Остров Мрака. Глава 9. Угроза из ада


Я сидел на кровати, обхватив голову руками, и тупо смотрел на карту окрестностей в тетрадке Смита. А точнее, буравил взглядом надпись, относящуюся к горам на западе: «Портал в ад. Контроль».
Что же это означает? Может, «ад» – это какой-то особый мир, связанный телепортом лишь с реальностью «трёх девяток»? или туда можно попасть ещё откуда-нибудь?
Ладно, оставим это. А какое тогда значение имеет приписка «Контроль»? Что такое находится в «аду», что это надо контролировать?
Карта располагалась в первой половине тетради, примерно в конце первой её трети, а я уже прочитал больше половины и пока не обнаружил упоминаний об «аде» и о том, что всё-таки там находится. Наверное, это будет дальше; Смит корректировал карту по мере проникновения в тайны мира, и надпись могла появиться гораздо позже, чем он нарисовал первоначальный вариант карты.
Узнать, что всё это значит, я могу лишь одним способом, – прочитав дневник американца до нужного места. Я так и сделал.

«…День двести тридцать девятый.
До меня вдруг дошло, что я имею весьма неопределённое понятие о географии этого мира: деревня, река, северный край озера, портал и болота с лагерем ведьм – всё! Более-менее изучена местность на несколько километров к северу от деревни и где-то на полкилометра к югу. Но мы не знаем, что расположено даже в двухстах ярдах на запад или восток. Мне это, честно говоря, не нравится.
Я решил совершить в ближайшие несколько дней небольшие разведывательные походы на три стороны света: запад, восток и юг. Надеюсь, я что-нибудь узнаю.

День двести сороковой.
В деревне всё спокойно. Библиотекарь чахнет над своими драгоценными книжками, Могильщик на пару с Церковником курит тростник в подвале, Фермер копается в огороде, а Рыбак сидит у реки. Про остальных даже думать неохота. Ну, разве что про Шахтёра, но и у него, как мне кажется, сегодня будет неинтересный день.
Я вечером приготовил всё необходимое для похода, когда Эмма ненадолго отлучилась по делам; а рано утром, пока она спала, я тихонько встал, взял вещи и ушёл. Если повезёт, к обеду вернусь. Эмму я предупредил о своих намерениях, она была решительно против, вот я и отправился в такую рань – и в такую по меркам жителей, даль.
Сегодня я решил исследовать западное направление. Почему? Ну, не знаю. Просто решил. Западный берег реки – большая равнина, и любую опасность я замечу заблаговременно. Впрочем, и опасность меня тоже увидит. Но я успею что-нибудь придумать. Как-никак, у меня меч есть! Деревянный, правда, и отнюдь не новый, но я смогу за себя постоять! Наверное…
И вот я иду. Солнце светит в спину, но не так жарко, как в те дни, когда я только оказался здесь. Ой, а ведь с тех пор прошло месяцев восемь! Я прибыл сюда в мае, значит, на Земле уже январь, а здесь – лишь немного холоднее, чем тогда! А деревня, очевидно, на материке находится или на очень большом острове, поскольку здесь река и озеро есть… (Я проверял: вода в них пресная!) Ах, ну да, как я мог забыть: здесь, похоже, субтропики! Только почему около деревни растут деревья умеренных широт?.. Ай, какое мне дело; это совершенно иной мир, и чтобы понять его, надо хотя бы довести уровень здешней науки до земного. А пока… мне остаётся лишь идти на запад и внимательно смотреть по сторонам.
Я не собираюсь оставаться здесь навсегда – просто хочу унести с собой побольше знаний об этом мире, вот и интересуюсь всем сразу.
Если кто-нибудь когда-нибудь дочитает мои записи до этого места, то я приношу свои извинения за ухудшение почерка: так трудно писать на ходу, вы себе и представить не можете!..
Чтобы знать, на какое расстояние я отошёл от деревни, считаю шаги. Голова у меня работает, как надо, так что при всём желании не собьюсь. Один шаг – это примерно полметра, поэтому после двадцати (в крайнем случае, двадцати пяти) тысяч поверну обратно. Эмма, думаю, будет волноваться… Ничего, пусть поймёт, что я могу настоять на своём!
…Пять тысяч шагов. Ничего не обнаружено.
…Девять тысяч. Вижу большой дуб. Больше ничего и никого.
…Десять тысяч. Всё по-прежнему…
…Пятнадцать тысяч шагов. Вижу небольшую рощу, а вдалеке – горы. Останавливаюсь на небольшой привал.
…Иду дальше. Деревья теперь попадаются чаще – одно или два на сотню шагов. Чем дальше я иду, тем больше их становится. Возможно, сами горы вообще окружает целый лес.
…Девятнадцать тысяч. Солнце уже на полпути к своей высшей точке над горизонтом. Горы – в двух минутах ходьбы прямо передо мной. Деревьев тут и вправду много. Я сижу, укрывшись за одним из них, и безмятежно наблюдаю, высунувшись из-за ствола, цепь серых конусов с крутыми склонами. Ничего интересного…
А вот и опасность. Из-за ближайшей к горам группы деревьев на ровное пространство вышел зомби. (Они и тут есть!!! А-а-а!!!) К счастью, он безоружен и, по всей видимости, меня не заметил. Как же не вовремя…
Я сейчас допишу этот абзац и спрячу тетрадь на время боя с зомби. Если не выживу, то на всякий случай сообщаю точное место – под кустом у дерева, за которым я пока что сижу. Эмма, если что, – прости меня.
…Нет, я забираю назад свои извинения. Зомби повержен, а я жив и здоров. Меч, правда, немного испачкался, но это не очень значительная проблема, чтобы из-за этого убиваться.
Поединок был коротким, но – напряжённым. Зомби подошёл к моему дереву шагов на десять и, видно, почуял меня, так как вдруг вытянул вперёд свои зелёные руки и проворно засеменил прямо ко мне. Я заметил это и выскочил из-за толстого ствола с мечом наперевес: теперь уж наплевать на маскировку, главное – выжить!
Он уклонился от моего рубящего удара и кинулся на меня сбоку. Я откатился в сторону и ответил колющим выпадом снизу вверх, но зомби отпрыгнул назад и снова стал готовиться к нападению сбоку. Я попытался обезглавить его, но он поднырнул под мой меч (нас разделяло не более полуметра) и бросился на меня, открывая рот с несколькими (ну, на самом деле десятью–пятнадцатью) гнилыми на вид зубами (и вот этим он меня есть собрался, что ли?..)…
У него почти получилось. Я молниеносно упал набок, занёс меч и разрубил голову этому недостаточно быстро реагирующему монстру. А в следующую секунду уже вновь скрывался за деревом, вытирая клинок о траву.
М-да, неплохо денёк начался… просто отлично…»

Э-эй! Погодите-ка, мистер Смит! Вы подверглись нападению зомби в ясный день, я ничего не путаю? А ничего, что они вообще-то сгорают от солнечных лучей? Ладно, оставим это: может, там была тень от деревьев или ещё что…

«…Я вернулся к своему дневнику полчаса спустя, находясь примерно в четырнадцати тысячах шагов от деревни. То, что я сейчас опишу, может показаться фантастикой, хоррором или галлюцинацией, но – я это видел и в который раз доказал себе, что в этом мире ничему не нужно удивляться.
Короче, я спрятал тетрадь и ручку под одежду, крепко сжал руками меч и стал красться к ближайшей горе, от которой и двигался зомби. Я был уверен, что его друзья там, поэтому желал встретить их во всеоружии.
Странно: врагов больше не было. Я заглянул за естественный барьер из деревьев, и тут мне стало не до зомби.
Прямо в горе находились… как бы сказать?.. ворота, что ли? Просто квадрат с трёхметровой стороной из обсидиановых глыб, в центре которого… нет, тут рехнуться можно… горел огонь, переливающийся голубым, зелёным и светло-оранжевым цветами. «Что это за штука?!!!» – подумал я и решил узнать это, так сказать, опытным путём.
На всякий случай пригнувшись, я тихонько подкрался к этой.. штуке с занесённым для удара мечом. Подождал немного. Никто не появился. И тогда я совершил опрометчивый, как оказалось, шаг – вошёл в мощное разноцветное, однако – совсем не горячее пламя.
Сначала я подумал, что попал в какой-то абсолютно тёмный зал, но вскоре мои глаза приспособились к мраку, и я увидел, что окружает меня! Совершенно ровный земляной пол, такой же потолок в нескольких метрах сверху, полное отсутствие каких бы то ни было стен, торчащие прямо из пола гигантские факелы, светящие тем не менее плохо, – и зомби!!!
Они ходили туда-сюда, некоторые – с оружием вроде простых деревянных мечей, как у меня, и (реже) луков, как у скелетов. И зомби было много! В пределах моей видимости находилось штук сто монстров. И уже через несколько секунд после моего перехода в эту… реальность, что ли?.. самые близкие из них обратили на меня внимание, то есть – побежали ко мне…
Кажется, потом я убегал, часто меняя направление движения и пытаясь хоть как-то запутать следы, чтобы никто из ринувшейся в погоню оравы чудовищ не настиг меня. Опомнился я, когда между мной и тем логовом зомби было километра три (может, больше ил меньше: считать шаги при данных обстоятельствах мне было недосуг), а погоня, если не прекратилась, то хотя бы заметно отстала. Руководствуясь подобными домыслами, я решился остановиться и зафиксировать на бумаге происшедшее со мной событие.
Надо быстрее возвращаться: Эмма, вероятно, заждалась меня.
Если сегодня я ещё напишу что-нибудь, то будет это уже в деревне…»

Видимо, не написал, потому как сразу после описания приключения с зомби следует переход на новый день, когда, наверное, потрясение от увиденного у Смита прошло и он смог осмыслить то, что с ним случилось.
Итак…

«…День двести сорок первый.
Я понемногу отхожу от вчерашнего, пытаюсь понять, что именно там было (а также, бесспорно, есть сейчас и, возможно, останется и в будущем). В мою картину мира (даже в тот её вариант, что сформировался после моего появления в деревне) увиденное внутри горы не укладывается, но, как я раньше сказал, здесь ничему не нужно удивляться.
Может, тот странный огонь в квадрате из плит обсидиана – это тоже своего рода портал, но иного устройства, нежели тот, через который я убрался с Земли? Гора сравнительно небольшая, а то ужасное место, где, как оказалось, находится логово зомби, простирается, ну, как минимум на несколько десятков метров. Но мне кажется, что этот ад имеет намного большие размеры…
Хм, а неплохое название – «ад». Очень точное. Может, если не повезёт, после смерти я попаду туда, а?.. Согласен, шутка неудачная. Но суть соответствует наименованию – что ещё нужно?
Наверное, оттуда в мир 999 и приходят зомби. Конечно, у них могут быть базы и в окрестностях деревни (ещё бы: бесплатный источник еды и, к тому же, сборище главных врагов), но основной их «штаб» находится именно там, внутри этой чёртовой горы! А самая главная проблема: зомби в аду невероятно много, намного больше, чем жителей в деревне, так что противостоять мы можем только одиночкам или небольшим отрядам; если они попрут на нас всей толпой, мы не устоим…
Отложу походы на восток и юг на несколько дней: мне почему-то страшно выходить на улицу…»

Ага… Ну что, спасибо, мистер Смит, за ценную информацию. Теперь мне известно, откуда появляются зомби. Причём сравнительно точно известно: насчёт логова скелетов у меня пока есть только догадки (на мой взгляд, обоснованные), а про эндеров я вообще ещё ничего не знаю.
Не буду уходить из этого мира, пока не докопаюсь до правды.
Обещаю. В первую очередь – себе, а за компанию – Элле и всем обитателям деревни.

Весь день я размышлял над выводами Смита, и это, естественно, отвлекало меня от дел. Спускаясь с Бронником в шахту, я чуть было не упал с верёвочной лестницы, опустив ногу ниже нужной ступеньки и в последний момент это заметив. Далее, во время работы я, задумавшись, не увидел, как кирка выскользнула из моих рук и приземлилась мне на ногу – к сожалению, краем железной части, едва не сломав мне пальцы. Проработали мы после этого инцидента недолго; а поднимаясь к выходу, я вновь чуть не упал с лестницы – на этот раз из-за ноги.
В общем, день не задался.
За обедом мне удалось обуздать свои мысли, так что давиться слишком большим куском или откашливаться от попавшей не в то горло воды не пришлось, слава звёздам. А вот после еды, когда я вздумал погулять по деревне, неприятные размышления опять накинулись на мой мозг, заставляя снова и снова осознавать, какая угроза нависает над посёлкам уже, наверное, долгие десятилетия. А может, и века, просто тогда жители, как я считал, о всяких существах из преисподней не задумывались…
Вечером я забрался в постель раньше обычного, – когда ещё было видно не меньше половины круглой монеты солнца. Кстати, в мире 999 атмосфера, судя по всему, эффективнее рассеивала свет, и закаты здесь были долгими и красивыми.
Элла и днём видела, что я погружён в себя, так что расспросами не докучала. Но теперь, когда мы, как обычно, вместе лежали на кровати, ей надоела моя задумчивость, и она спросила, что меня гложет. Я вкратце обрисовал ей ситуацию.
– Ну и? – не поняла Элла. – Если они сидят там, в своём «аду», так долго, как ты говоришь, то, может, мы им в принципе и не нужны?
– Не забывай, что они время от времени всё же наведываются в деревню и делают наиболее неудачливых жителей своей едой, – сказал я. – Так что пусть лишь иногда, но мы им нужны. А вдруг всё это время они готовили вторжение, которое (не дай космос, конечно) вот-вот состоится?!
– Да ну тебя с этими ужасами! – ответила Элла и прижалась ко мне – Есть вещи, куда более приятные, чем эти твои зомби…
И я убедился, что – на самом деле есть.

Перед рассветом меня разбудило нехорошее предчувствие – ощущение опасности, так сказать. Что-то подсказывало мне, что мне снова придётся проявить себя в роли Файтера, защитника деревни. Причём – прямо здесь и сейчас (ну, почти здесь и примерно через минуту).
Я попытался, как во все прошлые разы, незаметно выбраться из постели, не потревожив спящую Эллу. Но сейчас, когда я одной ногой уже ступил на пол и нагнулся, чтобы достать из-под кровати одежду, моя подружка неожиданно ухватила меня за другую нижнюю конечность.
– Куда ты опять, а? – сонно спросила она, крепко держа меня за левую лодыжку.
– Скоро определюсь, – туманно ответил я, вырвал ногу из захвата и шагнул к окну, одновременно начиная одеваться.
В деревне были зомби. Я через окно видел только двоих или троих, но это не значило, что их там именно столько. И со всеми надо будет разобраться, чтобы, когда взойдёт солнце и монстры начнут гореть заживо (или всё же – замертво?), они не прихватили с собой в могилу кого-нибудь из жителей.
Элла тоже их увидела, и её реакция не заставила себя ждать.
– Ты… Ты что?! Не ходи туда! Это опасно!!! – По моим ощущениям, как раз на этой фразе кое-кто повис на мне. – Не ходи! Подумай обо мне! Что я буду делать без тебя?!
– Будешь жить, – ответил я, освобождаясь от незапланированной нагрузки и доставая из сундука меч, на лезвии которого энергетическое пламя заметно потускнело со дня зачарования оружия. Скоро, наверное, придётся менять…
– Я скоро, – сказал я, обнял Эллу, к тому времени осознавшую, что ей меня не переубедить, и скользнул за дверь.
Так, первым делом определяем диспозицию сил противника. Один зомби у дома Фермера, им я займусь в первую очередь. Ещё двое, насколько мне видно, крутятся около колодца. А жители-то научены горьким опытом, двери на ночь плотно закрывают, а у зомби вся проблема в том, что у них слишком маленький интеллект, чтобы воспользоваться дверной ручкой; вот и маются у порога, не зная, что я, их штатный убийца, уже на подходе.
Заметил пока только троих, но всё же морально готовлюсь к массированной атаке монстров. Кто знает, вдруг у них на секунду прорежутся мозги, и обитатели ада объединятся для устранения угрозы?..
Понимая, что зомби меня рано или поздно учуют, я не стал медленно и осторожно подкрадываться к ближайшему из них, в данный момент увлечённо грызущему деревянный столбик, который поддерживал крышу «веранды» дома Фермера, а просто молча побежал туда, поднимая сильно затупившийся в последнее время меч.
«Вжик!» – должен был сказать клинок, отрубая зомбаку голову, но о таком теперь можно было только мечтать. Вместо этого дерево с глухим стуком вошло ему в шею и застряло в позвоночнике. Чёрт, как же не вовремя!..
Гуманоид развернулся и, как только взгляд его блестящих чёрных глаз упёрся в меня, одним неуловимым движением бросился на съедобный объект, который был так любезен, что сам подошёл к нему. Но я был начеку – и поэтому отскочил в сторону, вытаскивая меч из полусгнившей плоти.
На траву пролилась струйка тёмно-коричневой крови. Зомби остановился, упал на колени, повернул наполовину отсечённую голову ко мне и, удивлённо моргнув («Как, мой завтрак умеет драться?!»), попытался встать и продолжить своё грязное дело, но я, невероятно широко размахнувшись, сокрушительным ударом довершил начатое.
Голова «зелёного нечеловечка» отлетела на несколько метров, оставляя на растительном покрове тёмные брызги. Я быстро вытер меч об траву и собрался было идти к другим незваным ночным гостям, но внезапно понял, что они меня уже нашли. Вернее, не меня, а мои ботинки.
Я в недоумении посмотрел вниз и узнал, почему не могу двинуться с места. Оказывается, те двое незаметно подобрались ко мне, пока я выяснял отношения с их другом, а когда я с ним закончил, убежать было невозможно. Один зомби лежал на земле, цепко держа скрюченными пальцами мою обувь, а другой аккуратно обходил его, чтобы уложить меня, случайно не затоптав товарища.
А я-то думал, что у зомби не может быть такого сотрудничества…
Действовать следовало быстро и не очень опрометчиво. Я не мог тратить время на то, чтобы освободить ноги, ибо тогда я подставился бы под удар; так что…
Я рванулся вперёд; не удержавшись, упал. Что-то грохнулось на землю не далее чем в метре сбоку – наверное, тот самый агрессивный зомби. Я резко дёрнул одной ногой в попытке вырвать её из стальной хватки (а что, минуту – всего минуту! – назад с Эллой получилось). Никакого эффекта. А другой враг тем временем поднимался на ноги.
Я дёрнул сильнее и всё-таки высвободил ногу – к своему удивлению, вместе с ботинком – и сразу же ударил ею назад, надеясь попасть «пассивному» зомби в лицо (если это, конечно, так можно назвать). Вторую ногу тоже отпустили, и я получил возможность отпрыгнуть в сторону, чтобы подготовиться к новой атаке.
«Активный» зомби уже нападал. Я не стал пытаться разрубить и его, поступив проще – проколов его насквозь (а остриё-то ещё не сильно затупилось!) и подвигав мечом в ране, испачкав мутной кровью почти всё лезвие. Зомби не умирал; его глаза были широко раскрыты, рот разинут в беззвучном крике (мне пришло на ум, что зомби, как крипстеры и скелеты, немые, хотя у них одних, наверное, есть хоть какой-то речевой аппарат), тело дёргалось в тщетной попытке соскочить с клинка, пальцы тянулись ко мне, но всё не дотягивались. Хоть у меня и была крепкая психика, на такое я долго смотреть не мог
Я повёл меч вбок, разрывая плоть зомби, и через пару секунд оружие вышло наружу. Не теряя зря времени, я взмахнул ногой и ударом в подбородок послал противника в нокаут. Авось до рассвета не встанет, а потом сгорит.
Остался ещё один. С ним я не стал долго возиться – просто разбил голову несколькими взмахами меча. Чувствую, утром Церковнику и Могильщику придётся поработать.
Так, в пределах видимости врагов нет, иду на разведку. Я кое-как оттёр с лезвия не успевшую засохнуть кровь зомби и отправился прочёсывать деревню.
Дошёл до колодца. Вроде бы никого. Заглянул в окна домов: люди мирно спят. Хорошо…
Подходя к противоположному от моего жилища краю деревни, я всё сильнее чуял неладное, как будто три убитых зомби – это не всё, как будто моя работа ещё не закончилась. И мне очень хотелось, чтобы на этот раз предчувствие меня подвело.
Но звёздам, как всегда, было плевать на мои желания.
Дверь дома Рыбака, крайнего на южной стороне посёлка, была приоткрыта, давая мне нехороший знак, но не позволяя разглядеть, что внутри. У меня холодной судорогой свело сердце. Рыбак…
Небо на востоке понемногу начинало светлеть. Мои глаза, малость привыкшие к темноте за последние пять – только пять!!! – минут (на полную адаптацию к отсутствию освещения, я где-то читал, требуется примерно три часа), различали кое-какие детали, от которых ощущение жути усиливалось, и мне становилось всё страшнее.
Брошенная удочка с леской не менее чем шестиметровой длины, причудливой линией прорезающей траву. Пятна крови перед домом; большая лужа, начинающаяся на крыльце и уходящая внутрь дома… Причём кровь не такая, как у зомби. Красная.
По-моему, в этот момент температура моего тела упала градусов до тридцати пяти. Сейчас мне было по-настоящему страшно, наверное, впервые в жизни. Рыбак…
Дверь вдруг ещё немного приоткрылась – может, от ветра, а может, и от чего другого… Я сглотнул, унял предательски начавшуюся дрожь в конечностях и, старательно абстрагируясь от происходящего (чтобы потом не было психологической травмы), побрёл к дому, который, как мне внезапно показалось, начал дышать неприятно лезущим в душу холодком смерти.
Я легонько толкнул ногой дверь, она с тихим скрипом отодвинулась куда-то в сторону, и я увидел то, что предпочёл бы не видеть.
Рыбак лежал на полу лицом вниз в большой луже собственной крови. Его левой ноги почти не было; очевидно, те зомби её съели. Но не эта жуткая картина потрясла меня сильнее всего, нет. Дело в том, что кожа Рыбака теперь была светло-зелёной. И он смотрел на меня с невыразимой болью в покрасневших, но оттого не менее печальных глазах.
Сюжетец, достойный пера Стивена Кинга…
Теперь я понимал, кто именно напал на Смита около той горы с порталом. Это был житель, который после укуса зомби перестал быть собой и превратился в монстра. То же самое сейчас происходило и с Рыбаком, только выжить ему уже не было суждено.
Я подошёл ближе, поднял меч, произнёс почти неслышным шёпотом:
– Прости, Рыбак. Тебе и впрямь слишком много лет, – и с двух ударов отрубил ему голову, причём после второго лезвие меча, столкнувшись с каменным полом, разлетелось на куски, и с осколков клинка навсегда ушло светящееся фиолетовое пламя.
Жаль. Хорошее было оружие…
Пошатываясь от душевного потрясения, я вышел из дома Рыбака. Мои ботинки оставляли красные следы на траве, но я этого не замечал. Моя голова была совершенно пуста; я не обращал внимания даже на то, что видел перед собой. Я находился в полной прострации, не желая осознавать, что же именно сейчас случилось.
Я сделал несколько шагов по направлению к своему дому, но мои ноги вдруг словно стали ватными и подломились; я упал на колени и машинально упёрся руками в землю. Глубоко дыша через рот, я смотрел вперёд, но ничего не видел: мозг будто отключился, благополучно лишив меня способности о чём-либо думать.
В этот момент из-за горизонта выглянул верхний край солнечного диска. Брызнули тонкой струйкой светлые лучи. Вокруг было так тихо, что я почти услышал, как они соприкоснулись с землёй.
Ещё полминуты – и свет добрался до тел зомби. А затем произошло то, на что я втайне хотел посмотреть: монстры загорелись. Все – одновременно. Над зелёной кожей взметнулись языки пламени, и трупы стали чернеть и расползаться на части. Какая-то минута, и всё было кончено. Тем, что осталось, займутся другие.
Вообще-то в житейском плане у меня нервы крепкие, и стереотипам я не подвержен. Я запросто могу пить чай, в котором поплавал таракан, сохранять невозмутимость, когда мне явно и недвусмысленно угрожают, говорить почти всегда то, что думаю. Но то, что случилось сегодня, было уж слишком. Я не убийца и никогда им не смогу стать. Даже осознание того факта, что я уничтожаю чудовищ, не помогало мне спокойно выполнять свои обязательства перед жителями. И мне было безмерно жаль убитых мною зомби и избавленного от мучений Рыбака. Не заслуживали они смерти. Никто из них.
И первая моя мысль по этому поводу была: «Простите, зомби».
Потом были похороны в подвале, четыре новых горки земли в конце туннеля, два изумруда, заплаченные жителями Церковнику с Могильщиком, и один – мне…
А потом я сидел на крыльце своего дома в заляпанной чужой кровью рубашке, отстранённо смотрел вдаль и думал: «Вот она, значит, какая – угроза из ада».



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 30.03.2019 в 11:58
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1