Святец Н.И. Мой прадед - защитник страны


Украйченко Дарья
СВЯТЕЦ НИКОЛАЙ ИЛЛАРИОНОВИЧ
Введение
Давно отгремели бои Великой Отечественной войны. В уходящем 2015-м году мы все отметили 70-летний юбилей Великой Победы. Я, как и многие лицеисты, приняла участие в акции «Бессмертный полк». Сейчас фотографии моих прадедушек – на стенах нашего лицея.
К сожалению, я не видела в живых ни одного своего прадедушки, кто-то из них погиб, кто-то, вернувшись, умер от полученных ранений. Но в нашей семье сохранилась память о них, мои бабушки и дедушки рассказывали о своих родителях детям, а они нам – уже правнукам той далекой, и в то же время, такой близкой каждой семье - Победы. Я, в свою очередь, обязательно буду помнить о своих предках и о том, какой ценой досталось нам мирное небо над головой. Буду стараться всю информацию, что узнала от бабушек и дедушек, передать в будущем своим детям и внукам.
Первый мой рассказ о Святец Николае Илларионовиче – дедушке моей мамы – Украйченко (Святец) Натальи Николаевны. Я хотела бы поведать о том, что мне стало известно на данный момент о человеке, которым очень горжусь.
Предвоенные годы
«Средняя Азия. Засушливый климат. Узкие длинные душные улицы крупного города. Теплый кумыс. Тюбетейки на головах у мужчин и женщины иногда по привычке, прикрывающие лица уходящей безвозвратно в прошлое паранджей. Красные флаги. Различные лозунги на алых плакатах, в которых я мало что смыслил в те времена (1)» - вспоминал прадедушка позже.
Только-только отгремели бои Гражданской войны и в краях, расположенных почти на окраине России, наступил хрупкий мир. Именно туда забросила судьба прадедушку с его родителями. Несколько лет они, дети и взрослые, жили в бараках, которые назывались коммунами. Русские подростки учились в узбекских школах, где учителя сами не всегда четко изъяснялись по-русски, а родители, что завербовались, либо приехали сюда по комсомольским путевкам для работы на различных стройках, восстанавливали отсталую экономику республики. Так прошло несколько лет. Маленький Коля заканчивал начальную школу и почему-то, мечтал стать ветеринарным техником.
Однажды весной 1932 года русскому населению, проживающему в так называемых коммунах, из-за эпидемии было предложено срочно покинуть Узбекистан. Поэтому следующим домом, а точнее местом для проживания, позже и работы, стала Кабардино-Балкария. В то время родители Коли уже переехали в село Матвеевку, что недалеко от города Прохладного. Там также организовывалась коммуна, где они начали жить и работать. Поселковая школа стала для подростка вторым домом. Здесь ему нравилось все: учиться, узнавать новое и постигать мир. После окончания семи классов и когда исполнилось 14 лет, Николай оформился работать на станцию путевым рабочим.
Работая вместе со старшими товарищами на равных, прадедушка восстанавливал железнодорожные пути между станциями Прохладной и Моздок. Постепенно, набравшись опыта и знаний, он перешел на работу стрелочником, затем сцепщиком, осмотрщиком и составителем железнодорожных вагонов. Видя его стремление к знаниям и непреодолимое желание работать, коллектив, в котором он трудился, направил его продолжить учёбу. Три месяца спецкурсов железнодорожных автоблокировщиков пролетели, как один день. Здесь было много молодежи, интересных людей, приехавших с различных комсомольских строек Владивостока. Именно их рассказы об этом далеком и знаменитом крае запали мне в душу, что в конечном итоге и определило его дальнейшую судьбу на несколько лет вперед.
Быть может поэтому, на отлично окончив курс обучения, он не стал возвращаться к родным. Написав небольшое письмо родителям и сослуживцам, попросил прощения, а затем сообщил, что уезжает жить и работать во Владивосток.
Шел 1938 год. Страна жила ожиданием войны с Японией. Уже не раз на восточных границах происходили военные конфликты. Политическая обстановка в мире, также была весьма и весьма сложной. В Западной Европе созревал фашизм.
Вскоре, молодым и безусым юнцом он был призван в Красную армию на действительную военную службу. Через год с отличием окончил полковую школу и был откомандирован в 105-ую стрелковую дивизию заместителем командира взвода.
Судьба распорядилась так, что его военные университеты были продолжены и после окончания Владивостокского военно-пехотного училища. Это был май 41-го, прадедушка получил звание лейтенанта и должность командира взвода в 33-ей пехотной бригаде.
В выпуске было 56 человек, но лишь шестеро по разнарядке, пришедшей к начальнику училища, были направлены для дальнейшего прохождения службы в Приволжский военный округ. Естественно, что такое решение молодые офицеры тогда посчитали несправедливым. Каждый из них был полон сил, энергии и громадного желания служить на благо Родины. Но жизнь, как водится, продиктовала свои условия.
Военные годы
Не успев прибыть на место, а добирались туда через всю страну, войска облетела не добрая весть - была объявлена война с Германией. По всему фронту шло повсеместное отступление наших войск. В первые дни боев, неся огромные потери и сдерживая натиск гитлеровцев, наши войска героически боролись за каждый город, каждое село, каждую высоту. На Украине, под Донецком, Николай Илларионович был первый раз ранен. Затем Куйбышевский госпиталь, больничные коридоры, операционные и палаты, где ему несколько месяцев пришлось провести на больничной койке.
После выздоровления его уже ожидала 26-ая армия, формировавшаяся в тылу специально для обороны Москвы. Когда все подразделения были укомплектованы личным составом и техникой, их перебросили в Пушкино. В то время там готовились воинские части для контрнаступления и разгрома немцев под Москвой. «Мы дали клятву не отступать ни на метр, какими бы суровыми не были бои (2)», - говорил участник обороны Москвы в одном из интервью.
В госпиталь во Владимирове прадедушку доставили с тяжелым огнестрельным ранением и контузией, но отлежавшись на больничной койке, восстановив здоровье и набравшись сил, он вновь стал проситься на фронт.
Следующим этапом его военной биографии был Западный фронт и 37-я армия под командованием генерала Ефремова. Это был весьма храбрый и талантливый военачальник. К сожалению, он геройски погиб в боях под Вязьмой. О его гибели ходили легенды даже среди фашистских солдат.
Затем, в начале 43-го года, из-за болезни Николая Илларионовича перевели в 183-й запасной стрелковый полк, который готовил войска для фронта. Там он занимался подготовкой стрелков. Жизнь и служба его в те военные годы складывались так, что по служебной надобности ему приходилось сталкиваться и общаться с различными военачальниками, командирами полков, соединений и дивизий, многих из которых сегодня уже, к сожалению, нет в живых. Но память о тех, кто воевал рядом с ним, кто делил горечь поражений и радость побед, навсегда оставалась в его сердце. Оставаться в запасном полку он не хотел, один за другим направлял рапорты с просьбой отправить его на фронт, в ответ получал отказ. И все же Николай Илларионович попал на фронт и сражался за Москву.
Осенью 43-го 199-ая стрелковая дивизия, где служил мой прадедушка, после боев под Вязьмой была перегруппирована и направлена вести бои за освобождение Смоленска. В то время освобождение этого исконно русского города было для советских солдат и офицеров делом чести. В войне уже наступил перелом, но гитлеровские подразделения сражались умело и уверенно. Легких побед на войне не бывает. Любая военная кампания, либо спецоперация, любое преодоление водной преграды или взятие села, города или населенного пункта не обходится без крови и смерти товарищей по оружию.
В боях за Смоленск прадедушка был в очередной раз ранен. Остаться в живых и выйти с поля боя, когда вокруг рвались мины и снаряды, ему помогла хрупкая молодая медсестра, которая буквально на себе, рискуя собственной жизнью, вытащила из-под вражеского обстрела и доставила в медсанбат. Звали её Мария Афанасьевна. Это была поистине героическая женщина, с которой они несколько раз встречались потом после войны. За время боевых действий этой хрупкой девушкой были, в буквальном смысле этого слова, вынесены 400 наших бойцов. И 90 процентов спасенных ею людей остались в живых. Родина по достоинствам оценила её ратный труд. За верность долгу Мария Афанасьевна была удостоена многих почетных правительственных наград.
Ранение Николая Илларионовича, к сожалению, оказалось тяжелым. В различных госпиталях он провел более полугода, но оказалось, что судьба и в этот раз была к нему благосклонна. Он остался жив, выйдя из многих боевых передряг, но позже о себе дали знать полученные ранения и контузии.
По выписке из госпиталя прадедушка хотел вернуться в родную часть, но пройдя военно-врачебную комиссию, был признан не годным для фронтовой службы. Вот так молодому армейскому офицеру, командиру батальона, майору, а было ему тогда всего 23 года, вновь пришлось оказаться перед дилеммой выбора.
Послевоенные годы
По партийной путевке прадедушка прибыл в Северо-Кавказский военный округ и поступил в распоряжение НКВД. В то время на Северный Кавказ уже начали поступать военнопленные. Лишь в Ростовскую область должны были прибыть более 42 тысяч плененных немецких солдат и офицеров. Естественно, что за ними должен был организован надзор, питание, предоставлено жилье. Как раз этими вопросами Николаю Илларионовичу было поручено заниматься.
В то время штаб по надзору за военнопленными располагался в гостинице Ростов, а лагеря для их содержания были организованы в различных городах и поселках Ростовской области, а также Краснодарского края. В зону оперативного обслуживания входили Шахты, Каменск, Гуково, Новочеркасск, Сальск, Пролетарск, Армавир, Апшеронск и многие другие населенные пункты.
Однажды осенью, когда работа с военнопленными была уже налажена, и они работали над восстановлением разрушенного войной хозяйства, к нам в Ростов из Москвы прибыла комиссия ЦК партии. В ее задачи входил отбор достойных и проверенных офицеров-фронтовиков для работы на стратегически важных строительных и добывающих объектах Германии. К тому времени у прадедушки за плечами был уже диплом об окончании Университета марксизма ленинизма, и он продолжал обучение на юридическом факультете РГУ. В те годы он уже был женат, имел дочь и сына, подумывал об оседлой мирной жизни, но судьба, как это уже не раз бывало, распорядилась иначе. Спустя несколько дней его вызвали для беседы с одним из ответственных работников ЦК. После серьезного разговора чиновник из Москвы недвусмысленно дал понять, что отказаться от поездки в Германию прадедушка не имеет права. Аналогичная беседа была проведена и с прабабушкой. Доводы представителей ЦК были для нее более чем убедительны, - «Если откажетесь ехать вместе, муж уедет один…»
Два года они жили в Хемницах, это недалеко от Карл-Маркс-Штадта. Тогда там велись разработки и добыча урановой руды для Советского Союза. Прадедушке пришлось заниматься вопросами отгрузки, добычи, транспортировки урановой руды, а также подбором обслуживающего персонала и безопасности вверенного ему объекта.
Работать приходилось и днем, и ночью. Каких только вопросов и проблем, связанных с организацией производства, ему не доводилось решать. На собственном опыте и ошибках учился работать он, учились и его подчиненные, но задачи, которые стояли перед ними, они выполнили.
Незаметно шло время, пролетели два года работы, все постепенно привыкли к жизни вдали от Родины. Но командировка завершилась так неожиданно, как и началась. На смену, как тогда говорили, по партийной путевке прибыл новый молодой руководитель с новыми полномочиями. Вскоре семья вернулась в Ростов-на-Дону.
Шел 53-й год. После проведенных амнистий в стране был колоссальный всплеск преступности. Не удивительно, что перед органами внутренних дел встал весьма существенный и злободневный вопрос, касающийся наведения порядка. В то время при Северо-Кавказской железной дороге было организовано управление войск передвижения. В ведении этой структуры были все перемещения воинских эшелонов.
Обрабатывать и сопровождать воинские железнодорожные составы считалось всегда непростой задачей. Штатной численности милиционеров, с которыми приходилось работать прадедушке, катастрофически не хватало. Чтобы как-то справиться с ситуацией и не завалить порученную работу, все время приходилось что-либо предпринимать, выдумывать и изобретать. Хотелось бы отметить, что некоторые оперативные наработки, выдуманные им в силу различных жизненных обстоятельств, используются при сопровождении поездов и сегодня.
17 лет он исполнял обязанности своеобразного контролера, в задачи которого входило обеспечение порядка и безопасности при движении поездов. Однажды он с коллегами провел нехитрый, но продиктованный самой жизнью, эксперимент: плотно общаясь с бригадирами и проводниками литерных поездов, они условились об обмене информацией (средств связи, таких как сейчас, в те времена не было). Суть этих действий заключалась в следующем: если по ходу движения поезда в каком-либо вагоне происходили противоправные действия, проводники сразу же связывались со своим бригадиром и докладывали о случившемся, а бригадир, в свою очередь, оповещал начальника близлежащей станции и сотрудников органов внутренних дел. При заходе состава на станцию стражи порядка моментально принимали адекватные меры. Кроме этого, в каждом эшелоне, как правило, всегда следовал кто-то из пассажиров-офицеров, и с ними также проводили определенную работу, привлекая их к помощи. Нередко бывали случаи, когда проводники и доверенные лица сами задерживали преступников, а затем, передавали их представителям правопорядка. Другими словами, весь секрет выдумки заключался в том, что через проводников была установлена тесная связь с военнослужащими, которые могли ехать в любом из вагонов поезда, и таким образом, любой злоумышленник или нарушитель порядка оказывался в безвыходном положении. За время службы моего прадедушки в этом качестве, а работал он инспектором по особым оперативным вопросам, не было допущено ни одного чрезвычайного происшествия или случая, когда преступник, либо хулиган не был задержан.
Заключение
С тех пор, как отгремела война, прошло уже 70 лет. С каждым годом ветеранов Великой Отечественной войны становится меньше, но память об их ратных подвигах и успехах жива и поныне. Я тоже буду помнить о боевой биографии моего славного прадедушки – Н. И. Святец – защитника, до конца своей жизни преданного своей Родине.
Литература
1.Сергей Пургин «Страницы Памяти»; 2002 г. https://skfout.mvd.ru/novosti/item/978414/ (Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации);
2. Светлана Щербакова «Мы помним всю войну» газета «Труд-7» 13 января 2000 г.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Статья
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 12.04.2019 в 22:31
© Copyright: Украйченко
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1