Гардемарины. гл. 19


Гардемарины. гл. 19

Гардемарины. Гл.19

Сальников Сергей Сергеевич


Гл.19

Ну вот, похоже, последний парад наступает, последняя практика, преддипломная. Их, курсантов, осталось совсем немного, двести пять человек приняли на первый курс, а теперь только девяносто один. Где те ребятёнки с тонкими шейками, что пришли в училище почти шесть лет назад? Уже почти все женаты, кто-то и детьми успел обзавестись. Летит и катится время. А впереди! Эх!
Девчонки машут с причала, чьи-то родители, жёны. Учебное судно «Меридиан» отходит от стенки. Путь сначала в Японию, потом, потом диспетчер пароходства даст команду, но в любом случае куда-то на юг, на экватор, где хорошие условия для астрономической практики. Камчатка и Север сегодня не для них. На этом учебном судне нет парусов, обычный сухогруз, всё как везде, только ещё жилые помещения для гардемаринов, специальная учебная ходовая и штурманская рубки, по возможности разные механизмы. Вот пройдёт эта практика, отшумят «госы» и защита диплома, пройдёт распределение по пароходствам, отгуляют месяц отпуска и… в путь, сразу на вахту, третьим помощником капитана, без всяких скидок на молодость, без всяких испытательный сроков и стажировок. Всё, господа! Диплом на руках – работать. Учились, практиковались, стажировались, теперь отвечать по полной, перед морем и жизнью. Перед самим собой, с полной ответственностью за судно и чужие жизни. Теперь тебя будет экзаменовать океан, шторма, туманы, ураганы. Теперь не пошпоришь, не спишешь, не сочканёшь. Теперь ты на ладони перед суровой действительностью.
«Ну, что за отход не грех и по винцу ударить» - Венка подмигивает правым глазом. – «Зря что-ли запасались, да и прохладно тут, пошли в «кубарь».
Одна за другой пустеют пара «противотанковых» по восемьсот грамм бутылок с портвешком, разговоры становятся громче, откупоривается третья.
«Расскажи-ка, Толян, как ты на первом курсе секс переводил англичанке»
«Вот нашли, что вспомнить! Придурки!»
«Давай, давай, не все знают, какой ты спец по инъязу»
«Ладно, я за него расскажу. Короче так было, переводили Конституцию СССР, её какой-то чудик на английский затолмачил, а нам назад на русский. Всё идёт путём, тут очередь Толика и как раз попались слова, что у нас все равны вне зависимости от национальности, вероисповедании и пола. Переводит этот первачок складно и вдруг упирается рогом в слово секс. Откуда вчерашнему школяру знать, что секс – это пол по-английски. Слово почти запретное, а тут, блин, в учебнике. Провокация! Замлел Толян, покраснел и бубнит, что в СССР все равны вне зависимости от секса. Я уж не знаю, что он там себе удумал, но сам красный и даже англичанка зарделась»
Дружный хохот, Венка поднял бутылку, пытается начинать разливать, но рука не поддаётся ему, смех обрывается, поверх руки тальманившего, ладонь руководителя практики. Екарный бабай! Почти полный сосуд с вином летит в открытый иллюминатор: «Быстро разошлись! С нуля вахта по расписанию, не дай Бог ещё раз увижу!» - Вячеслав Андреевич поворачивается и уходит. Суровый мужик, капитанил в пароходстве, теперь вот в училище перешёл.
Сотников хлопает себя по лбу: «Не, ну почему такая непруха, он ведь ещё и мой руководитель практики, теперь заест»
«Не боись, я слышал, что он отличный мужик. Для него работа главное, а на такие шалости он особо не наседает. Сам моряк»
Из рундука появляется следующая бутылка. Праздник продолжается. Ноль часов, кто-то ушёл на вахту в учебную рубку, поседели до часа ночи и завалились спать, Сотникову в четыре утра заступать. Ещё успеет выспаться. Не успел. Поднял его сам Андреич; « Через минуту в рубке, чтобы был» - и вышел.
Серёга не помнит, как одевался. Уже стоит возле локатора, точки берёт, на карте их рисует, от репитера не отходит, пеленгуется по ещё видимым маякам, работает. Через пару часов Вячеслав Андреевич появился, подошёл к его столу, хмыкнул довольный и ушёл спать. Через полтора суток, уже в Японии, на рейде Серёга секстаном брал горизонтальные углы между маяком и мысом.
Андреич поднялся на учебный мостик: «Что делаешь? Хм, молодец, этим редко кто занимается. Толково. А зачем такое сложное определение? Пеленгатора что ли нет?»
«Так оно самое точное. Место стоянки ведь определяю»
«Силён, силён. Твоё счастье, что ты работаешь хорошо и грамотно. А силёнки надо рассчитывать. Никто не говорит трезвенником быть, но работа – святое. Понял?»
Сотников сглотнул и кивнул.
«Ладно, трудись и помни, что ты уже практически помощник капитана, шалости курсантские надо бросать, коллега» - он хлопнул Серёгу по плечу и начал спускаться по трапу.
За всю свою последующую работу на флоте Сотников не позволил себе появиться на мостике нетрезвым.


Все работы прозаика Сергея Сальникова можно прочитать на его сайте: https://sss1949.wixsite.com/salnikov



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Приключения
Ключевые слова: Сергей Сальников, Шакалы,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 87
Опубликовано: 22.04.2019 в 08:56
© Copyright: Сергей Сальников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1