ПОЭЗИЯ. Борис Васильев-Пальм (стихи)


ПОЭЗИЯ. Борис Васильев-Пальм (стихи)
* * *

Я с самим собой расстался,
вижу – очень был смешон.
Удивить народ пытался
мыслью и карандашом.
Меж работами метался,
счастья в поисках мотался,
облюбованный грошом…
Выбивался в люди, бился,
думал: буду с барышом.
Вдруг, прозревши, удивился:
голышом я в мир явился
и отчалю нагишом, –
не особенно, как все, –
смертной кланяясь косе.
Суете, как все, сдавался:
в зиму мёрз, в жару потел…
сам с собой теперь расстался.
На покой разбогател.

* * *
                              «Батько, поглянь! На закате великая тьма.
                              Чёрт на кону. Украина рехнулась ума…»
                                                                                               Ю. Кузнецов

Украина, яко льдина,
откололась от Руси, –
облый край, не середина…
Боже, глупость ей прости!

Самостийная дрейфует,
тщась Америку открыть.
Президентишко блефует,
развивая рабью прыть.

Возит фишку ГЕНОЦИДА –
всё, что в жизни изобрёл, –
козырную карту МИДа,
где противником орёл;

Не простой орёл, – двуглавый,
виноватый без вины, –
знак воспрянувшей Державы
после козней Сатаны.

Украина от России
по Атлантике плывёт…
Боже, Господи, спаси её:
И трещит, и тает лёд.

ПЕСЕНКА О НАЧАЛЕ ПУТИ

Черника и морошка,
да с моря ветерок,
охотничья сторожка,
вечерний костерок,
отец, при нём ружьишко –
простой дробовичок,
а рядом я – мальчишка, –
природы новичок,
да и в миру – новинка –
Земли и Неба сын,
родни своей кровинка, –
дай Бог, – не комом блин.
Я – первенец курносый –
родителям – восторг…
Готовят мне разносы
и Запад, и Восток,
а главная дорога –
от Севера на Юг.
Ещё я недотрога
понятию каюк.
Себе кажусь я вечным,
весь мир беря на грудь,
Путём любуясь Млечным,
на свой вступаю путь
без помыслов о цели,
в предчувствии любви…
Душа с умом сумели
понять чутьём крови:
ночей и дней качели
у каждого свои.

ИГРЫ НА ГРАНИЦЕ
(песня?)

На восьмом десятке
В руки взяв гитару,
Я со смертью в прятки
Заиграл на пару.

Инструмент при цвете
Мандарина шкурки…
Он в забаве – третий, –
Мы играем в жмурки.

В струнные аккорды
Прячется от страха
Искрой Божьей гордый
Представитель праха

Не расстался с детством
У последней двери,
Значит, наконец-то,
Бог в меня поверил.

Впрочем, вера в Бога
Была изначала, –
Вся моя дорога
Это означала.

Я – не для примера…
Многого мне стыдно.
Только Бога вера
Стала очевидна:
В меня веры мера, –
В пра-пра-пра… Гомера.

ПРОЩАНИЕ С ЛЕНИНГРАДОМ
(Из архива. Забытое стихотворение)

Запорожье, Измаил, Калуга, –
Это вехи детства моего…
Я на ринге жизни загнан в угол, –
Ленинград название его.
Тут наполучал под дых немало.
Не на жизнь, а на смерть вышел бой.
Но и здесь хребта мне не сломала
Та, что называется Судьбой.
Всё, чего она смогла добиться,
Сделав меня лысым и седым, –
Боковым прыжком переселиться
В дальний угол под названьем Крым.
Там, придя в себя под солнцем юга,
Прислонюсь я к Божьему плечу,
Выходцем из замкнутого круга, –
Соглашусь с Судьбою на ничью.
Главное начнём на пару дело;
Обновим, поправим к жизни вкус.
Приведём в порядок дух и тело,
Всё, что надо, намотав на ус.
Путь мне ясен. Жизни середина.
Все её зигзаги позади.
Где-то рядом мудрость Насреддина,
А наградой чудо впереди.

* * *
                                      «Слово – серебро,
                                      Молчанье – золото».

Серебра я не хочу,
Разве, – паче чаянья…
Я себя озолочу
Немотой, молчанием.

Но от Музы словеса
В рифменной оправе,
Что диктуют небеса,
Не писать не в праве.

Серебро во мне звенит
В стихотворном ритме,
Ну, а золото в зенит
Возношу в молитве.

* * *

Не станет радуга жалеть
в какой бы ни было момент,
красой своею ворожа,
что ей судьбы не одолеть, –
что не вписалась, как фрагмент,
в собор, – в картину витража.

И ты, прохожий, не жалей,
что – не тусовок элемент,
что не попал Мамоне в плен, –
ты не в реестре королей,
престижных банков не клиент
и всяких сборищ ты не член.

Доверяясь Божьим чудесам, –
коль мастер ты не мелких дел –
туда, где пир, не тщись попасть.
В конце пути узнаешь сам, –
завиден радуги удел…
Над всем нами – неба власть.

МОИ ВЕРА, НАДЕЖДА, ЛЮБОВЬ

Бегу от старости
В отгул ребячества.
А что осталось мне?
Мечта да ячество,

Как в детстве канувшем,
Куда – не ведомо, –
Бесценным камушком
С именья дедова…

При внуке нынче – вишь –
И сам я дедушка,
А сердце взвинчено, –
Волнует девушка…

Впадаю в детство я –
(Войной загублено) –
Куда же деться-то,
Коль недолюблено…

И вот мне чудится,
Что я, как новенький, –
Желанья сбудутся…
Приём дешёвенький.

Зато под крошевом
Звёзд счастье грезится, –
хоть что-то дёшево,
чтоб не зарезаться.

В ночные бдения
Под взором месяца
Любви видения.
Чтоб не повеситься.

От наваждения
Страсть не открестится.
Боль с наслаждением
А вдруг да встретятся!

Вот и мечусь, как лось,
Волками найденный,
Бросая взгляды вкось
На Веру с Надею.

ОСЕННЯЯ МЕЛАНХОЛИЯ

И молод не слишком, и весел не очень,
идущий на ощупь во мгле,
по осени мыслью одной озабочен:
найдёт ли весна на земле,
кого называют Васильевым-Пальмом,
кто в жёны избрал акварель?
Найдёт ли поэта в субъекте опальном,
вернувшись на круги, апрель?..
Попавши капризной судьбине в немилость, –
седой до сих пор одинок…
Душа по телесной любви истомилась, –
вот-вот заскулит, как щенок;
и если б не кисти, не краски с палитры,
не Муза с лекарством стиха,
его не спасли бы и к Богу молитвы, –
тоска довела б до греха.
Ещё одну зимнюю стужу, скажите,
безлюбому как одолеть?
Лишь собственной тени напарник-сожитель
рискует в сей раз околеть…
Порог обивает пора листопада,
а он наяву, как во сне, –
красотам грядущей зимы эскапада –
мечтает уже о весне.

26 ноября
2008 г.

ИЗ ЦИКЛА «В ОЖИДАНИИ ЛЮБВИ»

Отбываю срок на зоне,
На планете голубой,
И почти что счастлив ноне,
Но не встреченный тобой.

Счастлив тем, что время срока
Засекречено, а жизнь,
Хоть коварна и жестока,
Не без радостей, кажись!

Слышу смех, улыбки вижу
Осуждённых к бытию…
День свободы мой всё ближе,
Всё печальней я пою.

Что ж так долго нету встречи
С половинкой бытия?
Веет ветер, шепчет вечер,
Что не вечен ведь и я…

Всё же, в чудо веря, жду я,
Обознавшись сотню раз…
Время случаем колдуя,
Где-то встречей целит в нас!

В ПУТЯХ ЗЕМНЫХ

Я шёл однажды там, где прежде не был.
Стоял июнь. А был добр и юн.
В глаза смотрела Вечность белым небом.
Безмолвствовала птица Гамаюн.

А слева солнце жарко целовало,
А справа ветер крепко обнимал,
И понял я, что мне Вселенной мало,
И больше ничего не понимал.

Прошли года. И где я только не был.
Стоит февраль. А я – не чтоб враль,
Но фантазировать поменьше мне бы,
И Библию читать, а не мораль.

А справа ветер жмётся, волком воя,
А слева солнца жарится омлет…
В путях земных не понял ничего я,
Но чувствую, что оставляю след.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Стихи, не вошедшие в рубрики
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 27.03.2019 в 21:05
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1