Дом - Акула


Дом – Акула.
Этотдомникогданестоялнаместе.Онмедленнодрейфовалвсторонулеса.По­пастьвнегобылонеточточертовскитрудно,новесьмапроблематично.Старый,деревянныестены,соблупившейсякраской,уженаводилинамысль,чтоегочревоеслиинепустует,тоужезначительноевремянаходитсяна«сухом пайке».Хлопающиевветренуюпогодудвери,обозначалидвижение,азагорающееся,времяотвремениокноверхнегоэтажа,показывало,чтодомпросыпаетсяивыбираетнаправлениедвижения.Появляющийсянадтрубойдымоквыдавалдыханиечудовища,авспыхивающееокноверхнего этажабыло,скореевсего,глазом.Помоемумнению,не особозорким.Иначе,зачемэтому,полудохломучудовищу,стремитсяпопастьвлес?Никакнедумал,чтопо прихотисудьбы,мнепридётсяпопастьвнутрь.Профессияобязывала.
Я вырос в деревне и меня занимал вопрос – почему в деревянном доме наокраине леса столько много окон и два парадных входа? Уже потом, я понял, чтомногоквартирныедомамогутбытьидеревянными,инаходитсяневгородскойчерте.Дорогакнемулежалачерезлес.Метровпятнадцать – двадцать,узкая асфальтоваязмейкавилась черезберезняк.Здесьбылосветло,дажевсамыененастныеночи.Стволыберёз, казалось,самиизлучаютсвет.Свежестьвоздуханемоглииспортитьдажекучимусораипопадающиеся времяотвременипообочинегоркикоричневойсубстанции,если,конечно,нанеёненаступать.
Первымвстретившимсямнеживымсуществомоказалсястафодширскийтерьер,чтонёссякомнесгрознымрычанием,со стороны дома стоявшего по левую руку.Убедившись,что я не собираюсьнарушатьграницы его владений, пёс остановилсяперед хлипкимзабороми, рыкнув для приличия, проводилменянедоверчивымвзглядом. Он уже давно изохранникапревратилсяв некого Цербера, что встречает прохожих при входе в этот посёлок. По раннейвесне поселение выглядело весьма неуютно. Снег уходил, оставляя за собой, то, чтовывали­вающиесяизвнутренностейпригороднойэлектрички (похожейнаанаконду)жителимегаполисараскидывалинаходу.Онипочему-тосчиталинеимовернымтрудомдонестимусордопредназначенныхдляэтогоконтейнеров. Скореевсего,напланетах,откудаониприлетелимусорлибосамоликвидировался,либосуществовалироботыуборщики.Унасжеонлежалдотехпор,пока,какой-нибудьпироман,недодумывалсяподпалитьэтотшлак.Прелая листва,смешаннаясэкскрементамисоздавалатотсамыйнеповторимыйза­пах,чтоявлялнутрожителейкирпичныхкоробок. Онбылзамешаннадыме,вонидешёвогопортвейна, сорванныхрекламныхобъявленийи, естественно, дерьма.Мневспомнилисьдвачеловека.Один вначалепрошлогостолетиязапиралсявтёмнойкомнатеимнилсебяузникомготическогозамка,другойбродилпоокраинамгородаиждалпришествия из морских глубин ДревнихБогов. Обоих в результате объявилибезумцамиипересталиобращатьнанихвнимания. В результатегосподинПо и месьеЛавкрафтстали классиками,а ихнасмешники.....Хм... Что обычно бывает с насмешниками? Ониобратилисьвстаигалдящих,ощипанныхптиц, что роютсявпомойныхкучах, подыскиваяпропитание.
Последняягоркамусорапроводиламенявылупленнымибельмамижестяныхбанок.Ихуженекому стало собирать.Илиих никто не принимал? Дальше снежную гладьпрорезалследчеловека-мутанта.Выйдязагородскуючерту,этот любитель бесполезныхфизическихнагрузок,зачем-тоцеплялнаногидвеполоскипластика,бралзаострённые палкиинёссятак,чтоемумогпозавидоватьлюбойкурьерскийэкспресс.Кто-тоназывалэтопогонейзаздоровьем,личномне это казалосьохотой за вывихнутымиконечностями. Человеческомусуществуотприродыданыдве руки и две ноги. Зачем ещё что-то дополнительное?Успеваетвездетот,ктововремявыходитиникуда не торопится. Попытка опередить время этоничтоиное,какприступбезумнойагрессии.Оно,время,величайшийспринтер.У негопростоотключенафункцияусталости.Иногда,угонщика можетвозникнутьиллюзия, что он,хотьна дюймопередил,на секунду обогнал,нообгоняетиопережаетонсамогосебянеболее.Мидгард – мир,где мыживём, всего лишь стадион, где финиш, это не более чем точка старта,пересечённая с обратной стороны. Главное, чтобы тамвас не встретилнектоссекундомером,инесообщил,чтовсяэтапробежка,всеголишьпопыткаобогнатьчерепаху.Всявашаэйфориярухнетподобнодому,вкоторыйпопалснаряд.Человекссекундомером,вотглавныйпалачиллюзийиубийцаэнтузиазма.Расчётливый,самовлюблённыйипаническибоящийсядряхлости, котораяужевыглядываетиз-заегоплеча,нашёптываяколыбельнуюСмерти,онпревращаетсяввампира.Однако,упиваясьсвоимиллюзорныммогуществом,онипонятиянеимеет,чтозаострённыйневидимыйколвремениужезанесённадегогруднойклеткой.Тик-так.Тик-так.Всеголишьчетыреудара,ибагроваяфизиономияатлетаначинаетбледнеть. Нагубахвыступаетпена.Недолгийутробныйхрип, и онпадаетвсугроб.Деньлыжниканеотвратимоперешёлв ДеньМертвеца. Где-товЗемлях индейцевМайяэтонациональный праздник. Чтожетеперьсуператлетможетстатьегопочётнымгостем.Если, конечно,сможетвыучитьузелковоеписьмо.Говоритьтам,емуниктонепозволит. Кстати, онможетстатьнеплохимпридворнымшутом.Сегоумениемстоятьнаголове,подобнаядолжностьемугарантирована.Повелители МираМёртвыхоченьлюбятпосмеяться.
Кое-гденаветкахсталипоявлятьсяпушистыекомочки. Верба. Дерево,котороев странепрыгнувшейиз коммунистического маразма в средневековый религиозныйугар,сле­довалобывзятьподохрану. Впрочем, разве можноуберечь что-либо от людей, которыеужедве тысячи лет доказываютвсей Галактике, что под видом белого хлеба едят плоть своего Бога, а запивают его же кровью расфасованной по бутылям с названием *Кагор*.Спаситель,наверное, жутко хохочет, когда наблюдает эту Вселенскую Афёру. Впрочем, бородатым прохиндеям,скореевсего, плеватьнамнениекакого-топлотникаизНазарета.Егожертва,малоужекомуинтересна.Никтоизнихужеинепомнит,радичегоонабыласовершена. Планета,конечно,неможет самоуничтожиться, а вот населяющие её гуманоиды, движутсяименно к этой цели. Со скоростью, даже и не снившейся пролетевшему мимо менялыжнику. Лес дышал. Всю зиму его терроризировали. Начиная с декабря месяца, когда гуманоиды, закаким-то дьяволом, начинают тащитьдомой ёлки. Варварская традиция. Неужели не прощевыкопать саженец ёлки, посадитьегов ведроипроблема ежегодных вырубок отпадает сама посебе.
Впрочем,тожесамоеисвербой.Этодеревонехужелюбогоимпортногонасосапоглощаетгрунтовыеводы. Сажайтееговсвоихгородах.Надачныхучасткахипроблемазатопленныхулициподваловбудетрешена.Есливыиверите в созданиеМиранекойвысшейсилой,тозначит, и этовсёбыло создано не вам на потеху.Недляутолениякаких-товарварскихсуеверий, а дляцелостности гармонии Мира. Когда-нибудь вы добьётесьтого,чтоВОДА – основа жизнибудет обдирать вашиглоткиипрожигать желудки. И вот тогдавывернётесь к этому ДОМУ!!!Именнодлятого,чтобы набратьведроводы. Скрипнет входнаядверь инаружувыйдет СТРАЖ.Ужасныйвсвоей дряхлости,онпригласитвасвойти, ивынесможетеотказаться. Я бывал в этом доме ещё толькотогда, когда онначиналумирать, и впечатления остались тягостные.
Уже в «парадном» ты натыкаешьсяна прогнившиеполовицы и запах испражнений. Это первый шаг. Несколько скрипящих ступеней, которые готовы вот-вот развалиться, и ты перед первой дверью покрытой слоем линялой обивки. Если звонок и работает, то звук его теряется где-то в недрах жилища. Ждёшь. На порыв ветра, дом отвечает жутким скрипом. Хочется если и не убежать, то хотя бы поскорее уйти. Вспоминаешь нытьё начальства о том, что эти квартиры так и будут висеть вечным балансом – продолжаешь ждать. Смотришьнапереплетениедопотопных проводов, что, цепляясь за фарфоровые катушки, змеятся по стенам и понимаешь – достаточно одной искры, и всему сооружению конец.
За дверью шорох, впрочем, не факт, что там кто-то есть. Подходишь к следующей двери. Почтовый ящик набит рекламными проспектами. На всякий случай стучишь. Тишина. Третья дверь. Звонок. Скрип замка. Заспанное существо женского пола. Не успеваешь представиться, как дверь захлопывается. Звонишь ещё раз. Открывает мужичок в растянутой майке и трениках. Снова объясняешь цель визита. Мужик явно столько принял накануне горячительного, что, вообще ничего не понимает. Дрожащей рукой ставит закорючку в ведомости, на просьбу войти, мычит что-тоневнятное и закрывает дверь. Ладно. Хоть так.
Квартира номер три. Тишина. По скрипящей лестнице на второй этаж. Перила исцарапанные полустёршимися буквами доверия не вызывают. На втором этаже полумрак. Искать звонки наощупь – занятие небезопасное. Рискуешь нарваться на оголённый провод. К счастью, я не первый год на этой работе. В кармане у меня всегда хранится фонарик. Высвечиваешь дверь номера, естественно, нет. На работающий звонок, я уже не надеюсь. Стук остаётся гласом вопиющего.
Второй подъезд – первый этаж. Тишина и пустота. Самое время достать волшебную книгу и начать прочерчивать магические письмена. «Уважаемые, Проживающие!!! ОгромнаяПросьба!!!ВВашемдомепроходитпроверка! Пожалуйста! Свяжитесь с нами....... и т.д. и т.п.»Они,конечно,несвяжутся. Но ты,хотя бы, очищаешьсовесть. Чтобыпотомотчитатьсяпереднадоедливойначальницей, сголоскомнадоедливоймухи.
-Нууууяаааажеееехооодила, яаааа жеее искаааалааа... Мнеоооооткрыыыылиии.....
Тараканистоговидалысоватыйкнязёксидитсбокуиухмыляется. Ты понимаешь,чтоэтоттвойпоходнебольше,чемфикция.Рукичешутсяпоработе...В душетыпроклинаешьикнязька,и надоедливуюмуху.Псевдомастера.Хочется всёброситьи уйти.Бросаешь и уходишь.Потом,узнаёшь, чтокнязёк,мотаетсянеизвестногде и неизвестновкакомстатусе.Псевдомастер – об этомсуществеисмешновспоминать.Чувствуешь, чтосправедливость торжествует, ноитвоялюбимаяработа осталасьвпрошлом. Реалиисовременнойжизнимистической страны. А Дом-Призрак всё стоит истоитнасвоёмместе.Чемоданинструментов скучает в углу. Руки тоскуют по работе. Дом-Призракпоглотилвсюстрану.
С. Бабернов.
02.04.2019.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Антиутопия
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 02.04.2019 в 00:59
© Copyright: Сергей Бабернов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1