Остров Мрака. Глава 11. Рай рядом



Весь день мы с Эллой сердились друг на друга: я на неё, потому что не надо лезть не в своё дело; она на меня – за то, что накричал.
Рана меня не сильно беспокоила: хорошо, что наконечник стрелы лишь скользнул по коже, а не ушёл вглубь, иначе я бы в том лесу и остался. Рёбра сами по себе не болели; но по груди расплылся огромный синяк, так что я не мог лежать на животе или на боку, не ощущая последствий боя с монстрами.
К вечеру наша с Эллой неприязнь друг к другу поутихла, сменившись гнетущим, тоскливым безразличием. Я сидел на полу перед открытой дверью и смотрел на дождь, вдыхая шедший с крыльца запах мокрого камня и слушая шелест воды, низвергающейся на землю; Элла чем-то шуршала у меня за спиной – кажется, разрезала на отдельные листы высушенный после замачивания в реке теперь уже бумажный коврик.
Когда начало темнеть, дождь прекратился. Я понял, что устал, и лёг спать. Вскоре ко мне присоединилась Элла, и мы – неожиданно для самих себя – помирились.
В эту ночь мы больше не ссорились.

С утра Элла попросила меня продолжить рассказ о моих приключениях: мол, бумага теперь есть, а чернила всё равно скоро засохнут, так что надо их поскорее использовать…
Остатков хватило ненадолго: я только-только закончил описывать наш памятный вечер у озера, готовясь перейти к главе о нашествии ведьм, как вдруг Элла отшвырнула опустевшую ручку, с досадой поглядела на недописанную страницу и сказала, что дальнейшее творческое сотрудничество откладывается по техническим причинам.
Я лишь плечами пожал да отправился работать в шахту. Авось ещё пауки попадутся, чтобы чернила сделать…
Под землёй я рассказал Броннику про «нижний мир»: как там, что, какие руды встречаются. Он удивился и заинтересовался, но всё же заявил, что оставляет добычу красной «взрывчатки» и синего «накопителя электричества» мне одному.
Золото и алмазы мы не искали: вероятность успеха была слишком мала, да и не хотелось нам в темноте отходить далеко от главной площадки. Скелеты на нас в тот день не нападали: поняли, видно, что убить меня смогут лишь всей толпой, и то – с большим трудом. Короче, отработали мы свои шесть часов без происшествий. Бронник полез по верёвочной лестнице наверх, а я остался внизу: у меня были свои дела.
Ещё через час в карманах моих брюк (о чистоте одежды я уже почти не заботился) лежали полтора килограмма красной руды и чуть больше полкило – синей. В «нижнем мире», кроме меня, опять никого не оказалось. Очевидно, про это место больше никто не знал.
Пауков я не встретил; видать, придётся тебе, Элла, подождать с моими мемуарами как минимум до завтра.

Вечером я вновь принялся за чтение «посмертной биографии» Смита: после того как он уплыл с затонувшего океанского лайнера на необитаемый остров, его наверняка объявили погибшим. И меня – после крушения самолёта – возможно, тоже.
Ну, куда ты ещё ходил гулять, американец, кроме как в «ад» и «сумеречный лес»?..
Я ради шутки предположил про себя, что следующим пунктом его исследований будет рай, – и, к своему удивлению, не ошибся.

«…День двести пятьдесят девятый.
Посещение «сумеречного леса» ободрило меня и вселило надежду на то, что мои походы могут принести пользу, а та история с «адом» – просто досадное недоразумение. На каждый враждебный мир должно приходиться по два дружественных! Один я уже нашёл. Может, и второй отыщется?..»

(Это «сумеречный лес» дружественный? Да полно врать-то! Я там был подольше, чем Смит, и впечатления от той прогулки у меня остались не самые приятные. Вроде климат подходящий, и пейзаж умиротворяющий, но тот факт, что это – рассадник монстров, перевешивает всё. К тому же, откуда информация, что и на востоке всё пройдёт нормально?)

«...Переговорив с Эммой минувшим вечером, я понял, что поход в восточном направлении мне совершить необходимо, – чтобы, так сказать, закончить свою исследовательскую миссию.
И поздним утром, после хорошего завтрака и кое-каких приятных занятий, я надел кепку, сконструированную для меня моей «гражданской женой», взял тетрадку с ручкой (эх, чернил не очень много осталось, надо будет у Библиотекаря выпросить); а также свой верный каменный меч – и отправился туда, откуда так стремительно убегало солнце.
Предел дальности я установил в двадцать две с половиной тысячи шагов – что-то около пятнадцати километров, – так что вернусь к вечеру. Но это всего лишь один день – такой же, как вчера или завтра, и будет ещё таких великое множество. По крайней мере, несколько тысяч уж точно.
Хоть в основном мой путь пролегал по равнине, я почти постоянно натыкался взглядом на деревья, а иногда и проходил мимо них. Да, здесь явно есть где спрятаться. Прислониться к стволу, скрывшись в густой листве, – и никто не найдёт. Ну, если только специально каждое дерево осматривать не будут.
Где-то на четырнадцатой тысяче шагов путь мне преградила большая роща – метров сто в поперечнике. Я, естественно, пошёл напрямик: мне не хотелось сбиваться с курса и терять счёт шагам. Но мне и не пришлось: дальше той рощи я в тот день всё равно не прошёл.
В центре этого маленького леса находилась лужа. Ну, в смысле – небольшой водоём незначительной глубины. Как раз вчера был дождь, но только шёл я туда не по таким же лужам, а по мокрой траве и грязи. Асфальта или чего-нибудь ещё, из чего дороги делают, в этом мире я не видел, так что данное явление меня, признаться, немного удивило. Но – подчёркиваю – немного, потому как мне попадались объекты и похуже…»

(Ну да, ну да. В этот раз верю.)

«…Я подошёл, посмотрел: издалека вроде лужа как лужа, ничего особенного, а вблизи… Идеальной круглой формы водная поверхность. И всё – дна не видно, но и нельзя сказать, что там большая глубина: вода не тёмная – прозрачная (ну, до некоторой степени); а дно разглядеть не удаётся, потому что в этой глади всё отражается: моё лицо, деревья вокруг. Что на той стороне, – непонятно.
Я сел на траву около странной лужи, сунул туда руку. Поверхность явно состояла из воды: при вхождении кожа намокала; но уже там, внутри этой лужи я жидком среды не почувствовал. Как будто пропустил свою ладонь сквозь какую-то водяную мембрану, за которой – воздух.
Я высунул руку обратно, не понимая, что происходит. На коже воды было совсем немного: очевидно, «мембрана» достаточно тонкая. Но что за ней и кому понадобилось, чтобы было именно так, – я не знал. И мне сразу же захотелось этом проверить.
«Лужа» была достаточного размера; кое-как я смог бы пролезть туда, просто чтобы не создавать для себя очередную тайну. И я решился.
Раздевшись (чтобы потом не ходить в мокром), я лёг на траву рядом с «лужей» и стал понемногу проталкивать своё тело через «мембрану».
Сначала ноги… Ступня, колени, бёдра… Оттуда потянуло холодком, словно ветер подул. Я пролез до пояса, покрутил ногами, ища твёрдую поверхность; наконец, когда мои нижние конечности вытянулись параллельно земле, за которую я держался, – нащупал. Это что, подземная пустота, или я чего-то не понимаю?
Я постепенно протискивался дальше. Вот уже и плечи скрылись за прозрачной гранью… Я на всякий случай вдохнул побольше воздуха и погрузился в «лужу» с головой, всё ещё держась руками за землю: хоть смогу себя обратно вытянуть…
Я ожидал увидеть какое-нибудь тёмное подземелье, но то, что попалось мне на глаза, превзошло все мои ожидания.
Оказывается, там тоже была залитая солнцем равнина! Но, как ни странно, – в перевёрнутом виде!!! А я, значит, пролезал туда сквозь «мембрану» задом наперёд!
От неожиданности я отпустил руки и выдохнул весь воздух, отчего весь провалился через границу между миром деревни и… тем местом. Вот только я не учёл, что та реальность как бы «перевёрнута» относительно моей, – и, как следствие, вылетел из воды вверх ногами!
Через секунду я испытал воздействие гравитации того мира и провалился назад – вверх головой, после чего вновь устремился на ту сторону. Но я был готов к этому, так что вовремя изменил положение тела, чтобы приземлиться чуть сбоку от… даже не знаю, как и назвать. Вроде не «дыра в пространстве», не портал… Ладно, пусть будет «барьер».
Я лежал на спине, упираясь взглядом в ярко-голубое небо. Как же тут хорошо…
Тут я вспомнил, что на мне ничего нет, и, нашарив по ту сторону «барьера» свою одежду, быстро протащил её к себе, чтобы при прохождении через «мембрану» вещи не успели сильно промокнуть. Оделся и только теперь получил возможность осмотреть место, куда попал.
Я находился на огромной, тянущейся во все стороны до горизонта и даже дальше, покрытой травой равнине. В двух–трёх сотнях метров от меня в сторону, противоположную положению солнца на небе, протекала река, подозрительно похожая на свою сестру-близнеца в деревне. И тут (и тут тоже!) было тихо и пусто.
Но эти безмолвие и безлюдье были не гнетущими, как в «нижнем мире», не настораживающими, как в «сумеречном лесу», а – радостными, возвышенными… приятными, что ли.
Похоже, я попал в рай.
Да, наверное, пару недель назад я наткнулся на портал в «подземелье зомби» по чистой случайности. Ведь «ад» – один, а дружественных к деревне миров я отыскал уже два!..»

(Поправка: не два, а один. Информация устаревшая. На самом деле только «рай» Смит открыл случайно, а «ад» и «сумеречный лес» – это одна система. Система, настроенная против нас, людей.)

«…Я погулял немного по этой равнине, постоянно держа в голове местоположение «лужи». Курорт, да и только. Вот только если бы в реке была рыба, а над бескрайним полем разливалось пение птиц, было бы намного лучше. А то тишина, хоть и, как я уже сказал, радостная, но всё равно какая-то неестественная.
Если здесь так хорошо, то, значит, очень скучно. Тут я мог бы прожить месяц, но – не больше, иначе тихое сумасшествие мне гарантировано.
В «раю» обнаружил два вида существ, которым в других известных мне мирах аналогов не было. Про себя я назвал их «шалки» и «гастеры», потому что они были очень похожи на подобных созданий из игры «Майнкрафт», в которую я любил резаться, пока катастрофа не привела меня на остров.
Вообще, деревня, «нижний мир», «ад», «сумеречный лес» и теперь ещё «рай» выглядели, как соответствующие им реальности «Майнкрафта» – один в один! Может, создатели игры знали, откуда срисовывать?..
И шифр максимум из пятнадцати символов – это не что иное, как виртуальный код генерации мира. Но запихнуть в несколько десятков мегабайт все триста с лишним секстиллионов реальностей невозможно, поэтому создатели ограничились наиболее яркими и запоминающимися из них, и электронное приложение начало своё победное шествие по миру «ноль» – Земле…
Для тех, кто всё ещё не понимает, что я имею в виду, объясню поподробнее. Шалк представляет собой твёрдую коробку, внутри которой находится маленький (пятисантиметровый) мягкий, чаще всего жёлтый комок. Это и есть шалк, а ящик – это типа его броня. Не знаю, зачем она нужна здесь, но неисповедимы пути эволюции. Передвигается шалк прыжками: без «брони» – сантиметров по двадцать, в ящике – около полуметра.
Гастеры же – огромные, метрового диаметра, белые летающие медузы, которым нет дела ни до чего, что происходит ниже, чем они парят. У меня такое ощущение, что они вообще никогда не приземляются: за те два часа, что я провёл там, хоть бы один снизился! В общем, странные существа.
В конце концов мне стало скучно в такой компании, и я ушёл. Но обратная дорога по миру 999 оказалась такой однообразной и долгой, что я еле добрёл до деревни, когда солнце уже садилось…
И на прямой вопрос Эммы, где я так долго был, я честно ответил – в раю…»

Я отложил тетрадь и, наклонившись вперёд, обхватил голову руками, размышляя над тем, что же мне делать с усвоенной информацией.
Завтра же затащить туда Эллу и устроить «ремейк» нашего с ней отдыха у озера? Рискованно. Там могут оказаться не только гастеры да шалки…
Самому сходить туда и проверить? Та же самая причина. Не надо забывать, что меня где угодно могут убить, а кое-где – с удовольствием это сделают.
Не ходить никуда и читать дальше? А зачем я тогда тратил время, читая дневник, написанный чужим почерком на неродном для меня языке?! Нет уж. Пожалуй, сперва разведаю обстановку, а потом…
Я усмехнулся. А потом Элла узнает, на что я на самом деле способен в подходящем месте.

Бронник был удивлён и недоволен тем, что я прямым текстом заявил ему, что не буду завтра работать. Тем не менее, он всё же согласился, что и ему отдых полезен, и дал добро, не забыв при этом сообщить, что мой следующий выходной, значит, отодвинется на один день. «Не тебе указывать, когда и сколько мне работать!» – сказал я, прежде чем уйти, хлопнув дверью.
Отлично. Отгул у меня есть.
Я решил не проверять, живут ли в «раю» монстры, а сразу отправиться туда с Эллой. Если она так хочет быть со мной и к тому же любит всякие подозрительные места, – что ж, вперёд.
А меч я с собой возьму, – чтобы никого из нас там случайно не убили.

– …А давай завтра пойдём куда-нибудь, отдохнём… – предложил я.
– У тебя же работа, – удивилась Элла. – Ты готов прогулять целый день, только чтобы побыть со мной? Да и куда мы пойдём? Нам вроде и тут хорошо…
– Ну, как тогда, помнишь? Озеро, день, тишина… и только мы вдвоём…
Я мечтательно закатил глаза, чтобы Элла поняла, что я тоже умею уговаривать.
– А вдруг на нас опять нападёт скелет? – спросила она, и я изумлённо вытаращился на неё. – Или ещё кто похуже?
Я решительно помотал головой:
– В этот раз – без приключений!
– Совсем-совсем?
– Совсем.
– Правда-правда?
– Правда.
– Ну, тогда я согласна!
– Вот и отлично. Завтра с утра выдвигаемся. Я покажу – куда… Ничего, что идти около пяти миль?
– Ничего…
– Хорошо. Слушай, а давай я тебе просто буду рассказывать о своих приключениях, чтобы ты запомнила самое основное, добавила свои мысли по этому поводу и записала, когда появятся чернила, а?
– Ну ладно… Только учти: память у меня не очень… Я и так половину того, что написала, не помню…
– Это ничего. Всегда можно будет переписать… Этим рассказы от жизни и отличаются: в них можно вернуться к началу и всё переделать; а жизнь – вредина ещё та… только не у нас с тобой, да?...

Мы сделали, как и договаривались: утром встали, набрали еды, я взял меч (на самый-самый крайний случай), и мы отправились, держась за руки, на восток, чтобы перехватить солнце, прежде чем оно направится на другой край неба.
Мы болтали одновременно обо всём и ни о чём, смеялись над зачастую вовсе не смешными шутками, короче, просто наслаждались ясным летним днём.
А затем мы провалились сквозь тонкий водяной барьер и поняли, что рай рядом, что это единственное безопасное место из всех открытых мной – мир Света, противопоставленный континууму Мрака, в который входит и остров, покинутый мною в поисках лучшей жизни, которую найти оказалось не так уж просто.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 30.03.2019 в 12:04
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1