Возвращение - часть 02


Возвращение - часть 02
Шикарная брюнетка лет тридцати, томно откинувшись в мягком кресле, лениво скользила оценивающим взглядом выразительных зеленоватых глаз по лицам посетителей ресторана. Необыкновенное сочетание, к тому же встречающееся крайне редко - естественные чёрные локоны и зелёные глаза! Это было первое, на что Серый обратил внимание и только после заметил на беломраморной ухоженной коже стыдливо поблёскивающее бриллиантовое ожерелье. Ого! Может быть, кто-то другой принял бы его за дешёвую подделку, обычную стеклянную бижутерию - уж слишком неправдоподобно велико было ожерелье для настоящего. Но Серый в таких вещах знал толк и сразу понял: вот она - золотая рыбка!
Судя по всему, соблазнительная дамочка скучала, явно кого-то дожидаясь. Она ничего не заказывала, ограничившись стаканом апельсинового сока и пачкой дорогих дамских сигарет. На "ночную бабочку" не была похожа - такие в бриллиантах не щеголяют... Для жены разжиревшего магната, коих в последнее время развелось как собак не резанных, - слишком красива. Хотя…
"Скорее всего, чья-нибудь любовница..." - сделал вывод Серый и сосредоточил на ней внимание.
Уютный ресторан "Вивальди" славился в первую очередь престижем и респектабельностью. Здесь была своя постоянная клиентура: тихие малозаметные воротилы теневой экономики, нагловатые тёмные личности с квадратными подбородками и довольно узкими лбами, преуспевающие новоявленные бизнесмены, несколько высокопоставленных особ из городской мэрии и дорогостоящие путаны. Мелких пижонов Серый в расчёт не брал. Эти пыжились из последних сил и средств, чтобы хоть как-нибудь затесаться в завсегдатаи дорогого ресторана, в надежде завязать знакомства с "сильными" мира сего. Они не представляли абсолютно никакого интереса, в их худосочных бумажниках купюр было в обрез - как раз на очередное скромное посещение "Вивальди".
Серый был вором. Нет, не обычным рядовым щипачём и не вором в законе. Вообще о том, что он вор, никто, кроме него самого, не знал, поскольку работал Серый всегда один и ни с кем из блатного мира никаких отношений не поддерживал. Он сам придумал для себя собственный моральный кодекс и правила, и никогда им не изменял, считая себя вором-романтиком, эдаким современным Робин Гудом. Серый брал только у "жирных индюков", как он их для себя окрестил, у тех, кто наживался на сомнительных махинациях. Брал со спокойной совестью чисто и красиво, не размениваясь по мелочам, - только валюту и драгоценности, которые сбывал быстро и далеко от родного города. При этом он ни разу не обращался дважды к одному и тому же ювелиру, каждый раз находя нового - это тоже было одно из его неизменных правил. Жил широко, но осторожно, не выпячивая свой достаток напоказ. А потенциальных "клиентов" подыскивал в таких злачных местах, как "Вивальди".
Скользящая мелодия свинга мягко и неназойливо обволакивала сознание, создавая ощущение тёплого домашнего уюта и комфорта. Серому действительно нравился джазовый состав ресторана. Чувствовалось, что музыканты - настоящие профессионалы. Они играли чисто, без нажима, каждый звук был лёгким, полётным - ни одной лишней ноты, всё выверено. Купаясь в этой музыке, Серый из-под полуопущенных век внимательно наблюдал за незнакомкой.
Вот аппетитная брюнетка повернула изящную головку в направлении выхода и слегка выпрямилась. Оттуда к ней приближался коротко стриженый крепыш атлетического сложения в добротном сером костюме модного покроя. Его Серый видел впервые.
Приблизившись к незнакомке, парень вежливо наклонился к ней и что-то тихо произнёс. Брюнетка взглянула на золотые часики, капризно надула губки и вновь принялась за ленивое изучение окружающих, а парень всё так же спокойно удалился.
Это окончательно заинтриговало Серого - тут запахло крупной рыбой. Крепыш явно был из числа громил, состоящих на службе у настоящих боссов.
Как бы невзначай Серый тихонько окликнул проходившего мимо официанта:
- Эй, Влад, можно тебя на минуточку?
- Слушаю...
Гладко причёсанный молодой человек с девичьими манерами и глубоко посаженными блудливыми глазками тотчас услужливо склонился возле постоянного клиента.
- Сотку коньячку и... клубничное мороженое...
Ну что поделать, мороженое было его слабостью, с которой Серый никак не мог совладать.
- Один момент... - официант дёрнулся, было, исполнять заказ завсегдатая, щедрого на чаевые, но тот его задержал.
- Слышь, Влад, а кто эта интересная дамочка? Я, кажется, впервые здесь её вижу...
- Которая?
- Да вон та, у пальмы за бассейном.
Официант глянул в указанном направлении и тут же быстро отвел глаза. Как бы сбивая с рукава несуществующую пылинку, он вполголоса коротко произнёс:
- Не советую... вам же, как я понимаю, не нужны проблемы?..
- Гм... - Серый почувствовал щекочущее нервы любопытство. - А всё же интересно...
- Рамзес...
Словно испугавшись произнесённого слова, Влад быстро направился к стойке бара исполнять заказ.
Рамзес... Так вот оно в чём дело. Теперь стало понятно неуместное одиночество такой привлекательной молодой женщины. Прекрасно зная, чья она, к ней просто боялись подходить. Ясно было, что и бриллиантовое ожерелье, и всё дорогостоящее шмотьё на брюнетке было по карману только Рамзесу. Это имя старались вслух не произносить, а если и упоминали, то осторожно, с оглядкой и шёпотом. О нём ходили всевозможные слухи, в основном - зловещие. Он держал под своим жёстким контролем все рынки города. Теневики безропотно платили ему дань; воры, проститутки и нищие тоже несли мзду в его бездонную копилку. Понятно, что игорный бизнес и наркотики являлись лишь его вотчиной. Легендарный Рамзес... Поговаривали, что даже полиция побаивается с ним связываться. В прошлом месяце какой-то молодой особо ретивый следователь, из новоиспечённых, попытался вытащить на свет тёмное дело, связанное с нераскрытым убийством управляющего коммерческим банком и его семьи. С тех пор этого следователя-бедолагу никто и не видел, как сквозь землю провалился.
Серый никогда прежде Рамзеса в глаза не видел, и теперь его разбирало любопытство. Он представил себе главаря мафии этаким пузатым пауком с огромными окровавленными жвалами, который сидит в центре гигантской пыльной паутины и пялится вокруг выпученными глазищами, налитыми лютой злобой. Да уж, воображение у Серого было отменное. Недаром ещё в школе учителя прочили ему будущее писателя-фантаста, однако судьба распорядилась иначе...
Маленького, худощавого, чуть лысоватого мужчину лет сорока пяти Серый поначалу не приметил и обратил на него внимание лишь тогда, когда тот подошёл к столику брюнетки и уверенно уселся в кресле. Тотчас рядом с ним, словно из-под земли, вырос официант с угодливо согнутой спиной и, склонившись в раболепном поклоне, подал меню. Водрузив очки в простой роговой оправе на широкий мясистый нос, который выделялся на невзрачном лице как авианосец на деревенском пруду, мужчинка бегло ознакомился с содержанием предложенной ему папки и сделал заказ, после чего официант мгновенно испарился. Повернувшись к даме, мужчина тускло улыбнулся и что-то произнёс. Брюнетка тут же с готовностью подвинулась ближе, и у них завязался негромкий разговор.
Серый был поражен. Он почти машинально поблагодарил Влада, принесшего заказ, и во все глаза продолжал изумлённо пялиться на собеседника симпатичной дамы.
"Вот это и есть тот самый грозный Рамзес, который держит за горло буквально весь город, с которым даже полиция старается не связываться?! - недоумевал он. - Да быть этого не может! Какой-то лысый плюгавый заморыш - глава мафии?! Нет, это какая-то нелепая ошибка, просто смешно даже подумать..."
Его сомнения были развеяны буквально спустя несколько минут.
Один из начинающих мелких дельцов, очевидно ещё не разбирающийся толком кто есть кто в этом мире, вихляющей походкой приблизился к столику, за которым сидел Рамзес со своей зазнобой, и, неловко шаркнув ножкой, как нетерпеливый жеребец перед скачками, галантно пригласил даму на танец.
Не глядя на него, Рамзес презрительно скривился и произнёс скучным бесцветным голосом какую-то короткую фразу. На щеках пижона проступили красные пятна, он гордо выпрямился и что-то напыщенно ответил. По лицу брюнетки медленно разлилась пугающая мертвенная бледность, она как-то съёжилась, испуганно глядя на своего покровителя.
Дальнейшее произошло очень быстро. Рядом со столиком появился тот самый парень спортивного вида, уже подходивший к даме раньше. Коротко вскрикнув, незадачливый горе-ухажёр уткнулся разбитой в кровь физиономией в узорный паркет у самых ног Рамзеса, который с безразличным видом вытер о его голову носок ботинка и слегка качнул головой. Охранник тотчас подхватил всхлипывающего дельца за шиворот и поволок его к выходу.
Серый окинул беглым взглядом зал.
Посетители ресторана старательно делали вид, что ничего особенного не произошло, и только их застывшие напряжённые спины и неестественно бодрые голоса красноречиво говорили о том, что инцидент не прошёл незамеченным. Хорошо вышколенная прислуга быстро и незаметно ликвидировала последствия, смыв пятна крови с паркета. Оркестр всё так же продолжал свинговать, как ни в чём не бывало.
- Профессионалы, мать вашу... - почему-то внезапно разозлившись на ни в чём не повинных музыкантов, процедил сквозь стиснутые зубы Серый.
Он залпом осушил рюмку коньяка, не принесшую ему на этот раз обычного удовольствия, и принялся без особого энтузиазма ковырять ложечкой расплывшееся мороженое. У него враз пропало приподнятое настроение, на душе стало холодно и гадко.
"А ведь то же самое могло произойти и со мной, если бы Влад не предупредил... - неожиданно подумал Серый. – Ну и сволочь же этот Рамзес! Чужими руками действует, гад!"
Вот тогда-то он и решил, как выражался его литературный кумир – Остап Бендер, пощупать Рамзеса за "вымя". Конечно, обчистить квартиру главного мафиози города было равносильно самоубийству - там наверняка находилась постоянная охрана. Но квартира его полюбовницы, скорее всего, должна быть "чистой". Правда, могла быть установлена какая-нибудь хитроумная сигнализация, но это уже сущие пустяки, которые Серого никогда не смущали.
Щедро расплатившись с официантом, он вышел на морозный воздух и глубоко вдохнул, чувствуя, как холодные иголочки впиваются в гортань и тают, растекаясь по телу освежающей прохладой и возрождая бодрость. Голова постепенно прояснилась. Усевшись в машину, Серый включил двигатель на прогрев и стал терпеливо дожидаться, искоса поглядывая в сторону новенького чёрного "БМВ", за рулём которого сидел спортсмен-охранник. Рядом с ним на переднем сиденье устроился ещё один громила - косая сажень в плечах.
Примерно через час появилась долгожданная парочка - Рамзес и брюнетка, закутанная в длиннополую норковую шубку.
"Любопытно, во сколько, или, вернее, во что обошлась ей такая роскошная вещица? - отстранённо подумал Серый, одновременно с тем внимательно присматриваясь к мафиози. - Ведь совершенно же ничем не примечательный мужичок, разве что нос... Ну да это тоже не всегда верный показатель. Скорее всего, взял авторитетом или испугом..."
Завидев "шефа", охранник мгновенно выскочил из машины и предупредительно распахнул заднюю дверцу. Водитель повернул ключ зажигания, выжидательно глядя в зеркало заднего вида.
Как галантный кавалер, прежде чем усесться самому, Рамзес пропустил даму вперёд, изобразив на блёклом лице подобие любезной улыбки. Однако его глаза при этом оставались холодны и совершенно равнодушны.
Серый невольно почувствовал, как по спине ужом проскользнул неприятный холодок.
"С таким свяжись - жизнь ломаного гроша стоить не будет..." – неожиданно мелькнула пугливая мысль.
Однако одновременно с этим пришёл и спортивный азарт. В этот момент он окончательно решил познакомиться с обстановкой квартиры любовницы Рамзеса.
"БМВ" плавно тронулся, с места набирая ход, и, проскочив на красный свет перекрёсток, помчался по проспекту к старому центру города. Улица была совершенно пустынна, поэтому Серый не рискнул повторить этот вызывающий маневр, опасаясь привлечь внимание водителя и охранника, наверняка поглядывающих назад. Он терпеливо дождался, пока загорелся зелёный свет и, свернув налево, погнал машину боковыми переулками, которые вывели его на узкую старую дорогу, позади городского парка. Этот путь прямиком выходил на широкий проспект, длинной дугой огибающий парк.
"Здесь я тебя и перехвачу, - решил Серый. - А там уж посмотрим, что дальше будет".
Выскочив на проспект, он плавно сбавил скорость и направился к старому центру, периодически поглядывая в зеркало заднего вида. Если он не ошибся в предположениях, то вскоре машина Рамзеса должна была его догнать.
Всё оказалось именно так, как Серый и рассчитывал. Позади ярко вспыхнули быстро приближающиеся огни мощных галогенных фар.
"БМВ" медленно поравнялся с его машиной, идущей в правом ряду. Громила-охранник ленивым взглядом оценил "жигулёнок", пытающийся соперничать с мощной иномаркой, презрительно скривил толстые губы и, повернувшись к водителю, что-то коротко произнёс. Тотчас "БМВ" мягким толчком ушёл вперёд, резко увеличивая разрыв. Серый рванул за ним, разыгрывая задетого за живое автолюбителя.
Несколько минут "жигулёнок" и иномарка поиграли в догонялки, но, когда приблизились к старому городу, Серый приотстал, сделав вид, что сдался. Теперь он издали следил за машиной Рамзеса.
На одном из перекрёстков она завернула направо и скрылась из виду. Серый спокойно проехал мимо, скосив глаза в боковую улицу, и успел заметить "БМВ", остановившийся у добротного четырёхэтажного здания с лепными украшениями в виде кариатид по бокам арки подъезда. Он не спеша объехал квартал по периметру, на всякий случай, проверяя возможные пути отхода. Затем припарковал автомобиль за углом и фланирующей походкой прогуливающегося бездельника направился по противоположной стороне улицы в сторону проспекта.
Брюнетка с Рамзесом в сопровождении охранника как раз вошли под арку. Водитель остался в машине, расслабленно развалившись на сиденье.
Поравнявшись с подъездом напротив, Серый уверенно вошёл в него и, быстро взбежав по лестнице на второй этаж, прильнул к треснувшему стеклу смотрового окошка.
Время было позднее, и в противоположном доме почти все окна глазели на пустынную улицу тёмными провалами. Если квартира брюнетки находилась в фасадном корпусе, значит, сейчас должен был вспыхнуть свет в её комнатах. Так оно и произошло. На третьем этаже, справа от арки осветились сразу четыре оконных проёма. Чьи-то руки резко задернули плотные шторы.
Серый ждал. Когда нужно было для дела, он мог быть чрезвычайно терпеливым, словно охотник в засаде.
Спустя несколько минут из подъезда вынырнул здоровяк и, плюхнувшись на сиденье рядом с водителем, что-то коротко сказал ему. Оба заржали, словно кони. Судя по всему, "БМВ" ещё долго предстояло дежурить в ожидании хозяина. Но это уже было не столь важно - Серый узнал то, что хотел. Спустившись на первый этаж, он поднял воротник, чуть сгорбился и, выйдя на улицу, трусцой побежал обратно. Если даже охранники и обратили на него внимание, то, скорее всего, приняли за припозднившегося гуляку, спешащего домой.
Серый не любил откладывать дела надолго, поэтому решил наведаться в заинтересовавшую его квартиру на следующий день. Хорошо отоспавшись, тщательно выбрившись и приняв освежающий душ, он после полудня выбрался в город. Немного поколесив по заснеженным улицам, съездил в кассы центрального аэропорта, заказал билет на утренний рейс следующего дня в столицу и только после этого к шести часам вечера направился к месту назначения.
У знакомого подъезда с кариатидами ещё никого не было, поэтому, проехав немного вперёд и припарковав автомобиль за потрёпанным микроавтобусом, Серый откинулся на спинку сиденья и принялся наблюдать.
Ждать пришлось довольно долго. Он уже начал сомневаться в сегодняшней затее, когда с противоположной стороны улицы показался знакомый "БМВ". Из машины выбрался вчерашний громила и потрусил в подъезд.
"Значит, всё правильно... - подумал Серый. - Сейчас сладкая парочка отправится гулять, а мы в отсутствие хозяев наведаемся в гости…"
Вскоре появилась дамочка. Прощебетав что-то в приоткрытую дверцу, она юркнула внутрь. Охранник плюхнулся на переднее сиденье, и иномарка, проехав мимо "жигулей", лихо завернула за угол.
- Попутного ветра... - криво усмехнулся Серый.
Выждав для верности несколько минут, он взял свой старенький кожаный дипломат и спокойно направился в подъезд.
На площадке третьего этажа было тихо и светло. Внимательно осмотрев дверь со всех сторон, Серый не обнаружил никаких следов охранной сигнализации и с недоумением пожал плечами. Отмычка легко вошла в замочную скважину центрального замка. Мягкий щелчок, и вот он уже внутри. Всё оказалось банально просто. Очевидно, Рамзес до такой степени уверовал в свою значимость, что даже не удосужился поставить квартиру содержанки на сигнализацию.
В комнате витал приторно-сладкий аромат дорогих французских духов и косметики. Он пробуждал в воображении интригующие и даже несколько пикантные картины. Необъятных размеров упругая югославская кровать с огромным зеркалом над изголовьем только усиливала эти ощущения.
Серый сложил губы трубочкой и беззвучно присвистнул. Да уж, обстановочка в квартире говорила сама за себя.
- Попал по адресу, - удовлетворённо пробормотал Серый и принялся планомерно обследовать помещение.
Первым делом он заглянул в секретер, но ничего, достойного внимания, не обнаружил, если не считать парочки заурядных золотых колец с недорогими камнями и короткой нитки речного жемчуга. Серый рассеянно бросил их в раскрытый чемоданчик и подошёл к платяному шкафу. В дальнем углу верхней полки он заметил продолговатую шкатулку палехской работы. Когда он открыл крышку, то на мгновение даже остолбенел. Внутри лежала пухлая стопка стодолларовых купюр, перетянутых обыкновенной резинкой, вырезанной из велосипедной камеры. На первый взгляд там было тысяч двадцать, если не больше. Под долларами мягко поблескивало чистыми гранями безукоризненных камней вчерашнее бриллиантовое ожерелье и серьги. Это была удача, на которую, честно говоря, Серый и не рассчитывал. Он аккуратно переложил содержимое шкатулки в дипломат, смахнул туда же остальные драгоценные побрякушки, на мгновение задумался, а затем, положив для смеха в шкатулку смятую пятёрку, ухмыльнулся и поставил её на прежнее место.
Дело сделано, теперь можно было и уходить. Серый захлопнул чемоданчик, окинул комнату прощальным взглядом и уже повернулся к выходу, когда неожиданно услышал голоса за дверью. В одном из них он узнал голос брюнетки, второй, очевидно, принадлежал Рамзесу. Они о чём-то громко спорили.
Холодная испарина мгновенно покрыла лоб. Попасться в квартире содержанки мафиози было равносильно самоубийству. Не раздумывая, Серый рванулся к окошку. Руки действовали молниеносно. Обламывая ногти и безжалостно сдирая с пальцев кожу, он выдернул из гнёзд шпингалеты и распахнул окно настежь. В лицо ударил колючий морозный воздух.
Слева, где-то в полутора метрах от окна вниз уходила водосточная труба, до которой можно было дотянуться, если пройти по узкому обледенелому карнизу.
За спиной раздался щелчок открываемой двери.
Проклиная всё на свете, Серый вскарабкался на подоконник и шагнул на карниз. Дипломат ужасно мешал, но оставить его даже не пришло в голову. Распластавшись по стене, словно лягушка, Серый начал мелкими шажками осторожно передвигаться в направлении водосточной трубы, казавшейся теперь невероятно далёкой.
Из комнаты послышался раздражённый голос Рамзеса:
- В чём дело? Почему окно открыто?!
Раздались приближающиеся шаги.
Серый судорожно вздрогнул и почувствовал, как правая нога предательски соскользнула с обледенелого карниза. Всё дальнейшее происходило мучительно долго, словно в невероятно замедленном кино. Беспорядочно размахивая руками, словно обессилевшими крыльями, Серый медленно падал вниз на холодный и равнодушный асфальт тротуара.
Перед взором болезненно чётко и ярко встало лицо Людмилы. В прекрасных янтарных глазах притаилась горечь невысказанного упрёка.
"Прости, любимая! Какой же я был идиот! До чего же всё глупо закончилось! Прости..."
Короткий глухой удар, хруст, вспышка! Сознание погасло...

* * *

Незнакомец тихо застонал и пошевелился. Его посеревшие плотно сжатые губы дрогнули, приоткрылись.
- Только в полёте живут самолёты... - слабым голосом нараспев произнёс он, криво улыбнувшись.
Воронин с удивлением вгляделся в черты худощавого, слегка хищного лица неизвестного. В ответ из-под полуприкрытых век блеснули чуточку насмешливые внимательные глаза.
- Ну что, очухался? - поинтересовался Воронин.
- Ты кто? - вопросом на вопрос ответил незнакомец.
- Человек... - пожав плечами, усмехнулся Сергей.
- Чей?
- Свой собственный... А ты сам-то кто будешь?
- Дед Мороз.
- Остряк... - недовольно проворчал Воронин. - Ты надолго тут разлёгся, или как?
Неизвестный полностью открыл глаза. Он внимательно скользнул изучающим взглядом по собеседнику, снова ухмыльнулся, а затем, скосив глаза в сторону, быстро осмотрелся вокруг. На его лице внезапно появилось выражение лёгкого замешательства.
- Где это я?
- Там же, где и я!
- В таком случае - а где ты?
Воронин оттолкнулся от стены и пружинисто вскочил на ноги, протягивая руку новичку.
- Добро пожаловать в лабиринт!
Он уже понял, что неизвестный, скорее всего, ещё ничего толком не знает, а значит, ему придется долго рассказывать и объяснять всё то, что он сам в своё время узнал от Дэна. Хотя Воронин ещё так ничего и не понял, да и не был уверен, что когда-нибудь поймёт.
- Я не могу подняться, - неуверенно произнёс новичок. - У меня, наверное, все кости переломаны...
- Целы твои кости, целёхоньки, как у новорожденного, можешь не сомневаться. Небось, тебе кажется, что ты погиб или что-то в этом роде... Так? Представь себе, что ты глубоко заблуждаешься! Что бы ни произошло раньше, сюда все попадают целыми и невредимыми.
Незнакомец недоверчиво ухватился за предложенную руку и скривился в ожидании предстоящей боли. Воронин легко вздёрнул его на ноги и утешающе похлопал по плечу.
- Ничего, скоро ты к этому привыкнешь и перестанешь обращать внимание на такие пустяки...
- Ничего себе – пустяки! Я же совершенно отчетливо помню, как грохнулся с...
Новичок запнулся на полуслове, озираясь по сторонам.
- Откуда это ты навернулся? - поинтересовался Сергей.
- Да так, было дело... Сейчас это уже не важно… - уклончиво ответил новичок. – Тебя-то как зовут?
- Сергей.
- Значит, тёзками будем. А где мы находимся на самом деле? Что-то я ничего, после того, как упал, не припоминаю, видать здорово головой шандарахнулся. Это ты меня сюда притащил?
- Никуда я тебя не тащил. Ты сам здесь объявился. Бабах – и вот ты уже лежишь посреди тоннеля, словно с неба свалился.
- Почти так оно и было. Только падал-то я на асфальт тротуара, понимаешь?! На обыкновенный тротуарный асфальт, а очнулся в каком-то подземелье… не пробил же я головой такую толщу и попал в неизвестное... гм-м... место… или…
- Знакомая история, - охотно согласился Воронин. - Я вот тоже приготовился, было, Богу душу отдать, а очутился здесь целым и невредимым. Ты лучше сейчас меня ни о чём не спрашивай - всё равно толком я тебе ничего объяснить не смогу. Сам пытаюсь разобраться и понять, куда меня занесло и главное - зачем.
- Любопытно… может быть, мы уже на том свете? - ухмыльнулся новичок. - Только что-то уж больно мрачноватое местечко, очень смахивает на предбанник ада. Как думаешь?
- Не смешно...
Воронин досадливо передернул плечами.
- Ну что, пошли вперёд что ли?
- А где здесь перёд?
Воронин неопределённо махнул рукой, указывая направление, куда по его разумению следовало идти, и двинулся по коридору подземелья. Ему почему-то совершенно расхотелось разговаривать. Вновь прибывший новичок как-то сразу ухватил суть вопроса, который он сам себе боялся задать. Ведь должно же быть какое-то объяснение всему происходящему, пусть даже и невероятное. Сергею и самому в последнее время несколько раз приходила в голову бредовая мысль о загробной жизни, но он гнал её прочь, так как не верил в это, считая полной чушью. Но только именно этим бредом и можно было всё объяснить. Хотя...
- Послушай, тёзка, а как тут с проблемой питания? - прервал его размышления спутник, идущий чуть позади. - Что-то я здесь не наблюдаю ни кафе, ни ресторанов.
- Ресторан не обещаю, но с голоду не помрёшь, это уж точно. Через пару часов появится сухой паёк.
- Что-что?
- Сухой паёк – так в армии называют походный комплект питания. Ты что, не служил?.. Ладно, сам увидишь.
Более не обращая внимания на назойливое бормотание спутника, Воронин пошёл вперёд.
Всё было как обычно. Спустя несколько часов завернули за очередной угол и обнаружили посреди тоннеля аккуратно сложенную провизию. Сергей даже не удивился, увидев двойную норму. Очевидно, загадочные хозяева лабиринта уже поставили на довольствие и новичка.
- Интересно, кто это здесь оставил?
- Я бы тоже хотел знать, только не у кого спросить, - пожал плечами Воронин. - Кормят - и ладно...
Привычно усевшись на пол, он принялся за ужин, а может, завтрак – и сам не мог сказать, что это было на самом деле.
Новичок (так Сергей окрестил его про себя) расположился рядом и с любопытством начал изучать бледно-серые твёрдые коврижки, которые, собственно говоря, и составляли весь рацион, если не считать две глиняные чаши с обыкновенной питьевой водой. Он поднёс коврижку к глазам, повертел её, разглядывая со всех сторон, понюхал, а затем, осторожно откусив маленький кусочек, принялся медленно разжёвывать.
- Вот эта безвкусная преснятина называется едой?! - не выдержав, возмущённо воскликнул он.
- А чем тебе не нравится? - спокойно отреагировал Воронин. - Еда – как еда... Немного напоминает армейские галеты.
- Лично я предпочёл бы свежий сочный ростбиф! А от этой солдафонской жратвы недолго и ноги протянуть... Это ж просто какие-то прессованные опилки!
- Не нравится – не ешь, - философски заметил Сергей, пожимая плечами. - Только тогда ты уж наверняка загнёшься, потому что другой еды в лабиринте не бывает.
Новичок пристально взглянул на него, хмыкнул и совершенно неожиданно предположил:
- Ты, наверное, раньше преподавателем был?
- С чего ты взял? - удивился Сергей.
- Рассуждаешь как сельский учитель... Ну что, угадал?
- Да ты, оказывается, Шерлок Холмс! Попал прямо пальцем в... небо, - криво усмехнулся Воронин. - Солдат я, мог бы и догадаться по одёжке, неужели не видно?
- А что одежда значит?! Нынче многие в камуфляже щеголяют с деловым видом, хоть и в армии никогда не были и, как говорится, даже пороху не нюхали. А ты сам-то нюхал?
- Довелось... - нахмурился Воронин.
Подкрепившись, двинулись дальше. Новичок первое время продолжал приставать со своими расспросами, но Воронин отмалчивался, и тот отстал.
Повисла долгая пауза. Сергей сосредоточенно мерил шагами бесконечный коридор лабиринта, словно забыв о спутнике, который исподтишка с любопытством наблюдал за ним.
Так прошёл почти час.
Когда появился первый посторонний звук, они не заметили. Ровный отдалённый гул возник, казалось бы, из ниоткуда, и с каждым шагом становился всё громче и громче.
- Что это? - поинтересовался новичок.
- А я почём знаю?! Вот дойдём, тогда и разберёмся, что к чему. Судя по всему - ждать уже недолго...
За следующим поворотом освещения не было. Очередной длинный коридор, окутанный мягким полумраком, заканчивался вдалеке ярким светлым пятном – там был выход из тоннеля. Именно оттуда и доносился глухой размеренный рокот.
- Любопытно, что же это там грохочет? - тихо пробормотал Серый, облизнув сухие губы. - Такое ощущение, что впереди водопад, который рушится в пропасть с огромной высоты.
- Всё может быть...
Выход из тоннеля приближался, и вместе с этим усиливался грохот. Он уже стал таким громким, что невозможно было разговаривать. Новичок что-то попытался кричать, но его голос утонул в какофонии грозных звуков. Воронин только отмахнулся и вышел на свет.
Он стоял на широкой ровной площадке, края которой резко обрывались в пропасть. Вокруг, сколько хватал глаз, простирались отвесные скалистые горы, словно бы отлитые из тёмного коричневато-зелёного стекла. Взбираться на них, наверное, не пришло бы в голову даже самому сумасшедшему альпинисту. Эти горы сплошным кольцом опоясывали огромную чашевидную котловину, противоположный край которой терялся где-то вдалеке в туманной дымке. Что находилось внизу, рассмотреть было невозможно - густой рыхлый туман полностью скрывал от глаз то, что там происходило.
Слева, в десятке метров от площадки из большой круглой пещеры хлестал могучий поток. Срываясь по дуге с невероятной высоты, он с оглушительным рёвом стремительно мчался вниз, разбиваясь на острых выступах скал. Над водопадом висела мельчайшая водяная пыль, в которой дробились миллиардами золотистых искорок солнечные лучи.
- Вот и он – источник шума, - прокричал Воронин.
- Ну и что дальше делать-то будем, как отсюда выбраться? - скептически поинтересовался Серый.
- Я вижу только два пути: или вниз, или обратно в Лабиринт.
Серый кивнул, нехотя соглашаясь, и осторожно подошёл к самому краю площадки. Он в принципе не боялся высоты, но, глянув вниз, ощутил прикосновение холодных пальцев страха на затылке.
- М-да... это явно не с третьего этажа падать придётся... - озабоченно пробормотал он.
Отсюда, с кручи расстояние до загадочной пелены тумана вообще казалось невероятным. Уходящие вниз отвесные стены виделись совершенно гладкими и неприступными, словно срезанные исполинским ножом. Лишь внимательно приглядевшись, можно было с трудом заметить небольшие выступы и немногочисленные узкие трещины, за которые при определённой сноровке удалось бы зацепиться.
- Да уж... влипли по самые уши... - изрёк Серый. - Тут спуститься никак невозможно, если по здравому уму рассуждать. Хотя другого пути, судя по всему нет, разве что идти обратно в лабиринт и попытать счастья в каком-нибудь другом месте…
- Что ты там бормочешь? - окликнул его Воронин.
- Да вот, любуюсь пейзажем.
- Лучше подумал бы о том, как отсюда выбираться. Обратной дороги всё равно нет – я проверял. Когда пытаешься идти назад, свет не зажигается...
Серый равнодушно пожал плечами.
- Ну и что? Пол в подземелье достаточно ровный - будем двигаться потихоньку, наощупь.
- Я так думаю, что, даже если нам очень повезёт, и мы не заблудимся в кромешной темноте в боковых ответвлениях и не свалимся в какой-нибудь бездонный колодец, то уж точно помрём от голода. Короче говоря, обратной дороги нет...
- С какой это стати? Хозяева лабиринта пока нас исправно кормили, хотя, честно сказать, разнообразием меню не баловали...
Воронин как-то странно посмотрел на Серого, горько усмехнулся, а затем кивнул в сторону темнеющего входа в подземелье.
- Ты вон туда посмотри...
Серый оглянулся и поёжился. На площадке слева от входа лежало то, что он вначале принял за отполированный ветрами белый камень. Но это был череп. Самый обыкновенный человеческий череп равнодушно взирал на мир пустыми глазницами, в глубине которых притаилась тьма. Почему-то сразу вспомнилась классическая сцена - принц датский держит на ладони череп верного Йорика.
- Ничего себе... - выдохнул Серый. - Это что же получается? Наши черепа тоже тут останутся лежать?
- Вряд ли... Уж во всяком случае, не мой. Я попробую спуститься.
- Ты что, из ума выжил?! Посмотри вниз - по таким стенам только муха сможет ползать!
- Попытка - не пытка...
Воронин принялся внимательно обследовать края карниза и через некоторое время удовлетворённо воскликнул:
- Есть!
На расстоянии полуметра виднелась едва приметная трещина, в которую можно было втиснуть носок ботинка. Чуть ниже торчал небольшой выступ.
- Разобьёмся... - с сомнением проворчал Серый.
- Зато не придётся долго мучиться, если что...
- Что-то я в последнее время зачастил с полётами…
Но Воронин уже не слушал его. Сев на край карниза, он свесил ноги вниз, перевернулся на живот и, нащупав расщелину, вогнал в неё носок ботинка до отказа. Затем, осторожно распрямляя руки, опустился ниже и оперся второй ногой на выступ. Скосив глаза в пропасть, он отыскал следующую трещину, примерился и опустился ещё ниже.
- Ну, я пошёл, - спокойно произнёс он. - А ты внимательно следи, куда я ноги ставлю, и запоминай. Через несколько минут пойдёшь следом...
- А ежели нет?
- Твоё дело.
Голова Воронина исчезла за краем карниза.
Наклонившись вперёд, Серый с невольным восхищением наблюдал за ним. Раскорячившись, как паук, солдат медленно, но неуклонно спускался вниз по, казалось бы, совершенно неприступной отвесной стене.
Выждав некоторое время, Серый украдкой перекрестился, обречённо вздохнул и последовал за Ворониным.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Ключевые слова: лабиринт, музыкант, возвращение,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 5
Опубликовано: 14.04.2019 в 11:56
© Copyright: Анатолий Валевский
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1