Гардемарины. гл. 20


Гардемарины. гл. 20
Гардемарины. Гл.20
(Спасите наши души)

Сальников Сергей Сергеевич


Глава 20.

«Давай, Серый, бегом к третьему, там валюту выдают, через час в город идём. Токио – это тебе не фунт изюма»
«Да видел я этот Токио уже два года назад, а валюта, так просто слёзы. Нет, это что там нам отвалят?»
«Как что, как практикантам. Половина ставки матроса второго класса»
«Ага, класс! Пять с половиной рубликов инвалютных в месяц, так, это две тысячи двести йен».
«За сколько дней дают?»
«За неделю»
«Ну, разгуляемся на пятьсот их тугриков, не, башмачки купить можно или бутылочку водочки в полтора литра, тридцать пять градусов, дрянь полная, но зато какой бутыль»
«Опять потом будешь точки лепить каждые три секунды?»
«Так в свободное от вахты время не возбраняется. Ладно, я побежал, а то кончатся ещё деньги»
Ветра не было уже дня три, и небо затянул обычный здесь смог. Жарко, серо, душно. Как тут япощки выживают.
Вечером весь курс обсуждал паскудную новость. У одного кадета из первой группы пропали деньги, эти самые паршивые пятьсот йен, а потом выяснили, кто их украл свой. После погрузки судно сделало заход во Владивосток, где воришку списали на берег. Они ушли на юг, а его отчислили из училища, и он пошёл служить срочную на военно-морской флот. Шесть лет учёбы и мечту о море похоронили несчастные и совсем маленькие деньги, похоронила жадность и подлость по отношению к товарищам.

«Это каким кретином надо быть, чтобы сотворить такое! Через несколько месяцев погоны помощника, зарплата, валюта, да и не эти копейки, а тут всё коту под хвост» - Витька горячился.
«А помните, как на первом курсе тоже поймали одного огурца?»
«Да, помощник старшины группы был, порядок в кубриках проверял и к денежкам прицеливался, пока все на построении»
«Ха, тогда командир отловил тех, кто на занятие не пошёл, их пятеро было и говорит, что или найдёте вора, или всех пятерых из училища вымету, поскольку в роте только вы были»
«Ага, они его быстро вычислили. Признался. Его из училища сразу отчислили, из комсомола выгнали, а он пошёл в газету жаловаться, в городскую. Корреспондентка пришла, собрание проводили опять, она про его мечту, про какой-то американский фильм «Двенадцать рассерженных мужчин», типа конь о четырёх копытах и тот ошибается. Ребята сникли, пресса всё же, а командир тогда чётко всё объяснил: «Не знаю такой фильм! Я знаю другой фильм – «Чапаев». Чапаев сказал как? Стрелять воров! А поймаете Чапая – стреляй Чапая!»
«Да, точняк»
«Они там в своей газете вообще гнилые чуваки. Помните сколько хороших ребят поотчисляли из-за той лярвы, что в вытрезвитель проникла»
«Расскажи»
«Ну, короче, кто не знает, то поясню, что вытрезвитель нашего Фрунзенского района вообще-то нормальный. Курсачей хоть и забирал иногда, но если деньги вовремя принесёшь, то в училище бумагу не слал, проверено на собственном опыте. А эта писака кривоногая каким-то образом добралась до их архива и пропечатала в своей комсомольской газетёнки фамилии тех, кто там побывал. Список человек на сорок. С разных курсов, там были такие, кто уже и забыл про это, у одного два года, как случилось. А начальству, что оставалось, всех отчислили до одного»
«Да, не повезло ребятам. А вон Зарянкину хоть бы что, он после первой сессии набрался. Его в поезд не хотели пускать, он в амбицию, милиция навалилась, отдубасили и в холодную. Он утром спрашивает, платить надо, а они смеются, типа топай, ты и так заплатил. Уехал Колян домой, а счёт на училище пришёл, возвращается - его цап и заднее место. Но ничего, не выгнали. Так, Николай Петрович?»
«Так, всё и было! Повезло прямо, командир в хорошем настроении был. Судьба видать моряком и капитаном стать»
Откуда ему было знать, что капитаном он станет одним из первых с выпуска и умрёт на мостике от сердечного приступа, не успев отпраздновать пятьдесят лет.
«Слушали, как старшина третьей группы секундомер утопил? Этот дорогой, что на зарплату матроса тянет. Высоту глаза наблюдателя определяли, для поправки, когда солнышко брали. Кидают чего-нибудь за борт и засекают секундомером, сколько оно до воды летит. Ну, короче кому я объясняю, тут все грамотные. Берёт он в одну руку гайку, во вторую секундомер многострелочный, наклоняется за борт, секундомер бросает в воду, а на гайку жмёт и смотрит, сколько времени прошло до плюха в воду»
«Лучше бы он сам туда плюхнулся, а гайка точняк время засекла и место определила лучше его»
Заревел сигнал громкого боя, по трансляции передали: «Тревога! Человек за бортом!»
Хватая спасательные жилеты, гардемарины выскакивают на палубу. Тревога оказалась настоящей. Выписывая поворот коорданат, судно ложилось на обратный курс, а там, на морской глади, чуть подёрнутой мелкой рябью, покачивалась на небольших волнах от их теплохода шаланда. Несколько человек на её палубе отчаянно махали руками, подпрыгивали, подкидывали вверх какие-то вещи.
«Точно, бедствие терпят моряки!»
«Вьетнамцы!»
«Откуда знаешь?»
«А вон на борту написано «Дананг»
«Да!»
Судно сбавило ход, отработало задним, задрейфовало, спустили спасательный бот, взяли терпящих бедствие себе под борт, пятеро человек, самый старший практически дед, шли из устья реки вдоль морского берега, заглох двигатель, запускали, пока не кончился сжатый воздух. А там ветер и течение угнали их в открытое море. Уже больше недели качало их на тихой и плавной волне. Вьетнамцев подняли на палубу. Здесь же покормили, они, сидя на корточках, жадно ели борщ, котлеты с картошкой. Один из них немного объяснялся по-английски, но ничего путного из разговора не получилось. Война шла в Южном Вьетнаме, да ещё американцы бомбили Северный. Спасённые по этому поводу пояснили, что «белые» воюют.
«А этим обезьянкам всё едино – американосы, русские, французы, мы все - просто «белые»
«Да, рассчитывать на доброе отношение не приходится, мы для них на одно лицо»
Механики уже через полчаса запустили дизель на шаланде, вьетнамцам дали воду, солярку и продукты, они спустились на свой корвет, а «Меридиан» взял их на буксир и пошёл в направлении к побережью. Буксировали до захода солнца, уже в темноте, когда до берега оставалось миль пятнадцать, отдали буксирный конец и баркас пошёл к берегу своим ходом, а там, где должен быть берег, играли всполохи их войны.
Каждый пошёл в свою сторону.
Сайт прозаика и публициста Сергея Сальникова: https://sss1949.wixsite.com/salnikov



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Остросюжетная литература
Ключевые слова: Сергей Сальников, Преисподняя для Бисмарка,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 65
Опубликовано: 22.04.2019 в 19:57
© Copyright: Сергей Сальников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1