена на лжи, ложь лежала в самой её основе, и именно этим, как Он теперь выяснил, объяснялась её абсурдность, жестокость, несправедливость и постоянная продолжающаяся уже многие миллиарды лет деградация.

Он не любил ложь. Он уже понял, к чему приведёт игра, основанная на допущении возможности «невыживания», и поэтому Он не хотел никому делать плохо.

И когда к нему подошёл мужчина с пистолетом под пиджаком и в изысканном стиле, чётко и лаконично назвал цель своего прихода, Он мгновенно выяснил все обстоятельства дела, приведшего к нему столь необычного посетителя, рассмотрел все подробности, узнал его прошлое, заглянул в будущее и этот вариант будущего Ему не понравился. Он просмотрел все возможные альтернативные варианты и выбрал один, который принёс бы всем окружающим минимальные потери и разрушения и наибольшую пользу, или, другими словами – максимальное выживание, однако в этом варианте не было места для физического существования Его посетителя.

Все эти размышления Он проделал за крохотные доли секунды, и также быстро Им было принято решение. Он внимательно рассмотрел тело гостя и увидел каждую самую мельчайшую его частицу и одновременно всё целиком в самом первобытном состоянии «Как есть» и в тоже мгновение оно пропало.

Хозяин исчезнувшего тела, который только что столь красноречиво выступил перед Ним, внезапно оставшись без своего основного инструмента в этой игре, оказался в сильном замешательстве, но Он быстро сориентировал его в новой ситуации и подсказал, что ему делать, однако этот момент остался неведом оставшимся в кабинете людям.

То же самое произошло и со вторым участником встречи. Третий посетитель Его не интересовал. Он знал: спешно покинувший кабинет визитёр не скоро придёт в себя от увиденного. Он перестанет заниматься той деятельностью, которой он был занят в данный момент, через несколько дней он пойдёт в церковь, а ещё через месяц станет послушником. И, несмотря на малопривлекательный вариант продолжения существования, это было лучшим будущим для оставшегося из трёх посетителя, поскольку во всех иных вариантах, он прекратил бы физическое существование намного, намного раньше, перед этим нанеся немало вреда своему окружению.

***

Николай Валерьевич Крутов, известный в криминальных кругах под кличкой «Князь» и по совместительству президент холдинга «Агропромбизнес», пребывал в большом недоумении. Можно даже сказать – в замешательстве. Его начальник личной разведки и одновременно шеф охраны, – бывший весьма высокопоставленный офицер одной из самых тайных в прошлом спецслужб, исчез, словно сквозь землю провалился. Вместе с ним пропал и один из верных его людей. Они должны были навестить очень важного «клиента», но из здания, где тот находился, они не вышли. Ни один человек из персонала клиники не смог сказать им, куда они подевались. Клиника была прочёсана от подвала до техэтажа, но ни единого намёка на их существование обнаружено не было. Третий из тех, кто был послан, нёс полную ахинею и, по всей видимости, съехал с катушек. Получить от него какие-то вразумительные объяснения оказалось невозможным.

Пропавший начальник разведки играл в делах Николая Валерьевича такую важную роль, что президент холдинга почувствовал себя слегка беспомощным после получения известия о пропаже в здании его человека. Дела обстояли настолько серьёзно, что под угрозой оказалось всё будущее безмятежное существование бизнесмена, и поэтому он вынужден был принять самые срочные меры.

Дело в том, что бывший преступный авторитет планировал в ближайшее время заключить сделку, которая позволит ему полностью отойти от криминального мира и заняться высокодоходным легальным бизнесом. Во всяком случае, так он считал. Его холдинг должен был выиграть тендер по обеспечению материалами большого федерального проекта по строительству автодорог в нескольких Северо-Западных областях. Прибыль от полученного контракта гарантированно должна была составить несколько десятков миллионов долларов. Николай Валерьевич не в первый раз выигрывал подобные тендеры, но эта сделка была намного крупнее всех предыдущих. И было у неё ещё одно отличие от всех предыдущих.

Традиции российского полукриминального ведения бизнеса предполагают большое количество взяток при получении госзаказов, и Николай Валерьевич за многие годы работы стал настоящим экспертом в вопросах: когда, кому и сколько давать. И однажды чиновник предложил предпринимателю баснословный заказ, но в обмен потребовал не деньги, а выдвинул условие о необходимости найти ему некий документ. В чём заключалась суть документа, и зачем он понадобился чиновнику – для Николая Валерьевича осталось загадкой, но куш был настолько большим, что бизнесмен рискнул взяться за это дело. Он подключил к нему своего начальника разведки и тот доложил, что найти документ не так уж и трудно и что он находится у простого жителя Москвы. Однако попытки получить то, что нужно, за деньги или угрозами ни к чему не привели. Мужчина – предполагаемый владелец объекта поисков, не желал признавать факт его наличия у себя. От денег он отказался, акт устрашения в форме допроса с лёгким пристрастием результатов не дал, и тогда было решено применить к нему более серьёзные методы воздействия.

Автомобильная авария – один из элементов каскада запланированных мероприятий, на этот раз была подстроена небезупречно и вместо лёгкого испуга и небольших травм, мужчина получил тяжёлое увечье, приведшее его в состояние комы.

Разгневанный хозяин Олимпа, в сравнении с Николаем Валерьевичем, получившим столь ужасное для него известие, показался бы начальнику разведки влюблённым Парисом, соблазняющим Елену прекрасную, – столь силён был гнев его шефа. Однако заветный документ оказался таким ценным, что чиновник, отдав госзаказ в другие руки, заверил горе-предпринимателя в своей обязательной и большой благодарности тому, кто найдёт документ, как бы долго его ни пришлось искать. И только это обстоятельство уберегло начальника охраны от гнева его босса.

Шесть лет пролетели как одно мгновение, но за это время криминальный Пинкертон сумел лишь убедиться в том, что местонахождение документа известно только одному человеку, и этот человек его стараниями сейчас находится в коме. Врачи ничего определённого не говорили. Может быть, он выйдет из комы завтра, может быть – через несколько лет, а может – вообще никогда. Началось обсуждение возможности пассивной эвтаназии, но категорический отказ супруги пострадавшего, а также вмешательство Николая Валерьевича, пресекли эти разговоры.

И вот, спустя шесть лет, Николай Валерьевич вдруг получил известие о том, что его «подопечный» вышел из комы. И не просто вышел, а быстро и уверенно пошёл на поправку, что было крайне маловероятным, учитывая степень тяжести коматозного состояния. И тогда бизнесмен срочно сделал два дела: поручил своему шефу охраны отложить все дела и заняться их «старым приятелем» из клиники, а также связался с тем самым чиновником для подтверждения предполагаемого вознаграждения, и для уточнения его размера. Ответ превзошёл все ожидания и бизнесмен, в расчёте ускорить процесс, связался со своим серым кардиналом, чтобы услышать новости от его похода в клинику… Но безуспешно. И поэтому Николай Валерьевич вынужден был принять самые срочные меры…

***

Женщина-посетитель, только что вышедшая из клиники, внезапно оказалась в довольно странном положении. Она мучительно старалась понять: как она оказалась в незнакомой для неё квартире? Об этом можно было бы у кого-нибудь спросить, но все её попытки найти в квартире хоть одно живое существо были тщетными. Поначалу женщина подумала, что её похитили, однако, посмотрев на часы, она поняла, что с момента посещения клиники прошло уже более десяти часов, но никто, кто мог бы подтвердить или опровергнуть догадку, так и не появился. Это было очень странно. Она попробовала отворить дверь и, к её удивлению, та легко открылась. Она могла идти куда угодно, так что версия о похищении представлялась ей всё более сомнительной. Но тогда как она сюда попала? И вообще, где она?

Выйдя на улицу, женщина обнаружила, что находится в совершенно незнакомой для неё части города. Поинтересовавшись у случайного прохожего о своём местонахождении и получив ответ, она совсем потерялась в каких-либо догадках. Оказалось, что она находится в одном из московских пригородов, примерно в пятидесяти километрах от Москвы. Получается, что выйдя из клиники, она должна была доехать на метро до железнодорожной станции, которая находилась совсем в другой стороне от её дома, а потом на электричке доехать до пригорода. Но почему она ничего этого не помнит?

Откуда ж ей было знать, что её версия о похищении была правильной, и что в тот момент, когда она вышла из клиники, кто-то сзади приложил к её рту платок, пропитанный специальным составом, от которого она сразу отключилась. Затем её аккуратно положили на заднее сиденье автомобиля и примерно через два с половиной часа также аккуратно доставили в ту самую квартиру, где она и пришла в себя. Но если в эту часть истории она бы ещё поверила, то её продолжение нормальному здравомыслящему человеку показалось бы шуткой булгаковских Коровьего и компании. Трое похитителей, доставивших её в место заключения, и которые должны были в дальнейшем стать её «опекунами», просто исчезли, не успев даже сообщить о том, что задание выполнено.
Женщина поинтересовалась у прохожего, где находится железнодорожная станция, и не спеша направились в указанную сторону. Изумление, владевшее ею последние десять минут, ослабло и стало возвращаться настроение радужного спокойствия, которое она ощутила ещё в клинике. Она шла по улице в полной уверенности, что всё будет в порядке и не беспокоилась ни о чём, хотя и не переставала удивляться своему внезапному и необъяснимому перемещению. Да и о чём, собственно, было ей беспокоиться? Здоровье у неё было отменным, материальное положение устраивало, любимый супруг, наконец, вышел из комы, и врачи уверяли, что тот скоро будет дома, её работа ей нравилась, к тому же, в данный момент она была в отпуске. И недостатка в мужском внимании она не испытывала, поскольку обладала весьма привлекательной внешностью, – так о чём же ей было волноваться? Так она размышляла по дороге к станции, как вдруг ей в голову пришла очень интересная мысль: «А зачем вообще ехать назад в Москву? Ведь я же в отпуске!». Тут она и вспомнила, что всего две недели назад случайно встретила старую школьную подругу, с которой не виделась более пятнадцати лет и которая, как оказалось, жила совсем недалеко от Москвы в собственном доме с мужем и двумя детьми. Ленка Прокофьева, а ныне – Елисеева, была очень рада встрече и, узнав, что её старый школьный товарищ в данный момент в отпуске и ничем не занят, чуть было сходу не затащила её к себе в гости, а когда это не получилось, взяла с подруги обещание посетить её в скором времени:

– Смотри, Сергеева! Не появишься у меня в ближайшее время, я к тебе на работу заявлюсь и вытащу к себе! Ты меня знаешь! – беззлобно шутила та.
– Да, я уж одиннадцать лет как не Сергеева! – со смехом ответила женщина.
– А для меня ты всегда Сергеевой будешь! Помнишь, как наши фамилии на линейке в школе склоняли? Ладно, вот тебе мой адрес, давай, выберешь время – обязательно приезжай, я тебя с мужем и детьми познакомлю.

Женщина порылась в сумочке в поисках адреса, нашла его и уже потянулась было к телефону, чтобы предупредить подругу о своём приезде, как вдруг обнаружила его отсутствие. «А, ну и чёрт с ним! Недельку без телефона, чтобы отвлечься от старого окружения – это даже и неплохо!»: подумала она и, решив, что подругу предупредит из телефона-автомата, прибавила шагу.
– Ну, привет, солнце моё! – сказала женщина, услышав в трубке голос одноклассницы, – Помнишь свою подругу школьную? Решила я послушаться твоего совета и в гости к тебе нагрянуть! Пустишь?

Однако на другом конце провода возникла пауза, и лишь спустя некоторое время послышался радостно-удивлённый возглас:
– Сергеева…?! Это ты…?! А-а-а, как ты меня нашла?
– То есть как это, как нашла? Ты же сама мне и адрес, и телефон оставила и в гости звала! Забыла, что ли?
– Я…?! Когда…?! Да, я тебя не видела уже лет пятнадцать…
– Что?! Ну, как же! А… две недели назад…
– А-а-а…, да…, да…, припоминаю… Чёрт, что у меня с памятью? Точно! Так ты чего звонишь-то, неужели в гости готова приехать?
– Ну, да! Ты ведь так звала!
– Ну, вот и отлично! Молодец, что решилась! Тебе, чтобы доехать, сколько времени нужно? Успею я подготовиться?
– До тебя часа через четыре, думаю, доберусь!
– Отлично! Давай, добирайся быстрее! Жду тебя! – вполне приветливо и радостно завершила диалог школьная подруга и побежала готовиться к приезду дорогой гостьи.

А между тем, никто из собеседниц даже и подумать не мог, насколько они усложнили задачу кое-кому из сильных мира сего, так внезапно изменив планы нашей героини.

И уж тем более ни одно живое существо на этой планете не могло себе и представить, что все эти события, начиная с исчезновения посетителей клиники, были вовсе не случайными, а являлись следствием начала Его участия в Игре.

***

Мой читатель! Если ты думаешь, что столь могущественный новый Участник игры может запросто расставить всё на свои места и наказать злодеев, то…, ты совершенно прав: ну, конечно же, может! Другой вопрос – будет ли Он так делать? Казалось бы, ответ очевиден; разумеется, следует устранить опасность и восстановить справедливость, но правда ли, что восстановить справедливость и наказать злодеев – это одно и то же? Впрочем, давай, не будем гадать и посмотрим на всё сами.

***

По мраморному полу офиса холдинга «Агропромбизнес» неторопливым, но уверенным шагом шёл мужчина средних лет. Он прошёл мимо охраны первого этажа, поднялся на лифте на третий этаж, дошёл по коридору до следующего поста охраны, никем не остановленный, прошёл мимо него и постучал в роскошную дубовую дверь в самом конце коридора. Тут же, не дожидаясь ответа, он открыл её и вошёл внутрь. Секретарша, приветливо улыбнувшись посетителю как старому знакомому, предложила войти в следующую дверь и сама же её и отворила. Мужчина вошёл, дверь за ним сразу же закрылась, он сделал пару шагов в направлении середины помещения и громко и приветливо произнес:
– Добрый день, Николай Валерьевич! Вы хотели меня видеть?

Трудно словами передать недоумение, отразившееся на лице хозяина кабинета. Ещё труднее описать его внутреннее удивление и даже испуг в этот момент. В одно мгновение у него в голове пронеслась масса мыслей: «Кто это такой, чёрт возьми? Как он прошёл первый пост охраны? Как он прошёл второй пост охраны? Почему эта чёртова девчонка не доложила о прибытии посетителя? И что ему нужно?».
– Вопрос не в том, что нужно мне, Николай Валерьевич, вопрос в том, что нужно вам! Или даже так: зачем вам это? Что же касается того, как я прошёл через посты охраны, то об этом вы будете иметь возможность узнать чуть позже!

Грозный президент холдинга пришёл в настоящее смятение. Он был уверен, что не произнёс вслух ни слова! Как же вошедший мог узнать то, о чём он думает? Не найдя никакого вразумительного ответа на свои вопросы, Николай Валерьевич не придумал ничего лучше, чем спросить:
– Кх… кхто вы такой?
– Я тот, кто знает, где находится интересующий вас документ. И если я не ошибаюсь, то после потери вашего помощника, сегодня утром вы думали о том, что вам нужен такой человек. Но прежде, чем я приму решение о передаче вам этого документа, я хотел бы узнать, зачем он вам?

Ещё минуту просидев в кресле в полном замешательстве, хозяин кабинета, наконец, сообразил, что вечно так сидеть нельзя. Огромным усилием воли он сумел взять себя в руки и вежливо продолжить разговор.
– Да, вы правы, мне нужен такой человек и мне бы хотелось, чтобы вы немного рассказали о себе. Кто вы? Как вы сюда вошли? О каком документе идёт речь, и откуда вы о нём знаете?
– Ну, судя по последней части вопроса, мы оба знаем, о каком документе говорим. Что же до ответа на вопрос «кто я такой?», то отвечу так: в данный момент я тот, у кого вы и ищете интересующий вас предмет.
– Н-но, если так, – растягивая фразы начал отвечать бизнесмен, – То вы же должны…
– Находиться в клинике? Как вам известно, состояние комы завершено, и я имею возможность иногда покидать её!

Николай Валерьевич сам лично никогда не встречался с человеком, по его милости ставшим пациентом клиники, но видел его фотографии много раз, и сейчас, всматриваясь в лицо посетителя, он с удивлением отметил, что мужчина и вправду очень похож на того, кто должен был бы в данный момент лежать в больничной кровати.

«Да, очень похож! Видимо, это и вправду он»: подумал бизнесмен, и вся странность происходящих событий тут же вылетела у него из головы от осознания того, что прямо сейчас он может, наконец, получить драгоценный документ. «Любой ценой задержать посетителя!»: подумал Николай Валерьевич и уже потянулся было к кнопке вызова охраны, но остановился, услышав:
– Зачем вам вызывать охрану? Я ведь пришёл сам!

«Да, действительно! Он пришёл сам, правда, непонятно как!»: подумал Николай Валерьевич, вслух же произнес:
– Ну, так расскажите, где документ?
– Я ведь уже сказал вам, что передам документ после того, как вы мне скажете, зачем он вам. И, кстати, вы не предложите мне присесть?
– Что? А! Ну, да! Конечно, конечно! Прошу! – указал хозяин кабинета на кресло напротив и продолжил:
– Зачем мне этот документ, вас не должно интересовать. Просто передайте мне его и на этом мы расстанемся. Я даже буду готов компенсировать вам эти шесть лет, проведенные в больнице. Ну, а если нет.… Сами знаете… Мне ведь достаточно дотянуться до этой кнопки…
– Не советую, Николай Валерьевич! И не всё так просто, как вам кажется. Я ведь не случайно задаю вопрос. Собственно, это даже не тот вопрос, на который вам обязательно следовало бы ответить. Правильный вопрос звучит так: зачем этот документ тому, для кого вы пытаетесь его добыть?

Посетитель сделал небольшую паузу и продолжил:
– Попробуйте на него ответить, и вы увидите, как изменится всё ваше отношение к этому делу. А я зайду к вам после того, как вы всё выясните.

С этими словами гость встал и направился к двери, однако такой быстрый его уход не входил в планы президента холдинга. Он потянулся к кнопке вызова охраны, но с удивлением обнаружил, что не может её достать. Он попробовал встать, но и это не получилось. Николай Валерьевич попробовал крикнуть, но сумел только открыть рот, произнести же хоть один звук, оказалось непосильным делом. В таком беспомощном положении он просидел около пяти минут, пока, наконец, к нему не вернулась способность контролировать окружение на прежнем уровне.

Тем временем, посетитель спокойно вышел из кабинета, прошёл мимо двух постов охраны, вышел из здания и исчез в неизвестном направлении. Можно, конечно, предположить, что он направился в клинику, но не так всё очевидно, как кажется.



Николай Валерьевич Крутов сидел в своём кресле и размышлял. Он уже оправился от шока, вызванного посетителем, и теперь пытался осмыслить трезво всё произошедшее. Первым делом он потребовал к себе охранников, дежуривших в этот момент на обоих постах, а также свою секретаршу. Однако их ответы уже не очень его удивили, поскольку теперь он ожидал услышать то, что услышал. Оказалось, оба охранника не видели никакого мужчины, однако действительно интересным было то, что и камеры наблюдения появление гостя не зафиксировали. Его секретарша клялась своему шефу в том, что за пять минут до прихода посетителя, хозяин сам выглянул к ней и приказал немедленно впустить человека, который вот-вот должен появиться. Николай Валерьевич запросил отчёт из клиники о состоянии интересующего его пациента, а также о том, что тот делал последние сутки, и содержание отчёта заставило его погрузиться в глубокое раздумье, сутью которого был только один вопрос: всё ли в порядке с рассудком его обладателя?

По этой причине Николай Валерьевич сидел в своём кресле и размышлял. Из отчёта следовало, что восстановление пациента клиники после коматозного состояния идёт невероятно быстрым темпом: он стабильно находится в сознании, узнаёт окружающих и даже пробует разговаривать. Вместе с тем, физический тонус мышц не позволяет ему пока вставать с кровати и уж тем более, совершать прогулки. И если обмануть персонал клиники хитрый пациент ещё как-то мог, то подделать показания многочисленных приборов было гораздо труднее, а сочетание обоих факторов и вовсе делало обман невозможным.

Довольно долго просидев в таком раздумии, Николай Валерьевич вдруг вспомнил, что забыл сегодня с утра отключить видеокамеру в своём собственном кабинете и, обрадованный, поспешил просмотреть запись, однако настроение его после просмотра испортилось окончательно. И действительно, посторонний зритель, смотрящий на экран монитора, нашёл бы весьма забавной запись одного человека, явно разговаривающего с кем-то несуществующим, поскольку никого, кроме хозяина кабинета, камера не зафиксировала, однако президенту холдинга было не до смеха. Могущественный предприниматель почти физически ощутил, что означает старинное образное выражение, «ум заходит за разум». От неутешительного вывода о состоянии своего рассудка Николая Валерьевича удерживало лишь то, что его секретарша, хоть и утверждала, будто он сам приказал ей впустить посетителя, всё же не отрицала ни факт его прихода, ни факт его ухода. Однако вызвать её и расспросить подробнее Николай Валерьевич теперь боялся.

***

Выяснив все подробности дела, которые привели к Нему трёх незадачливых посетителей, Он отметил незаурядность обстоятельств той истории, частью которой Он теперь становился и восхитился этой необычностью. Прежде всего, Он устранил немедленную угрозу Его новому телу, освободил женщину, считавшую Его своим супругом, и сделал так, чтобы в ближайшее время её было очень трудно найти. После этого Он начал действовать.

Создать для окружения видимый образ тела – пустяк для Его способностей. Таким же пустяком было сделать образ невидимым для тех, кто не должен был его видеть.

Проницательный читатель в этот момент может спросить автора: зачем вообще Ему потребовался спектакль с новым телом, походом в офис и разговором с его хозяином, если, учитывая способности, Он сразу мог бы получить нужный Ему результат, управляя мыслями участников событий? Чтобы ответить на этот вопрос автор смиренно просит у проницательного читателя разрешения немного пофилософствовать.

Как только Он сумел, наконец, понять главную цель этой вселенной, постичь всё остальное не составило ни малейшего труда. Прекратить собственное, или чьё-то чужое существование в этом мире могли исключительно материальные объекты, а поскольку ни одно духовное существо не могло умереть – как ни старайся, игра в «невыживание» имела успех только в одном случае: все духовные существа – создатели этой игры, должны были отождествить себя с материей, отказавшись и забыв о знании своей собственной природы. Именно этому были обязаны такие расхожие и совершенно бессмысленные выражения, как, например, «моя душа», придание преимущественно негативного оттенка в художественной литературе и кинематографе «призракам» и «привидениям», а также полное отрицание нематериальности сознания некоторыми современными науками. Технический прогресс определялся путём совершенствования методов управления материей с помощью изобретений из той же материи.

Следствием всего этого могло быть только одно: застревание жизни в этой вселенной и неуклонно продолжающаяся глубокая духовная деградация.

Изучая всё это, Он обнаружил отдельные незначительные попытки вырваться из этого замкнутого круга, но выясняя, почему эти попытки единичны и, как правило, неудачны, Он заметил ещё кое-что.

Оказалось, что на пути стремлений развернуть спираль деградации расставлено много ловушек. Одна из них – пренебрежение и подавление способности каждого живого существа самостоятельно мыслить и принимать решения. Эта способность именуется научным термином селф-детерминизм. Насколько важна эта черта, можно понять из следующих примеров:

Читателю не составит труда ответить на вопрос: кто быстрее достигнет результата в обучении – тот, кого заставляют учиться из-под палки, или тот, кто искренне интересуется предметом?

Чей супружеский союз в большинстве случаев будет счастливее – тех супругов, которые сами приняли решение, или тех, кого заставили пойти на такой шаг родители или вынудили к этому обстоятельства?

Кто из работников достигнет лучших результатов и будет более ценен для работодателя – тот, кому работа интересна, или тот, кого приходится заставлять работать?

Из двух одинаково талантливых художников, чья картина будет удачнее: того, кто вдохновенно пишет сам, не пытаясь мысленно её продать ещё до окончания работы, или того, кто ищет заказы, подсчитывая барыши, еще не начав работать?

Внимательно изучив все обстоятельства, связанные с нарушением этой главной присущей человеку черты, Он пришёл к выводу, что всякий раз, когда эта способность подавлялась, индивидууму наносился огромный вред, даже если тот, кто его наносил, искренне верил, что действует во благо. Именно этим объяснялись многочисленные неудачи в попытках помочь человеку большинства религий, психологов и психиатров. В особенности последних двух, широко практикующих гипноз – явление, самым бесцеремонным образом нарушающее селф-детерминизм индивидуума.

Он пока не принял решение о помощи человеку в глобальном масштабе, но и вредить человеку Он не хотел. Он понимал, что если будет использовать внушение на уровне мысли, то уподобится тем механизмам, которые на протяжении многих миллиардов лет толкали человека по пути деградации.

***

Спустя неделю после описываемых событий, президент холдинга «Агропромбизнес» Николай Валерьевич Крутов сидел за своим рабочим столом, крепко обхватив голову руками. Он был в шоке. Почти в ужасе. У него на столе лежало несколько документов, а на мониторе компьютера была открыта одна из страниц очень большого отчёта, подготовленного для него новым начальником его службы безопасности.
Состояние Николая Валерьевича объяснялось изучением предоставленных ему материалов, из которых он понял, что прикоснулся к одной из таких тайн, носители которых редко умирают собственной смертью. Но не это так испугало бизнесмена…

После ухода не совсем понятного для Николая Валерьевича посетителя, глава холдинга, к его чести, достаточно быстро вышел из замешательства и взял себя в руки. Он отбросил в сторону все необъяснимые явления, которые он увидел, и обратил внимание на один весьма рациональный момент. А именно – совет гостя выяснить, зачем заказчику понадобился искомый документ и, следуя совету, Николай Валерьевич отдал необходимые распоряжения. На сбор и обработку данных должно было уйти около месяца, но уже первый поток информации оказался настолько важным, что новый начальник службы безопасности счёл необходимым немедленно доложить о нём своему шефу.

Собственно, самим документом была обычная старая тетрадь одного из многочисленных советских ученых, уже давно завершивших своё бренное существование в одном из подразделений знаменитого ГУЛАГа. Этот учёный каким-то непостижимым образом сумел передать кое-что из своих записей своему другу на воле, внуком которого и был тот несчастный, шесть лет назад оказавшийся в состоянии комы от «непринуждённых бесед» с заплечных дел мастерами. Где находится тетрадь, выяснить пока не удалось, но в ходе поисков стало ясно, над чем конкретно работал учёный, и что могло быть в той тетради. Эта информация и привела Николая Валерьевича в паническое состояние.

С самых незапамятных времён человечество интересовал вопрос – как быстрее и эффективнее уничтожить ближнего своего. По истории создания и совершенствования средств для воплощения этой идеи можно проследить весь путь развития человечества. Оружие всегда принимало самое непосредственное участие в поворотных моментах истории, а в XX веке и вовсе предопределило ход научно-технического прогресса. Методы уничтожения собратьев достигли такой эффективности, что сам человеческий род оказался на грани исчезновения, но даже эта угроза не остановила некоторые безумные умы на планете. Почти любое научное открытие пропускалось через призму пригодности открытого явления для создания оружия. Именно в этой области и работал старый учёный.

Ещё со времен работы супругов Кюри известно о таком превращении материи, как «аннигиляция», но до сих пор перед его использованием на практике стоит две пока неразрешимых проблемы: почти невозможно и невероятно дорого создать достаточное количество антивещества, почти невозможно и невероятно дорого измеримо-долго хранить антивещество.Однако если эти проблемы удалось бы преодолеть, то контакт одного килограмма антиматерии с материей, привёл бы к выделению энергии, почти равной по силе той «Кузькиной матери», испытанной на Новой земле при Хрущеве, мощность которой равнялась взрыву 58 мегатонн тротила. Это при том, что вес той бомбы составлял двадцать семь тонн, и для её доставки к месту испытаний потребовалось весьма опасным образом переоборудовать самолет.

Именно об этом явлении и делал записи тот учёный.

Собственно, трудился он ещё в тридцатые годы прошлого столетия совсем над другой проблемой в одной из предоставленных ему лабораторий, а явление аннигиляции поначалу не было оценено должным образом его начальством, поэтому он записывал свои измышления в тетрадь в частном порядке, проводя лишь редкие, нерегулярные эксперименты. Далее, как удалось выяснить, учёный осознал, какие бедствия может принести человечеству использование этого открытия, но, к его несчастью, в этом разобралось и его руководство. Он прекратил все работы, его попытались заставить, но, поскольку возраста он был уже весьма преклонного, его организм не выдержал пыток, и работы были прекращены, собственно, даже и не начавшись. Потом война отодвинула в сторону все проблемы, не дававшие немедленного результата, и об этих исследованиях забыли. Вспомнили о них значительно позже, – уже после того, как стало ясно, что имея самую мощную в мире атомную бомбу, Советский Союз почти ничем не мог угрожать Америке, поскольку не имел возможности доставить эту бомбу на территорию бывшего союзника.Начались работы по восстановлению и систематизации материалов, над которыми работал покойный ученый, и в ходе них стало ясно, что самая важная часть записей пропала. Поиск застопорился и принял вялотекущий характер. С годами Советскому Союзу удалось-таки добиться ядерного паритета с Америкой, но экономика СССР в ходе этой гонки подломилась настолько, что руководство страны погрузилось в более серьёзные проблемы, и поиск прекратился.

Нельзя сказать, что все исследования в этой области ограничивались розыском потерянных материалов. Нет, совсем нет. Но все разработки говорили о том, что указанные проблемы на данном этапе развития науки и техники являются неразрешимыми, и это подтверждалось разведывательными данными – учёные за рубежом тоже пока не знали, как преодолеть два основных барьера. Поэтому в то, что в исчезнувших материалах могли быть ценные данные, верилось всё меньше и меньше.

Изучив отчёт, Николай Валерьевич понял главный момент – если его поиски увенчаются успехом и в тетради и вправду окажется то, на что надеялся заказчик, то он, во-первых, сразу станет лишним носителем тайны невероятной глубины, и будет ликвидирован, во-вторых, станет причастным к созданию оружия, способного в одно мгновение уничтожить всю планету. А этого, несмотря на своё преступное прошлое, он не желал. Вслед за этим осознанием, у него тут же появился вопрос: каким образом заказ столь невероятной степени важности мог попасть к нему – бывшему, хоть и не совсем рядовому бандиту, но всё же человеку, достаточно далёкому от политических интриг? Тут-то и выплыла на сцену личность его бывшего начальника службы безопасности, поскольку, именно через него нынешний президент холдинга получил заказ. Оказалось, что в советское время, когда «Большой брат» находился в расцвете сил, правая рука Николая Валерьевича был весьма высокопоставленным офицером этой структуры и занимался именно этим вопросом – поиском утраченных материалов. Потом, после перестройки и конца коммунистического режима, он, как и многие его сослуживцы, ушёл в коммерцию, но о своей работе не забыл, и когда подвернулась возможность на этом хорошо заработать, подбросил идею одному своему бывшему коллеге, удачно пролезшему в структуры власти. Этим бывшим коллегой и был тот чиновник, столь любезно предложивший Николаю Валерьевичу «обеспечить себе достойную старость».

Осмыслив как следует полученную информацию, и слегка оправившись от шока, бизнесмен начал обдумывать, как выпутаться из той ситуации, в которую он попал. Собственно, ни о каких поисках тетради речь больше не шла. Была ли в ней нужная заинтересованным структурам информация, или нет – значения не имело. Мелькнувшая было мысль о подделке документа тут же была отброшена: на том уровне, куда не совсем по своей воле попал Николай Валерьевич, подделку обязательно обнаружили бы, и тогда его ждала бы не просто смерть, а смерть после дознания и пыток.

«Что же делать?»: думал Николай Валерьевич. «Сбежать? Нет! Во-первых, найдут. А во-вторых, я дам им понять, что кое-что разнюхал и тогда всё! Надо убедить заказчика, что тетрадь найти нельзя, но как это сделать? Лучше всего было бы ликвидировать обладателя тетради, но ликвидировать чисто, чтобы ни у кого не возникло подозрений ни об убийстве, ни о самоубийстве. Хм…! М-да…, легко сказать! А как это сделать? Вон он чего натворил-то! С такими способностями никто даже подойти к нему не сможет... Что же делать? Но ведь он сам дал мне подсказку. А что он ещё сказал тогда? Вот что! Что зайдёт ко мне, когда я всё выясню! Чего ж не заходит? Впрочем, я ведь, наверное, и сам могу зайти к нему в клинику, если у меня не будет злого умысла? Точно! Надо так и сделать, причем, прямо сейчас!».

***

По мраморному полу офиса холдинга «Агропромбизнес» неторопливым, но уверенным шагом шёл мужчина средних лет. Пройдя знакомой дорогой, он подошёл к роскошной дубовой двери в самом конце коридора и постучал. Тут же, не дожидаясь ответа, он открыл её и вошёл внутрь. Секретарша, приветливо улыбнувшись посетителю, как старому знакомому, предложила войти в следующую дверь и сама же её и отворила. Мужчина вошёл, дверь за ним сразу же закрылась, он сделал пару шагов в направлении середины помещения и громко и приветливо произнес:
– Добрый день, Николай Валерьевич! Вы хотели меня видеть?

Трудно словами передать то облегчение, которое испытал хозяин кабинета, увидев посетителя. Чётко и уверенно он ответил:
– Да, конечно! Присаживайтесь! – и сопроводил свои слова жестом, указывающим на кресло.

Мужчина присел и, не дожидаясь дальнейших вопросов, спросил:
– Ну, что же! Я так понимаю, у вас возникла одна щекотливая проблема, и у вас есть вариант её наилучшего решения, но вы не уверены, что сможете его осуществить?

Николай Валерьевич кашлянул, словно поперхнувшись, и запинаясь, проговорил:
– Ну, что вы! Я-а-а… Я совсем не…
– Я помогу вам в этом вопросе, – неожиданно продолжил посетитель. – Вы, вероятно, заметили, что я обладаю некоторыми способностями, которых нет у обычных людей?
– Ну, ещё бы!
– Так вот, для того, чтобы продолжать существование мне необязательно иметь тело. Собственно, никому из вас это необязательно, но вы все почему-то считаете, что это не так. Поэтому тот вариант решения, который имеется у вас, вполне осуществим. И я сделаю это сам.
– Да-а?! – очень удивился собеседник, несмотря на то, что уже знал о необычных умениях гостя.
– Да! Ничего не предпринимайте по этому поводу. Мне нужна ещё неделя на этой планете, чтобы уладить одно дело, а потом я сделаю всё естественным образом, и вас никто не будет спрашивать о тетради. Только отдайте распоряжение вашей службе безопасности уничтожить все материалы и проследите, чтобы они и вправду это сделали.
– Да, да! Конечно! Я всё сделаю! – торопливо ответил Николай Валерьевич.

Гость встал, улыбнулся хозяину кабинета и сказал:
– До встречи! Думаю, мы ещё увидимся, хотя, скорее всего, вы меня не узнаете!

Он повернулся и вышел, а глава холдинга немедленно отдал нужные распоряжения и вернулся к обычной повседневной жизни, ожидая завершения событий.

***

Проведя неделю в атмосфере полной беззаботности, она, наконец, заторопилась домой, внезапно почувствовав желание увидеть своего выздоравливающего супруга. Она хотела приехать прямо в клинику, но решила сначала заглянуть к себе домой и переодеться, однако, вставив ключ в замочную скважину, женщина обнаружила, что дверь открыта и в квартире кто-то есть. Встревожившись, она осторожно вошла на порог и замерла. Ощущение тревоги сразу прошло, уступив место целому букету захлестнувших её эмоций. Чувство счастья и нестерпимое желание обнять любимого человека моментально завладели ею, поскольку именно он стоял в небольшой прихожей и улыбался ей широко и открыто. В одно мгновение преодолев расстояние между ними, она обвила руками его шею и прижалась щекой к груди. Некоторое время они так и стояли, ничего не говоря, затем она подняла голову и посмотрела ему в глаза. Вором багдадским вдруг закралось небольшое волнение, но она тут же подавила его, задав лишь один вопрос:
– Я думала ты ещё в клинике?

Он не ответил, по-прежнему продолжая смотреть ей в глаза. И тогда беспокойство полностью завладело сознанием.
– Всё хорошо?
– Я должен тебе кое-что рассказать.

Нестерпимая тревога отразилась на её лице. Она со страхом ждала продолжения, даже не представляя, что ей придется услышать.
– Я знаю, ты долго ждала…, – продолжил Он и замолчал, ощутив, что женщина начала что-то понимать.

Внимательно всмотревшись в Его лицо, она вдруг поймала себя на совершенно безумной мысли: ей показалось, что перед ней совершенно не тот человек, которого она ждала все эти годы. Помолчав некоторое время, она вкрадчивым голосом, почти шёпотом, решилась спросить:
– Ты… кто?
– Да, верно, – ответил Он. – Я не тот, кого ты ждала.
– Что?! – ещё тише переспросила она.
– Я просто взял его тело. Оно было свободно, и Я решил посмотреть на этот мир глазами простого человека.

Женщина уже была совершенно уверена в том, что перед ней не её супруг, но вот так сразу поверить в реальность услышанного – было выше её сил.
– Это… возможно…? Нет, это… просто бред какой-то…? Я… я… не верю.
– Некоторые вещи существуют независимо от того, веришь в них, или нет.
– Ты… ты… а… а где же… тогда…? – ужасная догадка пронзила её разум и она почти закричала в отчаянии. – Он жив?!
– Да. Он жив.
– А… как же… он…
– У него сейчас другое тело.
– Что? – по-прежнему не веря, что такое может быть, тихо переспросила женщина.

Он не ответил. Он знал, что она всё поняла, но ей нужно было время привыкнуть к возможности того, о чём шла речь.
– Я заварю чай. Я знаю, как ты любишь.

Он повернулся и ушёл на кухню готовить, а женщина, постояв так ещё некоторое время, тихо вошла следом, села на стул и спросила:
– Откуда ты знаешь, как я люблю, если ты не…?
– Я просто знаю.

Ответить на это было нечего и она замолчала. Затем, видимо, в результате мелькнувшей догадки, она вскочила и быстро-быстро заговорила:
– Послушай! Я всё поняла! Врачи предупреждали меня! Они говорили, что у людей, вышедших из комы, могут возникать подобные расстройства! Ты не волнуйся, я сейчас! Я сейчас позвоню! Подожди… Подожди…

С этими словами она выбежала в прихожую за телефоном, но, не найдя его в сумочке, повернулась и, напоровшись на Его ироничный взгляд, замолчала и остановилась.
– Ты и вправду думаешь, что я сумасшедший? – спросил Он, слегка улыбаясь. – Если ты сейчас позвонишь в клинику и расскажешь им то, что я говорю, то меня, конечно же, упрячут далеко и надолго… Если смогут… Ты этого хочешь?

Женщина села в кресло, опустила голову и через некоторое время произнесла, не поднимая головы:
– Да, ты говоришь совсем не так, как это делал мой муж.
– Пойдём! – мягко ответил Он. – Чай уже готов.

Вернувшись на кухню, она села за стол. Он налил ей в кружку приготовленный напиток, затем налил себе и присел за стол рядом. Женщина понюхала чай, и, по-видимому, оставшись довольной, сделала маленький глоток и поставила кружку. После этого она надолго замолчала. Чай стоял на столе, потихоньку остывая, но женщина забыла о нём. Она забыла, что за столом есть ещё один человек, она забыла, где находится. Непосильной тяжестью на её плечи потихоньку сваливалось чувство невероятного горя. Она закрыла лицо руками и беззвучно зарыдала.

Он не прерывал её. Он знал, что в данный момент этого делать нельзя. Он сидел рядом и молчал. Потом, видя, что её горе очень сильно, Он посмотрел внимательно вокруг её головы и увидел скопление теней очень большой плотности. Он направил луч на эти тени, и они быстро стали рассеиваться, принеся женщине большое облегчение. Она подняла голову, вздохнула и спросила:
– Я могу его увидеть?
– Можешь. Но он тебя не узнает.
– Где он?
– В Австралии. Живёт в Сиднее. Ему сейчас шесть лет.
– Шесть лет? Значит…
– Да. Он покинул тело тогда, после аварии и больше в него не возвращался, взяв себе новое.
– Почему тело осталось живым?
– Физический урон был не таким уж и значительным, а твой муж неосознанно оставил на теле некоторое количество внимания. Это внимание в данный момент приводит его к нечастым ночным кошмарам, иначе бы он совсем ничего не помнил. Но со временем это пройдёт.

Женщина посидела немного тихо и произнесла:
– Как всё это странно звучит! Очень странно! Я, наверное, сумасшедшая, но почему-то я в это верю, – она сделала большую паузу и уточнила:
– Он меня не узнает?
– Скорее всего!
– И всё же я хочу его видеть!
– Я знаю. Билет на самолёт уже взят. Вылет завтра в 11:00.

Весь остаток дня они больше не разговаривали. Ему было ясно – Он для неё чужой человек и по идее, Ему вообще тут было не место, но Он также понимал, что в данный момент женщина нуждается в помощи. Поэтому Он, не спрашивая разрешения, решил остаться в квартире, но не беспокоил её, пока она сама не захочет продолжить общение.

Продолжать разговор она пока не хотела, но и не желала, чтобы Он уходил. Чуть позже у неё возник вопрос: а кто же тогда её Гость? – но она решила, что ещё успеет это выяснить.

Спали они в разных комнатах, и женщина долго не могла уснуть. Ощущение невосполнимой потери прошло, тем более она знала – скоро она увидит того, кого так долго ждала. Однако у неё постепенно появлялось множество вопросов, обдумывая которые, она и не спала.

Утро следующего дня прошло в недолгих сборах, поездке в аэропорт и посадке на самолет и после взлёта, ей, наконец, захотелось поговорить.
– Скажи…, – медленно начала она.
– Да? – с готовностью откликнулся её Спутник, поскольку ожидал начала вопросов.
– Вот мой муж,… Он взял новое тело,… а ты кто же такой, тогда?
– Как тебе сказать…, – ответил Он после небольшой паузы. – По своей сути я точно такой же, как и вы все, и одновременно с этим я очень сильно от вас отличаюсь.
– Как это?
– Хм…, ты ведь не станешь говорить, что никогда не слышала о призраках, привидениях, духах и о такой субстанции, как душа?
– Нет, конечно, не стану.
– Так вот, сходство между нами в том, что я, как и все вы, являюсь именно этим призраком, привидением или душой, но только в данный момент у меня, так же, как и у всех людей, есть тело. А отличие в том, что я это знаю, а вы – нет. Вы все считаете себя вот этими кусками мяса, душу – чем-то, хоть и ценным, но далёким и совершенно непонятным, а от призраков и привидений либо отмахиваетесь, либо боитесь их, не понимая, что разница между вами лишь в том, что у вас временно есть тело, а у них – временно нет. И в ходе бесконечного цикла рождений и смертей вы ещё много раз поменяетесь с ними местами.
– Но…, хм…, – ответила женщина и надолго замолчала, осмысливая услышанное. После долгой паузы она тихо с улыбкой заметила. – Вот теперь я и вправду вижу, что ты совсем другой человек. Мой муж никогда не стал бы так говорить.
– Конечно! – также слегка улыбнувшись ответил Он.

Посидев молча ещё некоторое время, она продолжила расспросы:
– Погоди-ка! Ты говоришь, бесконечный цикл рождений и смертей? То есть, каждый из нас жил на Земле уже много раз?
– Ну, разумеется!
– А почему тогда мы ничего не помним? Я имею ввиду… наши… прошлые жизни?
– В этом вопросе я до конца не разобрался. Ясно одно – вы не хотите этого помнить, но почему вы не хотите – это мне не совсем понятно. Я точно установил один момент. Воспоминания пропадают с возрастом. Маленький ребёнок, как правило, кое-что помнит, но потом забывает. Отчасти это связано с потерей тела. С телом было связано всё, что имел в прошлой бытийности человек. Нет тела – и нет ничего, чем он мог владеть в прошлом. Вся его собственность больше ему не принадлежит по правилам, установленным в этом обществе. Тело – его якорная точка. Нет якорной точки – и всё остальное начинает потихоньку пропадать из памяти. Однако полностью не пропадает никогда. При очень большом желании и при некоторых обстоятельствах, воспоминания проявляются, но в этот момент вмешивается окружение, уверяя человека, что это галлюцинации, и что он нуждается в медицинской помощи. И, конечно, он с этим соглашается, поскольку не желает, чтобы его объявили сумасшедшим. Тут ещё много всяких факторов, мне удалось выяснить эти.

Поскольку разговор шёл на непростые и непривычные для обычного человека темы, после каждого ответа следовала большая пауза. Потом у женщины появлялись новые вопросы, и она продолжала:
– Скажи, а чем ещё ты отличаешься от нас?
– В сравнении с вами, я здесь недавно. Совсем недавно. И я ещё не согласился с многочисленными правилами в этой вселенной, которые вы сами и придумали. Я её изучаю, но участие принял впервые. Одно из главных условий участия в этой игре – отказ от способностей и ответственности. Я этого не сделал, в отличие от вас, поэтому долго находиться здесь я не могу. Эта вселенная либо сделает меня таким же, либо начнёт разрушаться.
– Почему?
– Видишь ли,… Что такое необычная способность? Это умение делать то, чего по правилам физической вселенной происходить не должно. Если кто-то на этой планете может поднять штангу весом в шестьсот - семьсот килограмм, то это необычная способность. А если кто-то поднимает штангу весом в десять тонн? На данной планете такое невозможно, согласно правилам. Если кто-то может прыгнуть вверх на три метра, то это необычная способность. А если кто-то может подпрыгнуть и зависнуть над землёй? Такого не может быть. Это будет противоречить одному из основных физических законов – закону всемирного тяготения. Но что, если, несмотря на это, кто-то всё же будет достаточно долго и регулярно это делать? Произойдёт одно из двух: либо, и это скорее всего, люди упрячут его в психушку, либо, что маловероятно, попробуют сделать так же. У большинства не получится, но единицы всё же сумеют. Им будет достаточно просто решить, что это возможно, и тогда станет ясно: так могут многие. И что тогда прикажете делать со всемирным тяготением? Вот так постепенно начнут разрушаться один за другим законы этой вселенной. Я, конечно, сильно упростил, но в общих чертах это так.

Немного помолчав, Он продолжил:
– Если я достаточно долго и часто, даже из самых лучших побуждений, буду демонстрировать то, что умею, то меня, скорее всего, распнут. А если не смогут, то начнут поклоняться мне, как божеству. Или произойдёт и то, и другое – сначала распнут, а потом начнут поклоняться. Этого я допустить не могу, но и становиться таким же, как все, не хочу. Поэтому мне нельзя находиться здесь долго.
– Я поняла. Вообще-то, звучит правдоподобно. Но мне непонятно, почему люди всякий раз стремятся изгнать того, кто не похож на всех? Кто обладает большими способностями?
– Потому что подсознательно люди чувствуют, что эти «чудеса», как вы их называете, приведут к исчезновению этой вселенной. Думаю, вы этого не хотите.
– А, вот что! Но…, наверное, это и вправду нехорошо? Я имею ввиду, если исчезнет вселенная – где же мы будем жить?
– Да, так все и думают. Почти никто из вас теперь не может создавать собственные миры, несмотря на то, что делал это постоянно до появления здесь. Однако каждый индивидуум способен создать свою вселенную, ничуть не хуже той, в которой мы сейчас находимся. Или, объединившись с другими, создать общую. Но это относится как раз к тем способностям, от которых эта игра требует отказаться. Поэтому все считают: создавать вселенные самостоятельно – это удел некоего таинственного могущественного существа, которого никто никогда не видел, но которое всё видит и за всем наблюдает.
– Хм! Вот ты говоришь – мы берём тела. А мне интересно, что мы из себя представляем в тот момент, когда у нас нет тел? Как мы выглядим? Из чего состоим?

– Вопросы «как выглядим» и «из чего мы состоим» изначально поставлены так, что предполагают ответ только в категориях этой вселенной. Но нельзя измерять привычными терминами то, что не является её частью. Если попытаться запихнуть нас в рамки этого мира, то ответить на заданные вопросы невозможно, поскольку с точки зрения физической вселенной, мы – никто, мы – абсолютный ноль и полная статика. И такой ответ, конечно же, будет непонятен тому, кто пытается нас измерить граммами, метрами, градусами и вольтами, то есть тем, чем измеряют материальный мир. Однако и материя, и всё, что с ней связано – это всего-навсего плод воображения, и может запросто исчезнуть, если Тот, Кто всё придумал, сумеет взять за это ответственность и так пожелает!.. На вашей планете есть один очень интересный термин – «душа». Когда-то очень давно древние люди в этот термин вкладывали правильное понятие. Люди знали, что сознание – это не часть тела, и оно вообще нематериально. Сознание – это та часть любого живого существа, в том числе и такого, как человек, которая думает, переживает, принимает решения, может думать о себе как «Я» и обладает воображением. Так что единственное, что существует на самом деле безо всяких оговорок, это, собственно, сознание, а всё остальное – просто его выдумка. В ходе наблюдений за умирающими было замечено, что одним из первых признаков смерти является отсутствие дыхания. То есть, когда сознание покидает тело, то в первую очередь останавливается дыхание. Отсюда и слово «душа» – то, что заставляет тело дышать, оно созвучно с «дышать». То есть «душа» – это и есть сознание, это и есть каждый из нас. Мы и есть души, которые покидают пришедшие в негодность тела. И нас невозможно кому-либо продать, заложить или обменять, если только мы сами не согласимся с тем, что мы проданы, заложены или обменены. Сказать «моя душа» – значит, показать полное непонимание своей собственной природы. Термин «моя душа» – бессмыслица! Строчка из одной вашей песни «Моя душа беззвучно слёзы льёт» звучит также нелепо, как если бы кто-то, сидя за рулём автомобиля, сказал о причине аварии: «Мой водитель сегодня не в настроении».

– Вот оно что! – задумчиво проговорила женщина. – Да, должна признаться, такое объяснение мне более понятно, чем то, на котором настаивают разные религии. Значит, душа – это Я? – впервые со вчерашнего дня улыбнулась она.

Он с улыбкой утвердительно кивнул ей в ответ.

Разговор продолжался ещё долго, поскольку время полёта составляло двадцать два часа. Женщина задавала вопросы, Он отвечал на них. Некоторое время она молчала, вдумываясь в услышанное и пытаясь его осмыслить. Кое-что было понятно и без объяснений, что-то она поняла в ходе них, но многое совершенно не достигло сознания. Потом она заснула, и во сне ей приснился её дед, к которому она часто ездила в гости в детстве. Он сидел на веранде, пил свой чай, пристрастие к которому он привил и ей, и рассказывал маленькой девочке всё то, о чём говорил ей сейчас её Спутник. Потом она шла спать, но укладывала в постель только своё тело, а сама выходила из него и наблюдала, как дед шёл копаться в сад или возиться с пчёлами.


Прилетели они рано утром следующего дня. Два часа потребовалось, чтобы добраться до тихой улицы, на которой расположились уютные одно-, двух- и трёхэтажные домики с участками и оградами из причудливых переплетений кованого железа. Они подошли к забору, и через ограду женщина увидела мальчика, забирающегося по верёвочной лестнице в детском игрушечном комплексе во дворе дома.
– Это он, – сказал женщине её Спутник.

Но ей не нужно было ничего говорить, она и без слов, каким-то внутренним чутьём поняла, кто играл во дворе дома. Некоторое время она стояла молча, потом очень тихо, еле слышно прошептала:
– Миша!

Мальчик на лесенке резко повернул в её сторону голову и замер. Не отрывая взгляда от женщины, он медленно слез с верёвочной лестницы и также медленно направился к ограде в её сторону. Он подошёл к ней и остановился по другую сторону решётки в паре метров от неё. Малыш внимательно всматривался в лицо женщины, словно она напомнила ему что-то или кого-то из давно забытого прошлого. Затем, видимо, какая-то догадка промелькнула у него, лицо исказилось гримасой страха, и он закричал по-английски:
– Нет…! Нет…! Неправда…! Не верю! А-а-а!

С этим криком он развернулся и, продолжая кричать, кинулся к дому. Он быстро отворил дверь и исчез за ней.

Женщина повернулась к своему Спутнику и ошарашенно произнесла:
– Он…! Он меня узнал!
– Да, похоже на то!
– Что мне теперь делать?
– Решать тебе.
– Но он не хочет меня видеть?
– У него новая, вполне счастливая жизнь. Для него это тяжёлые воспоминания.

Она опустила голову и долго стояла молча, глядя вниз. Потом выпрямилась, достала платок, вытерла им слёзы и тихо, тихо сказала:
– Ничего. Зато я теперь знаю, что с ним всё в порядке, – она повернулась к мужчине и уточнила. – С ним ведь всё будет в порядке?
– Да. Я помогу ему. Кошмары больше не будут его тревожить, – ответил тот.
– Нам пора?
– Если это всё, что ты хотела, то мы можем ехать в аэропорт.
– Тогда поехали…
И спустя два дня…

***

Сигнал тревоги запищал как назойливый комар прямо над ухом, заставив молоденькую медсестру поднять голову и посмотреть на монитор. «Нет, этого не может быть! Только не в мою смену!»: пронеслось у неё в голове. Она вскочила, стряхнув с себя остатки сна, и побежала в бокс № 24, чтобы начать выполнять свои обязанности: датчик важного пациента, совсем недавно после шести лет комы пришедшего в сознание, и невероятно быстро шедшего на поправку, вдруг показал остановку сердца и дыхания…

***

Он никогда раньше не думал о том, чтобы начать жизнь на этой планете. Но теперь, получив новые данные, Он собирался принять решение. С основной целью этой вселенной – «невыживанием», нужно было что-то делать. Поскольку этой цели достичь было нельзя, души, сотворившие на её основе мир, были обречены на вечную деградацию. Задача, которую Он ставил перед собой, была невероятно и трудна и опасна, поскольку был шанс застрять здесь надолго и сделаться таким же, как все, но Он думал примерно так: «Если не я, то кто?», поэтому, несмотря ни на что, Он собирался её решить. Для осуществления Своего плана Ему требовалось вернуться к людям. Вернее, к Душам. Он – Душа, в самом первозданном виде, должен был начать общение с душами, давно забывшими суть этого слова. Игра продолжалась и переходила в новую фазу…



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мистика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 24.04.2019 в 08:58
© Copyright: Владимир Евгеньевич Платонов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1