ПРОЗА. Александр Бойченко-Керченский (рассказы)


ПРОЗА. Александр Бойченко-Керченский (рассказы)
БОРОДА

Дед Михей, заводной мужик, может сделать из мухи слона, а потом хохотать до клик в животе и стонать от боли. Любил он две вещи в жизни: детей, не только своих, но и чужих, а ещё бороду свою шелковистую. Она свисала ему на грудь, будто совковая лопата, только мягкая и холеная. Ухаживал он за ней каждую свободную минуту, чесал густой гребёнкой, смазывал мазью собственного приготовления. При чесании выпадали волосы, он бережно собирал их в шкатулку из фанеры, обклеенной морскими ракушками. При этом он вздыхал и сожалел: «Надо же. Видимо, чего-то не хватает в мази?» – и надолго задумывался. Видимо, мысленно сочинял новую мазь.

Ещё, дед Михей, вообще-то не так стар, а называли его дедом из-за бороды. Любил он посидеть за кружкой пива в местной забегаловке. В лёгком подпитии собирал детвору и угощал дешёвыми конфетами – подушечками. На более дорогие денег не было. Часто он рассказывал разные небылицы. Детвора внимательно слушала, боясь пропустить интересное, смеясь вместе с дедом до колик.

Однажды дед Михей сидел на дворовой лавочке и задумчиво ковырял палкой сухую, как камень, землю. Называл он палку «третьей ногой». Хотя она ничем не помогала ему. Так – привычка.

Неподалёку кучковалась стайка детишек и наблюдала за дедом. Они понимали, что он чем-то расстроен и потому не подходили к нему. Когда Михей поднял голову, любовно погладил бороду и усмехнулся:

– Вы чего как неродные? А ну, подгребайте ближе.

Детвора зашумела и окружила деда, усаживаясь прямо на землю. В их горящих любопытством глазах затаилось ожидание. Дед видел это.

– Конфет сегодня не будет, – усмехнулся он, – но зато поведаю я вам одну необычную историю.

Дети насторожились и усаживались поудобней, не спуская глаз с деда. Он помолчал, а потом продолжал.

– С началом перестройки к нам приехало много всякой западной нечисти…

– Зачем?! – не поняла детвора.

– Чтобы, – хмыкнул дед, – успеть захватить наше добро на халяву, которое мы добывали потом и кровью…

… И дед Михей поведал малолетним друзьям историю, в которую не каждый нормальный человек поверит.


Он стал замечать, что его преследует всюду явно не наш человек. Дед сразу определил: одет мужчина не в нашу одежду, блестящую, штиблеты лаковые, чёрное с белым, на голове у него небольшая шляпа с метёлочкой сбоку. Дед воевал в Отечественную и видел в Германии такие. Михей сразу окрестил его «фрицем». «И с чего ты увязался за мной, – недоумевал старик, – мало наложили вам в войну, что, ещё захотелось? Это всегда пожалуйста…»

А нужна ему была дедова борода. Только не знал, «на какой козе подъехать» к старику. Фрицу рассказывали, что хозяин бороды носится с ней, как с малым ребёнком, а кто посягнёт на неё – может даже убить.

Немец не решался прямо обратиться к деду и потому устроил за ним настоящую охоту. Михей даже окликнул его:

– Тебе чего, фрицевская твоя душа?

Тот тут же исчез, но ненадолго. Как-то выследил деда в забегаловке, где тот смаковал паршивое «Жигулёвское». Другого не было. Это потом появится, а смысл один…

В тот день у старика не было капитала. Немец подошёл к столику. Михей глянул на иностранца с интересом, а тот спросил:

– Можно?

– Не возражаю, – пожал плечами дед.

Немец поставил на столик кружку с пивом и бутылку коньяка, вернулся к буфету и взял два стакана. Он без всяких церемоний наполнил их коньяком. Видимо понял, что деда можно «взять приступом».

– Прошу! – предложил он.

– Не откажусь, – отозвался Михей, – а сам подумал: «Зачем я ему? В шпионы думает записать?»

Выпили. Заели шоколадной конфеткой. Незнакомец с восхищением разглядывал бороду и похвалил:

– Борода у вас шикарная.

– Ты, мил человек, скажи, чего увязался за мной?

– За ней и увязался.

– За бородой, что ли? – не понял дед.

– За ней, родимой, – подстроился фриц под русский лад.

– Вот это фокус! Зачем она тебе?

– В музей. Мы собираем по миру интересные бороды, усы, зубы и другие человеческие особенности…
Они пили коньяк маленькими глотками, вели беседу и договорились встретиться и заключить договор на куплю-продажу бороды.


Иностранец уехал. Нет его месяц, второй, полгода. Дед стал забывать о нём, и вдруг является прямо домой. Дед таращится на него: «Не забыл, фрицевская твоя душа. Он думает, если я выпил его коньяк, значит, продам ему бороду? Как бы не так. Сколько лет холил её, и вдруг… Как обещал, так и откажу…»

Гость бесцеремонно шастает по квартире, рассматривая обстановку, как у себя дома. Он долго стоял у фото, где Михей молодой, в орденах и медалях, при погонах старшины. Хозяин следил за ним и думал: «Не нравится? Набили вам морду в сорок пятом, нужно будет, и ещё наложим по первое число – только суньтесь…»

– Бравый вы здесь. Но у меня дела. Время деньги!

– Какие дела? Вот сижу и думаю, зачем пожаловал господин?

– Как зачем? Мы же договорились…

– Сколько дадите за бороду?

– Вы не совсем поняли меня. Мне нужна борода с головой…

Ошарашил он деда. Тот подскочил, как ужаленный и таращится на гостя с мыслью: «У него что, клёпки не хватает в голове?» – а вслух сказал:

– Голова, мил человек, мне самому нужна…

– Вы не так меня поняли, – отозвался гость и улыбается.

Дед Михей хмыкнул и подумал: «До чего стервец додумался. Хочет сделать меня всадником без головы».

– Вы не так меня поняли, – повторил немец. – Голову мы возьмём после вашей смерти, а деньги сейчас…

Старику представилось, как он лежит в гробу без головы: «Позор! Ишь, до чего додумались, стервецы?..»

– Нет! – сказал он вслух.

– Как нет! Мы ж договорились, а договор дороже денег…

– Да! Договорились, но без головы.

– Так голову возьмём у мёртвого.

– А вы представьте себя в гробу без головы! Да и власти, как посмотрят на такой фокус?

Иностранца передёрнуло, словно в ознобе. Дед усмехнулся:

– То-то! Вали-ка ты, господин хороший, подобру-поздорову. На свой фатерланд! Понятно? А то могу наложить...

– Мне не предлагали такого. Я бы с дорогой душой. Это честь на века… – вздохнул немец.

– Ты опозорить захотел меня? Во-о-о-он!

Гость опешил и перестал топтаться на месте, как конь в стойле, и бормотал:

– Отказываетесь от…

– Во-о-он! – заорал дед. – Союз развалили! Страну разорили! Теперь добираетесь до наших голов? Во-о-он!

Дед Михей бросился к берданке, которая висела на ковре над кроватью. Схватил её, клацнул затвором, как бывало на фронте. Гость пулей выскочил из квартиры, сел в машину и укатил из дедовой жизни навсегда.


Дед Михей закончил рассказ и вздохнул:

– Вот такие дела, малыши. Но не падайте духом. Не такое переживали. Придёт время, найдутся люди, которые вернут всё, что уворовали у народа. Вернут колхозы. Сейчас стало понятно, что без коллективных хозяйств никак не обойтись.


Дети расходились молча. Из речи деда Михея они не всё поняли, но знали: дед напрасно говорить не будет.

А дед Михей на другой день пошёл в парикмахерскую и сбрил броду. И помолодел на целых десять лет.

Хотите верьте, хотите нет, но дед Михей утверждает, что эта история подлинная, без всяких прикрас.

ЕСЛИ Б ЗНАТЬ, ЧТО ГОТОВИТ ДЕНЬ ГРЯДУЩИЙ…

Молодой печник работал по заявкам по всем предприятиям города. Он знал все котлы по котельным и почти все ЖЭКовские печи, отапливающие квартиры жителей. За время его работы он насмотрелся всякого – хорошего, скандалов, скорбного…

Однажды ему дали заявку в большую котельную. Он бывал в ней и раньше, но всё обходилось без происшествий.


Ничего не предвещало трагедии. Погоды стояли весенние солнечные, настраивали на хорошее настроение. Когда он переступил порог котельной – стал, как вкопанный. Парень словно споткнулся о шум работающих агрегатов. В водяных насосах грохотали разболтанные подшипники, а форсунки свистели на все голоса – хоть создавай оркестр.

Печник осмотрелся. Перед ним ряд маломощных паровых котлов, справа тёмный угол. Там мигает горящая форсунка. Слева стол оператора, а за ним сидела девушка, и что-то писала в журнале. Она оглянулась на вошедшего, и печник рот открыл от удивления. Перед ним возникла словно из сказки красавица: высокая, стройная, распущенные волосы легли на плечи, лицо белое. Оно в тусклой котельной выделяется, как что-то изумительно красивое.

– Вот это да! – воскликнул парень.

За печником шёл мастер котельной и тоже остановился. Он постоял минуту-другую и толкнул парня в спину:

– Чего стал столбом?

– А, что? – спохватился печник.

– Я говорю – застрял на проходе и рот раззявил.

– Красавица! Ей обитать в царских палатах…

– Людка! – крикнул мастер. – Ты опять вырядилась в забугорные тряпки?

– Сниму, Петрович! Сегодня сниму!

– Сколько можно говорить. Не сегодня, а сейчас…

Девушка вздохнула и ушла в бытовку переодеваться, а мастер перевёл свой гнев на парня:

– Ты чего пришёл сюда? На девок глазеть…

Печник смотрел вслед девушке и наблюдал, как она виляла бёдрами. Мастер усмехнулся:

– Знает, что нравится мужикам, и варит воду…

– А вы за что отругали её?

– Ты с луны свалился? Одежда у неё из нейлона. По технике безопасности не положено. Этот материал вспыхивает от огня, словно бензин. Материя новая и не все знают её свойства, но красивая…

Люда вернулась в хлопчатобумажном комбинезоне, красота её сразу поблёкла. Мастер усмехнулся, глядя на её сумное лицо, и развёл руками:

– Ничего не могу поделать. Унеси домой, иначе брошу в горящий котёл.

– И не жалко, Петрович?

– Дома носи всё, что хочешь – хоть голой ходи, а здесь за вас отвечаю я… Знакомься! – спохватился он. – Печник! Он будет аварийный котёл ремонтировать.

– Олег! – буркнул растерянно печник и уставился в её голубые глаза, где увидел себя вверх ногами и очень удивился: «Здорово!» – Чудеса! – проговорил вслух.

– Чего? – не понял мастер.

Он в этот момент говорил о кирпичах, растворе, подсобных…

– Больно хороша, – вздохнул Олег.

– Ты чего пришёл? – напустился мастер на печника. – На девок глазеть?

– А ты, Петрович, отдай её замуж, – вмешалась пожилая женщина с метлой в руках.

– Говорят, – продолжал Петрович, – будто собирается. В квартире делает ремонт, мебель заказала…

– Огонь девка! – заключила тётка и пошла заметать между котлов.

Олег проследил за её действиями и усмехнулся: «Чего там мести? Там и так идеальная чистота. Она словно пыль сдувает с агрегатов».

Он договорился с мастером о времени начала работ и ушёл.


Пришёл печник через неделю, как договорились. Только переступил порог котельной, и сразу окунулся в гул и грохот работавших котлов. Он постоял несколько минут, привыкая к шуму котельной. Ему сразу бросилось в глаза отсутствие «красавицы», и решил: не её смена. В бытовке, в углу стояло с десяток венков. Сразу мелькнула мысль: «Покойник у них? Потому люди грустные и неразговорчивые…»

Выйдя из бытовки, натолкнулся на тётку с метлой и подумал: «Она будто приросла к ней», а вслух спросил:

– У вас что, покойник?

– Угадал, – вздохнула тётка, – Люда погибла…

– Это какая? Я знаю её?

– Знаешь. Красавица наша…

Олега словно электротоком шибануло по голове. Он как стоял около штабеля кирпичей, так и опустился на них, вытаращив глаза на тётку: «С ума сошла…»

Но тётка была в своём уме и с грустью смотрела на парня.

– Как это произошло? – спросил Олег.

– Не знаю. Это у неё дома произошло…

– За что боролась, на то и напоролась, – вмешался рабочий-подсобник, готовивший в корыте раствор.

– Как это? – не понял Олег.

– У тётки спроси. Она у нас, как справочное бюро – всё знает.

Тётка отставила в сторону метлу и пожала плечами

– На этот раз не знаю. Случилось дома. Знаю, что обгорела, как кочерыжка.

Она смахнула слезу и ушла. Подсобный смотрел ей вслед и говорил:

– Любила она Люду очень. Девчонка была сирота из детдома. Тётка и квартиру выбила ей…

В обеденный перерыв подошёл автобус. В него погрузили венки и людей. Подсобный спросил у Олега:

– Ты с нами?

– Нет! Хочу, чтобы она осталась в моей памяти красавицей, а не обгоревшей кочерыжкой.

– Как знаешь.


Прошло ещё недели две после похорон. Однажды в перерыв подсела к Олегу тётка, которая всё знает, и сказала:

– Я поспрашивала соседей, и кое-что выяснила.

– И что, – спросил Олег, – не могли спасти?

– Говорят, не могли. И всё из-за нейлона.

– А что это такое?

– Материал такой. Из него делают женское бельё, халаты…

– Это то, которое Петрович заставлял её снимать?

– Оно самое.

– Да-а-а! – вздохнул Олег. – Мастер знал, что говорил.

– Так вот, – продолжала тётка. – Соседи не знают, что произошло, почему вспыхнул пожар. Она выскочила на улицу, охваченная огнём. Её с трудом поймали и потушили. Короче говоря, до больницы её не довезли, а прямо в морг.

– Ничего не пойму. У нас парень тоже горел, – пожал плечами печник. – Обгорел тоже порядочно, но его спасли…

– Дело в том, что у неё на голом теле была надета нейлоновая рубашка. Вот она и виновата в смерти Люды. Она стала плавиться и прилипать к коже…

– Жаль девчонку, – вздохнул Олег.

– Да-а, – согласилась тётка. – Погибла из-за своего легкомыслия. Вскоре должна была состояться свадьба. Всё пошло на ветер, – вздохнула она…

Подошёл Петрович, спросил:

– О чём разговор?

– Всё о том. О Людмиле, – отозвалась женщина, а её глаза набрякли от слёз.

– Да-а-а! – задумчиво проговорил мастер. – Случись это у нас в котельной, – не миновать бы мне тюрьмы.

Петрович накричал на рабочих, что собрались в кучу, и ушёл, а один из рабочих с жалостью в голосе изрёк:

– Поди, знай, что готовит нам день грядущий?..




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 27.03.2019 в 20:59
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1