Горячим сердцем и чистыми руками


Горячим сердцем и чистыми руками
Разбуженный лёгкими сотрясениями кровати, Игорь перевернулся с боку на бок и, прежде, чем накрыться одеялом, просительно застонал:
– Мари-и-ин!
– Чего? – послышался сквозь плескания и фыркания ответ из ванной.
– Сделай и мне чаю! Я тоже встаю, – завершил Игорь просьбу и с головой зарылся в постель.
– Хорошо! – не вынимая зубной щётки изо рта ответила девушка.

Через некоторое время на столе перед кроватью появилась большая дымящаяся кружка, а из ванной вновь послышался плеск воды.
– А ты чего сегодня так поздно в институт? – раздался мужской голос свозь шум душевой струи.
– Да мне только ко второй лекции!
– А можешь и на неё не ходить?
– Да ты что! Вторая лекция – История КПСС! Попробуй, не пойди! А ты, вроде, что-то вчера сказать собирался?
– Я? Да не помню уже. Вспомню, скажу! А со следующей лекции уйти сможешь?
– Следующая – философия. Смогу, наверное! А что?
– Да, понимаешь…
– Слушай, знаешь, что мне вчера в группе рассказали?
– Откуда ж мне знать? Ах, да, я вспомнил, что хотел сказать!
– Представляешь, у нас на курсе новый преподаватель по физвоспитанию. Он недавно из Афгана вернулся…
– Ты выйдешь за меня замуж?
– Так вот он… Что?!

Марина заглянула в ванную и переспросила:
– Что ты сказал?
– Извини, я тебя перебил! Так что там с преподавателем из Афгана?
– Нет, ты что-то сказал, повтори! – тихо, но настойчиво потребовала девушка.
– Ах, да! Я тебя спрашивал про третью лекцию! Ну, вот, если бы ты могла с неё уйти, то можно было бы пойти подать заявление в ЗАГС…, если, конечно, ты согласна выйти за меня замуж?

Так начался новый день в государстве победившего социализма для Игоря – выпускника Таллинской средней школы милиции и Марины – студентки одного из многочисленных институтов огромной страны.

За завтраком девушка вся светилась от счастья, так что её отец не выдержал и задал провокационный вопрос:
– Марин! Ты чего это сегодня такая счастливая? Тебе, никак, предложение сделали?

Она поперхнулась, выронила вилку и уставилась во все глаза на отца, при этом густо покраснев.
– Ух, ты! Смотри, как она покраснела! – воодушевлённо прокомментировал происходящее её младший брат – школьник. – Чего, правда, что ли?
– Правда! – пришёл на помощь девушке Игорь. – Сегодня после третьей лекции мы идём подавать заявление.

За столом воцарилась гробовая тишина. Прекратился даже звон вилок, возобновившись только через некоторое время.
– Уроки прогуливать? – робко попытался разрядить нависшее напряжение пятиклассник.
– Ну…, – проговорил спустя продолжительное молчание глава семейства. – По такому поводу можно и прогулять, – подвёл он таким образом итог услышанной новости и продолжил, откинувшись на спинку стула:
– И давайте-ка теперь обо всём подробнее. Когда планируете свадьбу? Где будете жить? А вы, молодой человек, на что планируете содержать новую семью? Марина ведь пока учится!

Игорь весьма охотно начал отвечать. Было видно, что ответы на все возможные вопросы были обдуманы заранее:
– Насчёт свадьбы, Виктор Сергеевич – тут всё зависит не от нас. Какую дату назначат – та и будет. Приблизительно это где-то через четыре, может, пять месяцев. Жить будем в нашем ведомственном общежитии, и сразу встанем в очередь на квартиру. Вы ведь знаете, у нас её получить проще и быстрее, чем везде, но года три придётся пожить в общаге. А содержать буду на зарплату. Меня назначили помощником участкового.
– Ну, что ж, для начала неплохо! Вижу, вы всё уже обдумали. А общежитие – это чтобы в очередь на квартиру встать? А то живите здесь, места хватит.
– Да, для этого.
– Ясно. Ну, а что у вас в перспективе, Игорь? Вы ведь не собираетесь вечно участковым работать? Какие планы насчёт высшего образования?

Марина подняла голову и с гордостью за будущего супруга торжественно ответила вместо него:
– Когда я закончу институт и пойду работать, Игорь поступит в Московскую школу КГБ. Он будет ловить шпионов и защищать страну от тайных происков империализма.

Виктор Сергеевич даже выронил вилку от неожиданности. Молодой человек поспешил пояснить витиеватое заявление Марины:
– Ну, это, конечно, всё громко сказано, но ведь это и вправду верно! Третья мировая война возможна только с применением атомного оружия, а это будет означать конец человечества. С другой стороны, стремлений мирового империализма задавить расширяющийся социалистический лагерь никто не отменял. А, поскольку, сделать это теперь в открытой войне, это всё равно, что поджечь собственный дом для избавления от мух, настоящим полем битвы становится тайный фронт. Борьба идеологий! Именно сюда западные разведки попытаются перенести боевые действия. Собственно, уже пытаются, и зачастую удачно. Успешноепротивостояние их атакам – очень важная и почётная работа. К тому же интересная! Какие операции они проводят!
– Вы прямо как по учебнику, молодой человек! – усмехнулся отец Марины. – А вы понимаете, что этическая составляющая этих операций далеко не всегда соответствует моральным нормам общества? А, бывает, что и полностью идёт вразрез с ними?
– Ну, это, я думаю, вы западных фильмов насмотрелись. Коммунистическое сознание не позволит офицеру советской разведки совершить действия, причиняющие вред гражданину социалистического общества.
– Ну-ну…, – пробормотал, опустив голову, умудрённый жизненным опытом мужчина. – Ладно, поработаете «на земле», узнаете жизнь получше, тогда и будете решать. Там всё далеко не так просто, как вам кажется. С другой стороны, с бытовой точки зрения это хороший шаг. Льгот эта организация предоставляет и вправду много, и зарплаты там не такие, как у нас, и на пенсию они выходят очень рано.
– Вот-вот! – поддержала дочь позитивное окончание разговора. – Ладно, пап, я побежала, мне уже пора! А ты – не опоздай к третьей лекции! – радостно кинула она на бегу своему будущему супругу, схватила сумку с тетрадями и выскочила на улицу.

Выбежав из подъезда, она зажмурилась от ярких радостных солнечных лучей, брызнувших ей в лицо. Погода стояла великолепная, и подстать ей было настроение у девушки. От переполнявшего её восторга, она, как в детстве, вприпрыжку добежала до остановки и заскочила в автобус.

***

«Чёрт бы побрал этих соседей сверху! Ну сколько можно? Вчера шумели до самой ночи, а с утра у них снова ремонт! Это невыносимо!»: подумал доцент кафедры философии Политехнического института Григорий Дмитриевич Донцов и противным ноющим голосом застонал в спину вертящейся на кухне у плиты супруге:
– Ма-а-аш! Ну сходи ты к ним! Поговори! Так же с ума сойти можно!
– А у самого что, голос пропал? – недовольно отозвалась его жена. – Хватит ныть с утра пораньше! Тебе мешает, ты и разбирайся!

«Вот ведь кобыла старая! Угораздило ж меня жениться на ней двадцать четыре года назад!»: с горечью подумал несчастный преподаватель, и повернувшись к выходу, неуклюже наступил ногой прямо в миску с едой для кота, на свою беду именно в этот момент решившего позавтракать. Обиженное животное недовольно отскочило и издало возмущённое грудное рычание, поскольку на завтрак ему были поданы его любимые куриные кости.
– Вот чёрт! И ты тоже здесь? Да что ж такое сегодня! – выругался хозяин дома, и продолжая недовольно бормотать себе под нос, направился в свою комнату. Не спеша одевшись, он взял портфель, и мысленно обвиняя весь мир в своих неприятностях, решив в отместку всем остаться с утра голодным, вышел из дома.

На улице прекрасная погода, порадовавшая с утра всех горожан, окончательно испортила настроение Григорию Дмитриевичу, и распихав локтями соседей по остановке, он залез в подошедший автобус.

***

Это великолепное солнечное июньское утро со слабым ветерком и без единого облачка на небе было как нельзя более подстать рвущейся наружу ликующей радости высокого юноши спортивного телосложения, спешащего домой, чтобы поделиться с родными и близкими замечательной новостью: ему удалось, наконец, выполнить норматив кандидата в мастера спорта на дистанции «двести метров – комплексное плавание».

Соревнования закончились уже полчаса назад, но в ушах Олега до сих пор сладкой музыкой звучал гимн «Героям спорта», ноги всё ещё ощущали ступеньки пьедестала, а его рука по-прежнему чувствовала крепкое пожатие главного судьи соревнований, вручающего ему медаль и грамоту за третье место. Он спешил домой, и ему казалось, будто каждый человек, встреченный им на пути, полон ответной радости и дружелюбия. Ничего плохого на свете для него сейчас не существовало, он знал, что в этом прекрасном солнечном мире нет ни горя, ни печали, ни страданий, и этим знанием был готов поделиться с каждым, а если кому-нибудь понадобилась бы его помощь, он оказал бы её немедленно, даже не задумываясь, зачем она нужна, и сможет ли он помочь.

От Дворца спорта, где проходили соревнования, до дома было четыре автобусных остановки, и молодой человек, почти вприпрыжку преодолев нужное расстояние, заскочил в уже закрывающуюся дверь отходящего автобуса.

***

Утреннее состояние Иринки было диаметральной противоположностью настроения героя предыдущего эпизода. Ещё вчера вечером было всё хорошо, а сегодня леденящий холод и полная опустошённость завладели сознанием, заставив забыть обо всех планах на день и на ближайшую неделю.

Предательство! Это толчёное стекло в тарелке супа не раз отравляло жизнь каждому из нас, но когда удар в спину наносит любимый человек, на мир спускается мрак, закрывающий все просветы и маленькие лучики надежды на добро в этом свете.

Ещё накануне вечером приготовления супруга к обычному ночному дежурству показались ей довольно странными: для того, чтобы просидеть ночь у пульта вневедомственной охраны ему понадобилось принятие ванны с тщательным бритьём и сменой нижнего белья. Однако подозрения возникли лишь тогда, когда рядом со связкой ключей, извлечённых утром из кармана брюк только что пришедшего якобы с работы и сразу завалившегося спать её мужа, она обнаружила незнакомый брелок, пахнущий женскими духами. Дрожащей от волнения рукой девушка набрала телефонный номер и чуть не выронила из рук трубку, услышав ответ сослуживцев её супруга: ни на каком дежурстве он ночью не был, да и не должен был быть. И в этот момент в памяти всплыли все странности и неувязки в его поведении, сложившись в горькую, но логичную и правдивую картину: он изменяет!

Опустившись на стоящий рядом диван, она долго сидела, смотря прямо перед собой в одну точку. Затем машинально встала, оделась и вышла на улицу. Она шла привычным маршрутом на работу, не замечая, что уже безнадёжно опоздала, не видя ни великолепного утра, ни прохожих на улице. Она не обратила внимание даже на то, как села в нужный автобус и какое-то восприятие окружающего мира к ней вернулось лишь в тот момент, когда прямо над ухом прозвучал мягкий участливый голос:
– Вам плохо, девушка?

***

– А? – очнулась Иринка. Она огляделась вокруг, словно пытаясь сообразить, где находится, и как сюда попала. Потом посмотрела на задавшего вопрос молодого человека.
– Вы почему-то не держались за поручень. Автобус тронулся, вы начали падать, вот я вас и поддержал, – извиняющимся голосом начал объяснять своё поведение тот. – Вы извините, если я что-то не так сделал.
– Ничего, ничего, – ответила девушка, украдкой оглядев «спасителя». «Высокий, стройный, широкоплечий, и слишком молодой для того, чтобы быть женатым»: автоматически отметила она, и пробравшись к свободному креслу, уселась у окна.
– Спасибо! – с натянутой улыбкой поблагодарила Иринка парня и вновь погрузилась в невесёлые мысли.

«Какая симпатичная! Кто мог её так обидеть?»: подумал Олег, но, видя, что девушка не намерена продолжать знакомство, отвернулся и продолжил разглядывать быстро меняющийся заоконный пейзаж, иногда украдкой посматривая на Иринку и окидывая взглядом остальных пассажиров.

Несмотря на утро, автобус не был набит битком. Час пик уже прошёл, и в салоне даже имелось несколько свободных кресел. На следующей остановке большинство пассажиров вышло, и автобус почти совсем опустел. Однако не успел он отъехать и сотни метров, как застрял в пробке – типичной проблеме больших городов.
– Ну, что там такое?
– Почему стоим?
– Эй, мы сегодня поедем, наконец? – послышались через некоторое время недовольные возгласы одной части пассажиров, на которые тут же ответили другие:
– Да пробка опять, не видите, что ли?
– Опять в этом месте!
– Ну что за день сегодня такой! Теперь ещё и пробка на дороге! Вот ведь не везёт!

За следующие пятнадцать минут автобус проехал всего пару десятков метров – движение на улице застопорилось основательно, и в этот момент двери открылись и из динамиков раздался голос водителя:
– Граждане-пассажиры! По независящим от автопарка причинам, автобус не сможет завершить маршрут в назначенное время. Желающие выйти могут продолжить движение самостоятельно.

И люди заторопились к выходу. Олег направился было вслед за остальными, но тут его взгляд наткнулся на понравившуюся ему незнакомку. Иринка сидела в кресле и рассеянно глядела в окно. Было совершенно ясно: она полностью погружена в свои проблемы и не замечает ничего вокруг. Молодой человек залюбовался её красивым лицом и… прозевал выход: двери закрылись и ему ничего не осталось, кроме, как сесть в кресло, чтобы продолжить поездку черепашьим темпом.

Народу в салоне почти не осталось. Дальше поехали только те, кто никуда не спешил. Кто-то продолжал глядеть в окно, кто-то открыл книгу, а мужчина у самой двери водителя достал Кубик Рубика и начал его вертеть. Молодая девушка, сидящая напротив, понаблюдав некоторое время, восхищённо заметила:
– Как здорово у вас получается!
– Спасибо! – последовал ответ. – Ничего не могу с собой поделать – это как болезнь.
– А я вот не умею собирать кубик.
– Знаете, собирать – это не самое сложное и не самое интересное. Гораздо интереснее – придумывать формулы для всяких фигур. Но тут нужен особый математический склад ума.
– Ну, вообще-то я учусь на физмате! – слегка поджав губы, ответила девушка.
– Тогда у вас получится! – прокомментировал молодой человек и после небольшой паузы спросил. – А чего же вы не на лекциях в этом случае?
– Я решила сегодня не ходить! Мне бы только к третьей паре успеть. А потом мы идём подавать заявление. Мне сегодня предложение сделали! – с сияющей улыбкой ответила Марина.

И как по команде любопытные взоры всех присутствующих развернулись в её сторону. Даже Иринка, оторвавшись от мрачных мыслей, подарила счастливой девушке удивлённый взгляд.
– Вот это да! – с искренней радостью за пассажирку ответил парень с кубиком. – Поздравляю вас! Но вообще-то вам бы следовало тогда выйти! Рискуете не успеть к третьей паре!
– Успеет! – вклинился в разговор ещё один пассажир. – Институт на следующей остановке, за час в любом случае доедет, даже через пробку.

На Марину со всех сторон посыпались поздравления. И когда их интенсивность начала спадать, раздался расстроенный женский голос:
– Поздравляю вас! И желаю вам не пожалеть о своём решении годика так через два.

Это было похоже на ложку дёгтя в бочке мёда. После такого странного поздравления в салоне воцарилась тишина. Через некоторое время один из пассажиров вкрадчивым голосом осторожно спросил:
– А вы именно так и сделали?
– Да! – ледяным голосом ответила Иринка. – Свадьба была два года назад, а сегодня утром я узнала, что у мужа есть любовница! – и не успев закончить предложение, разрыдалась на весь автобус.

Присутствующие продолжали молчать. Одна женщина тихо, так, что слышно было лишь соседям, заметила:
– Это хорошо, что она заплакала. Я с начала поездки за ней наблюдаю. Сидит, смотрит в одну точку, словно мёртвая. Теперь ей будет легче. Пусть поплачет.

«Вот оно что, оказывается!»: подумал Олег, и, когда стих поток слёз, осторожно спросил:
– Он от вас ушёл?
– Нет. Он ещё не знает о том, что мне всё известно.
– Но тогда, может, вы ошиблись?

Язвительная ответная реплика уже готова была сорваться с губ Иринки, но обнаружив во взгляде юноши неподдельное участие, она грустно улыбнулась и сказала:
– Увы! Как говорят в милиции – улики неопровержимы. Вообще-то все признаки измены были уже давно налицо, но я, как дура, парила в облаках и ничего вокруг себя не замечала.
– А дети у вас есть? – задал неожиданный вопрос мужчина среднего возраста с портфелем под мышкой.
– Нет, не успели завести, а что?
– Ну, тогда, как бы банально это ни звучало, но нет худа без добра. Радуйтесь, что всё произошло именно сейчас, когда разорвать отношения пока ещё легко. Если бы у вас был маленький ребёнок, то всё в этой ситуации стало бы гораздо сложнее. Но вообще-то я бы не советовал вам прямо сходу принимать решение. Вам есть где жить без мужа?
– Да, я могу уехать к родителям.
– Вот и поживите там недельку. Остыньте. Взвесьте всё. Обдумайте. А тогда уж и решение принимайте.

И остальные пассажиры утвердительно закивали головой.
– Не торопитесь!
– А то, вдруг, и вправду всё не так, как вы подумали!
– А вас, юная леди, я, так и быть, отпускаю со своей лекции! – обратился мужчина с портфелем под мышкой к Марине. – Подачу заявления в ЗАГС я считаю достаточно веским поводом для ухода с занятий. Только вам следовало всё же подойти ко мне и отпроситься.
– Ой! – съёжилась Марина, узнав в говорившем Григория Дмитриевича – доцента кафедры философии – того самого предмета, который должен был у неё быть третьей парой. – Спасибо! Я всё перепишу у подруги!
– Уж постарайтесь! На экзамене никакой скидки вам не будет!

Напряжение в салоне автобуса, вызванное рассказом о разбитой любви, начало спадать. Общая тема для разговора разделилась на несколько разных. Через некоторое время Олег подсел к девушке и робко спросил:
– А можно, я вас провожу?

Иринка удивлённо посмотрела на него и, подумав, что моральная поддержка ей сейчас совсем не помешает, ответила согласием. И в этот момент автобус начал набирать скорость.
– Ой, смотрите, пробку проехали!
– Ну, на этот раз ждать пришлось не так уж и долго!
– Сейчас поворот на мост будет, а за ним и остановка! Так что до начала третьей пары вы точно успели! – обратился к Марине парень с кубиком.

А за неделю до этих событий…

***

Сотрудник второго Главного управления КГБ СССР майор Георгий Вознесенский стоял по стойке «смирно» уже полчаса. Его начальник полковник Горюнов молча ходил по кабинету от стены к стене, иногда ненадолго останавливаясь возле окна, словно не замечал своего подчинённого. Через некоторое время хозяин кабинета, как бы размышляя вслух, мягко полуутвердительно спросил:
– Значит, взять связного живым вам не удалось?
– Так точно, товарищ полковник, не удалось!
– И теперь вся полугодовая операция летит к чертям собачьим! Примерно через неделю британский атташе узнает о неожиданной смерти связного и конец всей игре? Арестовать его мы не можем, он защищён дипломатической неприкосновенностью. Нам останется только выслать его из страны, а все, кто ещё был завербован, лягут на дно и выплывут неизвестно когда и где! Или, возможно, воспользуются другими каналами связи и утечка информации продолжится. На обезвреживание всей сети уйдёт масса времени и ресурсов. Как вы думаете, что мне на это скажет руководство, когда я доложу обо всём?
– Готов немедленно подать рапорт!
– Ну уж нет, рапортом вы тут не отделаетесь… В общем так… Когда у него должен был состояться следующий сеанс связи?
– Через десять дней, товарищ полковник!
– Значит, у вас есть неделя! Делайте что хотите, но представьте смерть связника как случайную, и чтобы в этом не было никаких сомнений! Узнать об этом мистер Коуэн должен достаточно быстро и лучше всего из периодической печати! Наблюдения с него не снимать! Если всё пройдёт как положено, то он будет пытаться воспользоваться альтернативными каналами, если нет – затаится и законсервирует сеть. Резидента отзовут, а агентура будет активирована кем-то, кто пока нам неизвестен. Так что сделайте всё как нужно на этот раз. Провалите операцию – лишитесь головы, и, возможно, в самом прямом смысле! Впрочем, в этом случае и я составлю вам компанию! Свободны!
– Есть! – майор кинул руку к козырьку, чётко развернулся через левое плечо и строевым шагом вышел из кабинета.

***

Автобус, проехавший пробку, повернул на мост. До остановки была какая-то пара сотен метров и в этот момент у него лопнуло правое переднее колесо. Водитель не удержал управление и тяжёлая машина, пробив ограждение, рухнула в воду…

Всё произошло в какие-то секунды и большинство пассажиров даже не успело ничего сообразить, но для Олега этот момент растянулся в вечность. Как в замедленной съёмке он увидел ломающееся ограждение моста, падающих друг на друга людей, приближение воды и резкий удар о её поверхность. Целое тысячелетие в его представлении автобус погружался в воду и только в этот момент молодой человек сообразил, что нужно спасаться. Он подтянулся на поручнях и выдавил ногами окно аварийного выхода. В салон хлынула вода, юноша резко набрал в лёгкие воздух, подхватил под обе руки двух пассажиров и нырнул в разбитое окно.

Оттолкнувшись ногами от уходящей под воду машины он устремился вверх и через пять секунд оказался на поверхности. Вытащенными пассажирами оказались две девушки: та, которой сделали предложение и, к его радости, та, которую он должен был проводить.
– Плавать умеете? До берега доплывёте? – быстро спросил он.

Девушки, откашливаясь и отфыркиваясь от воды, в ответ закивали головой.
– Тогда плывите, тут не больше сотни метров! – сказал Олег, ещё раз набрал в лёгкие воздух и нырнул.

Вынырнул он примерно через полминуты, волоча за собой мужчину средних лет, даже в такой ситуации не выпустившего из рук портфель.
– Вы как? Плыть можете? – громко спросил спортсмен, видя, что спасённый в сознании.

Григорий Дмитриевич, кашляя и фыркая огляделся по сторонам, словно не понимая, где находится, затем уставился на Олега и, отпустив портфель и барахтая во всю руками, задал неуместный вопрос:
– Что случилось?

В это время автобус с оставшимися пассажирами достиг дна реки.
– Это сейчас неважно, до берега доплывёте? – прокричал в ответ отважный юноша.

Испуганный преподаватель ещё раз огляделся и утвердительно закивал головой. Молодой человек снова набрал в лёгкие воздух, нырнул и… больше не вынырнул.

На поверхность в том месте, где упал транспорт, ещё долго поднимались пузыри, но ни один человек из упавшей машины не выплыл.

Две девушки и мужчина доплыли до берега, и долго в шоке сидели на песке, глядя, как на месте крушения появилась милиция и скорая помощь, а чуть позже – сводная команда Гражданской обороны и военных водолазов. Потом к ним подошли милиционеры и забрали в отделение для снятия показаний. А спустя пять дней…

***

– Товарищ полковник, разрешите войти?
– Входи!

Майор Вознесенский вошёл в кабинет и чётко, по-военному продолжил:
– Разрешите доложить?
– Садись! – коротко ответил хозяин кабинета. Потом встал, заложил руки за спину и начал прохаживаться от стены к окну. На столе у него лежал номер газеты «Правда», раскрытый на статье с заголовком: «Герой-спортсмен погиб, спасая людей». Полковник остановился, и не поворачиваясь, заметил:
– Жаль, что из-за вашего головотяпства приходится жертвовать вот такими людьми! Награждений за эту операцию не ждите! А теперь коротко о главном! Я слушаю!
– Количество возможных жертв сведено к минимуму. Труп связного подброшен к остальным утонувшим. Резидент в случайную смерть поверил, им предприняты шаги, которых мы ожидали. Наблюдение ведётся. Операция продолжается.
– Подробный доклад о действиях резидента, о ваших шагах и возможных вариантах развития ситуации жду завтра к утру. Теперь свободны!

***

На столе, скромно сервированном в соответствии с возможностями обычной советской семьи эпохи развитого социализма, стоял графин с сорокоградусным содержимым. В кастрюльке дымилась варёная картошка. На большом блюдце лежала порезанная кружками докторская колбаса. Из соседней вазы торчали аккуратно-одинаковые кусочки чёрного хлеба. Открытая банка с солёными огурцами источала лёгкий аппетитный запах. Между тарелок, вилок и кастрюлек лежала раскрытая на сенсационной статье газета «Правда».

За столом стояла гробовая тишина. Ни один из присутствующих до сих пор не мог прийти в себя. Через некоторое время мужская рука взяла графин и разлила содержимое по стопочкам. Присутствующие, не сговариваясь, всё в том же молчании, выпили до дна.

Заявление Игорь и Марина не подали, но вспоминать сейчас об этом было неуместно. Глава семьи разлил содержимое графина ещё раз, и со словами:
– Низкий поклон и вечная память герою!

Сидящие за столом снова выпили.

Затем ритуал с поминовением повторился в третий раз и только после этого руки присутствующих потянулись к закуске. Немного погодя отец Марины обратился к молодым с вопросом:
– Заявление теперь когда подаёте?
– Мне кажется, Марина ещё не пришла в себя! – неуверенно ответил Игорь. – Подождём, пока всё уляжется.

Однако девушка, подняв голову, проговорила твёрдым голосом:
– Завтра подаём! Ты ведь не против? – спросила она молодого человека.
– Завтра? Да, нет, конечно, я только «за»! А ты готова?
– Да! Этот парень отдал свою жизнь за нашу будущую семью. Мы не должны его подводить.
– Ну и хорошо! – подвёл итог Виктор Сергеевич. – Негоже героя подводить.
– Так мы же решили, что завтра к его матери сходим?
– Ну, вы с утра сделайте все дела, а мы с вашей мамой с работы придём и вечером все вместе и сходим. Только Андрюшку с собой брать не нужно! Как он? Спит?
– Спит, – ответила Марина.

Некоторое время за столом был слышен лишь звон вилок, потом мать Марины со вздохом заметила:
– Вот ведь, какая она, жизнь, бывает! Ехали себе люди, ехали! Ни о чём таком не думали! И тут р-раз, и всё! И больше не нужно ни о чём думать, ни о чём беспокоиться. Были люди – и нет их! Пишут, что автобус в рейс без осмотра был выпущен, а ему колёса менять давно нужно было. Водитель виноват, да с него теперь какой спрос? А директор автопарка под следствием.
– Странно это! – заметила, вдруг, Марина.
– Что странно? – переспросила мать.
– В газете пишут, что девять человек с водителем погибли, а я точно помню, что в салоне нас десять было. Трое спаслись, осталось семь, плюс один водитель – будет восемь. Откуда же девять?
– Показалось, наверное, тебе! – прокомментировал отец девушки. – В такой-то момент перепутать – ничего удивительного! Показалось!
– Пап! – ответила Марина. – Я же на физмате учусь, с цифрами всё время дело имею! Не показалось мне.
– Да, ладно, какая разница теперь? – вставила реплику мать. – Восемь или девять? Всё равно никому из них уже ничем не поможешь!
– Это да! – подключился Игорь. – Давайте их теперь помянем!

И снова прозрачная жидкость наполнила сосуды, и снова зазвенели ножи и вилки. Горячительный напиток потихоньку снял напряжение, и за столом завязался разговор, который, впрочем, всё равно продолжал крутиться вокруг одной темы.
– Эх! Такой молодой! Он ведь в этот день соревнования выиграл!
– Не выиграл. Третье место занял! И норматив КМС выполнил.
– Вот я уверена, именно такие искренние и отважные люди и должны стоять на защите нашей Родины от врагов!
– А в органах такие и служат! Поэтому я и буду поступать в высшую школу КГБ.

Виктор Сергеевич внимательно посмотрел на них, и не сказав ни слова, налил себе стопку и выпил один, не предложив никому присоединиться, только напомнив ещё раз всем присутствующим:
– Завтра к его матери сходим! Не забудьте!

А тем временем, страна победившего социализма семимильными шагами стремилась в светлое будущее, где нынешнее поколение советских людей должно было жить при коммунизме по принципу: «От каждого по способностям, каждому – по потребностям».



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Остросюжетная литература
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 23.04.2019 в 09:18
© Copyright: Владимир Евгеньевич Платонов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1