Кузька-гурман


Кузька-гурман
Село потому и названо Родниковое, что в низине бьют прозрачные, холодные родники. Вместо водопровода почти в каждом дворе колодец с журавлем или барабаном и воротом, а также электронасосом. Родниковая вода кристально чиста, пригодна для питья и полива деревьев, кустов в садах, палисадниках и овощных грядок на огородах.
Хотя в окрестностях села, в низине, расположено озеро, но мой сосед по земельному участку пенсионер Степан Петрович Мамалыга, ради того, чтобы иметь собственный водоем пожертвовал почти одной соткой плодородной земли. Нанял односельчанина и тот за литр спотыкача (так обозначают самогон) экскаватором вырыл котлован трехметровой глубины. Снизу забились родники и, на радость Мамалыги образовался пруд.
На следующий же день Степан Петрович на «Жигулях»-копейке, поехал на рынок, увидел автомобиль с цистерной «Живая рыба» и купил три десятка карасей и десяток карпов. Запустил их в свой частный водоем. И в тот же вечер, когда рыбы еще не успели обжиться на новом месте, я увидел Мамалыгу с удочкой на берегу.
У каждого человека свое увлечение, так называемое, хобби. Одни собирают коллекции старинных монет или икон; другие — почтовые марки и фантики; третьи — самовары или утюги, четвертые — колыбели и прялки…
Знаю одного капитана морского флота, который с упоением коллекционирует головные уборы офицеров и моряков разных стран. Собрал более сотни экзотических экспонатов. А у соседа увлечение другого свойства. Он чувствует себя не в своей тарелке, дискомфортно, если два-три часа в день не посидит с удочкой или спиннингом на берегу какого-нибудь водоема, будь то моря, озера, реки или пруда.
Теперь ему никуда не надо было ехать, пруд в сорока метрах от порога дома. Может часами, перебирая снасти, крючки и грузила, распутывая леску, сидеть на берегу. Выкраивая время от житейских забот, занимайся ловлей. Словно манекен, он надолго замирает на берегу, заворожено смотрит на поплавок. Даже слабая поклевка вызывает у Степана Петровича восторг. Довелось его увидеть в ситуации, когда леска натягивалась струной, а удилище изгибалось дугой. С умилением он взирал на серебристо-золотистого карася. Бережно снимал его с крючка и… отпускал в пруд.
— Петрович, не по-хозяйски ты землю используешь, — заметил я однажды. — В селе, да и вблизи есть пруд и река, а ты в огороде устроил водоем. Мог бы на этом месте посадить малину, смородину, крыжовник или арбузы и дыни?
— Почти все пруды и ставки сданы в аренду барыгам. Есть поклевка или нет поклевки, поймал или не поймал рыбу, а плати за то, что посидел с удочкой на берегу, напрасно убил время. Такой вот прибыльный бизнес.
— Тогда рыбачь на озере или речке.
— Спасибо, а то сам не догадался. Там пасутся рыбинспектор и участковый. Угрожают штрафом, требует мзду. Дело идет к тому, что скоро приватизируют моря, озера и реки, — посетовал сосед. — Зато на своем участке я хозяин-барин, никто мне не указ.
— Скоро колодец и водоем обложат налогами, тогда по-другому заговоришь.
— Придется зарыть, против власти не попрешь, себе дороже,— вздохнул Мамалыга.
— Странная рыбалка? Почему отпускаешь добычу, может, надеешься, что наберет вес до размера сома или тебе по вкусу уха лишь из петуха?
— На уху рыбу можно на рынке или в магазине купить, — отозвался он. — Для меня важен процесс ловли, азарт охотника. Чтобы за один вечер всех карасей и карпов выловить и зажарить, большого ума не надо. Чем потом буду заниматься, может лягушек-квакушек ловить? Здесь для меня мастер-класс, тренинг перед тем, как с ночевкой поеду на Черное или Азовское море на ловлю кефали, пиленгаса, камбалы, саргана или ставриды… Вот там бывает царская рыбалка.
Из этого диалога я понял, что Мамалыга фанатично одержим рыбалкой и поэтому больше ему не докучал вопросами. Однако через месяц он пожаловался:
— Рыбы в пруду мало стало, редко клюет?
— Откуда ей взяться, если каждый день удишь, — усмехнулся я.
— Я добычу отпускаю, ни одного карпа или карася в котел и на сковородку не отправил.
— Кормишь их жмыхом до отвала, поэтому ожирели, обленились и залегли на дно, — озвучил я версию. — Чтобы у рыбы разыгрался аппетит, охотно клевала на живца или приманку, она должна быть голодна. А сытая мимо крючка будет плавать.
— Не учи ученого, — с обидой произнес Степан Петрович и с гордостью сообщил. — Что касается знаний об обитателях морей, океанов и других водоемов, то в селе нет мне равных. Я от корки до корки прочитал книгу Леонида Сабанеева «Рыбы России» и другие научные труды, постоянно смотрю в Ютубе видеофильмы о рыбалке. Знаний, хоть отбавляй. Но не могу понять причину слабой поклевки в моем пруду.
— Может, завелись хищники, щука или окунь и полакомились карасями и карпами?
— Исключено, иначе бы уже поймал на крючок.
— Смени наживку или приманку.
— Ловлю на живца — дождевого червя, на тесто и перловку, но все равно поклевка вялая.
— В таком случае, попробуй развести раков, — посоветовал я.
— С ними много хлопот. Для меня азартнее рыбалка с удочкой и спиннингом, — признался он. Причина того, куда подевалась рыба, так и осталась неустановленной.
Разгадка пришла неожиданно. Спозаранку, выйдя со двора на огород, я увидел, как мой кот Кузька с белоснежной шерстью и янтарными зрачками ловко забрался на штакетник, спрыгнул на участок Мамалыги и, крадучись, направился к котловану. Приблизился к кромке берега и спрятался в камышах. Долго сидел неподвижно, глядя в зеркало воды. Вдруг выскочил из засады и когтистой лапой выдернул из воды небольшую рыбешку. Она затрепетала, пытаясь вырваться, но хвостатый рыбак не отпустил добычу.
— Кузька-гурман, пошли домой, — позвал я кота и подумал: «Теперь понятно, почему он лакает молоко и сметану, но от овсяной каши нос воротит».
Он сделал вид, что меня не слышит. Верно, подмечено, что «Васька, а в данном случае, Кузька, слушает и ест».
Полакомившись карасем, он возвратился на свою территорию. Ему не объяснишь, что на чужом участке следует вести себя прилично, он гуляет сам по себе, не признавая преград и границ. Хотя свою территорию метит и отважно охраняет от хвостатых собратьев. Чтобы доказать свою полезность, кот часто приносит от пруда к порогу веранды, то еще живых лягушек, то выловленную небольшую корягу, а вот рыбку оставляет себе, в качестве бонуса за усердие.
Вскоре сосед при встрече хмуро упрекнул:
— Почему кота держишь на голодном пайке?
— Кто тебе об этом сказал? Кузька питается, как аристократ. У него меню полноценное. Делясь с ним котлетами, угощаю молоком и сметаной, варю овсяную кашу с килькой и тюлькой для приятного запаха.
— Так вот где собака зарыта! — обрадовался Мамалыга. — Ты его специально приучил к рыбе. Это твой кот почти всех моих карасей и карпов выловил и съел, лишь обглоданные скелеты остались в камышах.
— У Кузьки нет удочки, а в воду он не полезет, не собака ведь, — отклонил я обвинения и задал вопрос в лоб. — Петрович, не гадай на кофейной гуще. Купи акваланг или водолазное снаряжение, спустись на дно к ожиревшим карасям и карпам.
— Эти игрушки мне не по карману, — вздохнул сосед. — Едва на японский спиннинг деньжат скопил. Мечтаю поехать на Азовское море, половить кефаль, пиленгаса, барабульку или саргана.
— Мечтать не вредно, а на Кузьку не кати бочку, он живет по законам природы.
— Пусть ловит мышей.
— Для этого нужно зоркое зрение, особенно ночью. Но чернику он не ест. А рыба, богатая фосфором, подойдет в самый раз. Имей в виду, что Кузька родился в Керчи, а там рыбаков, хоть пруд пруди и ему по нраву это занятие. Может ты его застал с поличным?
— Не застал, иначе бы сфотографировал на смартфон, — признался он. — Но другие коты сюда не ходят. А Кузька, когда я рыбачу, сидит в сторонке и наблюдает. Едва поймаю рыбешку, он тут, как тут, глаза из орбит лезут, мяукает, ждет угощения. Вот на него и пало подозрение.
— Петрович, тебе без разницы, кто попадется на крючок, все равно ведь отпускаешь добычу. Переключись на ловлю лягушек и головастиков. Если на удочку не берутся, то сетью или сачком.
— Ты меня не провоцируй, а то в селе объявят французом, мол, питается лягушечьими лапками, поднимут на смех.
— Тогда проверь, может водяная крыса — нутрия завелась и пообедала рыбкой? — попытался я отвести подозрения от кота. Однако Мамалыга был убежден в кузькиных шалостях. Дабы отвадить его от пруда, спускал с цепи овчарку по кичке Рой. Несколько раз собака прогоняла кота с насиженного клеевого места. Но не зря Кузька прожил на белом свете уже более семи лет, кое-чему научился. Характер у него нордический, если чувствует опасность, то сразу показывает клыки и когти. Прошел закалку за время, когда щенок Дик подрастал, нередко выясняли, кто во дворе хозяин?
Теперь перед тем, как наведать к пруду, кот забирается на крышу дома или высокую яблоню и наблюдает за будкой Роя. Если тот сидит на цепи, то смело отправляется на встречу с деликатесами.
— Кузька, если сосед не запустит в пруд карасей или, хотя бы пескарей, то твое пиршество кончится, — внушаю я ему мысль и, кажется, он понимает, виляет пушистым хвостом. Не сомневаюсь, что Мамалыга не сможет прожить без рыбалки и снова отправиться на рынок к автоцистерне синего цвета «Живая рыба».
С приходом весны у Кузьки появилось новое занятие. Затаившись в камышах, он манипулирует хором лягушек. Как только какофония, заглушающая пение и щебет птиц, обрывается и возникает антракт, значит, кот находится на своем боевом посту.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 36
Опубликовано: 11.04.2019 в 10:43
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1