О жене моряка. Часть 2. Глава 8. Год 1994


О жене моряка. Часть 2. Глава 8. Год 1994

Следующие месяцы были похожи друг на друга. Павел самоутверждался на "Ирисе", став там, совершенно заслуженно, полноправным членом экипажа. Элина продолжала работать в областной поликлинике, и была очень довольна и своей новой работой, и новой должностью мужа. И не только материальной стороной вопроса, хотя зарплата рефмеханика ровно вдвое превышала прошлогоднюю.

Ей нравился сам огромный пароход, раньше она на таких и не бывала. Каюта теперь у мужа была отдельная, на капитанской палубе по правому борту, с большим круглым иллюминатором над диваном. Средних размеров, уютная, с компактным санблоком, с большой кроватью за раздвигающимися шторками.

Два стола, кресло, два стула. Элина с Женей несколько раз ночевали на судне, и им даже уходить не хотелось. Павел после работы переодевался в форменную одежду с двумя нашивками на погонах, так полагалось ходить среди пассажиров и в кают-компанию, куда и Элина с ним заходила.

Ей очень нравилось то, что Павел регулярно появлялся в Одессе и даже ночевал периодически дома, что он не привязан к судну вахтами, как раньше. Встречать его Элина ходила теперь редко. Он сам звонил ей сразу после того, как устанавливали телефон у трапа, узнавал домашние новости и говорил, когда освободится.

В дни прихода Паша на судне задерживался редко, и в пять-шесть часов они с ним встречались или в поликлинике, или на Приморском бульваре и ехали домой вместе. Такой жизнью Элина наслаждалась. Обсуждали все последние новости, морские и береговые. Но последние дни новости у неё были печальные.

- Паша, у нас в подъезде очередные похороны, и опять безвременная смерть. Это что-то необъяснимое, молодые люди уходят из жизни один за другим, особенно в двухкомнатных и четырёхкомнатных, напротив нас.
- И кто на этот раз?
- Саша с седьмого этажа, ей меньше сорока было.
- Знаешь, я тебе не говорил, но когда мы только заселились... Помнишь, Володя Данилов из Киева приезжал?
- Помню, конечно. Вы еще вместе клеёнку клеили на кухне.

- Ну вот. Когда мы в магазин ходили, он как-то неодобрительно отозвался о месте расположения нашего дома, сказал, что он на разломе геологическом построен.
- Это что же значит? Как он это определил? Вова же геолог, да?
- Как определил, не знаю, я не сильно в это поверил, да и не прислушался тогда, а теперь вот вспомнил. Что-то он говорил о патогенных зонах, возможных трещинах, провалах земли, разрушении дорог. Так это или нет, кто знает? Я пока ничего не замечал.

- Как бы то ни было, мне эта тревожная тенденция не нравится. Грановичи на первом этаже,оба молодые, Вася в соседней квартире, старики на третьем, теперь вот Саша... И что, сидеть и ждать, когда до нас очередь дойдёт?
- Есть предложения? Мы там сколько - двенадцать лет живём, кажется?
- Двенадцать, да, следующий - тринадцатый. Знаешь, мне начмед на днях говорила, что её соседи с Пастера хотят на Таирова перебраться. Квартира у них хорошая, но страшно запущенная. Потолки четырёхметровые с лепкой, денег на ремонт нет. Дети выросли, переженились, и для двоих стариков квартира большая.

А нам по любому ремонт предстоит делать, денег мы насобирали. И семья у нас, - Эля улыбнулась, вспомнив забавное выражение, - перспективная. Дети растут, Рудик такой, что и глазом не моргнёшь, как женится. Пойдём, посмотрим? Это совсем рядом.

- Прямо сейчас?
- А почему нет, чего откладывать? Начало седьмого, время удобное как раз. Ты бы хотел в центре жить, рядом с мамой, с Ваней?
- Спрашиваешь! Я, вообще, центр Одессы обожаю, я же здесь родился. Только не верится мне в этот обмен. Какой дурак отсюда на выселки поедет?

- А вот не нужно думать за других. У людей могут быть свои соображения, и тоже родственники в нашем районе. И воздух у нас чище, и квартира солнечная, и море близко, это всё имеет значение.
- Ну, за спрос денег не берут. Пойдём посмотрим.

Квартира оказалась ... одним словом и не скажешь. Полная разруха, на кухне доски пола провалены, под умывальником ведро для слива стоит, сантехника дремучая, АГВ послевоенное, полы затёртые, не поймёшь из чего, обои "с углами" по моде шестидесятых... кошмар.

Но опытный взгляд инженера по обслуживанию иностранных представительств видел в ней совершенно другое.

Столярка из столетней лиственницы, огромные мраморные подоконники, дубовый паркет, печь-голландка, которую можно превратить в камин, потолки с падугой, громадная кухня, ванная метров десять. Ох, и денег же сюда надо... но!

- Ну что, Паша?
- Я даже не знаю. Ты представляешь себе, за что ты берёшься? Тут на год ремонта! А жить как?
- Вам подходит? - робко спросила хозяйка?
- А вам трёхкомнатная квартира подойдёт на Таирова? Пятый этаж, в девятиэтажке.
- Нам подойдёт. У нас сын на Южном живёт. Только ... вы же понимаете... центр... и площадь здесь больше.
- Мы понимаем. Сколько?

И совершенно неожиданно для Павла обмен состоялся. Конечно, с доплатой, но оно того стоило. Теперь у Эли появилась новая цель в жизни. Спокойно жить она не умела. Зато в автобусах ездить не нужно будет, и за ремонтом, и за Женей она теперь присмотрит в рабочее время, сто метров пройти, и дома.

Все комнаты в квартире отдельные, значит, и у Рудика своя комната будет, и у Жени. В спальне - балкон во двор, несмотря на бельэтаж. А вместо гостиной - девятнадцатиметровая кухня, прорубить из неё дверь на балкон, и будет летняя терраса.

Перед Пашей тоже стояла задача не малая - деньги зарабатывать, но он с ней справляется, и дальше справится, в этом они не сомневались. Главное, зарплата постоянная в долларах, не нужно теперь позориться, на толчке тряпками торговать. Разве раньше они этого хотели? Жизнь заставляла, другого выхода не было.

Павел на "Ирис" вернулся в октябре 93-го благодаря запросу с судна. Полмесяца у него ушло на знакомство с новым экипажем, на детальное изучение своего заведования, документации, а потом он начал хозяйство приводить в порядок так, как считал нужным.

Начал с инвентаризации, сделал ревизию кладовых запчастей, переписал содержимое. Потом составил заявку на получение запасных частей и необходимого расходного материала.

Следующим шагом стали частичные вскрытия отдельных узлов, чтобы определить степень износа различных компрессоров - самых важных машин в его заведовании. Нужно было определиться, какие компрессоры требуют срочного ремонта.

Родион Петрович в его дела не вмешивался, только заявки корректировал и пересылал суперинтенданту. Можно сказать, молчаливо одобрял его деятельность. Присматривался.

Рефмашинистом у Павла был Виктор Горенко, выпускник холодильного института, успевший два года отработать на "Сергее Лазо", рефрижераторе Черноморского пароходства. Теоретически он имел уже право занимать должность рефмеханика, но опыта у него было маловато, он это понимал, и у Паши учиться зазорным не считал.

Павел не стал делить своё заведование на "верх" и "низ", как было принято. Система работы у него была другая. Утренние обходы они стали делать вместе с Виктором, и Павел показывал ему, на что нужно обращать внимание при осмотрах. Все замеченные во время обходов недочёты они записывали, а потом уже вместе решали, что нужно сделать срочно, что может подождать, что сделает Виктор, а что Павел сам.

Постепенно они сблизились, несмотря на двадцатилетнюю разницу в возрасте и работали слаженно, хотя и редко вместе. Устранение мелких неполадок в работе оборудования много времени не занимало, и Виктор уже с ними справлялся сам. Павел хотел заняться более серьёзными вещами и посвятил в свои планы стармеха.

- Родион Петрович, я думаю, пора системы кондиционирования воздуха готовить к сезону.
- Пора, ты прав, я поддерживаю. С чего думаешь начать, план уже составил?
- Нет, с вами хочу посоветоваться как раз. Нам ЗИП для компрессоров долго ждать придётся? У нас запчасти есть только для аварийного ремонта, не для планового. Поршневые кольца нужны, пластины и пружины клапанов, механические сальники валов, фирменные прокладки из полумиллиметрового клингерита. Пока их не получим, смысла вскрывать компрессоры я не вижу. Согласны?
- Сто процентов. Запрошу суперинтенданта, в какой стадии наши заявки и расскажу ему о твоих планах. Он должен их поддержать, и на запчасти не скупиться.

- А пока, может быть, вентиляторами заняться? У нас сейчас они гоняют по каютам воздух без охлаждения. Это нормальная практика? Что, иллюминаторов открытых недостаточно?
- Иллюминаторы многие на палубу выходят, поэтому люди не всегда их открывают. И вообще, чтобы ты знал, вентиляторы работают всегда, это на пассажирах закон. Иначе сразу запахи в каютах появляются. На пару часов остановить можно, если хочешь испарители промыть, воздухом продуть. И то, время выбирай грамотно, чтобы народ ничего не почувствовал и не жаловался. А ЗИП на компрессора получим, и перебирай тогда, сколько захочешь. Постараюсь пробить оплату за саморемонт, но не обещаю.

Летний отпуск Тепловы проводили в новой квартире в обстановке полной разрухи и продолжающегося ремонта. Балкон, площадью семь квадратных метров, увеличили вдвое и закрыли металлической решёткой. Столярку менять не пришлось, старую краску удалили паяльной лампой, получилось красиво. Дубовый паркетный пол в замене не нуждался, а на кухне на цемент положили большие квадраты половой плитки. Про ванную и говорить нечего, там сменили всё полностью. Гордостью Элины стали потолки, которые отмыли и украсили новой лепкой. Сделали и камин, как Эля мечтала, настоящий, рабочий. Деньги улетали гораздо быстрее, чем Павел их зарабатывал, но они уже увлеклись процессом. Назад дороги не было, а друзья были, и деньги они одалживали, не задумываясь и беспроцентно. 



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 01.04.2019 в 21:19
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1