Школьные друзья


13 августа, 20:32
Кафе «Туман», столик на шестерых.

- Вот почему они такие тупые, а?
Я оторвался от просмотра меню и уставился на Олега.
- Ты, о чем, Рыжий? - моментально вклинилась Оля. – Как Задорнов вообще про «них», или конкретно про фильм? Если про фильм – то в это раз вполне нормально себя вели. Да ты себя поставь на их место! Ты бы поверил в такую мистику? Вот так, с ровного места?
Олег отпил пива и поставил бокал на стол.
- Я не конкретно про этот фильм, а вообще. Почти во всех ужастиках одно и то же. «Ой, а что это там за странные звуки в тёмном подвале заброшенного дома? Девчонки, а давайте пойдем, посмотрим? Только чур я первая! А вы ждите здесь минут пять, и обязательно кричите «Ты там в порядке?» А если не выйду – спускайтесь за мной, но только по одной!»
Он так точно изобразил мимику и голос блондинки-старшеклассницы из дешевого фильма ужасов, что мы все от души заржали.
- Да-а, - протянул отсмеявшийся первым Андрей. – Это точно! Их как магнитом тянет в разные темные места, а на стуки-скрипы слетаются, как мухи на…
- Денисыч! – Ксения пихнула его в плечо, оборвав окончание фразы.
- А, чё?! – Андрей, притворно морщась, потер руку. – Если так и есть!
- Именно с этого я и начал – почему они такие тупые? – ухмыльнулся Олег и отпил из бокала.
Подошла официантка и мы отвлеклись на заказ. Все выбрали копченые крылышки, один Андрей предпочел шашлык из баранины.
- А, ведь и правда, - Ксения задумчиво покатала полупустой бокал в ладонях. – Банальный жизненный опыт подсказывает – если происходит какая-то непонятная фигня, нужно ломиться со всех ног куда подальше…
- А если там твой друг? – снова встряла настырная Оля. – Тоже побежишь?
- Может и побегу… - Ксения задумавшись посмотрела на Олю. – Если там будет темно и будут раздаваться чавкающие звуки, ты сама должна из последних сил крикнуть мне: «Брось меня, командир!»
- Это что, меня там в темноте чавкают?! В смысле – мной?! – она аж на стуле подпрыгнула. – Ну спасибо, Смысл! Вот уж, подруга, не ожидала! Ты что, меня монстру скормишь?!
- Успокойся, Оличка, - по-дружески приобнял её Олег. – Нехай бежит – я тебя спасу.
Она бросила на него быстрый взгляд поверх очков в толстой черной оправе, и, на миг, в них блеснул отголосок давнего чувства, но Оля привычно его задавила.
- В тебе, Рыжик, я и не сомневалась! - и чмокнула его в кончик носа.
Все опять рассмеялись.
Принесли заказ и минут пять мы увлеченно жевали.
- А, я знаете, что думаю, - Игорь неторопливо вытирал пальцы салфеткой. - Создатели хотят показать, что когда человек сталкивается с чем-то непонятным, ну... сверхъестественным, например, он не всегда может правильно отреагировать. Просто по тому, что мышление очень шаблонно, и если ты слышишь шум в подвале, ты в первую очередь подумаешь, что кто-то залез, или крысы-еноты там какие. А то что это дух невинно убиенной прабабки комод двигает, ты поймешь, когда она тебя холодными пальцами за ухо ухватит.
- Неф, эфо-фо хафвас фоняфно...
- Денисыч! - Смысл опять пихнула Андрея в плечо. - То ругаешься, то говоришь с набитым ртом, не много для одного вечера?
Он торопливо прожевал мясо, запил пивом и повторил:
- Нет, это как раз понятно, - приподняв бровь, он вопросительно посмотрел на Ксению. Та благосклонно кивнула и, не удержавшись, засмеялась. Андрей горестно вздохнул и допил пиво.
- Короче, ты, Ботан, все правильно сказал, но это работает только с разной мистикой-фантастикой, – он отвлёкся на секунду, жестом заказав официантке еще пива и продолжил. – А как быть с маньяковыми фильмами? Такое ощущение, что разные странные звуки и темные места напрочь отключают у героев чувство самосохранения.
- Ну-у, не зна-аю, - задумчиво протянул Олег. – я бы пошел проверить…
- Конечно пошел бы! У тебя с детства переключатель самосохранения в положении «выкл.»!
Олег поперхнулся пивом, а мы снова засмеялись.
- Это да! – утер выступившие слезы Игорь. – Помнишь, как мы на склад за подшипниками лазили?
Все на секунду замерли, вспоминая, кто как участник, а кто как слушатель не на один раз перессказанной истории и снова грохнули.
Немного отсмеявшись, мы подняли тост «За нас!». Очень своевременно подошла официантка и мы расставили свежие бокалы на стол. Пустые Олег галантно помог Яне (так значилось на бейджике) составить на поднос и проследил за ней взглядом до самой стойки. Я тоже невольно загляделся на её стати, но тут прохладная ладонь Ксении легла на мою руку.
- Гвоздь, а ты чего молчишь? Ты же больше нас всех вместе взятых фильмов посмотрел и книжек прочитал про ужасы… ой, то есть просто ужасы. Нет, не так!
- Да-а. В очередной раз Ксения не справилась со Смыслом! – Андрей весело рассмеялся своей шутке и все его поддержали… кроме нас двоих.
- Ну, так что ты думаешь?
- Да, Гвоздь? Ты-то что молчишь?
Я медленно обвел их взглядом, дождался, когда на их лицах улыбки сменятся недоумением и, наклонившись вперед, заговорщическим шёпотом произнёс:
- Это потому, что эти фильмы снимают для… тупых! – И довольно откинулся на стуле.
Все непонимающе смотрели на меня.
- Ну, вот сами посудите – если зритель не разу не сталкивался с чем-то по настоящему страшным или непознанным, ему будет непонятно, почему герои на экране шарахаются от каждой тени, или бояться спуститься в собственный подвал. И, к тому же, если все будут вести себя правильно – кого тогда убивать маньякам и монстрам?
- А, почему тогда мы эти моменты замечаем? – Ксения так и не отпускала мою руку.
- Так из этого и следует, - Оля задумчиво рассматривала крылышко, выбирая с какого места начать. – Вам не кажется, что в большинстве миров, описанных в фильмах и книгах, хоррор отсутствует как жанр? За исключением «Крика», конечно. Гвоздь, ты про это? – передала мне эстафету она и, наконец, откусила понравившийся кусок.
- Да, именно так, - я кивнул и, аккуратно высвободив руку, потянулся к своей тарелке. – Мы уже столько этих фильмов пересмотрели, что уже имеем набор неких клише правильных и не правильных действий. Да и разные ситуации столько раз со всех сторон обыгрывались, что неожиданным может стать что-то совсем уж неожиданное. Такой вот каламбур.
- Тавтология, - вставила Оля.
- Пусть так. Мы знаем, что в темный подвал не стоит лезть одному и без оружия. В заброшенных домах лучше не устраивать вечеринок. А маньяка нужно сначала убить насмерть, а потом уже вести душеспасительные беседы. А уж если по спине бежит холодок – значит рядом точно что-то потустороннее.
- Это как тогда, - утвердительно кивнул Андрей.
- Та-ак, это когда это «тогда»? Почему не знаю? – навострил уши Олег.
- Да-да, я тоже не в курсе! –закивала Оля.
- Мальчики? – протянула Ксения.
Игорь вопросительно приподнял бровь и сложил руки на груди.
Мы с Андреем смущённо переглянулись и начали одновременно:
- Да там ничего…
- Как-то забыли…
Снова переглянулись:
- Давай ты начнёшь…
- Рассказывай сам…
- Брейк! – хлопнул в ладоши Олег. – Мы все помним ваш рекорд – восемь раз!
Я ухмыльнулся, а Андрей закрыл рукой рот и кивнул мне.
- Да нечего особо рассказывать. Как-то раз занесло нас к Яме. Толи мы дорогу решили срезать, толи к ней и шли. Не помню уже. Нам по сколько тогда было, лет по восемь? – Андрей утвердительно моргнул глазами, поверх бокала. – Ну вот и решили мы слазить туда и поискать чего интересного. Сорок лет уже стоит, считай, много чего могло накопиться. Но внутрь мы так и не зашли. Постояли на крыльце, а внутрь…
Я повёл плечом и отпил пива.
- Понимаете, ощущение там какое-то… непонятное. Мурашки какие-то… Не такие как, когда замёрзнешь, и не, когда передёргивает. Они…
Я нервно скомкал салфетку подбирая слова, и понял, что в точности передать это ощущение не способен.
- Вот, представьте – пропотели вы хорошо и пот по спине бежит ручейками такими и капельками липкими, от затылка к пояснице…
- Ага. А сзади подходит кто-то в тулупе с лютого мороза и на тебя вот так, - Андрей широко распахнув руки изобразил, что обнимает Ксению, – Холодом веет. И мурашки бежать продолжают, только уже ледяные с колючими лапками. Брр!
- И это ощущение присутствия того – в тулупе, - закончил я.
Все молчали. Андрей как-то угрюмо гонял кусочек мяса по тарелке вилкой, я не знал, куда деть свои руки, а ребята переглядывались.
- Знаете, а у меня так же было.
Взгляды моментально скрестились на Олеге.
- Да, вот так же холод по спине и присутствие чьё-то. Я оборачиваюсь, а там отец форточку открыл!
Все облегчённо выдохнули
- Ребята, ну серьёзно! – фыркнул Олег. – Вы с такими лицами сидели, что просто не мог удержаться! Тем более байка, подходящая. Байка же?
Он вопросительно посмотрел в начале на меня, потом на Андрея.
Андрей отрицательно покачал головой так и не отрываясь от тарелки.
- Гвоздь, то есть это правда? – протирая очки салфеткой, близоруко сощурилась на меня Оля.
Я угрюмо кивнул.
- А, вот ещё что! – наконец оторвался от загнанного вусмерть кусочка Андрей и вскинул голову. – Там ещё фигня какая-то со зрением. Пока прямо смотришь – вроде все нормально, а если краем глаза или мельком – марево как над асфальтом в жару.
- Мужики, значит вы это всё серьёзно? – Олег изумлённо вздёрнул брови и зарылся пальцами в свою шевелюру, что бывало в моменты крайнего возбуждения. – А почему вы до сих пор не рассказывали?!
- Да как-то повода не было, - пожал плечами Андрей.
- Повода не было?!! – хором воскликнули Ольга с Олегом.
- Да мы каждый раз встречаемся, как новый ужастик выходит! – добавила Ксения и ткнула меня пальцем в грудь. – По твоей, к стати, наводке и встречаемся! Чем не повод про мурашки ваши рассказать?
- Да, разговор не заходил не разу. Мы же фильм посмотрим, посидим пообсуждаем его под пивко, да по домам. Я бы и сейчас не вспомнил, если бы… Денисыч! – спохватился я. – Ты то что про это напомнил? Я же и вправду забыл совсем.
- Не знаю… как толкнул кто… - он обнял себя за плечи. – И холод этот по спине…
Ксения вздрогнула, у Оли и Олега синхронно округлились глаза. Лишь один Игорь остался спокоен. Он лениво потянулся, хрустнул костяшками пальцев и спокойно произнёс:
- Господа, похоже нас разводят.
- Есть чуть-чуть! – радостно осклабился Андрей.
- Ах ты гад! – Ксения яростно атаковала его многострадальное плечо. – Я же вправду поверила!
- То есть вы нас развели? – разочарованно выдохнул Олег. – Блин, а отыграли хорошо как! Засранцы? – вопросил он у Оли.
- Засранцы, - вздохнула она и снова принялась протирать очки. – А я то, дура, поверила…
- Так было же! – Андрей заблокировал атаку справа при помощи меню. – Было! Это я про сейчас прикололся, а так всё в самую настоящую всамделишную взаправду!
Ксения прекратила его избивать и посмотрела не меня.
- Значит было?
Я дёрнул плечом. Что тут говорить?
Все как-то призадумались и молча цедили пиво.
- Значит вы там почувствовали нечто, но нам забыли рассказать, что само по себе странно? – прервал затянувшуюся паузу Игорь. – А вы потом туда ходили ещё? Ну, чтобы убедиться?
- В чём? – не понял Андрей.
- В ощущениях своих.
- Ну, холодок это по спине и всё такое, - подхватила Оля.
- Нет, - я скомкал салфетку, которой вытирал пальцы, и бросил её на пустую тарелку. – Мы и об ощущениях, что тогда почувствовали, заговорили только когда её издали случайно увидели.
- Ага, - икнул Андрей. – я, к стати, тогда тоже первый вспомнил. Так, ребятки – пойду позвоню. А ты продолжай, продолжай.
Мы проводили взглядом его удаляющуюся в сторону туалета спину. Шел он очень уверенно, даже и не скажешь, что в нём уже три литра пива сидит. Хотя для его комплекции и десять литров – не повод для качки.
- Ну, что там было? – нетерпеливо заёрзал Олег. – Давай – руби правду-матку! А то устроилы рамашка – било, не било…
- Да что было, - я пожал плечами. – Увидел как-то Денисыч Яму издалека и говорит: «Не нравиться она мне что-то…» а я возьми, да и ляпни: «Мурашки от неё противные.» Он посмотрел на меня так странно: «И в глазах рябит? Если краем глаза смотреть?» Я кивнул. Он тяжело вздохнул и на этом всё. Так, ощущения сравнили, да по придумывали от чего да как. И до сегодняшнего дня не вспоминали.
- Так ребятки! – Олег хлопнул руками по столу. – Я хотю эти мурашки осчутить!
- Вообще-то уже десятый час, - засомневалась Оля. – Не лучшее время для прогулок по всяким там Ямам.
- И те-емно-о-о, и стра-а-ашно-о-о! – протянул Олег замогильным голосом.
- Самое время для липких мурашек, - в тон ему подхватил Игорь.
- Да ну вас! – нахмурилась Оля и поправила очки.
- Вы чё, это серьёзно? – вскинула брови Ксения в не шуточном удивлении. – Ботан, ты тоже пойти хочешь?
Он пожал плечами и усмехнулся.
- Знаешь, Смысл, всякое у меня в жизни было. И под смертью ходил, и рисковал не раз так, что зубы стучали от страха, но мурашек этих сверхъестественных не разу не случалось. Хоть и читал про них не раз.
- Тёмная ночь, только трупы в могилах не спят. И обломанным когтем вампир себе путь проскребает, - затянул Олег, но получил локтем в бок от Оли.
- Значит мы точно едем? – уточнил я.
- Куда это вы на ночь глядя? – удивился подошедший Андрей.
- Куда-куда… - недовольно засопела Ксения. – Мурашек ваших холодных ловить!
- Серьёзно? К Яме поедем? Ночью?
- Фонарики возьмём, - отрезал Олег и, глядя как Андрей пальцами подхватил последний кусок мяса с тарелки, спросил. – К стати, ты после «телефона» руки помыл?
- Угум, - прочавкал Андрей. – Облизал.
- Да, твою мать! – не выдержала Ксения и отвесила ему затрещину.

Яма.
Что мы, собственно о ней знаем? Практически ничего. Ну, в конце шестидесятых решили построить то ли фабрику какую, то ли завод, то ли очередную контору с зубодробительной аббревиатурой, навроде «ОБЛСОЦМЕДВОДОХРАНКУЛЬТУРА». Пока проект, план, согласование, чертежи – протянули до семьдесят первого и выкопали котлован под фундамент. А дальше начинается непонятное. Стройку как-то резко забросили. Вывезли материалы, которые успели подвезти, угнали технику и всё. О том, что здесь строительство планировалось напоминал деревянный забор по периметру и, собственно, Яма. Разные слухи тогда по городу ходили. И что место там проклятое и строителей выгоняет. И что, когда копать начали, чуть до водоносной жилы не докопались, но один строитель воду чуял и уговорил начальство геологоразведку провести. И что древнее капище нашли с тысячами костей обгорелых. Только на поверку - все они так слухами и остались.
В середине восьмидесятых приезжала комиссия какая-то. Мерили, с планами сверялись, что-то рассчитывали. Потом новый забор поставили – старый-то давно уже по доскам растащили – и снова всё затихло.
И только на самом излёте перестройки, летом девяностого, снова нагнали технику. Забили сваи, залили фундамент, и начали строить. Причём – непривычно для нашего кирпично-панельного города строили. Жители удивлялись на колонны с межэтажными перекрытиями. Это уже потом, когда начали проёмы силикатным кирпичом закладывать понятнее стало. Полностью закрыли первый, начали второй и третий. Только время не подходило для новых строек – надо было страну разворовывать.
Так и стоит Яма в том виде, как её оставили строители. Посреди парка, стремясь к небу рёбрами колонн четвёртого этажа, скреплёнными бетонными плитами с позвоночником лестничного марша. Только первый этаж может похвастать наружной стеной с тёмными провалами окон, да на втором и третьем местами есть стены и внутренние перегородки.
Не раз она переходила из рук в руки, но никто из новых хозяев её так и не достроил…
Говорят, что животные по кругу её обходят…
Говорят, даже птицы облетают стороной, а те, кто не успеют – замертво падают…
Говорят, что проклял это место монах, убитый здесь коммунистами…
Говорят, что сатанисты обряды свои в подвале свершают…
Про капище и подземную реку тоже говорят, но редко…
В одном все сходятся – нехорошее это место.
Странно, что кроме нас с Андреем из наших друзей никто её и не видел даже…

13 августа, 23:19
Окрестности заброшенной стройки. Яма.

- Рыжий, а откуда у тебя столько фонариков? И на лоб, и ручные на веревочке. Ботан себе вон дубинку взял, как у копов.
- Да, так, - Олег неопределенно повёл плечом. - Зависла партия из Китая…
- Так они китайские? – удивилась Оля и посветила закрепленным на голове фонариком на тот, что держала в руке. – А вот тут написано…
- Оличка, - проникновенно вопросил Олег. – Ты ведь никому-никому не скажешь, что они китайские?
- Почему я не удивлён? – хохотнул Игорь и посветил в пролом в бетонной стене. – Здесь зайдём?
- Нет, другой поищем! – Андрей икнул и посветил себе под ноги. – Вот! Видишь? Всё, как у Пушкина: «к нему не зарастёт народная тропа!» Так это было не только про сортир сказано! Хе!
- Гвоздь, - как-то излишне вежливо обратилась ко мне Ксения. – Пни ему, пожалуйста, а? Я тебе потом обязательно верну!
- И вот так весело, с шутками и прибаутками отправлялась подвыпившая компания в пасть к голодному монстру.
- Рыжий, вот ты совсем дурак, да? – Оля остановилась и резко дернула его за рукав. – Ты хоть понимаешь, что для таких шуток не место и уж точно не время?!
- Странные вы существа – женщины! – он повернулся и направил луч налобного фонаря вниз, чтоб не светить ей в глаза. – Ты оглянись вокруг! Ночь, Луна – романтика!
- Какая Луна? Облака сплошные.
- Так я сейчас фонарик на дерево закину повыше, будет тебе Луна!
- Да иди ты! – она зябко повела плечами.
- Оличка, ну правда, ты чего? – Андрей подошёл и приобнял её. – Мы же тут все вместе. Что с нами может случится?
- Гвоздь? – Оличка бросила взгляд на меня.
- Пфф! Да, практически, любой ужастик!
- Это вы о чём? – Андрей отстранился и уставился на меня.
- Да ты ведешь себя как герой второсортного ужастика, – Игорь задумчиво перебирал поднятые по дороге камушки. - «Мы же вместе, что с нами может случиться…» Ты еще предложи разделиться, и в дыру по одному лезть! К стати, есть у кого бинт?
- Так, он ещё и «Сталкера» вспомнил. Всё, ребята – поход окончен! Я уже от ваших слов наловила себе мурашек на пару бессонных ночей. – Ксения развернулась и, пройдя шагов пять по тропе, обернулась к нам.
- Ну? Вы идёте?
Мы переглянулись. На ночном воздухе хмель быстро выветривался, как и бравада. Переться ночью на заброшенную стройку? Лично мне захотелось домой. Развалиться в любимом кресле, закинуть ноги на пуфик, и, потягивая пивко, посмотреть, наверное, уже в сотый раз, «Кошмар на улице Вязов».
- Да-а, похоже мы, действительно увлеклись. – Олег взлохматил волосы и вздохнул. – Давайте завтра днём придём и посмотрим. Вы же днём своих «мурашек» поймали? Вот и мы их…
Раздался далёкий болезненный крик и звук падения тела с высоты.
Мы вздрогнули и резко повернулись в сторону ямы.
- Похоже ребёнок, - задумчиво протянул Игорь. – И чего их носит по стройкам? Пойдём, поможем?
Не дожидаясь ответа он ссыпал камушки в карман куртки и шагнул в пролом.
- Ну, по крайней мере, там не чавкают… Смысл, пошли, - Оличка обернулась. – Ты же на уроках ОБЖ лучше всех первую помощь оказывала.
Следом за ней в пролом нырнули Олег и Андрей. Я тоже подошёл к забору, но тут мне в запястье вцепилась подбежавшая Ксения.
- Гвоздь, что за хрень? Ты же сам понимаешь, что это похоже…
- Успокойся, а? – Я отцепил её пальцы и потёр руку. Я почти забыл, какая она сильная. – Смысл, это реальная жизнь, а не киношка. Там человеку плохо, а мы можем помочь.
- Но это тоже фраза из киношки! Давай лучше позвоним в скорую, а? Мобильную связь пока не отменили.
- Вот и позвони, пока идти будем, - я шагнул в проём и обернулся с легкой улыбкой. – Или подождешь нас здесь? Мы же не долго…
- Ага! Щазз! Я хоть и блондинка, но не старшеклассница. Мы, к стати, и так уже разделились.
- Вот и пошли догонять!
Я нырнул в проём и пошёл по тропинке, ведущей к темному силуэту здания. Сзади раздавалось недовольное ворчание Ксении.
- Ага, осталась я… вдруг маньяк не сексуальный… или того хуже… Вот! Алло! «Скорая»? Срочно высылайте машину к этому… ну долгострой наш… ну да, к Яме! Мы мимо проходили и крик слышали детский. Похоже, там кто-то упал со второго или третьего этажа… Нет, мы просто мимо проходили… Да… Нет, не шутка! По-моему, так глупо шутить с сотового! У вас же номер определяется и разговоры записываются… Нет, ещё не знаем... Не нашли мы его пока, я заранее позвонить решила… Блин, да оплатим мы вам, если вызов ложным окажется! ... Да говорю же вам – ребёнок там упал, судя по голосу… Так! Девушка! Представьтесь! Как это зачем?! Вы отказываетесь бригаду присылать! Надо знать на кого заявление в прокуратуру писать за преступную халатность! Алло! Алло! Дур-рдом!
Я обернулся. Ксения нервно тыкала пальцами в телефон. В свете от дисплея я увидел, что она закусила губу.
- Что у тебя с ним опять?
- Да завис, собака злая! Всё, - она опустила руку с потухшим телефоном. – Сейчас если три раза не перезагрузить – не оживёт.
- Да ладно тебе. У нас у всех мобилы есть. Разберемся что к чему и перезвоним. Пойдём.
Я направился в сторону мелькавших фонарей и, судя по звукам за спиой Ксения не отставала.
- Ребята, что там у вас? - крикнула она из-за моего плеча.
- Да фиг его знает, - ответил Андрей и посветил нам под ноги. – Осторожнее, там, где-то арматура торчит.
- Блин! – зашипел я, споткнувшись об выскочивший из темноты железный прут.
- Во! – хохотнул самый яркий луч голосом Олега. – Я его так же нашёл!
- Ребята, ну ведь нет здесь никого. Пойдём обратно, - голос Оли немного дрожал.
- Сейчас, - луч фонаря Игоря шарил по траве, по склону котлована, по внешней стене подвала. – Давайте с другой стороны посмотрим?
- Ботан, включи логику! – Андрей светил на стену первого этажа, и, даже пытался заглянуть туда, встав на цыпочки и вытянув шею. – Если бы он с той стороны упал, мы бы ни фига из-за забора не услышали.
- А может…
- Тихо! – я прервал всех резким окриком. – Слышите?
Все замерли затаив дыхание. Олег с Игорем даже фонарики выключили зачем-то.
- Как-то… пение, что ли? – неуверенно произнесла Оля. – На молитву вроде похоже… и ещё…
- Стон, - скрипнул зубами Игорь, - сквозь кляп. Похоже это опять эти…
Не договорив, он включил фонарик и взбешённым буйволом ломанулся к широкой лестнице единственного подъезда.
- Денисыч! Останови его! – Олег припустил следом.
- Чё?
- Денисыч, не тупи! – Шлёпнула его между лопаток Ксения. – Говорят, сатанисты тут по подвалу тусуют. Он же их на ремни…
- Ух, ёб! – Андрей аж подпрыгнул на месте и в три прыжка догнал Олега.
- А, мы что стоим? – взвизгнула Оля. – Бежим помогать!
- Ботану?! – Ксения аж присвистнула от удивления.
- Сатанистам! Пока он их по деталям не разобрал!
Мы с Ксенией понимающе переглянулись и поспешили следом.
Подбежав к ведущей в здание лестнице, что как перекидной мост древнего замка, простерлась от стены первого этажа, минуя метра два черноты провала под собой и уперлась в землю у наших ног, Ксения бросила через плечо:
- Мне кажется нас просто ведут, как ослов за морковкой, - и легко взбежала по ступеням.
- Что ты имеешь ввиду? – пропыхтел я и чуть не сбил замершую Ксению с ног. Она стояла в полушаге от дверного проема и напряжённо смотрела в темноту. Фонарик беспомощно болтался на петле, надетой на запястье, и освещал то её кроссовки, то стену, то бетонный пол.
- А, может ты и прав, - произнесла она не поворачиваясь. – это реальная жизнь… и мурашек я не чувствую.
- Да и я то же.
- Пошли, что ли? – она смело шагнула вперёд и, ловко подхватив фонарик, осветила холл первого этажа. – Как думаешь, где здесь лестница в подвал?
- Да фиг его знает, - я оступился на входе и, чтоб не упасть, опёрся рукой о косяк. Меня немного повело. Возникло ощущение, что я сантиметра на три подвинул нечто тяжелое, но в то же время упруго податливое. Я тряхнул головой и наваждение пропало.
- Гвоздь?
- Фиг его знает, говорю! Смотри по следам. После нашего стада тут целая тропа должна быть. Или можно подождать криков.
- Ха-Ха. Сме-шно. Может это?
Я направил луч в ту же сторону.
- Логично. Лестница вверх – лестница вниз. О! А вот и крики!
Откуда-то снизу послышались испуганные вопли и дикий рёв.
- Сейчас кого-то будуть убивать, - Ксения подошла к перилам и облокотилась на них. – Предлагаю тут подождать. Как я понимаю – это единственный выход из подвала. Значит те, кто выживут будут выбегать прямо на нас.
- Ну ты прям как загонный охотник на сатанистов! - я подошел к ней и заглянул вниз. - Ты думаешь это всё же они?
- Ну если судить по крикам – то да. Обычных хулиганов или нариков он бы так не метелил. Ты смотри, а тут часто бывают. Хорошая тропа протопта…
БУМММ!
- Ой! А это чем он так? – Ксения округлила глаза, скорее удивлённо, чем испуганно.
- Ну, если это действительно сатанисты и была жертва – должен быть и алтарь. А это значит…
БУМММ!
-… что скоро выходов из здания прибавится!
БУМММ! ФФРРРФРШШ!
- Ну вот видишь, что я говорил?! – с улицы донесся шум осыпающихся кирпичей. – Есть новый выход и он в подвале.
- Тогда пойдём!
- К ним? – я кивнул в темноту лестничного проёма.
- Не, наверх! На второй этаж. Что-то мне подсказывает, что сейчас будет нечто интересное!
Она хитро улыбнулась и побежала по ступенькам. Я поспешил за ней и, спустя секунд двадцать, мы уже преодолели два лестничных пролёта и метров пятнадцать до края этажа. Внешней стены на этом участке не было, и мы, уцепившись за несущую колонну с двух сторон, посветили вниз.
Зрелище было феерическое. Через немалого размера пролом в стене на склон котлована падали отблески толи от свечей, толи от факелов, и в их свете метались искривлённые тени. Слышались звуки ударов и взволнованные крики наших друзей. Похоже, они пытались успокоить Игоря.
- Вот, смотри – алтарь, - указал я на воткнувшуюся в склон плиту размером метра полтора на метр. – Я знал, что он силён, но что бы настолько…
- Ха! Ты что, забыл про тех бандитов, что сервис у Денисыча отжать хотели? Ну тот ещё, который отец ему подарил? Помнишь, как он им движок от «копейки» через лобовое стекло в салон забросил?
- Да-а, наш Ботан страшен в гневе. Думаешь они его успокоят?
- Смеёшься? – Она очень серьёзно посмотрела мне в глаза.
- Не в этом дело. Главное, чтобы он никого не покалечил. Просто, в тот раз, Денисыч его еле отмазал.
- Ты что, осуждаешь? – Ксения нахмурила брови. – Забыл, как те твари распяли его собаку на кресте и выпотрошили?
- Да ни боже мой! – я аж рукой отмахнулся. – Парни получили по заслугам. Может даже и не в полной мере. Но с тех пор он на карандаше, и случись что – к нему первому придут.
- Подожди! Похоже всё.
И действительно стало тихо. Ну почти. Снизу слышались стоны, всхлипы, бормотания Олички и резкие фразы Андрея.
- Ну, и чего мы ждём?
Раздался треск разрываемой ткани, визг и из дыры вылетело голое тело.
- Вот этого! – расплылась в улыбке Ксения. – Помнишь, он обещал, что если ещё сатанистов поймает…
- Отправит их голяком гулять! – закончил я её фразу и заржал. – Так он это серьёзно говорил?
Из дыры вылетело ещё одно голое тело, на этот раз женское и сбило с ног первое, уже начавшее вставать.
- Гвоздь, ты как маленький, - сквозь смех выдавила Ксения. – Ботан у нас человек слова, если обещал – сделает. Даже если – хи-хи-хи! – последнюю рубашку порвёт!
Треск ткани, крик и куча-мала увеличилась.
- Интересно, а сколько их там было?
- Семь, - раздался голос за спиной.
- Рыжий, ты с ума сошёл?! – Ксения отпрыгнула от края, куда чуть не свалилась от неожиданности и набросилась с кулаками на Олега. – Ты охренел так подкрадываться?!
- Тихо, Смысл, тихо! – Олег поймал её руки и, ловким движением развернув её вокруг оси, прижал её спиной к своей груди. Хм, а ведь она два года айкидо занималась…
- Я думал, вы меня слышите? Я вас звал, вообще-то.
- А ты что, собственно, здесь делаешь? – Ксения не оставляла попыток вырваться. – Ты же должен с ребятами сатанистов глумить.
- А-а, скучно там стало. – он оттолкнул её от себя и выставил руки вперед. – Всё, брейк! Я, честно, не специально!
- Тьфу на вас! – Ксения снова подошла к краю и взглянула. – Уже пять.
- А, ты как нас нашёл, к стати?
- Логика, Гвоздь! Ты-то должен быть с ней знаком! – он хлопнул меня по плечу и посмотрел вниз. В этот момент из дыры вылетело последнее голое тело. – В подвале вас нет, на улице и на первом этаже тоже. Вот я и решил повысить ставки, так сказать.
- Всё, кина не будет, - Ксения тяжело вздохнула. – Сатанисты кончились.
Она подошла к нам отряхивая руки от цементной пыли.
- Ладно, пойдёмте, – я направился к лестнице. – Наших найдём.
- Да, нафига? Сами к нам поднимутся, - Олег махнул рукой и подошёл к краю. – Я тут это, картиной, типа, полюбуюсь.
- Я, всё же, спущусь. Смысл, ты здесь подождёшь?
Она бросила взгляд на Олега и задумалась на секунду.
- Нет, - тряхнула головой, - пойдём. Рыжий пошли, всё интересное уже кончилось!
- Ага, я сейчас. Позвоню только…
- Вот и пиво подошло к концу, - усмехнулась Ксения.
- Смысл, вот ты мне объясни, - мы отвернулись от стоящего на краю Олега. – Ты чего Денисыча попрекаешь постоянно? Ты, так-то, тоже не образец хорошего поведения. Такие фразы заворачиваешь иногда...
- А ему не положено! – она засмеялась и начала спускаться по лестнице.
- Эт почему это?
На площадке она обернулась и на губах у неё была такая знакомая ехидная улыбочка…
- Да, проспорил он мне, Гвоздь. Просто проспорил. И если я рядом - он должен быть благочиннее выпускницы Смольного. А иначе я могу его колотить чем и куда угодно. Я молодец?
- Э-э-э… Я так понимаю – навсегда?
- Ага! - она совсем стала похожа на чеширского кота. – Клёво?
-Же-есть! – только и выдавил я. – Надо запомнить, что с тобой не стоит спорить.
- Ну, или на такие условия не соглашаться. О, смотри, наши поднимаются! Пойдём быстрее, хочу уже свалить отсюда.
Ксения легко спорхнула по ступенькам и остановилась ожидая или меня или поднимающихся друзей. Я перепрыгнул последние пять ступеней и, восстанавливая равновесие, ухватил её за плечи. Ксению била крупная дрожь.
- А-а-а, - её голос сорвался, и она сглотнула. – А эти мурашки такие противные и липкие, да? И лапки у них колючие?
Я проследил за её взглядом и вздрогнул.
Первым, освещаемый нашими фонарями и фонарями сзади идущих, поднимался Олег.

Всё началось, когда мне было пять лет. Я тогда ещё плохо плавал, и поэтому, во время посещения нашего городского пруда в обязательном порядке был облачён в перешитый на меня спасжилет. Я себя в нём чувствовал так, как будто меня обернули надувным матрасом. Это и то, что я первый заметил то выныривающую, то надолго скрывающуюся в воде голову, спасло жизнь Андрею, а уж никак не мои выдающиеся плавательные данные. Просто я приплюхал к нему как мог быстро, вытащил за волосы из воды, обхватил руками и ногами, что бы он опять не ушёл под воду, а уже потом принялся орать.
Как потом выяснилось, ему просто волна плеснула в лицо и перебила дыхание. От этого, да ещё и от страха, конечно, он и не мог кричать. А меня от него только на берегу смогли оторвать. В общем, совсем не удивительно, что мы с Андреем начали дружить.
Через полтора года орущим всполохом рыжего пламени волос в нашу дружбу ворвался Олег. Мы с Андреем катались на снегокате с горы, а компания парней из соседнего района решили у нас этот снегокат  отобрать. А чего и не отобрать? Их четверо – нас двое, да и старше они нас были. Так бы и остались мы ни с чем, если бы в одного из напавших на всем ходу не влетел Олег на мини-лыжах. От удара тот кубарем покатился вниз по склону холма, а Олег с размаху ударил ещё одного кулаком в нос. Ну, тут уж и мы не растерялись – всё же один на один шансов больше, даже если противник и старше. В общем - были они изгнаны с позором.
А на мой день рождения родители пригласили Игоря. Мы знали его, конечно. Он жил с бабушкой в доме напротив. Иногда мы играли с ним, если он соглашался. Он был тихий и какой-то задумчивый. Очень редко улыбался. И только в тот день мы узнали почему. Оказалось, что прошлым летом его родители погибли от рук грабителей. Те просто напали, когда они втроём шли из магазина. Игоря отбросили в сторону, отца жестоко избили, а мать, что кинулась защищать сына, один раз ткнули ножом, но и этого оказалось достаточно. Мать умерла на месте, а отец через три дня в реанимации. Сказали, что тромб. Этого, конечно же, тем февральским днём мне мама не сказала. Она просто попросила чаще с Игорем общаться, ведь ему тяжело без родителей. А мы и возражать не стали.
Наши родители похлопотали, и мы вместе пошли в один класс. А три года спустя в наш район переехала Ксения и тоже стала учиться с нами. Девочки её сторонились. Во-первых - уже сложились свои компании по интересам, а во-вторых – слишком уж она хулиганистой оказалась. И, как-то очень естественно, она влилась в нашу компанию. Вот после этого учителя всерьёз заговорили, что нас стоит по классам развести, а не то скоро придётся школу заново отстраивать. Но преподаватель музыки, Мария Александровна, предложила более разумную идею. Так у нас в школе появился театральный кружок, а наша компания приросла Олей и обрела свой законченный вид.
Так, вшестером, мы и добрались до выпускного. Сколько метров нервов учителям мы измотали, сколько литров валерьянки выпито было нашими родителями, сколько раз мы срывали аплодисменты за свои театральные постановки на различные праздники – отдельная длинная история. Но и после школы наши дорожки не разошлись.
Андрею отец обещал передать под управление один из своих сервисов, при условии, что тот обязательно отслужит в армии. Андрей обещал папе обязательно отслужить, только если он поможет Игорю "откосить". Тот учился в автодорожном техникуме на автослесаря и ухаживал за больной бабушкой. Отец дал добро, и через два года после службы в рядах, Андрей был полноправным владельцем двух автосервисов и сети небольших автомоек. Игорь был при нём второй правой рукой, а иногда и целой головой. Их жены даже шутят иногда, что если мужья им изменят, то только друг с другом.
Олег… Олег, как был "не совсем" в школе, так и остался. "Не совсем" - это честным, справедливым, послушным, лживым, наглым, и т.д., и т.п. Можно брать любое прилагательное и приставлять к нему «не совсем» и это оказалось бы описанием одной из черт его характера. Вот и занимался он после школы "честной" коммерцией с "проверенными" партнёрами и "легальными" проектами. Он то появлялся, то пропадал. Часто был при деньгах, бывало, что и занимал, но ни разу ни где не прогорел и не замазался в чём-то совсем уж криминальном. И, да, было ещё одно – "не совсем" не относилось к нам.
Оля, два года отучившись на менеджера, всё же решила, что это не её и поступила-таки в педагогический. Папа повздыхал, но не стал попрекать дочке за два упущенных года. Он, как преподаватель с двадцатипятилетним стажем, прекрасно знал – главное результат. «А учитель младших классов - это очень востребованная профессия будет в ближайшее время, это я вам говорю!» Вот только в личной жизни у Оли ничего не выходит. И я знаю почему. Просто один раз в восьмом классе, абсолютно случайно, я увидел, как она пишет имя «Олег» и обводит его сердечком. Раз за разом. Потом и взгляды начал замечать, которые она на него бросает, но решил держать это при себе, боясь советом или случайным словом что-нибудь испортить. Не испортил… и не помог…
Ксения… тут всё очень сложно… в основном из-за того, что было между нами на протяжении почти восьми лет. Но - не получилось. И теперь она так и живёт с мамой и младшим братом, который характером пошёл в сестру. Вот она и пытается уследить за ним, параллельно закончить наконец юридическую академию, найти себе принца на белом коне и другую работу.
Я же, дипломированный менеджер по продажам, живу в однушке, которая планировалась как первая ступень семейного счастья. Но вторая моя любовь оказалась ещё более неудачна, так что пока расширять жилплощадь не планирую.
Вот так мы и живём вроде бы параллельными жизнями, но всё равно одной компанией.
И есть у нас неизменная традиция ещё со школы – поход в кино.

14 августа, 00:00
Яма.

- Вы чё, прикалываетесь, да? – Олег опять взъерошил волосы и посмотрел на нас с Ксенией. Мне показалось, что в его глазах промелькнул испуг. – Вот, чё, я прямо здесь и стоял?
- Да, - устало повторила Ксения, не отпуская мою руку. Она уже не дрожала, только периодически стискивала мои пальцы. – Именно здесь. Ты меня так напугал, что я чуть не упала. Я тебе в пятый раз повторяю уже.
- Ребята, - Оля поправила очки и уставилась на нас. – Он же всё время был с нами. Он Игоря пытался успокоить.
- Гвоздь, - Андрей подошел вплотную и положил руки мне на плечи. – Вы не прикалываетесь? Вы правда это видели?
- Да! - я сбросил его руки. – У меня до сих пор коленки подрагивают, как вспомню довольную физиономию Рыжего, когда он из подвала с вами шёл!
- Денисыч, похоже это Яма чудит, - еле слышно произнесла Ксения, неотрывно глядя на Олега.
- Да какая Яма?! Вы сдурели совсем?!
Олег бросился к лестничному пролёту и ухватился за перила.
- Всё! Я сваливаю отсюда! Кто со мной?
Мы неуверенно переглянулись, не ожидая от Олега такой выходки. Ему хватило этой паузы.
- Да пошли вы! – и свет его фонарика уже мелькает на втором лестничном пролёте.
- Вот и сходили в кино, - протянул Игорь.
- Да-а, - вздохнула Оля.
- Давайте пойдём уже, - произнёс, оглядываясь, Андрей. – Не задался вечер как-то…
Мы повернулись к лестнице и свет фонарей скрестился на Олеге. Он стоял в пол-оборота, вцепившись рукой в перила и смотрел на нас. В той же самой позе.
- Всё! Я сваливаю отсюда! Кто со мной?
- Бля… - выдохнула Оля и мешком осела на пол.
- Да пошли вы!
В три прыжка он одолел лестницу, а затем его шаги затихли, как прошлогоднее эхо.
- Х-хк… эт… это как? – Андрей замер статуей и лишь его кулаки сжимались и разжимались. Сжимались и разжимались.
Игорь кинулся к Оле и шлепками по щекам пытался привести её в чувство. Похоже, он один из нас мог двигаться и думать.
- Антошенька, - не знаю, от чего я вздрогнул – от её голоса, или от того, что её ногти впились мне в ладонь. – Антошенька, я боюсь…
Я посмотрел на неё...
А я думал, что холод между моих лопаток уже достиг нижнего предела...
На меня смотрели глаза маленькой, перепуганной девочки, что потеряла всех и всё в этом мире и сейчас находится в одном шаге от безумия.
Я обнял её, прижал к себе, чтобы не видеть этой бездны в её глазах.
- Ксю…, - мой голос прервался, и я, даже два раза сглотнув, не смог продолжить фразу.
- Где?! – резко очнулась Оля. – Игорь? А Рыжий? Он… что это?!
- Тише, Оля, тише…
- Да, как тише?! Он!..
- Оля, всё, успокойся. Мы сейчас разберёмся.
- Но ведь он!..
- Тише, Оля, тише…
Голоса доносились издалека. Мне они были не важны. А вот эта девочка, что вцепилась в меня и, вся содрогаясь от судорог ужаса, балансировала на рани истерики или помешательства – была важнее всего. Я ничего не говорил. Не гладил её по голове. Не делал ни каких глупостей, которые на женщин действуют, как спусковой крючок. Я просто крепко прижимал её к себе и желал только одного – что бы она не почувствовала, как дрожу я сам.
- Гвоздь! Гвоздь!! Антоха, бля!!!
- Что? – я медленно отстранил от себя Ксению. Если бы я не почувствовал, что она уже немного успокоилась, отошла от этой ужасающей грани – идти бы Андрею далеко и на долго.
- Гвоздь, что за хрень?!
- Денисыч, а Бог есть?
- Чё? Да откуда я знаю?!
- А я, с какого хрена, знать должен?! – я так на него рявкнул, что у меня аж в горле засаднило. – Я тебе, блядь, кто?! Дельфийский оракул?! Ванга слепошарая?! Или думаешь, раз я специалист по ужастикам, так я во всей этой…
Оплеуха была такая сильная, что у меня на секунду поплыло зрение и зазвенело в левом ухе. Я медленно повернул голову и голосом терминатора произнёс:
- Спасибо, Смысл. Потом верну.
Секунду мы смотрели друг другу в глаза. Потом наши губы непроизвольно растянулись в улыбке. Потом мы начали ржать. Заливисто. До слёз и соплей. Вначале мы с Ксенией, потом Оля и Андрей. Не знаю, сколько это продолжалось, но пресёк это буйство Игорь.
- Я всё понимаю, хи-хи, ха-ха, и всё такое. Нервишки успокоили, а с этим что делать будем? - как-то очень буднично произнёс он и указал фонарём на вцепившегося в перила Олега.
- Всё! Я сваливаю отсюда! Кто со мной?
Оля икнула и непроизвольно хихикнула.
- Да пошли вы! – Олег в три прыжка преодолел лестничный пролёт и его шаги затихли.
- Так-то он пятый раз это делает. Вы не заметили. Слишком были заняты спонтанной психотерапией своей.
- А ты что такой спокойный? – Андрей поднялся с пола и отряхнул колени.
- Так не склонен я к истерикам и паникам всяким. – Игорь пожал плечами и опёрся спиной о колонну. - Если бы по-другому было, я уже раз пять мог в морге лежать. Тем более надо было кому-то за вами последить и… этим.
- И что? Он каждый раз так, - Оля даже не делала попыток встать. Так и сидела скрестив ноги по-восточному.
- Ага. Один в один. Как пластинка заевшая.
- Знаете, - Ксения уже встала и светила своим фонарём на перила. – А я не хочу по этой лестнице спускаться.
- И что ты предлагаешь? Остаться здесь до утра? – съехидничал Андрей.
- Ну, может с края спрыгнем? – неуверенно протянула она.
- Смысл, а ты у нас, оказывается мастер спорта по прыжкам в темноту?
- Не поняла?
- Вот и я не понял, как ты прыгать собралась? - Андрей прошёлся туда-сюда и продолжил. – Высота здесь четыре метра. Плюс ещё два метра до края котлована. А что там? Ты уверена, что ровная земля? Я нет. И даже если фонарём посветить… Смысл, у меня десять прыжков с парашютом. Десять! Я и то не рискну. Я не на помойке свои ноги нашёл. Да даже если бы и так – не уверен, что там ещё пара подходящих найдётся.
- А при чём здесь парашют? – недоумевающе произнесла Ксения.
- Понимаешь, в чём дело, - наставительно произнесла Оля, для убедительности подняв палец. – Денисыч имеет ввиду парашют старого образца. Ну, купола такие круглые. Как в том фильме с Волонтиром про десантников. «В зоне особого внимания».
- А-а, там у них учения ещё, - протянула Ксения и шмыгнула.
- Так вот, там при приземлении удар, как при прыжке с двух метров. Их ещё группироваться учат правильно, чтобы ноги не…
- Девочки, очень хорошо, что вы друг друга поняли! – прервал Андрей. – Но с этим надо что-то уже решать!
В лучах фонарей стоял Олег, вцепившись рукой в перила.
- Всё! Я сваливаю отсюда! Кто со мной?
- Да заебал! – как-то лениво произнёс Игорь и, одним движением нагнулся, поднял с пола на половину сожжённый электрод и метнул его в Олега.
- Да пошли вы!
Он махнул на нас рукой и ускакал вниз по лестнице. При этом кусок железа, торчащий из правого глаза, его нисколько не смущал.
Паузу нарушила Оля.
- А он когда первый раз уходил рукой махал?
- Да! (Ксения)
- Нет! (Андрей)
После паузы.
- Кто я?
- Игорь? - Оля настороженно посмотрела на него и поправила очки. – Ты о чём?
- Да так, - он ухмыльнулся и потёр щёку ладонью. – Вы херню городите, вот и я решил поддержать.
Он оглядел наши изумлённые лица.
- Факт в том, что никто не помнит, как именно он уходил в первый раз. И только я видел его пять раз, пока вы ржали. И всегда он махал рукой. А вам остаётся только поверить мне на слово.
Мы растерянно переглянулись, не понимая, к чему он клонит.
- Ботан, подожди, - я пошевелил пальцами, стараясь не упустить мысль. – А он точно пять раз приходил… точнее, ну вот это вот, что он тут делает?
- А ты угадай? – он скрестил руки на груди. – Тут всё просто: верю-не верю.
- И ты точно уверен, что он каждый раз махал рукой? – я пропустил подколку мимо.
Он кивнул.
- Знаете, - неуверенно протянула Оля и всё же поднялась с пола. – А вот мне теперь кажется, что и в первый раз, он тоже махнул…
- Игорь, он точно каждый раз рукой махал, пока мы ржали? – я в упор уставился на него.
- В том-то и дело, Антон, что не уверен уже я, - Игорь тяжело вздохнул и повёл плечами. – Я ведь разглядывал его внимательно каждый раз. Пытался отличия найти, но всё было, как под копирку. И точно помню, что он каждый раз махал на нас, но вот сомнение какое-то есть, что это от последнего раза как отпечаток на предыдущее наложился.
- Значит мы даже не знаем…
- А мне похуй, мальчики, - Ксения села на пол, обняла себя за колени и уткнулась в них лбом. – Мне похуй, кто из вас лучше ситуацию понимает. Мне похуй, что здесь происходит. Мне похуй как вы это сделаете, но я хочу домой. Лечь в свою кроватку, обнять плюшевого мишку, подаренного Антоном, и уснуть. Просто уснуть. И забыть эту поебень и эти мурашки ваши ко всем хуям.
Меня пробрала дрожь от её тона. И, судя по изменившимся лицам друзей, не меня одного.
- Значит так, - Андрей прокашлялся. – оставаться здесь, как я понимаю, никто не хочет. Есть два варианта – лестница и прыжок. Может, проголосуем.
- Я своё мнение уже сказала, - пробубнила Ксения не поднимая головы. – По лестнице я не пойду.
- Я, тоже, наверное, не пойду, - засуетилась Оля. – Как-то не хочется столкнуться с этим…
Игорь, уже успевший достать из кармана подобранные камушки, и перебирающий их на руке отрицательно покачал головой.
Андрей посмотрел на меня.
- Не, Денисыч, не хочу. Одно дело столкнуться с ним, а другое… - я передёрнулся от пришедшей мысли. – А если вот так с ним на пару бегать...
Я махнул рукой в сторону лестницы где уже стоял Олег.
- Всё! Я сваливаю отсюда! Кто со мной?
- Да вали уже… - протянул Игорь, даже не посмотрев в его сторону.
- Да пошли вы! – и затихающее эхо шагов.
- Ну что, надеюсь никто в ближайшее время не собирается марафонов бегать? Тогда пошли место посадки выбирать.
Андрей успел сделать только пару шагов к краю этажа, как от лестницы послышалось шорохи и недовольный голос Олега.
- Зашибись! На пару минут отошёл, а они уже рассаживаться собрались.
Лучи фонарей скрестились на источнике звука. Вроде всё так же… только сейчас он не держался за перила, а шёл на нас.
Вскрик Ксении слился с визгом Оли, а затем и воплем Олега. Спустя секунду он опять стоял на привычном уже для нас месте вцепившись в перила. Только другой рукой не махал, а прижимал её ко лбу повыше левого глаза, и сквозь пальцы уже сочилась кровь.
- Ботан, ты чё, вообще на своей работе озверел?! – он покачнулся и сел на ступени, ведущие на третий этаж. – Блин, больно!
- Промазал… - икнул Игорь и из его разжавшихся пальцев высыпались камушки.
- Сходил, бля! Покакал, бля! – причитал Олег, раскачиваясь как маятник. – Вы тут без меня накурились, что ли? Смысл, дай платок! Я знаю, что у тебя их всегда есть.
Мы зависли секунд на десять, глядя друг на друга и не решаясь шагнуть к нему. А потом раздался преувеличенно спокойный голос Андрея:
- Да-а, вечер окончательно перестал быть томным…

Где-то классу к шестому к каждому прилипло намертво своё прозвище. Не кличка (мы же не собаки!), и не погоняло (и не в тюрьме), а именно прозвище. Причём так прилипло, что нас даже родители так называть стали. Да ладно родители! Нет-нет, да кто-нибудь из учителей и крикнет: «Рыжий! А ну перестань!» И весь класс смеётся. Нет, оно понятно, конечно, «Рыжий» крикнуть проще и быстрее, чем «Растягаев», но учитель ведь. Да и ладно.
Как появляются прозвища тоже всем известно.
Рыжий, как пламя? Будешь «Рыжий».
Смыслова твоя фамилия? Будешь «Смысл». И не возмущайся, что мужского рода – хуже бывает!
Любишь читать, и учёба даётся легко? Будешь «Ботан». И что, что ты позавчера девятикласснику нос свернул? Зато сегодня на русском и математике по пятёрке получил!
А ты у нас, как самая маленькая и вежливая, будешь «Оличка». Да, самая маленькая. Да, вежливая. Оличка, не надо меня пинать! Ну пожалуйста!
Так, а что у тебя всегда лежит в кармане, кованный такой, память о дедушке? Правильно – «Гвоздь»!
Ты всё время про деревню свою вспоминаешь, и про то, как тебя сосед, дед Денис ремнём выдрал, когда ты ночью «помогал» ему яблоки в саду собирать? Вот и будешь «Денисыч». А ты как хотел? Я, значит, Гвоздь, а ты Рембо? Фигушки!
Не то, что бы мы сели и вот прямо так придумывали. Само как-то получилось. А потом и не всегда на имена отзывались.
И было у нас ещё одно правило, за соблюдением которого мы очень строго следили. Ни каких уменьшительно-ласкательных Ксюшенек и Олежек, и уж тем более всяких там Дюшей и Игорьков!
А вот если кто из своих к тебе по имени обращается – значит или недоволен тобой, или что-то очень важное сказать хочет. Тут уж от интонации зависит.
Потом, правда, исключение появилось, но это только между мной и Ксенией. И все это прекрасно понимали.

14 августа **:**
Яма.

- Да, чё рассказы… Ой! Будьте нежнее, а? Это же у нас первый раз!
- Терпи, казак, и не отвлекайся!
Ксения с Олей в четыре руки обрабатывали не такую уж и глубокую ссадину на его лбу. У Ксении с собой оказался не только платок, но и бактерицидный пластырь и одноразовая спиртовая салфетка в упаковке. На мой удивлённый взгляд она только дёрнула щекой. Мол «мало ли что, а у меня есть». Вот и пригодились.
Мы с Андреем светили не хуже, чем в операционной, один Игорь не участвовал в процессе. Он стоял в стороне засунув руки в карманы и смущенно сопел.
- Ну, вот, значит. Решил я тоже побороться с сатанистами. Так сказать – грехи с них смыть. Но чую – беда не приходит одна… Ай! Ну, Смысл, ну аккуратнее ты, чесслово! Это же моя голова!
- Спорно, - она окончательно приладила пластырь и выдохнула, - Продолжай.
- Спасибо! – Олег проверил как сидит пластырь, ощупал шишку и посмотрел на Игоря с не хорошим прищуром. – С тобой я это ещё решу…
- Рыжий, - Андрей присел перед ним на корточки. – Ты продолжай давай. А потом мы все с тобой поговорим.
Брови Олега изумлённо взлетели, и он тут же сморщился от боли.
- Ну я, это… как та девочка, что в лес пошла и медведя увидела. Пошёл, короче место поукромнее искать. Только в размышления ударился, а тут вы поднялись и обсуждать что-то начали. Я мысль свою гениальную додумал и к вам быстрее. Хорошо хоть салфетки из кафе прихватил – как чувствовал, что пригодятся.
- Пригодятся! – фыркнула Оля. – Знаем мы твою натуру клептоманскую.
- Клептоманская или нет – даже в прокуратуре не знают! – гордо поднял палец Олег. – Может объясните уже за что этот маньяк в меня камнем запулил? Чё, пять минут подождать сложно было?
Мы переглянулись.
- Какие пять минут? – удивлённо протянула Ксения.
- Ну, не знаю, может шесть… или семь. Ну никак не больше восьми! Я, знаешь ли, не затягиваю с размышлениями. Мне и в переносном смысле геморроя в жизни хватает.
- Олег, - Андрей так и сидел перед ним. – А тебя не удивило, что мы не сразу к тебе подошли?
- А то! Сижу, такой и думаю: «Добивать, что ли примеряются? Наловили тут мурашек без меня...», - наверное, что-то он прочитал на наших лицах. – Чё, правда наловили?
- Ага. Наловили, - Андрей встал и отступил на пару шагов. – Больших-больших, и рыжих-рыжих. Кто расскажет?
Я почувствовал, что взгляды скрестились на мне и вздохнул.
- Понимаешь, Рыжий, тебя не было больше получаса. Точнее был, но не ты. Не перебивай! – я выставил руку с открытой ладонью, пресекая все его попытки что-то сказать. – Короче, ты остался, а мы со Смыслом спустились на первый этаж, а там вы из подвала поднимаетесь. «Вы» - это вместе с тобой… Я сказал – не перебивай!
От моего окрика его рот захлопнулся, и он только часто-часто заморгал.
- Вот. Мы поднялись обратно, несколько раз тебе всё рассказали, чуть тут целый спектакль не сыграли. А ты решил, что тебя разыгрывают, психанул, послал нас подальше и убежал по лестнице.
- Восемь раз, - внёс ясность Игорь.
- То-есть – «восемь раз»? Я поднимался сюда и снова убегал?
- Нет, Рыжий, - я бросил недовольный взгляд на Игоря. – Ты просто появлялся вот здесь, возле перил, посылал нас и убегал.
- Вы гоните, да? – он с надеждой обвёл нас взглядом. – Вы это придумали, чтобы мурашек мне организовать?
- Да какой «гоните»?! Я тебе электрод в глаз засадил! А ты ускакал, как горный… Господи! – Игорь переменился в лице и его шатнуло. – А если бы я сейчас не камнем, а как тогда…
На нетвёрдых ногах он развернулся на месте и отошёл метров на пять.
- Так он не первый раз в меня кидал?.. Так! Стоп! В глаз?!
Олег резко встал и взлохматил волосы. Затем зашагал туда-сюда, что-то бормоча. Я смог разобрать только «… с днём рождения, блин! Ещё с одним днём рождения! Десятым по счёту…»
- Олег, - Ксения попыталась поймать его за локоть. Он увернулся от неё, но, всё же, остановился.
- Вы хоть скажите, я не с громом и молниями появлялся? А убегая запах серы не оставлял?
- А-а, - растерялся я. – Я не видел… Кто-нибудь видел, как он появлялся?
- Ни как он не появлялся, - бросил через плечо Игорь, потом вздохнул и подошёл к нам. – Ни как. Можете мне поверить – я-то его чаще вас видел.
- То-есть «никак»? – удивилась Ксения.
- А вот то и есть. Смотришь-смотришь – нет никого. Потом отвлёкся на секунду и опа! нарисовался – хрен сотрёшь…
- А ведь точно. Я всегда его видела, только после того, как обернусь… У всех так? – Ксения вопросительно посмотрела на каждого.
- Получается, что так, - почесал бровь Андрей. – Значит он мог просто быстро подняться…
- Ага, пока я на секунду глаза отвёл, посмотреть, как ты на колени бухнулся. – Игорь невесело усмехнулся. – Нет, брат, не выходит. Дальше думать надо.
- Хорошо, давайте восстановим цепочку событий. – Олег снова принялся расхаживать. – Мы побежали в подвал. Так? Так. Там сатанисты разделывали кошку заживо. Так? Так. Потом Ботан их метелил, ломал стену тем милым камушком, затем снова метелил. Так? Так. Потом я заметил, что Гвоздь со Смыслом где-то уединились и пошёл их искать. Так?
- Не так, - в тон ему ответил Игорь. – Ты до последнего рядом со мной был и всё частил под руку, что если я им что отрывать соберусь, то чтобы не отрывал до конца, а то потом не разберёмся где чья голова, а где жопа.
- И по лестнице ты впереди меня поднимался, - добавила Оля.
- Вот и расхождение, - резюмировала Ксения. - Осталось понять кто был тот Олег, и на сколько настоящий этот. Тем более эта история про внезапные позывы к раздумьям…
- Ребят, вы чё, не верите? – простонал Олег. – Ну, пойдёмте, я вам кучу покажу.
- А вот пойдём! – улыбнулся Игорь. – Хоть какое-то вещественное доказательство. Но если там её не окажется, или скажешь, что найти не можешь…
- Чё там терять-то? Два пролёта прямо, а там на запах!
Олег бодро пошагал вперёд, а мы следом. Можно понять его энергичность – не каждый день в твоей реальности сомневаются.
Как он и сказал, мы прошли два пролета между колоннами и зашли в третий, ограниченный тремя стенами, причём одна была сложена чуть выше середины. Девушки не пошли следом, но и на открытом месте не остались. Так, зашли за нами на пару шагов и остановились, морща носы, а мы прошли в угол и внимательно осмотрели плоды раздумий.
- Силё-он! – протянул Андрей.
- Так я ещё в кино хотел, забыл потом просто, - оправдался Олег.
Я немного подумал, поколебался, но, всё же, обернулся.
- Смысл, Оличка, не считайте меня извращенцем, но вы тоже должны сами увидеть, а не только с наших слов.
- Что, не хватает женской проницательности, чтобы оценить творение непризнанного гения? – Оля явно издевалась.
- Блин, ну что такое, а?! – в бело-голубом свете фонарей было не очень хорошо видно, но кажется Олег покраснел. – Как какое-нибудь говно, так или я рядом, или причастен к нему!
- Не сопи! – ткнула его в плечо кулаком подошедшая Ксения. – Судьба у тебя такой.
- Фу, Рыжий! А ты точно один здесь был? Без слона? - сморщила нос Оля, посветив фонариком на кучу.
- Так. Видят все? Ощущают все? Значит прав я?
- Гвоздь, - Андрей тронул меня за руку. – Варианты есть какие-нибудь?
- Не знаю… подумать надо.
- Только будем думать на свежем воздухе! – уверенно заявила Оля и первая направилась к выходу из закутка.
Мы пошли следом за ней и успели увидеть, как три или четыре тени, вылетев из-за стены, окутали её непроницаемой мглой и растаяли вместе с Олей. Только лёгкий вскрик секунду блуждал эхом между стенами и колоннами Ямы.
Ксения вскрикнула и бросилась вперёд. Я в последний момент успел ухватить её за руку и дёрнуть на себя.
- Стой! – крикнул Андрей шагнувшему вперёд Олегу. – Стой. Сейчас все вместе пойдём. Ботан?
Игорь отцепил с крепления на поясе так и провисевший всё это время без надобности фонарь-дубинку, перехватил его у самого отражателя, а свободный конец положил на плечо. Щёлкнул переключатель и сразу стало много светлее. Этот один светил раза в два ярче, чем все наши налобные и ручные. Встав справа от Андрея он буркнул:
- Готов.
- Гвоздь, Смысл – сразу за моей спиной. Рыжий левее и на полшага сзади, - продолжал командовать Андрей. Да-а, сразу видно служившего человека. – Идём медленно и смотрим во все стороны.
Очень медленно, останавливаясь на каждом шагу, мы вышли в проход и огляделись. Никого и ничего. Мощный фонарь Игоря как луч маяка медленно двигался из стороны в сторону, освещая даже самые дальние уголки здания.
- Блин, и почему мы не на третьем! – выплюнул Олег. - Там на весь этаж две с половиной перегородки!
- Тихо! – шикнул на него Андрей. – Раз мы все правши, значит идём справа налево. Строй не ломаем, по сторонам смотрим внимательно.
- Денисыч, тормозни с командами, - я прижимал к себе давящуюся слезами Ксению. – Мы пока никуда не идём.
- Чёрт! Совсем забыл! – он сделал шаг назад и влево, встал в пол-оборота к нам и погладил Ксению по голове. – Ксеня, слушай меня, и слушай внимательно. Я сам сейчас готов наложить ещё одну кучу рядом с шедевром этого зеленоглазого упыря, но нам нужно найти Олю. Давай мы с тобой потом оденем розовые халатики и поплачем вместе, а?
Ксения фыркнула мне в грудь и закивала. Потом шмыгнула носом.
- Опять за своим языком не следишь, Денисыч? Как и тогда с хорошим поведением.
- Да, что с тобой, такой слабенькой делать – только поддаваться.
- Поддаваться!? – вскинулась Ксения.
- Вот! А теперь настрой зафиксируй и пошли искать.
Она немного сникла, шмыгнула носом, но уже секунду спустя перехватила фонарь и кивнула:
- Пошли.
Один пролёт, второй, третий…
Я всё вспоминал, как эти тени обволокли Оличку. Что мы им могли противопоставить, кроме нашей отчаянной храбрости и света фонарей. Хотя… не один луч прямо на тени так и не упал. Может, в этом наш шанс? Ага! «Зодчий теней», блин! Часть вторая, дополненная!
Мы всё шли и шли, настороженно водя фонариками по сторонам. Ничего и никого. Только мусор и какие-то обломки. Ни каких следов.
- Всё, здесь её нет, - выдохнул Андрей, когда мы обошли весь этаж и остановились возле лестничного пролёта.
- Нет, нам надо дальше искать, - всхлипнула Ксения. – Мы её не бросим здесь!
- Смысл, - как мог спокойно произнёс Андрей, но я чувствовал, что он вот-вот сорвётся. – «Дальше» это или вверх, или вниз. Здесь мы уже всё обошли.
- Смысл! - как-то излишне весело воскликнул Олег. – А вы на меня все три комплекта извели, или у тебя ещё есть?
Я посмотрел, куда он указывает лучом и вздрогнул. На полу возле лестницы красовался равнобедренный треугольник, составленный из трёх абсолютно одинаковых фигур из капель крови, трёх окровавленных и скомканных платков, трёх использованных спиртовых салфеток и упаковок от них и пластыря.
Ксения вскрикнула и зарылась мне лицом в грудь.
- Всё страньше и страньше, - просипел Игорь.
- Всё чудесатее и чудесатее, - я прокашлялся.
- Да, уж, - хмыкнул Андрей. – Хоть кустов и нет, но чудеса в них всё равно случаются…
Мы несколько секунд просто рассматривали эти «чудеса». Удивляться или пугаться уже не было сил.
- Гвоздь?
- Мм?
- Гвоздь!
- Чё?
- Идеи?
- Мы в хорошем мистическом ужастике.
- А если серьёзно?
- Мы в плохом мистическом ужастике?
- Ребята, - всё так же весело произнёс Олег, и я понял, что он на грани истерики. – Мы вот ходим-ходим. А я вот в одном месте видел кирпичей несколько, да дощечек капельку. Может, костерок разведём? Посидим, покумекаем. Может и на огонёк кто зайдёт? Ну?
- Почему бы и нет, - протянул Андрей, который всё никак не мог отвести взгляд от инсталляции на полу. – Давай, веди нас, Сусанин, первый полупроводник.

14 августа **:**
Яма.

- Шестеро пошли по стройке погулять,
Один решил покакать – и их осталось пять.
- Не, Рыжий, не подходит. Тогда ты должен был пропасть. У нас же вообще жуть непонятная. Как в «Полтергейсте», когда девочку забрали. Там тоже всякая мистика творилась по началу…
- Ха! Так у нас, получается по началу-то и не пропал никто! Наоборот – на одну наглую рыжую морду больше стало!
- Да, тоже не подходит… Хотя, если вспомнить все истории про Яму – декорации лучше не придумаешь.
- «Восставший из ада»? Нет, не подходит. Там демоны были.
- Может…
- Ребята, я вас слушаю и офигеваю! – Ксения в первый раз подала голос. – Мы столкнулись с чем-то действительно сверхъестественным, а вы тут фильмы обсуждаете! Вы уже забыли, что Оличку какие-то тени утащили?
- Точно! – воскликнул Олег. – «Привидение» с Деми Мур! Там такие-же тени были! А я всё думал, на кого они похожи!
- Заткнись, а, - попросил Андрей.
Сколько мы вот так сидим и обсуждаем? Не знаю. Я даже счёт времени потерял. Да и как-то разомлел я немного у костерка. Просто сидел на доске, положенной на кирпичи, обнимал за плечи прижавшуюся Ксению и тупо пялился в огонь.
«Капелька дощечек» оказалась хорошей кучей всякого деревянного хлама, сваленного у стены и стопкой кирпичей. Будто кто-то решил посидеть здесь как мы сейчас, собрал деревяшки со всей стройки, кирпичи подготовил, а сам не пришёл.
- Столько времени уже здесь торчим… я даже трезветь начал, - Олег горестно вздохнул. – А там похмелье накатит, сушняк…
Ксения вдруг отбросила мою руку, резко подскочила и зашарила по карманам.
- Смыл, ты чего? – удивлённо посмотрел на неё Олег.
Она только отмахнулась. Достала телефон и нажала на кнопку включения.
- Бли-ин! – Андрей хлопнул себя по лбу и вытащил свой телефон.
Мы дружно последовали их примеру.
- Чёрт!
- Да, как так-то?!
- Не понял?...
- Не включается. Опять завис!
- Браво, - Игорь похлопал в ладоши. – А я всё думал, когда уже догадаетесь.
- Ботан, ты чё-то знаешь? – подозрительно прищурился на него Олег.
- Секунд пять назад ещё не был уверен, а сейчас наверняка, - Игорь потянулся и хмыкнул. – А ведь никто даже не догадался у меня время спросить.
Он постучал ногтём по стеклу своих наручных часов и снова хмыкнул.
- Ну, и сколько время? – напряжённо и очень резко спросила Ксения.
- Тридцать три беремя, – Игорь вытащил из костра длинную щепу и посмотрел на её горящий конец.
- Ботан, я серьёзно!
- Я тоже, – он покрутил деревяшку и так, и так, но снова положил в огонь и недовольно поморщился. – Пока вы ржали, я решил посмотреть с какой периодичность этот появляется. Взглянул на часы – стоят. Достал мобилу – глухо.
Он достал из костра другую палку и стал её разглядывать. Мы как завороженные следили за его манипуляциями и молчали. На этот раз он удовлетворился результатом.
- А когда ещё раз на часы посмотрел, они уже другое время показывали. Тогда я и догадался, но нужно было убедиться.
- Игорь, подожди, - Андрей напрягся и, судя по всему, собрался встать. – Ты же не про…
- Свои сны? – Игорь хмыкнул. – Да, Денисыч. Именно про свои сны. Жутко реальные. До малейшей детали, даже когда проснусь. Только вот всегда что-то не правильное происходит, и тогда я и понимаю, что сплю. А просто так не могу проснуться. Только один способ есть.
- Нет! – Андрей попытался подскочить, но толи ногу у него свело, толи ещё что, но он бухнулся на одно колено, чуть не нырнув в костёр.
- Увидимся в реальности, ребята! - Игорь перехватил поудобнее вытащенную из костра палку и горящим концом воткнул её себе в глаз.
На секунду он замер, судорожно втянул воздух и как-то негромко, но очень обиженно закричал. Затрещали сгорая брови, потом огонь перекинулся на волосы. Игорь закричал громче, захлопал руками по голове, пытаясь сбить пламя, закрутился на месте и, споткнувшись на кирпиче рухнул на стену. Как водная поверхность она расступилась принимая его и затем вновь сомкнулась. Только крик снаружи и удар о землю сказал нам, что стена не поглотила его, а просто пропустила сквозь себя.
Мы тупо уставились на стену. Сил удивляться или пугаться уже не осталось.
Так прошло минуты две, или может вечность. Но вдруг Олег затянул на церковный мотив старый детский стишок-страшилку.
- Маленький мальчик залез на карниз.
С криком «Я Карлсон!» кинулся вниз.
Тёплая кровь по асфальту течёт,
Видно, в моторчике был недочёт.
Ксения вцепилась зубами в большой палец левой руки и глухо завыла на одной ноте. Я заметил, что она сейчас упадёт и, вскочив, успел подхватить её на руки и прижать к себе. Вой не прекращался. Он резал душу безысходной тоской. Выжигал мозг отчаянием. Вдавливал барабанные перепонки накатывающим сумасшествием. Но я как-то умудрился расслышать глухие звуки ударов. Резко, до хруста в шейных позвонках, я повернул голову, начав говорить сразу:
- Андрей! Не трогай его!
То, что это Олег может так гулко стучать по Андрею я даже представить себе не мог. Но всё было совсем не так. На меня смотрели две пары испуганных глаз на бледных и вытянутых лицах. И они явно к чему-то прислушивались и косились на Ксению. Я понял, что в этом вое мы не сможем разобрать, что там происходит, и, повернувшись обратно, укусил Ксению за мочку уха. Вой моментально прекратился, а её крепкие пальцы вцепились мне в щеку.
- Я тебе говорила – не делай так больше?! – прошипела она.
- Тихо! – я поставил её на ноги, но продолжал придерживать. – Слушай!
Глухие удары, крики. Всё как сквозь вату или, точнее, сквозь толщу воды. Ещё голоса, уже ближе. Более разборчиво. Их я узнал сразу.
-… сколько их там было?
- Семь.
- Рыжий, ты с ума сошёл?! Ты охренел так подкрадываться?!...
- Это же!.. – вскрикнула Ксения, судорожно напрягаясь, а затем, вся обмякнув, начала выскальзывать из моих рук.
Я пытался подхватить её, но она, жидко болтая руками и головой, выскальзывала, как медуза сквозь пальцы. Всё чего я добился, это подхватил её под затылок иначе она ударилась бы головой об пол.
- Эт… эт… эт… - зазаикался Олег, и, за секунду до того, как его ноги подкосились, его прижал к себе Андрей.
- Это пиздец, Рыжий, - прошептал он нервно сглатывая. – Просто пиздец.
Я догадался, что он тоже понял, но мне сейчас было не до этого. Я нащупал пульс на сонной артерии и облегчённо выдохнул. Значит, просто сознание потеряла. Вот оно, значит, как бывает.
- Денисыч, вы оба здесь?
- Щас проверю.
Шлепок, шипение сквозь зубы. Ещё шлепок. Недовольный матерный вскрик.
- Оба тут! – отрапортовал Андрей, а Олег продолжил что-то угрюмо бормотать.
- Бросай Рыжего – Смысл в отрубе!
Раздался удар падения тела, совсем уж матерный вскрик, и фигура, замершая за моей спиной заслонила свет костра.
- Да, блин, рядом встань!
- Ага, - тень сместилась в сторону и рядом склонился Андрей. – Искусственное дыхание делать будем?
- Ага! И непрямой массаж сердца! Дурак что ли? Есть у неё пульс, в обмороке она просто.
- И чё тогда? По щекам шлёпать?
Я пожал плечами и шлёпнул раз, другой. Без толку, только голова болтается.
- Может я шлёпну? – предложил Андрей.
- Себя шлёпни, морда перекаченная! – раздался недовольный голос и новая тень заслонила лицо Ксении. – Парни, потом без обид только.
Тень сместилась правее. Я почувствовал запах дыма, а затем Ксения всхлипнула на вдохе, дернула ногой и резко открыла глаза.
Послышался топот как будто кто-то отбежал метров на пять и опасливый голос Рыжего:
- Я читал, так реально быстрее.
В широко распахнутых глазах Ксении была пустота, но постепенно она заполнялась осмысленностью и болью. Она согнула ногу и прикоснулась к наливающемуся краснотой пятну на щиколотке.
- Ай!
- Ну, правда, быстрее! – Олег передёрнул плечами и отступил ещё на пару шагов.
- Ты её углём что ли прижёг? Да я тебя!...
- Нет, Андрей! Не надо. Я так, хотя бы не отключусь, - он взяла нас за руки. – Помогите мне встать.
Мы аккуратно подхватили её и привели в вертикальное положение. Её немного качнуло.
- Так, всё. Дальше я сама, - она отпустила нас, ещё раз пошатнулась, но удержалась. – Сколько я была в отрубе?
- Минут… несколько, - шмыгнул Олег. Он всё так же стоял в отдалении, переминаясь с ноги на ногу, и смотрел взглядом побитого щенка.
- Что там успело случиться?
- Что? Ты о чём? – откровенно затупил я.
- Вы что, не следили? – Ксения приподняла бровь и окинула нас взглядом. – Или делаете вид, что не поняли?
- Ты про… там? – Олег кивнул головой в сторону лестницы.
- Вы же поняли, что это мы там? Только тогда… - она неопределённо пошевелила пальцами.
- Ну, это не точно ещё, - замялся Андрей. – Надо проверить.
- Чё уж тут проверять, если и так всё очевидно, - я махнул рукой. – Смысл права. Пойдём посмотрим, может чего изменить сможем?
- Пошли, Рыжий. Хоть свой «День сурка» посмотришь!
- Блин! – Андрей хлопнул себя по лбу. – А я всё думал, на что это похоже!
- Ужастиков смотреть меньше надо! – Ксения тряхнула головой, как бы стряхивая наваждение. - Давайте прямо сейчас пойдём, а не то я передумаю.
Мы переглянулись. Не самая здравая идея, но… других-то всё равно нет.
- Давайте фонарики возьмём, а то света костра нам определённо не хватит, - Олег огляделся. – Н-не понял…
Фонариков не было. Ни одного.
- Так, кто их предложил сложить в одно место? – обречённо спросила Ксения.
- Не помню… - Олег взлохматил волосы. – Бред какой-то…
- Это Яма, - я почесал за ухом и добавил. – Спорим на щелбан – стоит отойти от костра, и он пропадёт.
- «Потухнет», ты хотел сказать? – уточнил Андрей.
- Нет, именно пропадёт, - Ксения шмыгнула носом. – Пойдём. Всё, что будет нужно, мы увидим.
Мы собрались в кучку, обняли друг друга за плечи, уперлись головами. Вроде и не было между нами промежутка, а пустота на месте пропавших друзей ощущалась.
- Пойдёмте уже, а? – было видно, что Олег мандражирует, но пытается держать марку. – Я запасные памперсы дома оставил.
- Давай тогда штанами поменяемся, - цыкнул Андрей. – Им хуже уже не будет.
- Да, «с шуточками и прибауточками», - Ксения хмыкнула. – Не хорошая тенденция.
- Да ну вас!

Я разорвал круг и развернулся к ним спиной. Передо мной стояли семь фигур в чёрных балахонах. На секунду я забыл, как дышать, но тут сзади раздался весёлый голос:
- Ха! Рыжий, смотри – они за добавкой пришли!
- Им просто нужно напомнить, где выход! – Олег промчался мимо меня и гаркнул на фигуры. – Брысь, нечистые! А то ещё раз своей водой окачу!
Фигуры вздрогнули, заколыхались, потом как-то скукожились, смялись и втянулись в одну точку. Чернильно-чёрная, она повисела перед нами в воздухе пару секунд, а затем взорвалась, окатив нас тьмой.
- Я же говорил – погаснет, - я бросил взгляд через плечо. До самой стены был ровный пол без следов кострища и наших посиделок.
- А то, что нужно, мы и так видим, - добавила Ксения.
Нет, как днём светло не стало. Скорее, как в предрассветные сумерки. Вечером краски тускнеют как-то, выцветают, а вот с утра они только просыпаются, наливаясь своей яркостью. И предметы с утра более объёмными кажутся… или выглядят.
- Ладно, - кивнул Олег, - Уговорили. Пошли «День сурка смотреть».

- Вот видишь, что мы тебе говорили? – тыкала пальцем в дрожащее марево Ксения. – Вот именно так ты и убегал каждый раз! А ты ещё и не верил, собака пешеходная!
- Вот это я?! – Олег, хмурясь, обошёл нечто ещё раз, сцепив руки за спиной. – Я всегда думал, что лучше выгляжу.
- Ты, ты! Можешь не сомневаться!
- Давайте опять отойдём? – попросил Андрей. – Надоело мне в замедленном на это смотреть. Тем более не видно же ничего, одно марево.
- Ну, даже и не знаю, - протянул Олег. – Как-то не понятно это…
- Ага, а всё остальное так очень понятно! – Ксения, уже успокоившись наблюдала за нами. – Ладно, давайте мы Олю выручить попробуем, всё же? Уже ведь решили. Или нет? Гвоздь? Гвоздь!

Меня тряхнули за плечо, и я заморгал, отгоняя наваждение.
- Ты чего завис?
- Я… это…
Я огляделся. Мы только разомкнули круг, но рука Андрея всё ещё лежала на моём плече. Я потряс головой.
- Да что с тобой? – Ксения взъерошила мои волосы. – Пойдём уже, нам надо Олю выручать. Ты слышишь? Ты слышишь? Гвоздь?!

- Гвоздь? Что думаешь? – Олег ткнул меня кулаком в плечо. – Почему чем мы ближе к ним, тем они двигаются медленнее и прозрачнее становятся?
- Наверное из-за смешения или смещения слоёв реальности. Скорее всего, те, кто говорил о неразрывности времени были правы.

- Гвоздь, ты чё?
- Ты чё заказывать будешь?
Я поднял взгляд от меню и удивлённо посмотрел на Андрея.
- В смысле? Светлое нефильтрованное и крылышки с острым соусом. А что, что-то изменилось в этом мире без моего ведома?
- Да, фиг тебя знает, может и изменилось…

- Изменилось, и очень сильно. Ты пока этого не пошнимаешь, а мне нельзя этого говорить.
- Ты что, ЕЁ понял?
- Понял - не понял… главное, что она тебя поняла и приняла…

В ухе зазвенело. Я мотнул головой и потёр горящую от удара щёку.
- Антон, ты как? – участливо спросила Ксения, и ударила меня с другой стороны.
- Всё, всё… что это было?
- Ты нам скажи, - Андрей подул мне на лоб. – Что там?
- Ты о чём? – я отмахнулся от него рукой и ударился костяшками о твёрдое. – Блин!

- Что там происходит? –поинтересовался Олег.
- А-а, - Андрей пренебрежительно махнул рукой. – Истерика это у нас. Вот видишь, аж по полу ползаем от смеха. Антон, а ты как…

- Антон, ты как?
Всё тело ныло. Я лежал на полу, а надо мной склонились испуганные лица друзей.
- Что, - слово наждаком проехалось по гортани, и я, повернувшись на бок, свернулся в позу эмбриона. Размеренно дыша через нос я пытался сдержать рвотные позывы. Немного придя в себя я спросил.
- Что случилось?
- Да я ТОТ сквозь тебя прошёл, - Олег не весело улыбнулся. – Забыли мы, за просмотром, за тылами следить. Вот я, посратый, и вышел на сцену сквозь тебя.
- Чё ты городишь? – я неуверенно попытался встать, и, если бы Андрей меня не поддержал - точно бы упал.
- Ну, ты же помнишь, когда Игорь ему камнем зарядил? Вот когда его тень или морок шёл, ты на его пути оказался, - Андрей потёр щёку и улыбнулся. - Мы даже заметить не успели. Слышим, упало что-то, а между нами марево прошло. Смотрим, а ты лежишь и слюни пускаешь.
- Ты в порядке? - прохладная ладонь легла на мой лоб и её глаза оказались близко-близко. - Ты что-то видел?
Я тяжело вздохнул.
- Что-то видел. Что-то, - я закусил губу. – Как флешбеки в фильмах. Какие-то кадры вспышками, но что и куда – хрен поймёшь. Не знаю…
- А уже и узнавать поздно, - Андрей махнул рукой куда-то мне за спину. – Они… в смысле «мы»! пошли смотреть на какашки Рыжего.
Я мотнул головой и сжал кулаки.
- Все помнят, откуда эти тени вылетели?
- Да, - за всех ответила Ксения.
- Значит, план у нас простой…
- Разберёмся по ходу, - поддержал меня Андрей.
- Самый надёжный план, - кивнул рыжей головой Олег. – От такого хрен отступишь.
- Веди тогда… в очередной раз, - Андрей невесело усмехнулся.
- А слабо по запаху? – Олег побежал вперёд, не дожидаясь нашей реакции.
Мы переглянулись. Обречённость воина. Вроде это выражение лица так называется. Мы не знали, что делать, не знали, чему противостоим, но мы не хотели даже искать другой выбор.
Олега мы догнали уже на месте.
- Там.
Он просто указал рукой, но мы уже всё увидели сами.
В углах, за колоннами, на периферии зрения скапливались тени. И их было много больше тех четырёх, что мы запомнили. Они клубились, перетекали одна в одну. Скручивались в жгуты и расправлялись в плоскости. Они явно ждали и готовились к атаке.
- Мы видели четырёх, а здесь их в разы больше. Если это связанно с временным континуумом, то хорошо, - пробормотал Олег, стягивая куртку.
- Это почему? – Ксения затягивала шнурки на кроссовках, но не могла удержаться от вопроса.
- Значит мы их победили! – отрезал Андрей.
- Но те четыре?...
- А их мы догнали и ещё раз победили!
Страха не было совсем. Была чёткая уверенность, что мы каким-то нелепым образом попали в глупый ужастик, и мы в нём именно те, кто выживают в конце и учувствуют в сиквеле. Не в роли тех, кого в самом начале фильма убивают, а тех, кто доживает до конца франшизы.
- То-о-о-ол-л-лько-о-о бу-у-уде-е-е-ем ду-у-у-у…
- Приготовились!
- Я вижу, что они приготовились! – Олег немного нервно хихикнул и указал рукой на тени. – Нам-то что делать?
- Действуем строго по плану! – крикнул я, заметив, как одна из теней оторвалась от группы и полетела прямо на меня.
Нет, не на меня. Она совершила обманный манёвр и попыталась проскользнуть слева. Я ухватил её в последний момент, и она лопнула, обдав мои пальцы леденящим жаром. Затем вторая попыталась пролететь надо мной, но я встретил её прямым ударом кулака. Брызги попали мне на щёку, стянув кожу жаром холода. Ещё одну я раздавил ногой. Шлепком ладоней прикончил четвёртую. Но их было слишком много. Нас спасало то самое искажение времени. Мы так близко находились сами к себе тогдашним, что тени не проносились незаметным всполохом, как те, что утащили Олю. Они наплывали не быстрее мяча, брошенного в игре «съедобное-не съедобное». Но их было очень много. Слишком много.
Андрей вырвался вперёд и резко наносил удары руками и ногами, и после каждого следовал тёмный взрыв.
Олег как мельница молотил руками. Это был его фирменный стиль. Может и выглядит со стороны глупо, но редко кто после драки с ним уходил победителем. Его «лопасти» знали, как и куда бить.
Ксения использовала все приёмы, которые успела выучить в трёх школах боевых искусств. Она била руками, ногами, головой. Тёмные брызги летели во все стороны и ни одна тень не проскользнула мимо неё.
Мы уже начали теснить противника, когда появились ОНИ. Те самые Тени, что забрали Олю. Они двигались даже быстрее, чем я помнил.
Наш бой был проигран менее чем за две секунды...
Первая поднырнула под удар Андрея и обхватила, обволокла Ксению и швырнула её далеко назад.
Вторая крутанулась вокруг Олега, закружив его нереальным волчком, отскочила в сторону, зацепив затылок Андрея, и, перехватив Ксению в воздухе, ударила об стену.
Третья прошла прямо сквозь грудь ошеломлённого ударом Андрея, скукожившись отлетела к стене, и, перед тем как растаять, немного смягчила падение женского тела, упавшего прямо напротив лестницы.
Четвёртая поймала вращающееся тело Олега в противоход и, искорёжив, изломав его, утащила за собой в сторону лестничного проёма на третий этаж.
На меня кинулись ещё две, но по-другому. Такое ощущение, что меня ударили огромной подушкой. И я полетел, полетел…
За секунду до того, как я упал на пол, я успел увидеть, как четыре тени впиваются в тело Оли. Ломают его, выкручивают, сжимают и выворачивают…
Удар. Звёздная россыпь. Затухающий крик.

Яма.

- Ты… это… страшно… знаешь…
..сквозь туман в голове я слышал слова… вроде, даже знакомые... только не складывались они в… это… никуда не складывались… они просто были… как и это похлопывание по груди… чем-то таким холодным и неприятным… как тряпкой половой не до конца выжатой… большой такой… я попытался открыть глаза, но на меня накатила такая головокружительная тошнота, что я еле успел повернуться на бок… так долго я ещё никогда не блевал… из меня вышло даже материнское молоко, наверное.. но я всё продолжал и продолжал… тогда я решил выблевать кишки и закончиться уже… но мне на лоб легло то же холодное и тяжёлое, что меня хлопало по груди… стало немного легче… потом меня как куль перевернули на спину и я снова ударился затылком…
Здравствуйте, звёзды! Давно не виделись!

Очнулся я от холодной тяжести на голове. Затылок ломило. Спина болела. Но, самое неприятное, это свист в ушах и гул. Который начинается с кончиков волос на затылке, проходит через всю голову, отдаётся тошнотой во всём теле и выходит через нос.
Сотряс. Стопроцентный. А я где?
Твоюжемать!
Я резко открыл глаза и попытался приподнять голову, но эта тяжесть на лбу мне не позволила. От усилия меня опять затошнило, и я зажмурил глаза.
- Вот. Лучше так и лежи… пока. Не стоит тебе смотреть. Да и торопиться уже некуда...
Тяжёлый вздох. По-настоящему тяжёлый. Оказывается, я даже и не представлял, что это значит.
- Не знаю, что ты успел услышать… я долго тебе говорил… очень долго. Хотя, - хриплое бульканье. – Долго это очень растяжимое понятие. Особенно здесь, в Яме.
Что-то в этом хрипяще-булкющем голосе показалось очень знакомым.
- Андрей?
- Догадался. Молодец. Возьми с полки пирожок, понюхай, и положи на место. Хрф-хрф-хрф!
Я понял, что это смех и меня передёрнуло.
- Не дёргайся ты уже! Тоже мне – принцесса! Услышала, как жаба смеётся и в истерику. Хрф-хрф-хрф!
- Денисыч… что…
- Происходит? Хрф-хрф-хрф! А я знаю?! Не, чувак, тебе самому дальше разбираться. Я тебе только знаешь, что скажу?
Он всхлюпнул-вздохнул и убрал тяжесть с моего лба.
- Ты только глаза не открывай пока, хорошо? – дождавшись моего осторожного кивка, он продолжил. – Ты же знаешь, что мы вас любим? Или уже правильнее говорить «любили»? Похуй… не это важно сейчас… Мы договор заключили на четверых. Без вашего ведома, да… Делали все, чтобы вы встречались чаще. Вот и эти походы в кино… Только вы ужастики так любили, для нас это просто фильмы… Но мы просто видели, что вы друг друга еще любите, но боитесь сблизиться… опять обжечься… Хотя, вы и в первый-то раз не обожглись… Да, ладно! Видишь-ли, в чём дело…
Снова тяжёлый вздох, шуршание и… запах тления? Я думал, мне показалось, но сейчас он усилился.
- Вы же, лебляди вляблённые, не боялись ничего! Даже смерти своей не боялись! Потому-что вам друг без друга жить не хотелось. Вот и болтались как… Ты понимаешь, в чём прикол?! У вас был один страх на двоих! И он не был киношным или реальным. Он был только в ваших… Нет! Не головах – в душах! Вы так любили друг друга, что остальные страхи потеряли. Боялись только сделать, и не сделать. Сказать, и не сказать. И все остальные ужасы для вас были просто развлечением. Не то, что у нас… наши-то страхи они… Ботан вот, всегда боялся в своих снах остаться. Ты знаешь, какие у него сны… были?!
Опять тяжёлый вздох-всхлип.
- Мне иногда страшно становилось, когда он мне их рассказывал. Особенно про те, где он знает, что спит. Вот он и придумал себя убивать во сне, если точно убедиться… кто же знал…
- А при чём здесь…
- Яма? – он забулькал-захрипел. – А Яма вытаскивает страхи и реализует! Ботан боялся не проснуться – и не проснулся. Рыжий всё вертелся в своих заморочках и боялся не выкрутиться однажды – так вон он, закрученный лежит между вторым и третьим этажом. Оличка с детства боялась, что её похитят – где теперь Оличка? А я… позже... это позже… путаюсь я что-то… долго тебя ждал и разговор этот репетировал…
- Если мы не боимся, то почему эти Тени Ксюшу… - я всхлипнул. – Ксюшу убили?
- А с чего ты решил, что убили? – он пробулькал-просипел. – Ты видел? Так ты много чего видел, когда через тебя морок прошёл! Или не так?
- Что-то видел… только, что от этого изменилось?
- Изменилось, и очень сильно. Ты пока этого не понимаешь, а мне нельзя этого говорить.
- Ты что, ЕЁ понял?
- Понял-не понял… главное, что ОНА тебя поняла и приняла… и позвала. А ты нас потянул за собой…
- Андрей…
- Молчи, а? Потянул ты нас. Даже не знаю, что бы было, если бы мы тогда, в детстве… Я, видишь ли, вспомнил. Да-да! Ты пока в отключке лежал, я много что вспомнил. И много выводов сделал. А ты знаешь, сколько ты валялся? Молчи! Вопрос был риторический! Долго ты валялся. Я после того, как досчитал до трёх миллионов сбился. И это после того, как считать начал! А ты знаешь, сколько нужно времени, чтобы зо… человек начал мерить своё время счётом? Много! Не знаю, может это только моё внутреннее время… внутреннее!
Он опять забулькал.
- Знаешь что, разбирайся дальше сам! Но, перед тем как я скажу последнее, что должен… посмотри на меня, и я расскажу тебе про свой страх, если сам не поймёшь.
Я повернулся на бок, упёрся руками в пол и сел. Поборов накатившую волну тошноты я открыл глаза.
На меня пялился недельной давности труп. Причём, всё это время он лежал не в морге, а где-то в тепле. Кожа набухла пузырями, из всех отверстий сочилась бурая слизь. Хорошо, что я уже проблевался.
- Да, Денисыч. Зомби из тебя никакой!
- В курсе уже,- пробулькал-просипел мой друг. – Видишь, чего я всегда боялся? Это после того фильма…
- «Возвращение живых мертвецов», я понял, - я взял его за плечо. Плоть продавилась под моими пальцами как фарш, но меня это уже не страшило. – Дальше то что?
- Дальше? – он усмехнулся полуразложившимися губами. В двух местах кожа треснула и из открывшихся ран потекла слизь. – Дальше тебе решать. Ты же ничего не боишься!
Я растерянно огляделся. Все мои друзья, за исключением одного, мертвы. Та, кого я любил больше жизни тоже мертва. И на что я теперь себе?
- Она не умерла.
Я уставился в пустые бельма глаз.
- Пока не умерла, - он снова забулькал-засвистел. – Не говорил ты в слух – просто громко думал! Давай, не тупи! Делай!
Я не кивнул, чтобы снова не накрыло, а просто отвернулся от него, попытался встать на четвереньки, но упал лицом в пол. Тогда я просто решил ползти.
Несколько метров спустя я обернулся через плечо. Андрей уже привалился к колонне и задумчиво отрывал зубами куски плоти с пальцев и выплёвывал. Увидев, что я на него смотрю, он помахал мне полуобглоданной кистью то ли прощаясь, то ли желая хорошего пути.
Слёзы навернулись сами собой.
Тошнота вновь накатила зелёной волной, но я сдержался и начал ползти. К ней. К той, которую всегда любил. С первого взгляда. Но тогда, я ещё не знал, что такое любовь, мне просто было приятно быть рядом с ней.

Я ползу…

И все мои страхи проходят передо мной, и я понимаю, что все они завязаны только на неё.

Я ползу…

10 лет. Она сидит со мной за одной партой. Мы ещё не дружим, но мне очень хорошо, когда она просто рядом. И я даже попросил маму купит набор разноцветных ручек. Вдруг, она зелёную попросит?

Я ползу…

11 лет. Вдруг опять на руке нарисует что-нибудь, а я стереть не успею? Вот позорище!

Я ползу…

12 лет. Как друзьям объяснить, что после школы проводил до дома и не поцеловал? Соврать?

Я ползу…

13 лет. На школьной дискотеке пригласила меня на медленный танец, а я боялся прижаться к ней, потому что у меня торчал как кол.

Я ползу…

14 лет. На дне рождении все напились, а я капли в рот не брал. Что будет, если меня пьяным увидит?

Я ползу…

15 лет. Отдыхали на даче. Всю ночь разговаривали и смотрели на звёзды. Что сказать тем, от кого всю ночь ахи-охи доносились?

Я ползу…

17 лет. Мы уже год вместе. Как это скрыть от остальных? И надо ли?

Я ползу…

19 лет. Она уже хочет. Хочет белое платье и троих детей. А я боюсь, что не вывезу.

Я ползу…

21 год. Она в «Одноклассниках» видит мои свадебные фотки. Я боюсь, что она перестанет со мной общаться.

Я ползу…

И вот я в Яме.
Она лежит передо мной изломанной куклой. Но я чувствую – она жива.

Я дополз…

- Ксюша?
Один глаз уже ничего не видит. Белок весь залит кровью, а зрачок так расширен, что голубого цвета радужки не разглядеть.
Я смотрю на её тело.
Перекрученное в пояснице. Наверное, поэтому, она до сих пор не умерла от болевого шока – на её ноги, сломанные во всех местах, с торчащими сквозь разорванную ткань джинс отломками костей, просто страшно смотреть.
Я беру её за руку.
- Ксюша, я люблю тебя и всегда любил.
Она немного приоткрывает уцелевший глаз. В него не так страшно смотреть – там ещё осталось голубое…
- Ис… пра…
Её губы что-то шепчут, но я не могу понять.
- Что? – я придвигаюсь, как можно ближе. Я знаю – она что-то важное хочет…
- Ис… - она последним усилием вырывает свою руку из моей ладони и… её указательный палец скользит по моей груди. – правь…
И всё.
Совсем…
Всё…
Я понял, что остался один. В этой Яме.
Что она хотела, чтоб я в себе исправил?
А что во мне можно и нужно исправлять?
Я собрал оставшиеся силы, встал на подгибающихся ногах и шагнул к лестнице. Меня повело, мир закружился перед глазами, и я, чтобы не упасть, ухватился за перила. Переждав приступ, я сделал еще один шаг и уселся на ступеньку. Обхватив колени руками уперся в них подбородком. Мне некуда стало идти.
Я ждал…

Яма. Всегда.

Я ходил…
Я смотрел…
Были разные люди и разные этажи. Каждому свой этаж и свои страхи, вот что я понял.
Были разные эпохи и Яма выглядела по-разному. Стройка… склеп… заброшенный замок…пещера…
Только страхи у пришедших были одинаковые и простые…
Я их все видел. Я сам устраивал всевозможные козни, чтобы вытащить эти страхи наружу…
Я многое исправил…
И в приходящих сюда и в себе…
Но все уходили…только я оставался…
Я понял только две вещи:
Яма всегда есть…
У каждого она своя…
И лучше, если будет именно эта…
В отличии от жизни она шанс даёт…
Но не мне…

- Ты знаешь, Ксюша, а я даже не в курсе, сколько лет прошло. Тут, знаешь-ли, всегда ночь. И нет смены времён года. Только люди меняются. Ох, кого я только не видел за это не-время! И злых, и добрых, и отчаявшихся. Тысячи жизней и судеб прошли здесь… и через меня. И, знаешь, они все боялись. Только страхи у них однотипные. Несерьёзные страхи у них. Не того люди бояться, не того… Хотя, ты же всё это знаешь. Я же тебе всё рассказываю. Каждый раз, после нового ищущего чего-то, я прихожу сюда, сажусь на ступеньки и рассказываю. Я очень верю, что ты меня слышишь. Иначе…
Я же научился управлять Ямой! Да! Прикинь, это не так и сложно. Просто надо перестать бояться себя. Свои страхи принять и не бояться их. Они же такие смешные, по сути своей. Глупые и бесполезные. Их не существует даже, пока мы сами не даем им силу и власть над нами…
А Ямой управлять интересно! Можно что угодно смоделировать! Я, вот, наше присутствие в ней моделировал раз тысячу, но так и не смог понять, что ты хотела мне сказать…
Я уже всё исправил, что только мог. Но, в итоге, ты так и лежишь здесь у стены, а я исповедаюсь пред тобой раз за разом...
Ксюша, я устал. Я дико устал. Я даже хотел с собой покончить, но Яма не даёт мне такого блага. Я прикован к ней своим не-страхом крепче цепей! Я хочу к тебе. Просто к тебе.

Сидящий на ступеньке Смотритель обнял себя за ноги и положил подбородок на колени. В его глазах не было ничего. Пустота. Он смотрел на лежащее изломанное тело девушки. Его губы что-то шептали, но не доносилось ни звука.
Его взгляд упал на фигуру на полу. Треугольник. В каждом углу шесть капель крови, скомканный окровавленный платок, одноразовая салфетка, упаковка от неё и пластыря.
Смотритель наклонил голову, сдвинулся так, что его макушка впечаталась в перила, и его глаза расширились от вспышки понимания. Палец мёртвой девушки указывал точно на вершину треугольника.
Губы Смотрителя задрожали.
Он поднял себя, вцепившись в перила, и громко произнёс: «Исправь, да?!» Прислушался к чему-то, а затем сильным пинком снёс вершину треугольника так, что даже следов крови на полу не осталось.
Здание содрогнулось в неведомой доселе судороге. Смотритель страшно закричал, вцепился в лицо руками, и рухнул рядом с трупом девушки.

14 августа, 09:27
Заброшенная стройка.

Ой, как голова бо-олит!... И во всём теле как-то…
- Рыжий, ты нахрена предложил курнуть перед Ямой?! Я же схему сборки головы не оставил!
Это Андрей, он всегда первый в себя приходит.
- Денисыч, дай ему в башку! Обещаю – возвращать не буду!
- Смысл, ты чё?! Сейчас дать?!
- Ну, я же не такая садистка… вечером… или завтра… Но обязательно!
Почему это её голос с моей груди раздаётся? И пальцы так знакомо живот гладят…
- Оп-па! Все в отходняке… это нормально. Но почему я в кустах с какой-то обгорелой палкой в руках?
- Ботан, мы вчера в кино ходили. Потом зависли в кафе. Потом пошли к Яме «мурашек» ловить. Потом Рыжий предложил курнуть, чтобы «мурашки» были весёлые. Потом… а где мои очки?
- Они у тебя упали, когда тебя…
Нежная, но сильная ладошка прикрыла мой рот.
- … те два оболтуса пьяных таскали, выбирая кусты помягче, - закончила за меня Ксения и указала рукой куда-то в сторону Игоря и Андрея. Затем, плавно изменив позу, зашептала мне на ухо. – Они не помнят! Понял? Не помнят!
И укусила за мочку. Не больно. И не обидно. Приятно только.
- Вот как?! – Оля грозно посмотрела на парней. – И где они теперь?
- Мы-то вот, - растерянно осмотрел поляну Андрей. – А очки… Да они-же рядом с тобой!
- Сам скажешь? – жарко прошептали мне в само ухо.
- Да легко! Денысыч, свидетелем будешь?
- Свидетелем? А что случилось? – он посмотрел на покусывающею моё ухо Ксению и расплылся в улыбке. – Да ладно? Да не вопрос! Да, я!..
- Так! Ни каких произволов! – Оля уже надела очки и «включилась» в тему. – С меня девичник, с тебя мальчишник. Но, если я узнаю, что кроме стриптизёрш ещё какие-то бабы были – забуду про нашу дружбу и ввалю тебя жене по самое ай-яй-яй!
Оля вдруг резко замолчала, окинула оценивающим взглядом Ксению и очень грозно спросила:
- Ну, то, что я свидетельница, это понятно?
- Это понятно! – осклабился Андрей. – А чтобы брак был крепкий…
- Мечтай дальше! Можешь даже на эту тему по… ну, ты меня понял? Ты же чемпион в этом деле.
- Конечно! Межгалактический!
- Вот на спрутов своих альдебаранских и дрочи! Вот хоть мизинцем в мою сторону!
- Всё-всё, понял. Ввалишь жене…
- Слушай, Смысл, - наконец смог вклиниться Игорь. – А ты так «Смыслом» и останешься?
- А то! Но фамилию всё равно его возьму!
Она обняла меня за шею и повалила наземь. И, пока все думали, что мы целуемся, она мне шептала.
- Антоша, я же всё-всё помню! Я пока там лежала, я же всё слышала! Понимаешь? Я лежала, всё тело болело, но ты был рядом и мне было легче. Ты, правда, не всегда был, но когда приходил и говорил со мной, как с живой – боль уходила совсем! Понимаешь? Я всегда чувствовала, где ты. Ты думаешь, это ты был Смотрителем? Нет! Мы вместе были! Я же тоже Яму чувствовала. Через тебя. А когда тебя не было рядом – то сама. Она, правда, меня не слушалась, как тебя, я пробовала… Только ребятам не надо об этом. Ты видишь? Они все свои страхи там оставили.
- А мы? – хмыкнул я.
- А нам то зачем? – Ксения аж поперхнулась. – Наши страхи направлены не на окружающее. Мы боимся…
- Тише, тише. Я это знаю. Просто проверял…
- Я твою проверялку! К стати, давно я не видела твою проверялку!
- Ксюха, отлезь от меня сейчас-же, а то у меня уже…
- Так, коты апчихорские! Хорошь лизаться! Мы тут Рыжего потеряли.
- Как? – Мы с Ксенией резко подскочили и нервно огляделись.
- Кого вы опять потеряли? – недовольно пробурчал ящик пива вплывающий в пролом в заборе. – Ну как дети, чесслово! Ничего без папки рыжего не могёте!
- Рыжий, а ты где это достал? – Игорь даже перестал привычно подобранные камушки в руке перекатывать.
- Где, где… тебе в рифму?
- Удиви! – Игорь блаженно заулыбался.
- В «Звезде»! Забыл, что ли? Магазин тут рядом есть такой.
- Ну вот, - Игорь без сожаления высыпал камни на землю и отряхнул руки. – А вы знаете двадцать способов открывания пива?
- Ботан, у этих бутылок можно просто за кольцо дёрнуть. Прогресс называется.
- Ты поразил меня прямо в сердце. С тебя две бутылки.
- Да не вопрос! – Олег протянул две, и в тот момент, когда Игорь их уже взял, добавил, - Но за вторым ящиком сам идёшь.
- Сволочь, - резюмировал Игорь, дёргая за кольцо.
- Ты даже не знаешь какая!
Потом мы пили пиво, болтали ни о чем. Ещё раз сходили. Потом Олег позвонил каким-то знакомым грузинам, и те привезли мяса и мангал. А потом, в какой-то момент, я почувствовал… нечто.
Я обернулся на Яму, увидел её на просвет в свете заходящего Солнца и уже начал вставать, но тут мне на плечо очень нежно легла рука.
- Не надо. Она ещё найдёт себе Смотрителя. Один раз она уже смогла.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мистика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 61
Опубликовано: 28.03.2019 в 04:39
© Copyright: Алексеев Константин
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1