"Пушкин. Из предсмертного".


А.С. Пушкин. Из предсмертного.
(Ранее не издавалось).

     Утром аккуратно одетый молодой человек стоял на крылечке и звонил в домофон. Через некоторое время дверь открылась, и он проследовал на второй этаж. Хозяин квартиры впустил гостя, помог ему раздеться и провёл на кухню.
     Приятели сидели за столом, курили и пили кофе. Хозяин спросил гостя:
- Ну, как у тебя с творчеством, есть что-нибудь новенькое? Тут кое-кто стихи твои нахваливал…
- Ты же знаешь. – Я, право, не пишу стихов… Выкладываю тексты песен. Я унизительно не интересен, ведь не читает их никто. Вот, блин, сам стихами заговорил. Это знак. Как-то противно это всё… Их не читать, а слушать надо. Надо бы записаться на студии, да денег нет…
- Ладно ты. Москва не сразу строилась. Прорвёмся! Ты по телефону говорил о какой-то своей новой задумке. Что за идея?
- Знаешь, всё как-то мелко что ли… Я вот думаю: не покуситья ли нам на что-нибудь большее? На Пушкина, например.
- Это как? Что значит покуситься? Пушкин, как известно, это же наше Всё.
- Вот именно! А мы вот с тобой и покажем, что ещё - не Всё, - что рано ещё ставить точку в его наследии! Сейчас же появилось много всякого барахла на прилавках типа «неизвестные песни того-то» или «из ранее не публиковавшегося», письма-там всякие, школьные записки, рукописи, ранее считавшиеся утерянными… А тут мы раз и публикуем что-нибудь из неизвестного Пушкина! Это же бомба! Историки и филологи с ума сойдут от счастья и возмущения. Какая волна поднимется!
- Да ты что, спятил что ли? Это же фальсификация, плагиат…
- Что? Какой, на фиг, плагиат? У кого мы что украли? Это, скорее, антиплагиат. Ты ещё самозванцами нас обзови… Стихотворную форму я беру на себя, а твоя задача – нарыть в архивах всё о его последних днях. После дуэли и до самой до кончины, надо поминутно всё восстановить. Надо найти лазейки, пробелы, так сказать, в которые мы можем втиснуться со своим материалом. Представь. Пушкин, значит, лежит в поту на смертном одре в затемнённом углу, ему весьма и весьма хреново, у его постели кто-то там хлопочет, вытирает со лба липкий холодный пот… Приходят посетители, тайно, естественно, чтоб не скомпроментировать ни себя, ни умирающего поэта. Пушкин делает знак домочадцам, дескать, подите вон, оставьте нас. А сам чуть приподнимаясь со смертного одра, протягивает руки к посетителям. Это, несомненно, доставляет ему колоссальные страдания, но он, превозмогая боль пытается улыбаться, пробует пошутить, но заходится в кашле и откидывается на подушки. Потом, как бы извиняясь перед посетителями, разводит руками открывая забинтованный живот (вот, оно чё, Михалыч). Ну, вот, например, так:
- «…А что я, в сущности, могу? –
Лишь на дуэлях драться…
Вот, корчусь тут в полубреду, -
Осталось лишь скончаться.», - Потом машет рукой, типа: «…Ладно. Да что уж там…», отворачивается к стене и молча продолжает страдать. Посетители смотрят друг на друга, и со скорбными лицами покидают жилище поэта.И это всё будет записано со слов одного из них. Ну, как тебе?
- Что за бред? Это какой-то фарс, водевиль. Причём, весьма циничный! Никто не поверит. Многие сочтут это оскорбительным. Почему он должен перед ними оправдываться? И, потом, во времена Пушкина так не говорили. Язык другой был…
- Ну, язык, положим, и другой – мы это поправим. Пушкин же – гений, он же сам говорит: «в полубреду», а значит, он находился в изменённом сознании и вполне мог заговорить на диалекте потомков. Только они тогда этого не знали и записали как всё как есть - в оригинале. Ну, там, гений, что с него возьмёшь? Пусть потомкам останется. А Пушкин извиняется не перед ними, а перед потомками: подал-мол плохой пример с дуэлями, теперь ещё и Лермонтов, наверняка последует его примеру, а жаль – не плохой парень-то.
- Да… Не знаю: что и сказать. Втравишь ты меня в авантюру. Нас если не посадят за мошенничество, то точно закидают камнями искусствоведы!
- Не посадят. Я уже всё придумал. Схема такая. Денег у нас хватит только на малое количество экземпляров. Напечатаем буклеты с рекламой, анонсируем, так сказать, выход книги. Будем раздавать буклеты в людных местах. Например, у «Дома Книги», потом через интернет распродадим напечатанные экземпляры. Будет вброс и через соцсети: выложим избранные отрывки. Пойдёт волна. Посыплются заказы. Соберём денег и напечатаем тираж побольше. Будем торговать только через сети, инкогнито! Думаю, на этом можно будет срубить бабла.
- Ну, не знаю, давай попробуем…
     Через два месяца возле входа в «Дом Книги» стоял аккуратно одетый молодой человек и раздавал красочные буклеты. Острым взором он вычленял из толпы по одному ему известным признакам заинтересованных лиц, в основном, приезжих, и вручал буклеты. Тех, кого он смог заинтересовать, он сопровождал к ближайшей арке, где с большой сумкой их поджидал его тайный соавтор. Там заинтересованное лицо отсчитывало нужную сумму, после чего ему вручалось красиво оформленное издание
«А.С. Пушкин. Из предсмертного.
(Ранее не издавалось)».

6 января 2018 г.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 23.04.2019 в 12:08
© Copyright: Сергей Виноградов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1