ПРОЗА. Айгуль Бухарбаева (миниатюры)


ПРОЗА. Айгуль Бухарбаева (миниатюры)
ТАЙСКИЙ МАССАЖ

Тело расслаблено лежит на спине. Левая нога прямая, правая согнута в колене, стопа у левого колена.

Крепкие заботливые руки мастера нежно захватывают и поднимают правый бок. Необычно.

– Что происходит? Что со мной делают? – мозг проснулся и пытается понять, что с ним делают.

– Да ничего, всё нормально. Это тайский массаж, он такой. Для чего-то это нужно, а главное полезно, не стоит беспокоиться.

Память пытается отыскать в архивах что-либо похожее на то, что сейчас происходит с телом. Ничего похожего никогда не было.

– Надо записать – это тайский массаж. Странный. И для чего это может быть полезно? Не знаю. Да это и не моя задача. Мне запомнить надо, – занося в картотеку необычную позицию тела и происходящее движение, выключается память. – Мне этого не понять, придётся поверить телу. Оно спокойно воспринимает и совсем не реагирует на то, что с ним делают. Ну, подождём, посмотрим, чем всё это закончится.


Открываю глаза, вернее с трудом разлепляю веки, чтобы мозг получил хоть какой-нибудь ответ о том, что происходит. Это его всё время интересует. Он начинает беспокоиться, долго не получая ответа. И что я вижу? Перед глазами ноги, мои ноги.

– Меня скрутили, – подумал мозг.

Он думает, что тело это он. Как бы не так. Он знает, что сидит в черепе, но никак не может смириться с тем, что он один небольшой орган в большой системе организма человека. Гипертрофированное самомнение мозга не даёт ему покоя ни днем, ни ночью. Он постоянно хочет держать всё под контролем. А тут обнаруживается, что есть тело, которое само себе хозяин и наотрез отказывается слушать мозг.

– Ну, разлеплю веки, чтобы ты успокоился, – говорит тело в блаженной неге от массажа, – не больше. В остальном я себе хозяйка.

Мозг успокаивается. На какое-то время.

Долго быть в покое и бездвижении непривычною.

Чтобы не мучиться от собственной незначимости голова засыпает, мозг успокаивается. Это, по крайней мере, легче на сейчас.


– Надо куда-то идти, что-то делать, что это я лежу? – встрепенулся мозг. – Так, куда идти? Я сейчас что-нибудь сделаю, надо делать, надо действовать, время идёт, уходит время, а я лежу. Сейчас пойду и что-нибудь сделаю. Ну, пошли….

– Не хочууу, – отвечает тело и продолжает лежать, блаженствуя от разливающейся энергии и расслабления.

– Ах, делать нечего, без него, без тела, я никуда не сдвинусь. Ладно, пусть полежит.

Проходит несколько минут.

– Надо бежать, надо вставать, надо делать, – снова встрепенулся мозг. – Надо что-то делать, сейчас что-нибудь сделаю руками и ногами. Ногами пойду, руками сделаю вон там. Пойду и сделаю сейчас.

– Не хочууу, – снова отвечает тело. И руки, и ноги, всё тело, все его части, и каждая клеточка блаженствуют в расслаблении. И ничего не сдвинет их сейчас. Так редко можно просто расслабиться и ничего не делать. Просто потому что и так хорошо, сладостно, спокойно, блаженно.


– Бежать, бежать, бежать, – из какой-то глубины, как из колодца слышен тоненький голосок. Это мозг, он снова неспокоен.

– Что происходит, меня не слышат? Меня не слушают, не слушаются?!?! Что происходит? А?!?! Это тело, оно такое большое и само себе хозяин?!?! Как?! А я?!?! Я такой маленький!?! Совсем маленький, – запищал мозг.

Вот и хорошо, серое вещество уразумело, что оно десятая часть человеческого организма и не может управлять всем постоянно.

– Ты часть меня. Такая же необходимая и любимая как все остальные системы и органы. Ты нам нужен, мы все тебя любим, – с нежной любовью говорит тело мозгу.

И как маленький ребенок, которому не хватало любви и внимания, мыслительный орган успокаивается.

– Меня любят, я нужен, – успокоившись, засыпает мозг.

– Отдохни, дорогой, ты долго напрягался и брал на себя ответственность за всё, что происходит вокруг. Расслабься. Теперь ты можешь полностью отключиться. Всякое волнение напрасно. Отдыхай.

СЫНОК

Мужчина едет по дороге небольшого города и резко тормозит из-за выбежавшего на дорогу за мячиком мальчика. Мальчик берет мяч, поворачивает голову, у него в глазах дьявольский огонь.

Огонь остаётся картинка меняется.

Теперь этот огонь в глазу черта, он в это время в своей келье ставит сковороду на очаг. Дно сковороды – экран, на котором муж чина вспоминает вчерашнюю ссору с женой из-за сына.

Ссора происходит на кухне, где жена готовит ужин на той же сковороде. На втором плане из кухни видно, как мальчик увлеченно играет в гонщиков. На экране монитора мелькают машинки.

Жена берёт бутылку масла и наливает на сковороду. Рука с бутылкой и сковорода остаются, картинка меняется.

Теперь это келья черта. Он добавляет на сковороду кипящую кровь из пальца, напряжение капает потом со лба, нервный тик сыпется из глаза. Протягивает руку к магнитоле и включает дьявольский рок.

Рука включает звук на полную и остаётся, картинка меняется.

Теперь это салон автомобиля. Мужчина быстро и очень опасно ведёт машину, вспоминая ссору, он на грани психического срыва. У него в глазах ненависть и злость.

Глаза остаются, картинка меняется.

Теперь это глаза жены во вчерашней ссоре. Она из кухни смотрит на монитор с игрой, в которую играет мальчик. На экране автомобиль её мужа. Мальчик быстро нажимает на кнопки. У него в глазу вспыхивает дьявольская искра, происходит авария, отец погибает.

Финал.

Солнечный день, детская комната, рука ребёнка аккуратно выводит на листе дату, время, «папа».

Чёрт, рука то не детская и комната тоже…




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Психоделическая литература
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 27.03.2019 в 20:38
© Copyright: Лира Боспора Керчь
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1